Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Белогвардейская" альтернатива

Василий  Цветков, ИА "Белые воины"

24.02.2005

В исторической литературе часто приходится встречаться с проблемой альтернатив. Строгая наука, как правило, решает эту проблему с помощью утверждения-аксиомы: "История не знает сослагательного наклонения". С этим можно было бы согласиться, не забывая при этом, что альтернативы, тому или иному историческому решению всегда существуют. Весь вопрос только в степени их возможной реализации.

Вот уже более полутора десятка лет на страницах книг, газет и журналов, на телеэкранах продолжаются споры о том, что "было бы, если бы" Белые армии Деникина, Колчака, Юденича и Миллера объединились, заняли бы Москву и над Кремлем не в декабре 1991-го, а в декабре 1919-го (интересная игра цифр?) поднялся бы трехцветный флаг Национальной России.

Рискнем утверждать, что делать заявления о реальности альтернатив можно лишь опираясь на достаточно большой объем источников. Увы, некоторые историки, не говоря уже о многочисленных "исторических публицистах", не утруждая себя долговременным "копанием в архивной пыли" берутся делать довольно четкие выводы по данной проблеме. Их умозаключения, к сожалению, сводятся к принципу "новое - хорошо забытое старое". Общий вывод звучит примерно так: "между белыми и красными принципиальной разницы нет, те и другие любили Россию, но красные были за Россию пролетарскую, а белые - за реставрацию старых порядков".

Есть и более "категорические" утверждения: "Белые были обречены, потому что не пользовались поддержкой народа (понимай - крестьян и рабочих), принимали помощь от Запада (понимай - гнилого, буржуазного), предали Царя (понимай - поддерживали Временное правительство) и, вообще, были лишены твердости, все время сомневались, колебались, не могли привлечь к себе симпатий населения (и встает перед глазами ставший почти хрестоматийным, за последние годы, образ адмирала Колчака, плачущего над письмами к Тимиревой и вздыхающего под звуки романса "Гори, гори моя звезда").

Если же речь заходит о программе Белого движения (правда, нередко, распространены утверждения, что таковой вообще не было, а солдаты и офицеры Белых армий погибали за абстрактную "Великую, Единую, Неделимую Россию"), то, как правило, господствуют утверждения: "В политической сфере - военная диктатура (наподобие Пиночета или Франко), в промышленной - зависимость от Запада, в аграрной - реставрация помещичьего землевладения (хорошо еще, что не крепостного права). По отношению к своим политическим противникам - белый террор (хуже красного), в национальной - бесконечная война с окраинами России (которых бы силой загоняли под крышу "Единой, Неделимой"), в финансовой - помощь все того же "гнилого" Запада. В общем - мрак и ужас. Действительно, на этом фоне победа большевиков может считаться "спасением России".

Для того, чтобы читателям было понятнее, что "новое - это хорошо забытое старое", позволю привести две цитаты: "... Деникин и Колчак несут с собой не только бремя помещика и капиталиста, но и ярмо англо-французского капитала. Победа Деникина-Колчака есть потеря самостоятельности России, превращение России в дойную корову англо-французских денежных мешков. В этом смысле правительство Деникина-Колчака есть самое антинародное, самое антинациональное правительство...".

"...Белое движение было отвергнуто крестьянами и рабочими, составлявшими более 90% населения России... адмирал А.В. Колчак, "кондотьер" Запада, поставленный англичанами и США Верховным Правителем России. Ни в коем случае не можем мы его считать носителем "национально осмысленной государственности". О русском народе он писал буквально как крайний русофоб времен перестройки... Без западных поставок вооружения и материалов Белой армии просто не могло бы образоваться... Вся "социальная база" Белого движения уповала именно на прямую поддержку Запада, на то, что именно он займется "обустройством" России. Белая армия рассматривалась лишь как передовой отряд крестового похода Запада против Советов...".

Автор первой цитаты - "отец народов", "Ленин сегодня" (ПСС (первое и, пока, единственное), т. 4, с. 284). Автор второй - С.Г. Кара-Мурза ("Гражданская война. 1918-1921 гг. Урок для уходящего века. - М., 2003, с. 214-216).
Итак, попробуем разобраться, насколько правомерны подобные утверждения. Сразу оговоримся, что в рамках одной небольшой статьи невозможно раскрыть тему полностью, многие положения могут показаться недостаточно доказательными, спорными. Но эта статья - не утверждение, а, своего рода, приглашение к обсуждению, попытка обобщения политических, экономических и социальных положений документов Белого движения в России за период 1918-20 гг. Начнем с политики.

Демократия или диктатура

В качестве стержневого, объединяющего принципа для всех уровней власти в Белом движении выдвигался принцип национальной диктатуры. По оценке одного из носителей диктаторской власти - Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России (далее - ГК ВСЮР) генерал-лейтенанта А.И. Деникина главная цель ее - "свергнуть большевиков, восстановить основы государственности и социального мира, чтобы создать... необходимые условия для строительства земли соборною волею народа".

Четко говорил о сущности национальной диктатуры В.В. Шульгин: "Добровольческая армия, взявшая на себя задачу очищения России от анархии, выдвинула, как непреложный принцип твердого управления, диктаторскую власть Главнокомандующего. Только неограниченная, сильная и твердая власть может спасти народ и развалившуюся храмину государственности от окончательного распада... Правительство, как орган управления, как аппарат для обслуживания всех потребностей страны должно лишь отражать власть единодержавной диктатуры и позабыть те излюбленные лозунги так называемой русской общественности, которые и привели к торжеству социализма, должно на пушечный выстрел не подпускать лозунгов социалистических, неизменно приводящих к большевизму...".

В официальных заявлениях, правительственных декларациях национальная диктатура определялась как твердая власть, объединяющая все сословия, общественные и политические структуры в выполнении их "долга перед Родиной". Так подготовленный Политической канцелярией Особого Совещания при ГК ВСЮР доклад "Добровольческая армия как государственный фактор при воссоздании Великой, Единой и Неделимой России"" (9 апреля 1919 г.) отмечал суть подобной "народной солидарности": "...Представляя себе в будущем свою Родину освобожденной руками самого русского народа, она (Добровольческая армия - В.Ц.) не задается целью вернуть ее всецело к дореволюционному государственному строю. Порукой в этом служит нахождение в рядах Добровольческой армии представителей всех сословных групп и отсутствие преобладания или господства в ней какого-либо класса над другим. Как в настоящее время Добровольческая армия по праву может назвать себя всенародной, так и в будущем она намерена опираться на народ, населяющий необозримые пространства России, в его целом. Объединяющим лозунгом для Добровольческой армии являются слова ея вождя Генерала Деникина: "Будьте Вы правыми, будьте Вы левыми, но любите Россию".

Однако в действительности принцип военной диктатуры осуществлялся далеко не везде и не в полной мере. Ведь даже назначение Колчака Верховным Правителем России прошло фактически с санкции Омского Совета министров. В казачьих областях единоличное правление не было безусловным - казачьи парламенты, войсковые круги и рады ограничивали власть своих атаманов. Далеко не такой сильной, как казалось многим политическим деятелям, была власть командующего войсками Северо-Западного фронта ген. Н.Н. Юденича. Несмотря на широковещательные заявления о готовности "взять власть", стремление "заменить" существовавшее Северо-Западное правительство, как только "будет взят Петроград", Юденич так и не решился что-либо предпринять против своего политического окружения. Реальная власть оставалась в руках правительства во главе с С.Г. Лианозовым, совмещавшим в одном лице посты председателя Совета министров, министра иностранных дел и финансов.

По-разному проявлялись и характеры, личностные качества самих "диктаторов". Если А.В. Колчак чуждался политики и на заседаниях Совета министров нередко присутствовал лишь как формальный руководитель, то "диктатор белого Крыма" ген. П.Н. Врангель самолично контролировал работу подведомственного ему аппарата.

Несмотря на кажущуюся незыблемость диктаторской власти в белом лагере, объединившем в своих рядах представителей почти всех политических группировок России начала XX в., большую роль играли и внутриполитическая борьба и закулисные интриги. Показателен в этом плане пример белого юга, а именно - противоборство между либеральным Национальным центром, представители которого имели большинство в деникинском правительстве, и правоцентристским Советом государственного объединения России (СГОР), выдвигавшем в противовес А.И. Деникину кандидатуру ген. Врангеля на пост Главкома. Подпольные группы Национального центра в Петрограде и Москве планировали организовать свои правительственные структуры сразу же после занятия столиц белыми.

Но самое главное заключается в том, что принцип национальной диктатуры носил исключительно временный характер. Или сразу же после "освобождения Москвы от большевиков", или спустя несколько лет (после "окончательного успокоения страны") предполагалось созвать Учредительное Собрание (по другим документам Национальное Собрание или Земский Собор). Оно, так же как и разогнанное большевиками в 1918 г., призвано было решить вопрос о власти, (вполне возможно, что и о восстановлении монархии). Но, в любом случае, в России предполагалось создание сильных структур представительной власти.

В аграрной сфере

Суть всех деклараций белых по аграрному вопросу - основному в социально-экономической жизни России начала XX в. - сводилась к признанию за крестьянством ведущей роли в послевоенном хозяйственном развитии. "Новая Россия должна быть построена на крестьянстве... Неуклонно и самобытно движение крестьянства. Задача русской власти не разрушать и расшатывать, а созидать и поддерживать всех, кто ведет страну к возрождению и основанию на подлинно народных, крестьянских началах", - говорилось в передовой статье N 1 газеты "Крестьянский путь", выходившей в Крыму в 1920 г.

Об этом же было сказано в "Записке о направлении аграрной политики", составленной членами правительства Колчака в Омске в начале 1919 г.: крупное частновладельческое хозяйство "должно уступить свое место крестьянству, без опоры которого немыслимо никакое будущее Российского государства".

Каким же образом представлялось возможным обеспечить приоритеты сельского хозяйства и крестьянства в России? Прежде всего, через "создание мелких крепких крестьянских хозяйств, владеющих землей на праве частной собственности и свободных от принудительной опеки общины". Укреплять такие хозяйства предполагалось за счет отдельных малопродуктивных или брошенных хозяйств крупных помещиков. Этот принцип начал воплощаться в жизнь правительством Юга России ген. Врангеля в Крыму. Но, как считали экономисты белых правительств, крупное высокопродуктивное частное хозяйство должно было сохраниться и как источник товарной сельскохозяйственной продукции и как центр передовой агротехники. Заменить их полностью мелкие хозяйства смогли бы лишь спустя длительное время после окончания войны и восстановления собственного экономического потенциала. Восстанавливать и развивать сельское хозяйство планировалось не только разрешением вопроса о земельной собственности, но, главным образом, на пути роста посевных площадей и введения интенсивных методов хозяйствования.

Официозная омская газета "Русская армия" заявляла: "Земля должна находиться в руках тех, кто может извлечь из нее возможно больше, наилучшего качества и наиболее дешевых продуктов, а сельскохозяйственная экономия учит нас тому, что наивысшей культуры в области сельского хозяйства возможно достичь лишь при гармоническом сочетании взаимно друг друга обслуживающих крупных, средних и мелких хозяйств".

В сфере промышленности

А что же промышленность? "Страна не может процветать, если будет чисто земледельческой... Было бы странно вести страну по пути развития сельского хозяйства и иметь за морем широко развитую промышленность, куда можно предлагать только хлеб и сырье", - такие выводы были сделаны в июне 1919 г. во время работы Государственного экономического совещания в Омске.

Провозглашалось "восстановление законных прав владельцев фабрично-заводских предприятий", но при этом предусматривалось и "надлежащее проведение рабочего законодательства, обеспечивающего трудящиеся классы от эксплуатации их государством и капиталом".

"Декларация генерала А.И. Деникина по рабочему вопросу" устанавливала систему ориентиров для возрождения и развития промышленности. Прежде всего, - введение государственного контроля за производством в интересах народного хозяйства. Это означало, что "вся промышленная деятельность должна будет подчиняться указаниям, которые будут вызываться интересами удовлетворения потребностей населения, а не барышами предпринимателей".

"Повышение всеми средствами производительности труда" представлялось необходимым для насыщения рынка отечественными товарами в условиях конкуренции с иностранной продукцией. В этой связи вопрос о продолжительности рабочего дня предполагалось разрешать так, чтобы это не сказывалось на росте производительности труда и качестве продукции. А высокопродуктивный рабочий день должен был бы стать "естественным примирением рабочих с промышленниками". Социальное обеспечение трудящихся считалось уже не частным делом фабрикантов, а возводилось в ранг государственной политики.

В перечне первоочередных мер стояло "всемерное содействие восстановлению предприятий и создание новых в целях прекращения безработицы". Борьбу с безработицей путем развития производства предполагалось вести параллельно с "равномерным распределением рабочей силы по всем промышленным регионам России, с освоением новых территорий".

Определялись и приоритетные отрасли промышленности, развитие которых не только "позволит сохранить экономическую и политическую независимость России, но и обеспечит общий и быстрый промышленный подъем". Такими отраслями признавались горно-металлургическая промышленность (в т. ч. добыча топлива - угля и нефти), и машиностроение (прежде всего, сельскохозяйственное и транспортное). Для восстановления потенциала этих отраслей предполагалось широкое привлечение отечественного частного капитала и наличие активной государственной поддержки. С этой целью допускалось как создание монопольных промышленных объединений, так и развитие малой и средней промышленности, кооперативных союзов.

Несмотря на военные условия сибирская кооперация, имевшая богатые хозяйственные традиции (в частности, "Союз сибирских маслодельных артелей"), в несколько раз увеличила свой товарооборот, оказывала существенную помощь в снабжении армии и городов продовольствием и товарами первой необходимости. Кооперативы поддерживали село, снабжая его относительно дешевым инвентарем и машинами, закупленными в Америке и Японии, а также семенами, удобрениями. В Белой Сибири выходило ок. 20 кооперативных журналов и газет.

В одном из отчетов о работе деникинского Особого Совещания за I полугодие 1919 г. отмечалось, что "правительство Добровольческой армии будет оказывать кооперации всяческое содействие, и в случае равных условий, будет предоставлять ей предпочтение перед частными предпринимателями... предполагая использование кооперативных организаций при распределении прибывающих из-за границы товаров, чтобы избежать спекуляции".

Большие перспективы в снабжении хлебом голодающих губерний Центральной России открывались перед южнорусскими кооперативными объединениями, в частности перед созданным в 1918 г. "Ювоссом" ("Союзом Юго-Восточных кооперативных товариществ").

В начале 1919 г. Особое Совещание утвердило "Положение о Комитете Донецкого бассейна для содействия Добровольческой армии". Учредителями Комитета стали Совет съездов горнопромышленников Юга России и Совет профессионального общества инженеров. Тогда же вышло "Временное положение о съезде Терских нефтепромышленников", установившее порядок представительства в этой организации в зависимости от количества добываемой и перерабатываемой нефти. Аналогичные комитеты создавались и на железнодорожном транспорте.

Несмотря на военное время, продолжался поиск новых источников сырья для развития промышленности. В 1920 г. в Крыму велись активные разработки новых угольных месторождений (Бешуйские копи). Ряд экспедиций по разведке месторождений золота организовало на реках Лене и Индигирке правительство А.В. Колчака. На Русском Севере не прекращалось исследование возможностей хозяйственного использования Северного морского пути и навигации по рекам Колыме и Енисею.

Будущее российской промышленности представлялось в программах Белого движения как "царство сознательного, разумно применяемого и высокопроизводительного труда", где не будет места "проходимцам, лентяям и тунеядцам".

О профсоюзах и фабзавкомах

В области социальной защиты трудящихся в целом подтверждалось сохранение деятельности профсоюзов и даже фабрично-заводских комитетов, созданных в 1917 г. Профсоюзы должны были стать также проводниками рабочей программы правительства, содействовать развитию производства. Но политика из их деятельности исключалась полностью. Об этом открыто говорил А.И. Деникин в августе 1919 г. на собрании рабочих завода Российского Общества Пароходства и Торговли в Одессе: "...рабочим нужно одеваться, кушать и кормить детей, вот на это должно быть обращено главное внимание профессиональных союзов. А разрешение волнующих государственных вопросов пускай возьмет на себя народное представительство - Учредительное Собрание...". Рабочие должны заниматься лишь производительным трудом и проникнуться сознанием того, что без такого труда невозможно наладить нормальный товарообмен, восстановить экономические связи между городом и деревней. Именно на это, а не на борьбу за ничем не обоснованное повышение заработной платы, должны быть направлены действия рабочего класса. "Рабочий должен преодолеть в себе классовый эгоизм, отношение к труду как к подневольному, рабскому занятию" - заявлял министр торговли и промышленности, владелец авиационного завода в Таганроге В.А. Лебедев.

Финансы и торговля

Какова была финансовая программа будущей России? М.В. Бернацкий, бессменный министр финансов во Временном правительстве, а также в правительствах Деникина и Врангеля, выделял такие ее положения: денежная масса должна быть изъята у населения посредством уплаты земельного выкупа (в ходе предполагавшейся земельной реформы) и принудительного долгосрочного займа. Далее необходимо "собрать возможно большее количество валюты, часть ее перевести в государственный валютный фонд, на основании которого произвести замену огромного количества различных денег одним стандартом". Но "только крайнее напряжение сил, увеличение производства, подъем промышленности, народного труда даст возможность оздоровить рубль, спасти его", - так заканчивал он свой доклад "Финансы Юга России" на проходившем в Севастополе заседании правительства 6 сентября 1920 г.

Золотовалютные резервы, строгое следование принципам "единства бюджета" и "единства кассы", принудительный долгосрочный государственный заем, сосредоточение валютной выручки через государственную монополию внешней торговли, развитая система налогообложения (особенно косвенного) и государственных монополий - вот те меры, которые позволили бы стабилизировать финансовую систему.

Достижение финансовой стабилизации не планировалось, однако, за счет экономии на развитии сельскохозяйственного и промышленного потенциала России. Предполагалась защита отечественного производства высокими таможенными пошлинами. А максимально быстрое и правильное проведение финансовой реформы рассматривалось как возможность создать первоначальные источники средств для восстановления сельского хозяйства и наиболее важных отраслей промышленности.

Если внешнеторговая политика строилась на принципах покровительства отечественному производителю, то внутреннюю торговлю планировалось сделать максимально свободной. Следование принципам "фритредерства" обеспечило бы стабильное поступление налогов и сборов в общегосударственный и местный бюджеты.

Социальная сфера

В области социальной политики предусматривалось государственное обеспечение образования и здравоохранения. При этом считалось недопустимым сильное социальное расслоение, чреватое новыми потрясениями и революциями. "Наживу на бедствии народном, на разорении хозяйства России считаю тягчайшим преступлением", - отмечал Деникин в одном из интервью газете "Великая Россия". "...Только путем созидательного всенародного труда, в котором будут участвовать все сословия, все классы русского общества, можно возродить Отечество".

Перспективы развития социальной сферы, народного образования и здравоохранения в экономических программах белых связывались также и с бюджетами структур местного самоуправления, имевших солидный опыт работы в данной области. Земства и городские управы брали на себя немалую часть расходов по содержанию учебных заведений, больниц, коммунального хозяйства. Естественно, в условиях финансового кризиса проблема денежного обеспечения местного самоуправления была особенно острой. Земства и городские управы неоднократно ходатайствовали перед правительствами о выделении необходимых субсидий. Главным источником доходов становились местные налоги и сборы. Государство же гарантировало процентные отчисления от казенных налогов.

Но, несмотря на налоговые льготы, финансовое положение земского и городского самоуправлений напрямую зависело от того, насколько успешно в данном районе развиваются промышленность и сельское хозяйство. Не случайно закон о волостном и уездном земстве, принятый правительством Юга России в 1920 г., предусматривал возможность полного перевода земств на самофинансирование. Предполагалось, что крестьяне, заинтересованные в развитии сельских школ и больниц, других отраслей земской деятельности, согласятся с необходимостью ее денежной поддержки.

***

Таковой, в самых общих чертах, была программа обустройства России в теоретических разработках Белого движения в 1919-20 гг. Конечно многие их положения нуждались в серьезном обосновании, дополнительной аргументации. Очевидной было главное - стремление к возрождению страны, причем не через возврат к укладу жизни до 1917 г., не через "восстановление власти помещиков и капиталистов", как многие годы толковали советские учебники, а через преемственность России будущей от России исторической, сохранение и развитие лучших политических, экономических и духовных традиций нашего отечества.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме