Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Выборы в Ираке. Шесть вопросов двум экспертам

Washington ProFile

01.02.2005

Считают ли иракцы легитимными эти выборы? Каким образом будут участвовать в выборах три крупнейшие общины страны - шииты, сунниты и курды? Что наиболее важно в преддверии выборов? Каким может быть наиболее вероятный результат выборов? Если выборы пройдут успешно, должны ли США начать готовиться к уходу из Ирака? Признает ли арабский мир результаты этих выборов?

Вопрос: Считают ли иракцы легитимными эти выборы?

Томас КарозерсThomas Carothers, специалист в области демократии, старший научный сотрудник Фонда Карнеги за Международный МирCarnegie Endowment for International Peace. Его последняя книга "Путешествие без Карты: Помощь в Развитии Демократии на Ближнем Востоке"Uncharted Journey: Promoting Democracy in the Middle East: Каждый иракец по-своему отвечает на этот вопрос. Я думаю, что курды и большинство шиитов рассуждают следующим образом: эта ситуация - лучшая из всех, с которыми мы ранее сталкивались, надо попробовать, а если сунниты не хотят участвовать в выборах, то это их проблемы. Другие, вероятно, подобным образом рассуждает большинство суннитов, скептически относятся ко всему процессу и утверждают, что США "дергают за веревочки" и используют выборы в своих интересах. Они считают, что выборы не настоящие, их результаты заранее известны, а результаты голосования будут подтасованы. То есть налицо целый калейдоскоп мнений.

Зайнеб Истрабади Zaineb Istrabadi, ирако-американка, директор Программы Ближневосточных и Исламских Исследований Университета штата ИндианаMiddle Eastern and Islamic Studies Program at Indiana University: Существует много противоречивых точек зрения. Ирак оккупирован иностранными войсками. И главный вопрос: являются ли выборы, проведенные в условиях оккупации, действительно легитимными? На этот вопрос очень сложно найти ответ.

Я надеюсь, что иракцы признают избранную власть вне зависимости от того, насколько честными и чистыми будут эти выборы. Во-первых, люди вновь обретут опору. Я не могу понять, как стала возможным подобная вспышка насилия, если водопроводная вода подается в дома лишь на 2-3 часа в день. Страна должна выбраться из этой страшной ямы и, если выборы позволят сделать это, я думаю, что люди поддержат их результаты.

Вопрос: Каким образом будут участвовать в выборах три крупнейшие общины страны - шииты, сунниты и курды?

Карозерс: Я думаю, что шиитская община Ирака после десятилетий пребывания на второстепенных политических ролях получила шанс кардинально изменить ситуацию в стране и получить в свои руки управление страной. Шиитская община неоднородна. В ней существуют и секуляристские и фундаменталистские элементы, а также множество центристов. Поэтому невозможно говорить о некоем едином "шиитском" взгляде на Ирак. Но существует единый взгляд шиитов на нынешнюю ситуацию: они считают, что пришло время, когда они могут решительно изменить курс страны. Однако далее возникают вопросы относительно направления этого курса. Лично я считаю, что большинство шиитов придерживаются умеренных взглядов. Возможно некоторые позиции претерпят изменения, например, повысится значение религии в обществе. Однако это отнюдь не означает, что Ирак превратится в теократическое государство. Шииты придерживаются традиционалистских взглядов на общество, возможно они добавят в жизнь толику религии, но Ирак однозначно не превратится в копию Ирана.

Что касается курдов, то, на мой взгляд, они чувствуют, что наступил благоприятный момент для заключения нового "соглашения" между курдским меньшинством и остальными иракцами. Однако это также не означает, что речь идет о создании независимого Курдистана в данный момент. Думаю, что курды получат много выгод от того, что останутся в составе единого Ирака. Они получат долю доходов от продажи нефти и выиграют из-за безопасности, которую может предоставить большая и сильная страна. Однако курды намереваются получить большую автономию для населенных ими регионов, включая автономию в сфере языка, образования и экономики. Они захотят остаться в составе иракского государства с более развитыми функциями федерализма, где центральное правительство будет иметь меньше возможностей угрожать их свободе и жизни.

Иракские сунниты, как и шииты, придерживаются широкого спектра взглядов - от крайне фундаменталистских до достаточно секуляристских. И, так же, как и в случае с шиитами, сложно говорить о существовании некоего общесуннитского взгляда на ситуацию. Тем не менее среди суннитов есть силы, которые однозначно и безрассудно выступают за восстановление существовавшего ранее режима, некоторые из них продолжают сражаться. Но есть и другие сунниты, которые заинтересованы стать частью нового Ирака и пересмотреть отношения с шиитами, однако их активность подавляется экстремистами.

Истрабади: Я хотела бы уточнить, что мне трудно говорить о суннитах, шиитах и курдах. Я знаю, что подобное разделение очень популярно, особенно в западных средствах массовой информации, но для меня это звучит примерно так же, как разговоры о Германии с разделением понятий "католики", "протестанты" и "немцы". Для меня эти термины не имеют никакого значения. Эти обозначения - изобретение Запада. Иракцы совершенно не так говорят об Ираке.

Дело в том, что это звучит таким образом, как будто проводятся новые границы внутри Ирака. То есть, когда говорят о шиитах, подразумевают юг страны, центральный регион выступает под именем "суннитов", а север проходит под названием "курды". Потому что на Западе почему-то убеждены, что курд, который перейдет воображаемую границу между севером и югом, естественно, будет немедленно схвачен и замучен электрическим током только потому, что он курд.

Это упрощенный и донельзя примитивный, я скажу даже, неточный, взгляд на Ирак. Я подозреваю, что он пришел еще из 19 века, из путевых дневников тогдашних путешественников. Ученые дамы Фрейя Старк и Гертруда Белл, например, более ста лет назад описывали этот регион. Наши, так называемые, эксперты (под "нашими" экспертами я подразумеваю американцев), многие из которых не знают ближневосточных языков и даже не владеют арабским, стали экспертами лишь потому, что старательно пережевывают материалы, написанные столетие назад. Как будто с тех пор мир не изменился!

В Ираке много смешанных браков, страна очень мозаичная и в этническом плане она развивалась примерно так же, как и США. Я убеждена, что иракцы хотят остановить насилие. Я говорю о насилии, которое исходит со стороны, так называемых, инсургентов. Но насилие также исходит и от оккупационных сил.

Вопрос: Что наиболее важно в преддверии выборов?

Карозерс: Наиболее важный вопрос звучит следующим образом: способны ли новый иракский парламент и правительство сделать несколько шагов, которые однозначно покажут, что новая власть заинтересована в суннитах? Например, введут ли они представителей суннитов в правительство и в иные государственные структуры, дадут ли им возможность принять участие в подготовке новой конституции страны. Это покажет, что сунниты являются неотъемлемой частью иракского государства, что новые власти заинтересованы в объединении иракского народа, а не в его разделении.

Истрабади: Всех беспокоит проблема безопасности. Я сужу об этом на основе разговоров с моими друзьями, ирако-американцами, которые, как и я, общаются с людьми, живущими в Ираке. С одной стороны, люди взволнованы перспективами голосования, а с другой - очень тревожатся о ситуации с безопасностью.

Вопрос: Каким может быть наиболее вероятный результат выборов?

Карозерс: Скорее всего, на выборах победят несколько политических блоков. Возможно это будут коалиция шиитов и партия Алави, причем они не обязательно наберут значительное количество голосов - вероятно что-то между 40-70%. В парламенте будет представлено и множество иных политических групп, в том числе, конечно же, и курды. В результате появится очень раздробленный и мозаичный парламент, членам которого будет очень трудно работать вместе. Депутаты не смогут быстро продвигаться вперед, они еще должны научиться успешно разрешать внутренние противоречия. Две главные задачи, который должен решить новый парламент - сформировать правительство и создать новую Конституцию.

Истрабади: Я не вижу связи между успешным голосованием и эскалацией насилия. Я видела рост насилия, последовавший после ареста Саддама Хуссейна. До сих пор продолжают утверждать, что после ареста Саддама насилие в Ираке пойдет на спад. Однако этого не произошло, как Вы видите.

Понятно, что иракцы хотят опустить избирательный бюллетень в урну для голосования, поскольку они были лишены этого права с 1950-х годов. Какое значение будут иметь эти выборы - другой вопрос. Я уже читала статьи, помещенные в иракском Интернете, в которых утверждалось, что результаты выборов определены уже сегодня и что заранее известно, сколько мест в парламенте достанется каждой партии. Если подобные утверждения окажутся правдой, то это будет очень и очень печально.

Вопрос: Если выборы пройдут успешно, должны ли США начать готовиться к уходу из Ирака?

Карозерс: Выборы не решат иракских проблем с обеспечением безопасности. В Ираке останутся люди, которые хотят разрушить нынешний режим и вновь образованное правительство. Поэтому США не могут просто взять и уйти из Ирака, заявив, что выборы прошли, и иракцы теперь должны сами решать свою судьбу. Мы несем ответственность за установление порядка в стране. С другой стороны, мы обязаны прислушиваться к мнению иракского правительства. Я думаю, что США должны продолжить предлагать свою помощь в обеспечении безопасности и одновременно ожидать соответствующих решений нового правительства, поскольку пока неизвестно, согласится ли оно принять нашу помощь.

Истрабади: У США нет определенной позиции и нет определенной стратегии в Ираке - в противное трудно поверить, если, конечно, не предположить, что хаотичные действия и являются американской стратегией. В это очень трудно поверить, потому что это значит, что мы жертвуем нашими сыновьями и дочерями, братьями и сестрами лишь ради установления хаоса. Если кому-то казалось, что Ирак может выиграть войну с США, то этот человек был сумасшедшим. Не было сомнений относительно результатов войны. Но как стало возможным, что США начали войну не имея стратегии? И если эта стратегия была, то почему она предусматривала установление власти хаоса?!!

Вопрос: Признает ли арабский мир результаты этих выборов?

Карозерс: Очень сложно будет сделать так, чтобы арабский мир посчитал иракские выборы легитимными. Арабы весьма цинично оценивают политику США, они убеждены, что США, находясь в "тени", полностью контролируют избирательный процесс в Ираке.

Истрабади: Я не волнуюсь по поводу того, что скажет арабский мир, потому что в нем не существует ни одного избранного правительства. Я надеюсь, что арабы оставят свое мнение при себе. У них нет права критиковать иракцев. Они не проронили ни слова, когда Саддам Хуссейн устраивал бойню иракского народа. Они поддерживали его, так же, как США, страны Запада и СССР. Когда Саддам уничтожал иракцев, когда он начал войну с Ираном, никто не осудил его. Поэтому арабский мир должен заниматься своими делами и дать возможность иракцам залечить их раны и наладить жизнь в стране. Не имеет значения, признает арабский мир результаты этих выборов или нет.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме