Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Петербургский Крым

Татьяна  Хмельник, АиФ Петербург

02.11.2004

Самый южный в области, самый теплый - Лужский район всегда манил бледных питерских дачников, даже когда вместо электрички был паровоз, а вместо автомобилей - дрожки. В рекламных проспектах начала прошлого века холмистую часть Лужского уезда называли "петербургским Крымом".

Паром к усадьбе

Район огромный, достопримечательностей множество, но по территории они распределены неравномерно: скажем, вокруг двух живописнейших озер, Череменецкого и Врево, сплошные усадьбы и парки, а вот между городом Лугой и озером Сяберо привольно чувствуют себя только бобры и комары, да еще военные на многочисленных полигонах. Или взять долину Оредежа: от Луги до самого Ям-Тесова - старинные зажиточные села и сплошные археологические объекты, а южнее, ближе к Новгороду - лишь болота, впрочем, как и к северу от Оредежа, к Мшинской. Есть здесь и маленькие уютные имения, есть и огромные, богатые когда-то поместья. Есть руины монастырей и церквей, огромные городища, геологические аномалии, а для простого невзыскательного взгляда - чудесные перелески, реки и озера, холмы и обрывы.

Одно из самых красивых поместий района - Муравейно, отделенная от дороги рекой. Луга здесь еще не очень широка, но для сухопутного путешественника это непреодолимая преграда. Поэтому у местных запасен простенький паром - выдерживает легковую машину и несколько граждан, а тянуть его надо вручную. В деревянном барском доме всегда был дом отдыха (даже во время войны, тогда здесь отдыхали летчики Люфтваффе). Поскольку проезжая дорога по берегу отсутствовала, было два понтона - с одного берега и с другого, получался плавучий мост. Но то было давно, а нынче прохудившиеся понтоны просто пустили на дно. Дом отдыха пребывает в заколоченном виде, но, к счастью, цел. А жителей Муравейна, среди которых много питерских дачников, вовсе не смущает трудность попадания к ним. Они говорят так: "Свои у нас наперечет, и они умеют пользоваться паромом. А чужих нам тут не надо".

Война дворцам

Еще один деревянный барский дом можно найти в деревне Ильжо. Он постарше муравейновского, да и и поизящнее. До сих пор сохранилась декоративная резьба, богато украшавшая дом, цела и крыша, но дом заброшен. Частично заколоченный, с выбитыми стеклами, он выходит своей террасой к озеру, которое хоть и заросло сильно, но все равно красиво. Удивительно, как дом пережил две войны и коллективизацию, но последняя эпоха безденежья, похоже, способна его доконать. Одни говорят, что здесь была школа (и пометка эта стоит на старых картах), другие - что больница (действительно, весь дом завален спинками от кроватей).

Эти два поместья, хоть и с утратами, но уцелели. А сколько не уцелевших? На двух соседних озерах - Череменецком и Врево - стоят две почти погибшие усадьбы: Рапти и Скреблово. Рапти нынче называется поселком имени Дзержинского, а во дворце, от которого осталась только парадная лестница, находился санаторий НКВД. Современники называли этот дворец "маленьким Версалем" - у помещика Александра Половцева хватило денег и вкуса на редкую стилизацию французского зодчества XVII века. Денег у него хватало и на особняки в Петербурге, и на колесный пароход, курсировавший по озеру, и на благотворительность. А история гибели дворца темна. Одни говорят, что его взорвали отступавшие фашисты, другие твердят, что его не стало уже после войны.

Со Скребловым история не менее печальная - деревянный дворец екатерининских времен, единственный подобный образец в Ленобласти, сгорел пару лет назад при странных обстоятельствах. Там находилось правление местного хозяйства, у него были финансовые хвосты - многие жители твердят, что пожар должен был замести следы. Так это или не так - сказать трудно, но очевидно одно: дворец, памятник федерального значения, охраняемый государством, утрачен навсегда.

Деревенская гордость

Что же касается восточной части района, то там в цепочке старинных сел, лежащих на Оредеже, несомненно, выделяется Ям-Тесово. Именно здесь, на Тесовском городище, было проведено немало раскопок, сделаны интересные находки, а местные жители, в основном школьники, сами принимали участие в этих работах. Ям-Тесовская школа гордится тем, что внесла вклад в отечественную археологию, а местная библиотека, лишенная даже телефона, героически старается добыть сведения о результатах раскопок и сделать их доступными для жителей. Заведующая библиотекой Людмила Бойцова говорит: "Да, у нас вымирающий поселок. Люди уезжают отсюда, потому что нет работы. Детей в школе все меньше. Так пусть хоть оставшиеся гордятся своей родиной, ведь редко какая деревня, да и не каждый город может похвастаться такой историей!"

А еще в Ям-Тесово обязательно расскажут про соседнюю деревню Клюкошицы и про местного священника, который знает японский язык. Расскажут про 10-ведерную бочку золота, закопанную монахами перед наступлением врагов в пещере у деревни Моровино. Про негасимую лампаду в часовне деревни Щупоголово - мол, там на поверхность выходил газ, питавший светильник. Про огромные цветные глыбы спекшегося стекла на заброшенном Торковичском стекольном заводе и про красивейшие пещеры рядом, вырытые при добыче стекольного песка. Только про свое настоящее ямтесовцы говорить не любят. Зачем чужому знать, что у них плохо с котельной, проблемы с газом, с транспортом, с урожаем, что все больше в деревне маргиналов, пропивших своих квартиры в Питере. Впрочем, об этом можно и не рассказывать - увы, и так видно.

N 43, 27 октября 2004 г.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме