Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Наркомания под паранджой

Ник  Мео, Independent

Наркомания, алкоголизм и табакокурение / 30.09.2004


Халима впервые покурила опиум, чтобы притупить ночные кошмары, которые мучили ее после ужасной смерти мужа. Его застрелили на КПП прямо на ее глазах, когда они пытались покинуть Кабул, где разгорелись бои. Она в возрасте 27 лет осталась вдовой, с тремя детьми и безрадостными перспективами. "Я не знаю, кто стрелял, - говорит она. - Но я не могла перестать проигрывать в памяти, как он истекал кровью на улице. Вокруг не было никого, кто мог бы помочь". В мрачной жизни афганской вдовы не было никакой радости, пока сосед не дал ей попробовать коричневую пасту.

Скоро ей уже хотелось курить опиум и утром, и в обед, и вечером. "Он позволяет мне чувствовать себя комфортно и помогает забыть о моем горе, - рассказывает она. - Это постыдное занятие. Если бы об этом узнал свекор, он бы выкинул меня из дома".

С тех пор как войска Александра Великого впервые привезли с собой опиум, его начали широко использовать в качестве медикамента. Традиционно сухой опиум считался вяжущим средством, а также использовался как седативное средство. Из листьев мака даже варили чай, который давали детям, чтобы успокоить их.

Употребление опиатов - харам: то, что запрещено исламом. Хотя Афганистан - самый крупный "маковод" в мире и ведущий поставщик опиума, героина и морфина, долгое время опиум использовался здесь только в медицинских целях, но в середине 1980-х здесь появились международные наркодельцы. Фермеры преодолели свои угрызения совести и начали выращивать мак на экспорт, однако в самом Афганистане негативное отношение общины к употреблению опиума практически всегда предотвращало наркоманию.

Наконец, однако, торговля опиумом, которая причиняет такие бедствия Западу, началась и в Афганистане. Сейчас в Кабуле около 60 тыс. наркоманов, их ряды пополняются теми, кто возвращается в Афганистан, подцепив эту привычку в страшных лагерях беженцев в Пакистане и Иране.

Доктора в афганской столице опасаются, что ситуация будет только ухудшаться. Д-р Ахмад Шах Хабиб, директор реабилитационного центра Неджаф, говорит: "15 лет назад в Кабуле не знали, что такое героин. Теперь по улицам свободно разгуливают торговцы, и его можно купить на любом базаре в городе. Когда мы начинали 10 лет назад, здесь было около 4 тыс. наркоманов. Теперь их в 15 раз больше".

Наркоманов найти не сложно. Они живут в самых страшных руинах разбомбленного города - в местах, которые обходят даже самые отчаявшиеся бездомные семьи. Их называют "подери": фигуры в лохмотьях выбираются из убежищ, чтобы "нюхнуть героину" или поделиться грязными иглами. Как и во всем остальном мире, деньги на наркотики они добывают воровством или проституцией.

Особая группа риска - афганские женщины. По данным центра Неджаф, официально женщин-наркоманок в Кабуле около 2 тыс., но на самом деле их может быть гораздо больше. Большинство из них стыдятся обратиться за лечением, скрывают свое заболевание от мужей и семей. Почти у всех - душераздирающие истории о потерях военного времени. Большинство из них - вдовы, некоторые - первые жены, которые пережили унижение, когда их мужья решили взять вторую жену. Дети появляются на свет уже с наркоманией, а детей, работающих в торговле коврами, подкармливают опиумом, чтобы они могли работать дольше.

Хотя опиум и снотворное до сих пор остаются самыми распространенными наркотическими веществами, молодые женщины все чаще обращаются к героину. Увеличение фабрик по производству героина в стране и усовершенствование афганской наркоиндустрии означает, что производство значительно возросло. Большинство очищенных наркотиков контрабандой вывозят на прибыльные западные рынки, а на местных базарах по дешевке продаются в огромных количествах низкокачественные наркотики.

В одной из клиник, которые я посетил в старом городе Кабула, была целая палата женщин в грязных бурках (афганский тип паранджи, закрывающей тело женщины с головы до ног), которые лечатся от наркомании. Одна подсела на опиум после того, как приняла его на ночь, потому что боялась, что не сможет уснуть во время ракетных атак во время гражданской войны, вторая привыкла к транквилизаторам после того, как были убиты ее муж и сын.

Лечение не всегда оказывается успешным. Одна 60-летняя женщина, пришедшая в больницу лечиться от пристрастия к опиуму, начала принимать героин, подружившись в больнице с другой женщиной, сидевшей на героине.

"Самый серьезный фактор среди тех, кто использует опиаты, - это военная травма. Даже если они начали принимать наркотики не во время войны, кошмары войны сохраняются на долгие годы", - говорит д-р Хабиб.

По его словам, у него нет сведений о том, насколько распространен в Афганистане СПИД, однако в связи с тем, что наркоманы часто используют одни и те же иглы, не соблюдают правил гигиены, а среди наркоманок распространена проституция, у доктора нет сомнений, что количество больных СПИДом, которых сейчас официально 300, будет расти.

"Это проблема, которую мы только начинаем замечать и которая станет актуальной лет через 5", - говорит он.

Перевод и публикация www.inopressa.ru



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме