Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Петр III Федорович, государь Черногории... и всея Руси

Александр  Вайс, Аргументы и факты

27.08.2004

Все царствование Екатерины II почти ежегодно объявлялись самозванные "императоры всероссийские". По подсчетам историков, с 1762 по 1797 год нарекли себя государем "Петром Федоровичем" в общей сложности 24 человека, считая Емельяна Пугачева!

Один из этих самозванцев даже стал правителем иностранного государства. Название той страны Монтенегро, а в русском переводе - Черногория...

"Премудростью своей утаился..."
...ЗАТЕРЯННОЕ в теснинах Балканских хребтов маленькое славянское государство являлось осколком некогда великой сербской державы короля Стефана Душана. В XV веке правители Черногории признали вассальную зависимость от Турции. Но поскольку путь в их лежащую под облаками страну был очень труден, а горцы - отважны и воинственны, зависимость эта в основном заключалась в уплате дани султану.

Со времени правления Петра I черногорцы видели в России свою надежду и опору в борьбе с турецким владычеством.

Известия о свержении Петра III православное духовенство Балкан встретило с крайним неодобрением. Оно дружно осудило учиненное приближенными Екатерины насилие над помазанником Божьим. Священники поддерживали слух, что Петр Федорович по каким-то тайным мотивам сам себя огласил мертвым. Он считался настолько достоверным, что безымянный хронист включил его в сербскую Равницкую летопись как бесспорный факт. По словам летописца, Петр Федорович бежал из России и теперь инкогнито "странствует по всей державе турецкой".

И вот на фоне этих слухов в 1766 году в Черногории появился некто Степан Малый, "иностранец с манерами господина", выдававший себя за целителя-травника. Он лечил увечных и раненых, плату брал почти символическую, а с бедняков не брал вовсе. Судя по всему, человек этот был богат, хотя никто не имел представления об источниках его средств. Благородные манеры, свободное владение многими языками дали повод думать, что загадочный пришелец - птица высокого полета.

К концу августа 1767 года маленькую страну облетела молва: это и есть русский царь, тайно странствующий среди православного народа!

"Я пришел сделать вас навсегда счастливыми!"
17 ОКТЯБРЯ 1767 года на Цетиньском поле был созван народный збор. В присутствии 4 тысяч человек (большего числа жителей не собиралось в XVIII веке ни разу) старейшины провозгласили "всеобщий и вечный мир" между черногорцами, на чем настаивал Малый. Степан величественно поблагодарил народ Черной Горы за послушание. Упав как один на колени, старейшины умоляли его открыться. Возможно, чувствуя, чего от него хотят, Малый произнес патетическую речь, завершив долгожданными словами:

- Перед вами - император Петр Федорович! Я пришел сделать вас навсегда счастливыми!

Ему торжественно вручили грамоту от имени народного збора, в которой он признавался Петром III, "императором Черногории и всея Руси". Под водительством новоявленного "царя", у которого вдруг обнаружились и военные таланты, воодушевленные черногорцы в течение года одержали три звонкие победы над многократно превосходившими численностью турецкими и венецианскими войсками, пытавшимися силой оружия положить предел брожению среди балканских народов.

Царская охота
В МАРТЕ 1768 года патриарх сербский Василий Бркич обратился ко всем христианам Балкан с призывом почитать Степана Малого как русского царя. Надо ли говорить, что Петербург был не на шутку встревожен появлением этого персонажа. Тем более что тот осмелел необычайно: прислал в Вену к русскому послу князю Дмитрию Голицыну уважаемых архимандритов Милаковича и Дрекаловича с письмом, в котором предлагал правительству Екатерины II ни много ни мало вступить с ним в официальные отношения!

Нейтрализовать влияние лжецаря русское правительство сначала попыталось мерами дипломатическими. Но, ничего ими не добившись, государыня решила послать в Черногорию 29-летнего генерал-майора князя Ю. В. Долгорукова. Поездка Долгорукова, начавшаяся летом 1769 года, совпала с началом русско-турецкой войны. В Петербурге рассчитывали на помощь черногорцев, ожидая, что они поднимут на Балканах всеобщее восстание против турок. Деликатность миссии молодого генерала заключалась в том, что успехи христиан Черной Горы в антитурецкой борьбе были всецело связаны как раз с тем человеком, которого ему надлежало арестовать и доставить в Россию, в крайнем случае уничтожить.

Высаженный на побережье Адриатики, Долгоруков под именем купца Барышникова в сопровождении 26 человек, русских и далматинцев, тайно въехал в конце июля в Черногорию, имея при себе крупную сумму денег, груз пороха и свинца. Его сопровождали несколько представлявшихся приказчиками офицеров.

Царского посланца с многочисленной свитой Степан Малый не только не испугался, но с замечательной ловкостью тут же обратил его появление на пользу себе. Нимало не смущаясь, он объявил черногорцам, что русские "подданные" все время помнят о нем, о чем свидетельствует приезд заслуженного генерала, и скоро пришлют на подмогу несколько военных кораблей с десантом. Сторонников "императора" это привело в неописуемый восторг...

И все-таки Долгорукому удалось арестовать самозванца.

Награда за... ослушание
НО ТУТ перед князем встала архитрудная задача: надо было возбудить в черногорцах горячую жажду сражаться с турками. А вот с этим ничего не получалось. После ареста Степана Малого местных жителей как подменили. Желание воевать, готовность умирать за собственную свободу вмиг испарились. Аристократ до мозга костей, Долгоруков не знал, как разговаривать с этим народом, чем его воодушевить. Зато у самозванца это здорово получалось! Несколько дней князь провел в тягостных раздумьях. А затем... решился и освободил Степана Малого!

- Ты осмелился взять имя последнего императора, но императрица прощает тебя во внимание твоего раскаяния, - заявил приведенному из тюрьмы арестанту русский эмиссар. - Государыня жалует тебя офицером на службе Ее Величества. Но с условием, что отныне ты будешь служить ей с усердием и верностью, сражаться против турок!

Генерал вручил Малому русский офицерский мундир, собственноручно выписал ему патент на чин поручика и от имени императрицы поручил управление Черногорией, назначив "главным правителем народа". Много, ох много взял на себя князь Юрий Владимирович! Вместо того чтобы привезти самозванца в оковах, учинить розыск по всей форме - еще больше возвеличил, именем Екатерины освятил его пребывание у кормила власти...

24 октября 1769 года Долгоруков, за голову которого турецкий султан назначил награду, тайно покинул Черногорию. Доводы князя, что сей самозванец полезнее России живой и держащий в своих руках бразды правления Черной Горой, Екатерина, к ее чести, поняла и приняла. И больше не предпринимала попыток разделаться со Степаном Малым.

Простоватые черногорцы от души посмеялись над грозным генералом, который, им показалось, бежал из их страны как заяц. Из факта ареста, а потом освобождения своего любимца они сделали вывод, что он и есть природный русский царь, в чем Долгоруков лично сам и убедился, но говорить об этом вслух нельзя, ибо это тайна за семью печатями...

Жители Черной Горы стали воспринимать Малого как мессию, посланного им Богом для освобождения из-под ига магометан и наставления на путь истинный. Это человек, похоже, и сам поверил, что он - Божий избранник. Больные и немощные толпами приходили к нему снимать с себя порчу и сглаз. Его благословению приписывали чудодейственную силу... "Народ считал его больше, чем царем", - подчеркивал югославский историк Г. Станоевич в монографии "Степан Малый", изданной в Белграде в 1957 году.

Предвидя скорое вторжение янычарских орд, Малый много занимался укреплением границ, строительством дорог и оборонительных сооружений. На всех тропах и перевалах, по которым неприятель мог подняться в горы, взрывами пороха обрушивались скалы и устраивались завалы.

Один из таких взрывов в июне 1770 года стал для Малого роковым. Черногорский вождь, по примеру "деда своего" Петра Великого желавший все видеть и делать сам, оказался слишком близко от места закладки заряда; то ли случайно, то ли нет, но пиротехники переборщили с количеством пороха. Разлетевшиеся камни изувечили Малого и выбили ему глаза.

Но даже ослепший, уединившийся в маленькой келье Чермницкого монастыря и почти совсем оставивший из-за телесной немощи государственные заботы ставленник России все равно был страшен врагам. В августе 1773 года скадарский паша по приказу султана нанял, как теперь бы сказали, киллера. Им стал известный головорез, беглый грек Станко Класомунья. За 15 кошелей золота он согласился убить черногорского правителя. Прокравшись в монастырь, Станко зарезал спящего Степана Малого, на всякий случай еще и отрубил ему голову. Черногория надолго погрузилась в безутешный траур...

КЕМ ЖЕ все-таки был загадочный самозванец? В 6-й части немецкого историко-географического журнала "Магазин новой истории и географии" за 1771 год, который издавал в Гамбурге немецкий просветитель Антон Фридрих Бюшинг, обнаружено прелюбопытнейшее сообщение: в итальянском городе Верона в начале 1760 годов был очень популярен врач Стефан Пикколо. Если эти имя и фамилию перевести с итальянского на славянский, как раз и получится: Степан Малый... Или это просто совпадение?

АиФ Долгожитель
N 16 (52) от 27 августа 2004



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме