Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Жизнь за монастырскими стенами

Хронометр (Кострома)

07.06.2004


Два года назад эти девочки сами выбрали свою судьбу. Оставив мать и отца в далеком Казахстане, сестры приехали в Кострому в монастырский приют …

Три родины

В историю семьи Кати и Насти Пельтц несколько раз вносила свои коррективы: большая политика. Много лет назад их бабушка и дедушка имели дом в Поволжье. Но Отечественная война внесла свою правку в их жизнь. Немцы по происхождению, они вынуждены были уехать из России в далекий Казахстан. Их сын Николай, будущий отец Насти и Кати, родился в небольшом казахском городке Приозерске. Его родители за многие годы успели полюбить некогда братскую для России республику, но в их жизнь снова вмешалась политика. После распада Советского Союза и на своей новой родине они стали чужими. Привыкать к тому, что ты второй сорт, потому что носишь немецкую фамилию, Елизавета и Александр Пельтц не захотели. Тогда в начале девяностых из Казахстана многие немцы предпочли вернуться на свою историческую родину. Старшие Пельтц тоже сделали свой выбор в пользу Германии. Однако Николай ехать с родителями отказался. Офицер российской армии, он объяснил отцу при прощании своЈ решение: "Я присягал этой стране". И остался служить в Приозерске.

Во время одной из командировок Николай Пельтц в Ульяновске познакомился с будущей женой Светланой. После женитьбы молодые вернулись в Казахстан.

Большая семья

Их старшая дочь Катя родилась в Приозерске. А через два года после рождения дочери Николая перевели служить ближе к границе и назначили заместителем коменданта. Пельтц поселились в небольшой казахской деревушке, и чтобы выжить, семье пришлось обзавестись своим хозяйством. Светлана научилась доить корову, ухаживать за козами, гусями, курами. И старшая Катя стала для матери главной помощницей. Девчушка унаследовала от своего отца не только его фамилию и голубые глаза, но и твердый характер. В пять лет она уже сама кормила всю птицу, пасла коз и почти не боялась большой коровы Зорьки.

Когда Кате исполнилось семь лет, девочка попросила маму отдать еЈ не только в обычную школу, но и в музыкальную. Теперь вечерами все соседи в поселке слушали, как девочка старательно разучивала гаммы. А когда семь лет исполнилось ее младшей сестренке Насте, девятилетняя Катя стала учить ее всему, что умела сама - доить корову, ухаживать за теленком. Теперь помощь дочерей Светлане была еще нужнее. К тому времени на свет появились Коля, названный в честь отца, и Лиза, получившая имя от своей зарубежной бабушки.

В небольшом поселке, где жила семья Пельтц, сохранилась одна из немногих действующих православных церквей. Здесь Светлана и Николай крестили всех своих детей. Катя с Настей впервые пришли сюда с мамой, а позже девочек так захватила необычная атмосфера храма, что они сами стали каждые выходные заходить в церковь, чтобы посмотреть на службу. Маленькую Катю, которая нерешительно подпевала женщинам на клиросе, заметил отец Андрей. Священник сразу понял, что девочка очень талантлива, и разрешил ей петь в церковном хоре.

Окно в другой мир

Катя и Настя Пельтц хорошо запомнили день, который изменил их будущее. В августе 2001 года к ним в гости приехала тетя Наташа, подруга их родителей. Женщина была переполнена впечатлениями от своего последнего путешествия. В составе паломнической группы Наталья объездила немало святых мест и раньше много рассказывала девочкам о храмах и монастырях, которые ей довелось увидеть. На этот раз тетя Наташа вспоминала о костромском Богоявленско-Анастасиином монастыре и здешнем детском приюте. Катя слушала женщину, затаив дыхание, а вечером попросила тетю Наташу отвезти еЈ в детский приют. "Я хотела бы там жить", - просто сказала девочка.

Уже на следующий день родители обсуждали, можно ли отпустить в другую страну десятилетнюю дочь. Катя всегда была самостоятельной и целеустремленной. Отец не сомневался, что дочь справится с любыми трудностями. А вот Светлана очень переживала за девочку. В доме Пельтц повисло напряженное ожидание. Тогда-то восьмилетняя Настя и сообщила родителям, что хочет уехать в Кострому вместе с сестрой. К желанию дочерей родители отнеслись с уважением.

Уже в конце августа сестры садились вместе с тетей Наташей в самолет в Астане, чтобы долететь до российской столицы. Для девочек, которые большую часть жизни провели в небольшом казахском поселке, это путешествие открывало окно в большой и совсем незнакомый мир. Вечером, оказавшись в Москве, они были поражены яркими огнями большого города и витринами красивых магазинов. Но увидеть всю красоту столицы девочки не успели, уже вечером они уезжали в незнакомый город на Волге.

Сестер сначала поселили в небольшую гостиницу при Богоявленско-Анастасиином монастыре. Из окна своей комнаты они не раз видели девочек из приюта, которые в красивых платьях выходили в ухоженный двор после церковной службы. В другой день шаловливые обитательницы приюта бегали по засаженной цветами лужайке и брызгались водой из шланга, плели венки. Они выглядели очень счастливыми, и сестры Пельтц с нетерпением ждали, когда будут улажены все формальности по их устройству, и они тоже смогут стать частью этой дружной детской семьи.

Дар

Девочки быстро привыкли к жизни в приюте. Они стали здесь всеобщими любимицами: подружки охотно делились с ними своими радостями и бедами, а взрослые удивлялись целеустремленности Кати и Насти. В приюте все дети кроме обычных школьных предметов учатся рукоделию, живописи, постигают азы кулинарного искусства. Катя уже через год научилась сама ставить тесто и печь торты и просфоры. Только ей доверяется испечь церковный хлеб и приготовить салаты для важных гостей монастыря и приюта.

Катюша попросила, чтобы ей купили компьютерные диски по истории. Девочке хотелось знать о прошлом государств и людях больше, чем могли рассказать учителя. Следующая просьба сестер Пельтц воспитателей приюта уже не удивила. Катя, изучавшая вместе с другими детьми немецкий язык, решила с сестренкой освоить самостоятельно еще и итальянский.

Не остался незамеченным и музыкальный талант новых воспитанниц. Девочки очень скоро после приезда в Кострому стали ведущими голосами в женском хоре. А Катю теперь слушаются даже взрослые обитательницы монастыря, ведь она не только поет, но и руководит сложным церковным песнопением. "Это - божий дар", - говорят наставницы детского приюта.

Параллельно с регентством (руководством церковным хором) девочек стали обучать древнему искусству - звонить в колокола. Сейчас, спустя два года, Катю считают лучшей среди костромских звонарей. Когда еЈ хрупкие руки прикасаются к тяжелым колоколам, они издают удивительный мелодичный звон. Двенадцатилетней воспитаннице детского приюта доверяют звонить в колокола даже по самым торжественным православным праздникам. Четыре больших и два маленьких колокола на звоннице оживают, когда к ним подходят Екатерина и Анастасия.

В эти минуты на высокой колокольне сестренки почему-то всегда вспоминают свой дом. Родители девочек только из писем из далекой Костромы узнают о жизни и успехах дочек, которые уже стали старше на два года. "Мы хотели бы всегда быть с мамой и папой", - это сегодня самая большая мечта Кати и Насти. А взрослые в приюте говорят, что это мечта всех детей.

1 июня 2004 г.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме