Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Эти люди заставляют поверить, что любовь сильнее зла и все у нас будет хорошо

Валерий  Коновалов, Труд

30.04.2004

Когда говорят о возрождении России, чаще всего имеют в виду ее экономику. Или военную мощь. Или международный авторитет. Реже вспоминают о душе. А ведь это, может быть, самое главное. И самое нелегкое. Есть немало людей, которые не только хорошо это понимают, но и действуют. Правда, самореклама им претит, потому знаем мы о них гораздо меньше, чем следовало бы.

- Сколько потребуется денег?

- Нисколько.

- Сколько надо собрать людей для начала?

- Не меньше одного.

- Нужно ли специальное помещение?

- Не нужно.

- Есть ли для этого специальные пособия?

- Есть, книги Нового Завета.

- У кого можно этому научиться?

- У святых.

Так священник Аркадий Шатов отвечает на самые распространенные вопросы тех, кто хотел бы служить ближним, но не знает, как и с чего начать.

Почему именно об этом спрашивают именно у него?

Это становится понятно, когда оказываешься рядом с ним даже на короткое время.

КУКУШКА-ДОЧЬ

Едва мы расположились в небольшом кабинете для беседы, как у батюшки зазвонил мобильник.

- Извините, это - неотложное, - сообщил он мне, а в трубку заговорил так, что стало понятно: дело действительно неотложное.

- Сколько их? - спрашивал кого-то отец Аркадий. - А милицию вы вызвали? Что, в квартиру они еще не проникли? Нет, без документов ключи не давайте. Подождите, сейчас вам перезвонят.

Он тут же принялся разговаривать по телефону с разными людьми и организациями, связывать их между собой, одних - успокаивать, у других - консультироваться, просить содействия, с третьих - требовать. Между этими переговорами и мне пояснил суть происходящего.

Некоторое время назад молодая женщина подкинула к храму отца Аркадия... свою мать. Оставила ее на инвалидной коляске беспомощную и немощную, а сама укатила в Германию.

Церковь она выбрала вовсе не случайно.

ВИД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ - ЛЮБОВЬ

Храм святого благоверного царевича Димитрия, где настоятелем протоиерей Аркадий Шатов - удивительное учреждение.

С одной стороны, в отличие от большинства церквей, этот храм существует не сам по себе, не в церковной ограде, а при Первой градской больнице, на ее территории, в ее помещениях. Это вообще первый в стране больничный храм, освященный Патриархом в наши новые времена - 14 лет назад.

С другой стороны, много чего создано и действует уже при самом храме. И вот эта жизнь при храме и вокруг него, может быть, вообще самое важное из того, что происходит сегодня в нашем обществе.

Формально отец Аркадий - совместитель. Вот кто он одновременно: настоятель храма, председатель Епархиальной комиссии Москвы по церковной социальной деятельности, духовник Свято-Димитриевской общины сестер милосердия, а также журнала "Нескучный сад", православной гимназии, медицинского училища, двух детских домов, богадельни, патронажной службы... Можно перечислять и дальше. Но это все разные названия одного и того же дела, которым занимается в последние годы отец Аркадий вместе с другими людьми, каковых вокруг него становится все больше.

Они помогают тем, кому особенно нужна помощь. Больным, бездомным, одиноким, слабым, несчастным.

Они любят тех, кого любить труднее всего. Это любовь деятельная. Это то самое дело, без которого вера мертва.

ДРУГ НУЖЕН И ТОМУ, КТО САМ СЕБЕ ВРАГ

Женщина, брошенная дочерью у дверей храма, недолго оставалась на улице одна. Ее подобрали и определили в богадельню при Сестричестве храма. А потом перевезли в ее собственную квартиру, где она, впрочем, не могла бы одна прожить и дня, но вместе с ней теперь постоянно дежурит патронажная сестра-сиделка. Ее кормят, лечат, утешают. А характер у этой женщины не прост, и поведение не всегда логично.

Вот так неожиданно подкатили к ее квартире на иномарке некие личности, назвались риэлторами, но документы не показали. Заявили, что уже договорились с больной хозяйкой об обмене ее квартиры на комнату в коммуналке. Приготовили и бумаги для оформления. Теперь рвались к бедной женщине за ее подписью, после которой она тут же оказалась бы в коммуналке, где невозможны уход и лечение, а мучительный конец неизбежен. Вот эту ситуацию и пытался разрешить на моих глазах отец Аркадий.

- Мы помогаем этой женщине бесплатно, и никакой выгоды от нее для нас быть не может, - говорил он. - Конечно, нам не удастся ей помешать, если она решит окончательно сломать свою жизнь, но надо, по крайней мере, сделать все, что в наших силах, чтобы спасти человека.

Так бывает нередко. Они спасают и тех, кто об этом не просит, кто не оценит их усилий. Это трудно. Хорошо помогать благодарным и благородным. Совсем другое дело, когда человек зол, пьян, плохо пахнет и вместо "спасибо" матерится.

ТИМУР ГОТОВИТ ПОБЕГ

В комнатке по соседству с кабинетом отца Аркадия располагаются его сотрудники из социальной комиссии. Одна из них, кандидат технических наук Наталия Кузнецова показывает мне альбом с фотографиями. На снимках люди со страшными ранами, язвами, ампутированными конечностями. А рядом - молодые юноши и девушки, студенты и аспиранты московских вузов. Они отыскивают по больницам бомжей, ухаживают за ними, выправляют документы, находят родственников, отправляют на родину. Под снимками краткие отчеты: диагноз, биографические сведения, результаты поиска, что сделано, из каких средств оплачено...

- Вот молодая женщина приехала к нам из Молдавии, - рассказывает Кузнецова, - ей кто-то пообещал и работу, и жилье. Но обманул. В результате она и молдавскую квартиру потеряла, и здесь оказалась на улице, без денег, да еще беременная. Бросилась под поезд, осталась без ноги. А ребенок родился. Отец Аркадий рассказал об этой судьбе по радио, люди откликнулись. Одна женщина взяла ее к себе в дом. Вот теперь пытаемся оформить ей гражданство - она ведь русская, и ребенок в Москве родился.

История про другого бездомного инвалида совсем другого рода. Несмотря на многочисленные беды, 33-летний Тимур считает себя хозяином своей судьбы, а помощи не ждет и не просит. Он родом из Грузии, родные от него давно отказались, под разными именами он проходил по разным больницам, где находили его сотрудники комиссии и пытались помочь. У него прогрессирующая гангрена, ампутация за ампутацией. Сейчас от него остались только голова, туловище и часть руки. Но он уже планирует очередной побег из интерната.

КТО КОГО?

Бомжами теперь занимается особая православная бригада. Ее больше года назад организовал 22-летний аспирант-химик Илья Кусков. Он сам пришел к отцу Аркадию с таким предложением. Начали с 51-й больницы, где среди 59 пациентов отделения гнойной хирургии обнаружили 11 бездомных и беспаспортных, с различными ампутациями. В больнице не было ни юриста, ни социального работника, и таких пациентов, как только потеплеет, вывозили на вокзал и там оставляли. Илья и его товарищи взялись устраивать судьбы этих одиннадцати. Потом 51-ю больницу ребята уже не оставляли, но пошли и дальше - в 67-ю, 53-ю, 56-ю, 20-ю. Отправляли туда постоянного ответственного дежурного, а с ним помощников-добровольцев.

Бригада Ильи Кускова. Сестры милосердия. Работники социальной комиссии. Просто прихожане храма. В основном это молодые люди. Как на подбор - красивые, умные, образованные. Зачем им все это? Не только материального выигрыша тут не видать, но и благодарности не всегда дождешься. Вроде бы не современно. Как будто из другой жизни. Совсем не из той, что мелькает на экранах и представляется одной гигантской тусовкой.

- Так оно и есть, - соглашается отец Аркадий. - Другая жизнь, другая молодежь. Но ее такой - и жизни, и молодежи - становится все больше. Среди поступающих в наше училище сестер милосердия, например, много девочек, воспитанных уже в православных семьях. Недавно такого совсем не было. А теперь целое поколение. Это вовсе не монашки - вполне современные девочки, ходят в театры, кино, на концерты, но не курят, не пьют, целомудренны. Они настроены на доброе. Количество православных детей в стране растет, это серьезный процесс возрождения нации. Другое дело, насколько он сможет противостоять процессу разложения, который агрессивен и все время на виду.

БЛАГОТВОРИТЕЛИ

Когда мы беседовали с отцом Аркадием, к нему заглянул один из благотворителей. Русобородый, еще молодой человек, скромный в манерах, но, очевидно, сильный не только физически. Оказалось, что он ежемесячно помогает больничным службам милосердиям довольно значительной суммой. Однако никакой публичности не хочет. Таких сейчас довольно много. Без их поддержки было бы невозможно многое из того, что делается при храме.

- Это глубоко и искренне верующие люди, - говорит отец Аркадий. - Они без громких слов, без рекламы делают реальное добро и озабочены судьбой своей страны.

Когда видишь это, как-то иначе воспринимаются дискуссии о социальной ответственности большого бизнеса, о том, кому и с кем надо делиться, о покупках футбольных клубов и яхт, о том, как все это контролировать. Здесь, в больничном храме, прихожане-бизнесмены и сестры милосердия, студенты-добровольцы и работники социальной комиссии, сам настоятель заняты одним делом и отчитываются одинаково. Вера - самый надежный критерий и контролер.

Так было, между прочим, и в старой России.

Известный предприниматель В. Рябушинский в своих воспоминаниях писал, что русскому хозяину-фабриканту, вышедшему из крестьянской среды, "и в голову не приходило считать себя за свое богатство в чем-то виноватым перед людьми. Другое дело Бог: перед Ним было сознание вины в том, что из посланных средств недостаточно уделяется бедным".

РАЙСКИЙ САД

Слова Рябушинского цитировали в журнале "Нескучный сад", редакция которого здесь же, по соседству с храмом, гимназией, комиссией и прочими подразделениями одной большой структуры без названия. Во главе этой структуры отец Аркадий. Сердцевина - храм. Это островок особой жизни, которую его обитатели распространяют все дальше, а когда она будет в стране доминировать, вот тогда, уверены они, и возродится Россия. Впрочем, название журнала для такой жизни вполне подходяще.

Главный редактор Юлия Данилова объясняет его так:

- Это не просто красивый парк по соседству с нашим храмом. И не только место, где жила великая княгиня Елизавета Федоровна, основательница Марфо-Мариинской обители милосердия и образец для всех нас. Нескучный сад это еще и образ Божественного сада, в котором каждый человек, идущий путем милосердия, является прекрасным и неповторимым цветком.

Журнал Юлия и ее коллеги делают замечательный. Им удается доказать, что добро гораздо интереснее зла, а поиск настоящего счастья - самое увлекательное занятие.

СЧАСТЛИВЫЕ

Самый горячий телефон здесь 107-70-01. Сюда звонят, чтобы сообщить о беде, позвать на помощь. У телефона сидит хрупкая, милая девушка Надя Артемова. Она, преподаватель-музыкант, оставила профессию, потеряла в заработке, чтобы этим заниматься. И довольна.

- Не тяжело вам, Надя, весь день слушать о тяжком, - спрашиваю я ее, - не давит на психику?

- Конечно, все это есть, - говорит она. - Но гораздо сильнее другое. Видишь, сколько людей вокруг, оказывается, настроены на добро, готовы помочь ближнему. Даже те, кто сам в помощи нуждается. Вот недавно пришел слепой дедушка, с палочкой, принес 50 рублей на операцию больному, о котором по радио услышал. Тут лучше понимаешь жизнь. Становишься счастливее. Ведь когда другим помогаешь, свою душу лечишь. Разве не так?



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме