Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Но ты, художник, твердо веруй

Евгений  Ихлов, Грани.ru

19.03.2004

Началась эта история 14 января прошлого года. В выставочном зале московского Музея и Общественного центра имени Андрея Сахарова открылась экспозиция "Осторожно, религия!". Если выставка и была авангардной, то в меру: шокирующая обывателей вольность в обращении с церковными и прочими хрестоматийными темами и образцами давно привычна для западного искусства. За последние годы и мы стали думать, что подтрунивание над символами "совка", идолами казенного соцреализма и "духовной" гламурностью (купола, березки, образки и т.п.) суть естественное проявление художественной жизни. Но просвещенное сословие не учло глубины той реакционной ямы, в которую постепенно скатилась духовная жизнь страны.


Православные интегристы, пытающиеся лечить фанатизмом социально-психологические болезни измученного российского общества, до этого терпели непрерывные поражения: патриархия осудила их атаки на ИНН, церковноначалие конфузливо уговаривало наиболее радикальную часть паствы не считать рутинную перепись признаком наступающего светопреставления, а узнав о планах православного всеобуча, интеллектуалы буквально стали на дыбы. Последним ударом стало поражение прокуратуры на первом процессе по "Основам православной культуры" 30 декабря 2002 года. И тогда "Третий Рим" нанес ответный удар - 18 января 2003 года выставка была разгромлена группой "алтарников" из радикальной православной общественной организации "За нравственное возрождение Отечества", возглавляемой священником Александром Шаргуновым.


Шестеро погромщиков были повязаны милицией на месте. Но следствие вели стандартно нескладно, а суд, проявив удивительную заботу о процессуальных тонкостях оформления обвинения, признал возбуждение уголовного дела незаконным. Прокуратура столь же удивительно кротко согласилась с судебным вердиктом. Московский патриархат фактически поддержал погромщиков, приверженцы "путинского консерватизма" из числа публицистов полили организаторов выставки бурлящими помоями. А правозащитники, выступая в привычной роли вопиющих в пустыне, выступили с естественными для демократического общества утверждениями: у нас светское государство, искусство свободно, художники выставились не у церковных дверей, не нравится - не ешь...


Казалось, в борьбе сторонников светского государства и политизированной национально-религиозной идентичности произошел размен: не будет закона божьего в школах - не будет антиклерикальных выставок. Но затем началась эскалация конфликта. В феврале 2003 года Госдума чуть ли не конституционным большинством приняла обращение к Генпрокуратуре - не собирается ли она возбуждать в отношении организаторов выставки дело по обвинению в разжигании национальной и религиозной вражды. 28 февраля Генпрокуратура поручила прокуратуре Москвы заняться этим вопросом. А в конце декабря 2003 года свидетели: директор Музея имени Сахарова, известный правозащитник Юрий Самодуров, его сотрудница, искусствовед Людмила Василовская, и трое художников - Арутюн Зулумян, Наринэ Золян и Анна Альчук (Михальчук) - стали обвиняемыми по пункту (б) части 2 статьи 282 УК РФ. Им грозит суровое наказание - огромный штраф, запрет на профессию, а то и до 5 лет лишения свободы. В обвинительном заключении устроители выставки "Осторожно, религия!" именуются "организованной преступной группой с распределением ролей".


В качестве экспертов следствие привлекло к делу религиозных фанатиков, не скрывающих своей неприязни к художественному авангарду, не приемлющих ни малейшей вольности с сусальными эталонами национально-религиозных мифов, а также, разумеется, и обнаженной натуры. Попытки защиты приложить к делу заключения специалистов, более объективно относящихся к современному искусству, были отклонены. Более того: альтернативных экспертов из Государственного центра современного искусства стали вызывать к следователю и угрожать ответственностью за "заведомо ложную" экспертизу.


Не мудрствуя лукаво, следователь лишь прикрыл казенными формулировками построения предубежденных экспертов. Обвинительное заключение (например, в отношении Юрия Самодурова) получилось настолько выразительным, что его стоит привести полностью:


Цель выставки достигнута путем использования в представленных на нее экспонатах специальных языковых (вербальных), визуальных, звуковых средств, методов скрытого психологического манипулирования сознанием и других психотехнических методов для передачи оскорбительных и унизительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям против христианства вообще и русского православия в частности: десакрализация сакральных образов посредством создания ассоциативных связей между сакральным и низким, отвратительным, комическим, ужасным; обусловливание изображений половыми стимулами и стимулами отвращения; создание депрессивных ассоциативных связей при помощи изобразительных и вербальных средств в видеофильмах, с помощью чего были оскорблены и унижены религиозные чувства верующих и неверующих лиц, имеющих представление о святости (сакральности) основных символов христианской религии.


Предвзятость экспертов проявилась в игнорировании того общеизвестного факта, что человеческая культура с древних времен включает в себя элементы насмешки над социальным бытованием признанных святынь. В антропологии и искусствоведении изучен феномен "трикстера" - ритуального шута и насмешника. Издевка над опошлением официального культа и символами государственности является составной частью любой высокой традиции. Между прочим, характерный пример такого санкционированного "кощунства" - поведение юродивых и ветхозаветных пророков. Даже евангельский сюжет про изгнание торгующих из Храма можно рассматривать как описание трикстеровской акции.


Восприятие свободного отношения к религиозным объектам как кощунственного оскорбления веры, государства и народа - это далекое прошлое современного западного общества. Тяжелый и кровавый опыт религиозных войн и преследований инквизиции заставил европейские народы перейти к веротерпимости и общей толерантности. И вот теперь возникла реальная угроза показательного осуждения известного российского общественного деятеля по религиозным причинам - с целью раздувания националистического психоза.


Фактически Юрий Самодуров, Людмила Василовская и Анна Альчук (Залумян и Золян скрылись из России - от греха подальше) оказались на положении заложников в борьбе российских властей с принципиальными правозащитниками - Музей и Общественный центр имени Андрея Сахарова уже восемь лет является одним из основных в стране центров правозащитной деятельности.

Дело о выставке "Осторожно, религия!" имеет большое значение и с сугубо правовой точки зрения, поскольку в нем впервые в практике демократической российской юстиции поставлен вопрос о законодательной защите религиозного и национального достоинства безусловно преобладающего большинства. Заменателен ответ, который был дан 12 марта Московским патриархатом на февральское обращение правозащитников к Алексию II, в котором указывалось, что уголовное преследование устроителей выставки дискредитирует Русскую православную церковь. В своем ответе служба коммуникации Отдела внешних церковных связей МП, подчеркнув, что выражает официальную позицию РПЦ, отметила, что "кощунство", под которым понималось и помещение религиозной символики в недолжный контекст, должно наказываться по закону. При этом церковь пошла даже на правовую оценку действий организаторов выставки, найдя, что в данном случае применима статья 26 главы 5 Кодекса РФ об административных правонарушениях.


К сожалению, Московский патриархат продемонстрировал недостаточное знание закона - соответствующая норма КоАП определяет преследуемое по закону кощунство как "оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики". Однако российское законодательство точно определяет, что такое оскорбление религиозных чувств граждан. Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" гласит: "Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются". Очевидно, что проведение закрытой камерной выставки, не расположенной вблизи от объектов религиозного почитания и, разумеется, не сопровождающейся насилием, угрозами и умышленным оскорблением граждан, не подпадает под эту норму закона.


Впрочем, необходимо отметить умеренность позиции патриархии. В отличие от православных радикалов, большинства депутатов Госдумы прошлого созыва, экспертов и следователей прокуратуры, руководство РПЦ увидело в проведении выставки не преступление, описанное в статье 282 УК РФ, но лишь административное наказуемое деяние. Возможно, церковь не прочь свернуть готовящийся процесс, при этом все-таки хоть как-то наказав "святотатцев", а заодно постараться юридически приравнять религиозную эмблематику к государственной.


В демократических правовых государствах те, кто считает себя оскорбленным произведением искусства (например, из-за спорных интерпретаций священных текстов либо исторических событий, как это было с фильмами "Последнее искушение Христа" Мартина Скорсезе и "Страсти" Мела Гибсона, а также с биографической картиной о Гитлере), то используются законные формы публичного протеста или частные иски в суд. Даже там, где, как, например, в Израиле, есть правовая санкция за оскорбление религиозных символов (разумеется, не в произведениях искусства), решение принимает только суд и инициатива контроля возложена на правоохранительные органы. При этом в Израиле юстиция защитила ислам (на единственном прецедентном процессе), но никогда не защищала символы основной религии - иудаизма. Понимание отношений между художниками и обществом, продемонстрированное следствием по делу о выставке в Сахаровском центре, свидетельствует о представлениях, свойственных теократическим (как нынешний Иран или Афганистан времен талибов) либо тоталитарным государствам.


Исторически в демократических государствах законодательная защита этнического или религиозного достоинства применяется в пользу меньшинств, несмотря на то, что нормы закона формально не избирательны. В этом главное отличие демократических государств от традиционалистских, тоталитарных или теократических, в которых закон защищает идеологию "большинства", государственную религию и символику. Эксперты единогласно заявили, что они выступают в защиту ценностей, разделяемых огромным большинством народа и, очевидно, поддерживаемых государством. Следствие повторило позицию экспертов, даже не определив реальность угрозы обществу, представляемой "антицерковной выставкой".


Пока самый известный в современном мире пример уголовного преследования художника за "кощунственное произведение искусства" - это смертный приговор, вынесенный иранским религиозным лидером аятоллой Хомейни британскому писателю Салману Рушди. Неужели российская юстиция догонит иранскую быстрее, чем российская экономика - португальскую?



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме