Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

МОСКВА ГИЛЯРОВСКОГО В СОВРЕМЕННОЙ ГРАФИКЕ

В.  Владимирова, Московский журнал

01.11.2003

"Москва и москвичи" в работах Ольги Тучиной

На цветной вкладке этого номера - серия пастелей члена Союза художников России Ольги Борисовны Тучиной, предсталяющая собой своеобразную хдожественную прогулку по страницам книги В. А. Гиляровского "Москва и москвичи".
Ольга Борисовна - коренная москвичка. Она родилась в 1958 году. Ее мама - художник и педагог - отдала дочь учиться в Московскую среднюю художественную школу (МСХШ) при художественном институте имени В. И. Сурикова. Время после уроков и выходные дни посвящались чтению книг об искусстве и экскурсиям по старым московским улицам, сохранившим свой неповторимый колорит.
После школы Ольга поступила в "Сурикову" на отделение живописи, но вскоре перешла на отделение графики. Такое решение было результатом все той же увлеченности старой Москвой, яркими образами, созданными Пыляевым и "дядей Гиляем". Ведь, по мнению начинающей художницы, масло для передачи этих образов слишком пафосно, графика же более камерна, более "старинна". И сегодня признанный мастер цветного офорта О. Б. Тучина утверждает, что "мягкие и пластичные графические техники дают больше возможностей воссоздать облик той старой Москвы", которую она "так полюбила и восприняла в детстве через прогулки и чтение книг".
По окончании института началась упорная работа по овладению техникой цветного офорта. Затем была стажировка в творческой мастерской графики Академии художеств СССР под руководством О. Г. Верейского, где появилась возможность взять несколько уроков у знаменитого Д. А. Шмаринова. С 1988 года начали появляться серии офортов, посвященных русской городской усадьбе, старой Москве, Отечественной войне 1812 года, а также цикл цветных офортов "Из прошлого". В 1995-м О. Б. Тучину пригласили в Студию художников имени В. В. Верещагина при МВД РФ. В творчестве Ольги Борисовны зазвучала новая тема - история милиции. Одновременно расширялась и углублялась "старомосковская" тематика. Нравы и характеры москвичей, реалии московской жизни рубежа XIX-XX веков, сталь зримо воплощенные в слове В. А. Гиляровским, получили не менее зримое и образное воплощение в серии пастелей Ольги Тучиной, которую сегодня увидели читатели "Московского журнала".

Художник Вячеслав Желваков: образы, навеянные Гиляровским

Публикуемая ниже статья А. Ф. Грушиной "Я - москвич" помещена нами в обрамлении работ члена Союза художников России, заслуженного художника Российской Федерации, профессора, члена-корреспондента Российской Академии художеств Вячеслава Юрьевича Желвакова.
Он родился в 1956 году в городе Яранске Кировской области. По окончании Марийского Республиканского художественного училища приехал в столицу и поступил в Московский государственный художественный институт имени В. И. Сурикова. Темой дипломной работы, защищенной в 1982 году, стала серия офортов "Труды и дни Михайлы Ломоносова". Стажировался в творческой мастерской графики Академии художеств СССР под руководством О. Г. Верейского, создав в качестве отчетных серии офортов "Военно-транспортная авиация ВВС" (1987) и "Нормандия-Неман" (1987). С 1989 года Желваков работает в Студии художников имени В. В. Верещагина МВД России, с 1991-го преподает рисунок на кафедре скульптуры и композиции Российской Академии живописи, ваяния и зодчества.
О том, как происходило воплощение "образов, навеянных Гиляровским", рассказывает сам художник.
"Наверное, нет более известной книги о Москве, ее нравах и нравах ее жителей, чем "Москва и москвичи" В. А. Гиляровского. Нет книги более издаваемой и раскупаемой. Когда-то Константин Паустовский назвал ее автора "летописцем быта". И это справедливо. Сколько в книге замечательно тонко подмеченных деталей московской городской жизни! Они настолько ярки и живописны, что не просто остаются навсегда в памяти, но и просятся на полотно. Читаешь Гиляровского - и хочется рисовать его текст, следовать карандашом за написанным, создавать уже в рисунках "Москву и москвичей". При этом рисунки смогут только просто сопроводить текст, усилить словесный образ графическим. А живость языка Гиляровского ничем не заменить.
С произведениями Гиляровского я соприкоснулся, наверное, как и большинство, еще в школе. Зная, что обязательно стану художником, мечтал когда-нибудь, когда вырасту, проиллюстрировать рассказы и очерки "дяди Гиляя" не хуже, чем в свое время Е. А. Кибрик проиллюстрировал "Тараса Бульбу", а Д. А. Шмаринов - "Войну и мир". Не случилось.
Но когда в Студии художников имени В. В. Верещагина, где я состою, начали подготовку к празднованию 200-летия МВД и поставили перед нами задачу - воссоздать в художественных образах историю Министерства и историю российской полиции, вспомнился сразу "единственный в своем роде тип" Рудникова. В сознании нарисовался облик "Хозяина Хитровки" - именно такого "хозяина", под властью которого "благоденствовали хитрованцы". Началась серьезная работа. На листах бумаги смняли друг друга Сухаревка, Хитровка, Театральная площадь, маленькие кривые уютные улочки старой Москвы... Получился цикл из семи офортов, имеющий пока только рабочее название - "Полицейские".
Новое обращение к текстам очерков Гиляровского дало возможность острее почувствовать колорит и атмосферу уже ушедшего от нас времени. Изображенные в них типы сами просились на бумагу. Описание Рудникова было столь плотным и ярким, что в моем воображении мгновенно создалась зрительная картина - оставалось просто взять карандаш. Вот он, "хозяин Хитровки", как и рисовал его "дядя Гиляй", - мощный плотный мужик, где-то злобный, но "справедливый", держащий в своих руках весь околоток...
Сухаревка - это совсем иной уголок Москвы, с другим характером, другим норовом. Центр его - "вековая Сухарева башня", породившая в народе немало легенд, в частности о "колдуне Брюсе, делавшем золото из свинца". Сухаревка была местом сбыта краденого. Вот потому-то тамошний полицейский - "Сухаревский губернатор" - получился у меня совершенно отличен от "хозяина Хитровки". Это много переживший, много видевший волевой человек, ревностный служака и непреклонный страж порядка. Однако специфику места он учитывает - иначе нельзя...
Другими получились листы, посвященные Театральной и Старой площадям. Тему "грохочущей и расцвеченной" Театральной захотелось продолжить вечерней премьерной. Итак, в Большом театре - премьера. Довольно молодой унтер-офицер мокнет под дождем на своем посту. Тем не менее этот пост у Большого ему дорог, потому что, находясь здесь, он краем глаза, краем уха соприкасается с Прекрасным, ловя долетающие обрывки мелодий, разговоры расходящейся после спектакля публики. Пусть дождь, пусть слякоть: за спиной полицейского - театр; он трепетно представляет себе происходящее на сцене и в зрительном зале - и охраняет это великолепие...
Беря за основу очерки Гиляровского, скоро начинаешь понимать: тут нужны не только типажные портреты. Чтобы насытить серию, попасть, что называется, в атмосферу, необходимы городские пейзажи и жанровые сцены. И как не вспомнить рассказы писателя о "детях в Хитровке". В результате возник лист "Базарный день". А вот работа "Праздничный выезд" более "мирная", спокойная. Можно сказать, что ее главный "персонаж" - сам дух времени, переданный В. А. Гиляровским в книге "Москва и москвичи".




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме