Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Рыцари восьмиконечного креста

Uomini & Imprese

28.10.2003

Теоретически Мальтийский орден - это благотворительная организация, обеспечивающая работу десятков учреждений здравоохранения по всему миру, рассылающая вертолеты с гуманитарной помощью в страны "третьего мира", отправляющая санитаров в горячие точки и финансирующая новейшие медицинские разработки. Опять же теоретически субсидии для реализации этих благих целей - это пожертвования, наследства, безвозмездная помощь от международных организаций и особые соглашения, заключенные с национальными медицинскими ведомствами. Но каждый, кто слышит слова "Мальтийский орден", чувствует, что за ними стоит некая загадочная и могущественная организация, а слово "благотворительность" является лишь эвфемизмом.
Союз меча и бинта
В середине ХI века итальянский купец Панталеон Мауро из Амальфи основал близ Иерусалима странноприимный дом или госпиталь (от латинского hospitolis - гость), где опытные врачи должны были ставить на ноги паломников, которые в силу каких-то дьявольских козней не перенесли тягот пути к Гробу Господню. В XII веке наплыв нуждающихся стал пугающим, поэтому смиренные братья-санитары стали принимать в братство хорошо экипированных воинов-крестоносцев, дабы те охраняли паломников во время исполнения их священного долга. В XIII веке крестоносцы, которые в промежутках между охраной странников огнем и мечом пропагандировали христианство, отчаялись обратить в новую гуманную веру коренное население Туниса. Жара, кактусы, неприветливые лица аборигенов и отсутствие необходимых удобств сильно сплотили воинов-аристократов. Сидя вокруг костров посреди пустыни, они объединились в "клубы по интересам". Одна из таких организаций - "Суверенный военный орден госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского, Родосского и Мальтийского" (СВОМ), которую мы знаем как Мальтийский орден. Интересы у собравшихся под его восьмиконечным крестом аристократов достойны уважения: помогать всем везде и всегда, не щадя себя и своих наследных богатств. В 1291 году главный штаб Ордена расположился на Кипре, затем с 1310 года на острове Родос, с 1530-го по 1798-й - на Мальте.
В 1798 году Наполеон выгнал мальтийских рыцарей с насиженного местечка, и они на некоторое время обрели пристанище в России. Император Павел I стал протектором Ордена, а затем был провозглашен 72-м Великим Магистром. (На самом деле, высокий орденский статус российского императора, хоть и был признан многими рыцарями и рядом правительств западной Европы, противоречил Кодексу Ордена и не получил признания Папы Римского, который по понятным причинам запретил женатому православному становиться главой католического Ордена). С 1834 года штаб-квартира госпитальеров располагается в Риме, на via Condotti 68, а вовсе не на Мальте, как пытаются убедить многочисленные незаконные клоны.

Странное государство
В административном плане Мальтийский орден - это некая экстратерриториальная сущность, "государство без земли", если не считать, конечно, пары принадлежащих организации зданий и личных владений кавалеров. А они впечатляющи. Средневековый замок Rocca Bernarda, завещанный Ордену графом Гаэтано Перусини в 1977 году; цитадель Magione в Перудже, в которой находится летняя резиденция Великого Магистра; Вилла Мальта на Авентинском холме; этаж в Palazzo Orsini, что на piazza Monte Savello; штаб-квартира на via Condotti, Родосский Дом на piazza di Grillo - все это довольно крупные архитектурные сооружения. К тому же в собственности Ордена имеется 14 фермерских хозяйств на территории Италии. Кстати, в 2002 году они принесли членам Ордена 6,4 млн евро. Rocca Bernarda обогатила Орден на 960 000 евро, превысив прошлогодний показатель на 380 000 за счет продажи 240 000 бутылок фирменного вина. В Magione не хотят отставать: планируют утроить объемы производства, притом, что сейчас ежегодно выпускается около 100 000 бутылок. Мальтийские монахи хорошо чувствуют конъюнктуру рынка.
У орденского государства есть собственная валюта, которая с 1961 года чеканится на монетном дворе (Рим, via Bocca di Leone). Один скудо, равный 12 тари или 240 грани, эквивалентен 24 евроцентам. Но на самом деле, равенство чисто теоретическое, как и многое в этом орденском государстве: расплачиваться раритетными монетами не получится даже на территории СВОМа, не говоря уж о том, что в обменниках других стран не удастся поменять скудо на местную валюту. Зато на аукционах нумизматов они пользуются бешеным спросом. В 2002 году коллекционные монеты принесли в бюджет Ордена немногим более 31 000 евро.
Зато марки СВОМа с большим успехом наклеивают на письма в пятидесяти странах мира, в том числе в Италии. В прошлом году было выпущено целых 13 серий, что принесло в казну 1,5 млн евро.
Кавалеры Ордена имеют особые паспорта, которые вызывают у суровых пограничников желание лично донести багаж предъявившего такой паспорт пассажира до выхода из аэропорта. Смысл этих дипломатических документов, естественно, не в установлении гражданства, а в подтверждении принадлежности к весьма почетной закрытой организации, находящейся под высоким покровительством Папы Римского, ООН и Евросоюза, что само по себе должно снимать все возможные кордоны на пути рыцаря.
С "эфемерной государственной сущностью" поддерживают дипломатические отношения 78 мировых держав (с Россией они восстановлены в августе 1992). Также она представлена постоянными делегациями в ООН, Комиссии европейских сообществ, Совете Европы и других международных организациях. И само собой, у нее имеются такие атрибуты государственности, как флаг, герб, гимн и конституция - она же Кодекс.
Главную руководящую должность - Великого Магистра и правящего князя - ныне занимает некто фра Эндрю Виллоуби Ниниан Берти, бывший преподаватель английского языка из Сассекса (Великобритания), внук седьмого графа Абингтона. Этот 74-летний господин припадал к руке Папы 26 июня этого года; в декабре президент республики Карло Азельо Чампи пожаловал ему такие знаки воинского отличия, каких нет даже у последнего короля Италии Витторио Эмануэле Савойского. Он на дружеской ноге с бывшим президентом Аргентины Эральдо Дуальде и с целой компанией полномочных послов.

Откуда деньги?
Но наивно было бы полагать, что грандиозная по масштабам благотворительная деятельность Ордена восьмиконечного креста субсидируется исключительно за счет натурального хозяйства, нумизматики и филателии. Одни нейрохирургические разработки в ватиканском госпитале San Giovanni Batista чего стоят! А передвижные хирургические палаты, оснащенные самым современным оборудованием, а барокамеры для астматиков, а загруженные медикаментами военно-транспортные самолеты, а океанские суда-госпитали? По 110 странам разбросаны 20 госпиталей, 40 клиник, 230 амбулаторий, 20 учреждений для безнадежных больных, 71 дом престарелых, 32 пункта оказания первой помощи, 600 центров социальной помощи и 8 домов ребенка. И даже если учесть, что в деятельности Ордена добровольно и безвозмездно принимает участие больше 100 000 человек (11 000 своих членов, около 80 000 экспертов-добровольцев и 11 000 приглашенных специалистов, в основном - врачей), все равно понятно, что без солидных денежных вливаний тут не обойтись.
Бюджет этого эфемерного государства вселяет зависть в сердца министров финансов многих несравненно более крупных стран.
Ежегодно более миллиона сочувствующих со всех концов света обеспечивают Ордену, по самым скромным подсчетам, 250 млн евро. Сумма вступительного взноса варьируется в зависимости от платежеспособности кандидата, страны и гражданства. В США, например, кавалеры "скидываются" всего по $1000 в год, но за возможность украсить себя знаками отличия приходится выложить в десять раз больше. В Италии регулярные взносы для 2500 членов Ордена довольно демократичны (всего 250 евро в год), но вот сама церемония принятия будет стоит новоиспеченному аристократу от 2000 до 10 000 евро. Но ведь это такая незначительная сумма за право иметь семейный герб и аристократическую приставку к фамилии!
Конечно, все не так просто: заплатил - и стал рыцарем. Тогда вся интрига пропала бы, и восьмиконечный крест стал бы значком пафосного клуба толстосумов. На самом деле, стать кавалером Ордена могут лишь потомки теперешних рыцарей либо простые, но высокоморальные люди, которые потратили львиную долю нажитого состояния на благотворительность или принимали активнейшее участие в медицинской деятельности. Приятно, что в этот военно-монашеский Орден разрешается вступать и женщинам. Конечно, им надо давать обет повиновения и не рассчитывать на особо важные поручения и высокие посты. Но зато с момента вступления в Орден они называются дамами.
После приблизительного суммирования доходов от фермерских хозяйств, распространения сувенирной продукции и членских взносов становится понятно, что финансовый кризис СВОМу не грозит. Но самое интересное, что все вышеперечисленное - это минимальный побочный доход. Большинство же акций Мальтийского ордена субсидируется из фондов ООН, ЕС, международных организаций здравоохранения и сельского хозяйства. В общей сложности за время сотрудничества Ордену выделено около 700 млн евро.
Спрашивается, кому доверить такие деньги? Удивительно то, что за многомиллионную Казну отвечает один единственный человек - Жан Лука Киавари Патрицио Дженовезе (римлянин, родился в 1935 году).

Их люди
Когда начинаешь разбираться в структуре Ордена, становится немного жутко: оказывается, мир просто опутан сетью рыцарей-госпитальеров (так называют кавалеров Мальтийского ордена за их врачебную деятельность). Вроде бы их не так много - всего 11 740 кавалеров и дам, но кто они! Женева: Пьер-Ив Симонин, бывший посол Швейцарии в Израиле, Бельгии и НАТО, имеет большое влияние в ООН и в Красном Кресте. Брюссель: Филипп де Скозите, бывший бельгийский представитель в Евросоюзе, крупнейший поставщик гуманитарной помощи. Нью-Йорк: брат Хосе Антонио Линати-Бош, напрямую связан со Специальным комитетом ООН по операциям по поддержанию мира и Верховным комиссариатом по делам беженцев. Стараниями этого человека Ордену поручена важная миссия: разработать и реализовать план по восстановлению системы водоснабжения и дорожной сети в трех регионах Афганистана. Программа стоимостью в $1,5 млн доверена немецкому представительству "мальтийцев", самому крупному из 45 национальных ассоциаций кавалеров Ордена, контролирующему 41 пункт санитарной помощи с бюджетом 257 млн евро.
Как уверяют официальные пресс-релизы, ни один гражданин Российской Федерации (или бывшего СССР) еще не был принят в кавалеры Ордена. В неофициальных источниках есть информация, что в кавалеры посвящали Бориса Ельцина, что Борис Березовский и Евгений Примаков носят рыцарское звание.
Вся путаница возникает из-за того, что существует огромное количество организаций, называющих себя Мальтийским Орденом. Некоторые мистико-эзотерические организации паразитируют на мифе, окружающем Орден госпитальеров, самовольно принимают в члены, награждают титулами, снабжают эксклюзивными паспортами, распространяют символику, пользуясь тем, что справедливое инквизиторское наказание религиозным мошенникам осталось в средневековом прошлом. Великий магистр Эндрю Берти лично выражал обеспокоенность разгулом мошеннической деятельности "великих магистров" на территории РФ, которых, по данным итальянской прессы, у нас, вкупе с братскими республиками, не меньше семи. Справедливости ради надо сказать, что в США имеются порядка двадцати собственных "мальтийских орденов", да и на самой Мальте, где настоящий Орден квартировал пару веков, развелось множество подражателей.

Символы и иерархия
Символ рыцарей-мальтийцев - белые восьмиконечные кресты на красном фоне, развешанные по палаткам-амбулаториям и в приемных госпиталей, развевающиеся над пунктами выдачи гуманитарной помощи, заметные на лацканах пиджаков высокопоставленных чиновников. Считают, что давным-давно такой крест носили граждане республики Амальфии, выходцем из которой был основатель первого орденского госпиталя фра Джеральдо. В рамках христианской традиции четыре его конца можно трактовать как четыре христианские добродетели, а восемь углов - как восемь блаженств, ожидающих добродетельного человека в загробном мире. В рамках эстетической символики белый крест млжет означать безупречность рыцарской чести на кровавом поле войны.
В структуре Ордена имеется 36 титулов: от доната или полукрестника третьего класса до юстицкого кавалера. Плох тот донат, который не мечтает быть Великим Магистром, чтобы, сидя в изящном и просторном кабинете на via Condotti 68, дергать за невидимые ниточки и управлять миром. Прежде Великий Магистр имел титул "Преимущественнейший", некоторые называли его "Высокопреподобнейшим", а подданные Ордена - "Светлостью", сам же он скромно именовался "Гостиницы святого Иоанна Иерусалимского смиренный Магистр и Страж нищих Господа нашего Иисуса Христа". Великий магистр избирается пожизненно, может самовольно распределять должности, титулы и финансы. В былые времена глава Ордена пользовался среди иоаннитов почти теми же правами, что и Папа в Ватикане. Одна из странных, но тем не менее важных привилегий, которыми обладал высший иерарх госпитальеров, - это его исключительное право на разрешение пить воду после вечернего колокольного звона... Правда, в наше время фра Эндрю Бертье вряд ли выслушивает просьбы такого рода от полукрестников: его голова занята урегулированием проблем в Ираке и удручающим положением младших школьников в Конго.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме