Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

СМИ и православие
Информационные войны вокруг "Основ православной культуры"

Протоиерей  Владимир  Вигилянский, Новый мир, журнал

Основы православной культуры / 15.09.2003


Вигилянский Владимир Николаевич - священник храма мчц. Татианы при Московском университете. Родился в 1951 году. Член Союза российских писателей. Преподаватель факультета церковной журналистики Православного университета им. ап. Иоанна Богослова …

p>За последние десять лет все информационные войны в СМИ Церковью были проиграны. Можно много говорить о причинах поражения. Но в основном победители видят их в слабости церковной позиции, а побежденные - в слабости информационных средств, отстаивающих эти позиции. Последние основываются на том, что не раз бывали случаи, когда аргументы религиозных деятелей были тщательно блокированы ведущими СМИ, тогда как оппонентам были предоставлены все возможности для нападок.

Приведем красноречивый пример. В 1997 году по НТВ был показан фильм Мартина Скорсезе "Последнее искушение Христа", против демонстрации которого выступила церковная общественность. В защиту либерально-атеистических ценностей от "цензурных" требований Православной Церкви раздался мощный хор либеральных СМИ: "Известия" и "Независимая газета" - каждая опубликовала за короткий срок более 20 материалов; "Московский комсомолец", "Сегодня", "Московские новости", "Общая газета", "Новая газета", "Комсомольская правда" - каждая более 10 материалов. При этом ни одно из светских изданий не опубликовало ни обращения Патриарха Алексия II, ни решения Синода по этому вопросу, что дало повод превратно интерпретировать позицию Церкви (см.: Священник Владимир Вигилянский. Последняя грань. "Последнее искушение Христа" и споры вокруг него. М., 1998).

Такие же мощные залпы информационных орудий звучали по поводу строительства Храма Христа Спасителя в Москве, закона "О свободе совести и религиозных объединениях", канонизации царской семьи, возвращения церковных ценностей, "захоронения останков царской семьи", несостоявшейся встречи Патриарха Московского и папы Римского, расширения католических епархий на территории России и др. Во всех этих кампаниях присутствовала предельная концентрация негативных в отношении Церкви публикаций в одно и то же время и в одних и тех же изданиях, жесткая цензурная политика в отношении оппонентов, "демонизация" жертвы, использование услуг "перебежчиков", жонглирование политическими обвинениями, откровенная клевета, замалчивание реальных фактов и применение способов полемики, находящихся за гранью этических журналистских норм.

При этом надо учитывать одно важное обстоятельство: ни один священнослужитель никогда, ни при каких обстоятельствах не может подать в суд на журналиста о защите своей чести и достоинства хотя бы потому, что по церковным канонам, как правило, не судятся у "внешних". Тем более ни в какие судебные разбирательства не может вступать и Церковь. Таким образом, издания и журналисты, участвующие в информационных войнах против Церкви, работают в самых что ни на есть тепличных условиях.

За это десятилетие флагманами мощной эскадры, ведущей войну с Православной Церковью, а иногда вообще с религией, были разные издания. Одно время это был "Церковно-общественный вестник", приложение к парижской "Русской мысли", печатавшийся и распространявшийся в России пятидесятитысячным тиражом (см. об этой газете: "Для новых гонений на Церковь уже все подготовлено". М., 1997). Затем - газеты "Московский комсомолец", "Сегодня", "Общая газета", "Новые известия" (отчасти "Новая газета", "Известия", "Итоги", "НГ-религии", "Московские новости", "Огонек", "Новое время", "Комсомольская правда"), то есть наши самые тиражные издания.

До поры до времени напору этих газет и журналов никак не могли противостоять ни провинциальная пресса, в массе своей лояльно относящаяся к Церкви, ни тем более "бумажные" церковные СМИ, не имеющие достаточных средств для своего распространения. Однако с 2000 года, с бурным развитием информационных агентств (в силу своей журналистской специфики они опираются на реальные факты, а не на мнения о них, так что они менее оценочны и более объективны), а также отечественных интернет-ресурсов, ситуация начала меняться. Церковный голос наконец может быть услышан благодаря сравнительно дешевому Интернету (более 200 православных интернет-изданий). Кроме того, стали доступны электронные версии региональной прессы. В таком контексте уже затруднительны обычная для антирелигиозной публицистики манипуляция фактами, намеренное сокрытие значимых для общества событий и диффамация.

Последняя информационная война в сфере религии, связанная с введением в общеобразовательной школе факультатива по "Основам православной культуры", показала, что испытанные антицерковные ресурсы столкнулись с мощной информационной обороной. Это не значит, что Церковь не проиграла, но это и не значит, что либерально-атеистическое лобби, как в прошлые годы, полностью одержало победу. Показательно, что Патриарх Алексий II только два раза за 14 лет своего патриаршего служения отреагировал на массированные антирелигиозные нападки прессы, хотя поводов были сотни. Последний раз это было осенью 2002 года, когда "Известия" в почти неприличной форме обсуждали проблему преподавания "Основ православной культуры".

Для обзора прессы мы воспользовались информационно-поисковой системой Integrum.com, вбирающей в себя все электронные версии российских СМИ. Запросы "Основы православной культуры" и "Закон Божий" дали нам возможность ознакомиться с 1310 и соответственно с 3596 документами, упоминающими сочетания этих слов за период с начала 2000 и по март 2003 года, то есть всего с 4906 документами (из них 204 документа из журналов, 505 - из интернет-изданий, 1133 - из региональной прессы, 762 - из центральных газет и т. д.).

Этот огромный массив журналистских материалов, с одной стороны, отражает, с другой - формирует общественное мнение. В большинстве случаев мы столкнулись с положительной оценкой введения факультатива "Основ...", однако это чаще связано с публикациями информационных агентств и региональной прессы. Столичные же телекомпании и центральная "бумажная" пресса высказали в основном отрицательную оценку факультатива. Но именно эти СМИ и влияют на верхние эшелоны власти, на законодательные и исполнительные органы. Многие из перечисленных выше изданий очень бурно отреагировали на "Основы...": "Независимая газета" - 48 документов, "Известия" - 40, "Комсомольская правда" - 32, "Московский комсомолец" - 16, "Огонек" - 15, "Ъ Daily" - 13, "Московские новости" - 7.

Главными орудиями в руках противников "Основ..." было утверждение, вопреки всем документам и высказываниям представителей Министерства образования и церковных деятелей, что преподавание основ православной культуры обязательно для школьников. Очень долго морочить голову читателям этим утверждением не получилось - пришлось на ходу перестраиваться и внушать, что в российских условиях добровольные факультативы на деле будут принудительными. К этому же разряду относятся доводы относительно нарушения Министерством образования Конституции РФ и некоторых законов. Однако правоведы, вооружившись законодательными актами, эти доводы опровергли.

Кроме этого был выдвинут аргумент, делающий акцент на многоконфессиональности и многонациональности России: православная культура как школьный предмет якобы посеет рознь между гражданами. В ответ на это раздались объяснения, что в местах компактного проживания иных национальностей, кроме русских, может изучаться исламская, буддийская, иудейская культура. Некоторые резонно спрашивали оппонентов, почему православная культура, которая лежит в основе истории нашего общего государства и является живительным истоком значительного большинства его населения, может быть оскорбительной и враждебной для жителей, исповедующих иную религию и культуру. Ответа на этот вопрос так и не последовало. К тому же практика преподавания "Основ..." во многих регионах пока не привела ни к одному национальному и межконфессиональному конфликту, да и многие лидеры религиозных объединений в конце концов поддержали православную общественность в желании обучать детей своей культуре.

Другой довод противников факультатива основывался на том, что православно ориентированных граждан у нас очень мало - 1 - 8 процентов. Но все социологические опросы категорически опровергали это утверждение. У нас граждан, идентифицирующих себя с Православием, по самым скромным подсчетам - более 50 процентов, а тех, кто с той или иной степенью регулярности участвуют в православных церковных таинствах, - 18 процентов (об этом см.: Священник Владимир Вигилянский. Новое исследование по старым рецептам. - "Новый мир", 2001, ї 4). Даже специфическая аудитория "Свободы слова" (НТВ) в конце передачи, отвечая на каверзный вопрос Савика Шустера (о введении "факультативного курса православной культуры в школах по согласованию с родителями, но за счет налогоплательщиков"), в большинстве своем проголосовала "за".

Самый "трудный" и самый распространенный аргумент связан с тем, что преподавание "Основ..." отвратит детей от Бога. При этом говорится, что до 1917 года Закон Божий входил в обязательную программу, но это не спасло Россию ни от революции, ни от безбожия. К сожалению, ни одного вразумительного ответа в печати на этот аргумент (хотя такой ответ, конечно, есть) мы не нашли. Особенно любопытны заботы безбожников о чистоте веры и христианского учения.

Среди многих сотен откликов, исходящих, по-видимому, от атеистов, есть один уникальный; его автор, православный священник, считает, что "все, что касается веры в Бога, - это очень личное, интимное... о Нем нельзя рассказывать на уроках". Это неожиданное размышление пастыря не только противоречит заповеди Иисуса Христа: "Итак, идите, научите все народы... уча их соблюдать все, что Я повелел вам...", многим высказываниям апостолов о миссионерском служении христиан, но и ставит под сомнение подвиг миллионов христианских мучеников и исповедников.

Особенно много критического было сказано в СМИ об учебнике А. В. Бородиной "Основы православной культуры". На этот учебник нашими правозащитниками даже был подан судебный иск с обвинениями в "разжигании межнациональной ненависти и религиозной вражды". Дело разбиралось дважды, но в обоих случаях судьи не нашли эти обвинения доказательными.

Между первым и вторым судом над учебником прошел инцидент в правозащитном Центре Андрея Сахарова в Москве. В информационно-поисковой службе Integrum.com мы обнаружили 214 документов о выставке "Осторожно, религия!". Почти все СМИ, печатавшие статьи против учебника, грудью встали на защиту художников, оскорбивших, по мнению религиозных деятелей, "чувства верующих". Сопоставление оценок и интерпретаций двух этих событий со всей остротой ставит перед аналитиками, изучающими современные СМИ и состояние нашего общества, вопрос: какова же функция наших правозащитников? Что именно и чьи права они защищают?

Василий Розанов в "Опавших листьях" ссылается на одно из писем Ф. М. Достоевского, в котором с удивительной прозорливостью описываются сегодняшние "правозащитные" времена: "И вот, в XXI столетии, при всеобщем реве ликующей толпы, блудник с сапожным ножом в руке поднимается по лестнице к чудному Лику Сикстинской Мадонны: и раздерет этот Лик во имя всеобщего равенства и братства". Кстати, весьма показательно, что мимо правозащитников прошло печатное высказывание о том, что "если священнослужители заявятся в школу", то автор "возьмется за оружие" ("Известия", 2002, 31 августа).

Итак, спор о введении в школе факультатива по "Основам православной культуры" практически выигран его противниками. Глас родителей, желающих, чтобы их дети изучали родную культуру, не был услышан ни Президентом, ни премьер-министром, ни Государственной Думой. Работники Министерства образования говорят, что вопрос о преподавании "Основ..." откатился на три года назад. Министр В. Филиппов не на шутку испугался - пообещал прислать новые инструкции, разработать новую факультативную дисциплину по истории религий, отстранил своего заместителя от кураторства по этому вопросу...

В нашей подборке материалов мы преследовали одну цель - дать представление читателям обо всех нюансах информационных баталий, развернувшихся на страницах СМИ за последнее время. Материалы печатаются в хронологическом порядке. Иногда полужирным курсивом мы отмечаем особенно примечательные высказывания.

"Версты", 1999, 11 сентября.

<...> 51 процент жителей Самары, по данным последнего соцопроса, высказываются за введение в школе нового обязательного предмета - Закон Божий <...>.

"Отечественные записки", 2001, ї 1, Николай Митрохин, "Государство в государстве".

<...> Поскольку количество систематически посещающих храмы ("воцерковленных") людей остается весьма незначительным (по разным подсчетам - от 1 - 2 до 6 - 8 процентов от общего числа граждан России), то Церковь списывает это на пережитки атеистического воспитания и надеется, что новое поколение россиян удастся воспитать "в вере". Своих сил на это, как говорилось выше, у РПЦ нет, и единственным выходом из этой ситуации стало обращение Церкви к государству. Именно за счет его средств и возможностей РПЦ надеется получить молодых прихожан. По замыслу активистов церковного образования, первым серьезным шагом на этом пути должно стать обязательное введение в средних школах Закона Божьего <...>.

"Коммерсантъ", 2001, 30 января. Оксана Алексеева, "Закон Божий не всем писан".

<...> В разговоре с корреспондентом "Ъ" ответственный секретарь отдела религиозного образования и катехизации Московской патриархии Валерий ШлЈнов внес некоторые уточнения и пояснения, сообщив, что речь не идет о введении обязательного урока Закона Божьего - он будет факультативным, для желающих православных (иноверцы и до революции освобождались от такого урока. - "Ъ"). Церковь же имеет в виду необходимость такого предмета в школьной программе, как история православной культуры. "Это необходимый предмет на всей территории России, чтобы наши ученики не были дикарями. Они должны знать историю православия, потому что живут в России и говорят на русском языке <...> Это не помешает в отдельных регионах и республиках изучать также историю, скажем, ислама или буддизма".

"Обозреватель", 2001, ї 7-8. Ю. Борисов, доктор исторических наук, профессор Дипломатической академии МИД РФ, заслуженный деятель науки России, "Кесарю - кесарево, а богу - богово".

<...> По данным одного из последних по времени всероссийского социологического опроса общественного мнения, проведенного ВЦИОМом, 55 процентов россиян верят в Бога, но 33 - не верят, а 12 затруднились с ответом. Разве атеисты в нашем обществе исчезли? Они живут, работают и имеют такое же право на свободу совести, на свой мировоззренческий выбор, на свои взгляды, как и верующие: православные или католики, мусульмане или иудеи... Светскому образованию в России угрожает полное подчинение религиозному мировоззрению <...>.

"Независимая газета - НГ Религии", 2001, 26 сентября. Алексей Лампси, "Будет ли "министерство веры"?".

Андрей Евгеньевич Себенцов - председатель Комиссии по вопросам религиозных объединений при правительстве РФ:

<...> Итак, обучать детей религии в школьных помещениях можно, если об этом просили их родители, если это происходит вне школьных занятий и если обучение ведет религиозная организация. Это существенно отличается от того, что делается в Германии, на опыт которой часто ссылаются священники РПЦ: конституция данной страны предусматривает обязательность религиозного образования в государственной школе! Реализация этого положения идет в законодательстве земель. Например, в Баварии, если в школе есть 12 учеников одного вероисповедания, школа обязана принять на работу (и платить ему жалованье) представителя соответствующей религиозной организации для обучения этой группы детей <...>.

"НТВ - Новости", 2002, 12 февраля. "Ирина Хакамада против обязательного изучения православия в школе".

Введение обязательного изучения основ православия в средней школе может привести к тому, что через 10 лет мы получим поколение "зомбированных, серых людей, способных выполнять команды, но не способных формировать новые идеи". Об этом 11 февраля на пресс-конференции в пресс-центре РИА "Новости" заявила заместитель председателя Госдумы РФ, курирующая в нижней палате вопросы образования, депутат от фракции Союза правых сил (СПС) Ирина Хакамада, сообщает агентство Благовест-инфо.

По словам Хакамады, прозвучавшие на Рождественских чтениях тезисы о необходимости изучения православия как обязательного предмета в средней школе, совпавшие по времени с "законодательными инициативами" депутата Александра Чуева, предложившего проект "О традиционных религиозных организациях", являются "опасными". Они не только противоречат Конституции РФ и закону "Об образовании", гарантирующим светский характер государства и светскость образования, но и препятствуют формированию свободной личности в нашей стране. Кроме того, введение основ православия как обязательного предмета может привести к "межконфессиональному взрыву", что совсем не благоприятствует развитию России <...>. Если в таких условиях будет внедряться "имперская идея", полагает депутат, то это будет означать "возврат в тоталитарное общество" <...>.

Радио "Свобода", 2002, 4 февраля. "Предложения Московского Патриархата по преподаванию в российских школах "Основ православной культуры"".

Участвуют бывший первый заместитель министра образования России Александр Асмолов и международный обозреватель РС Джованни Бенси.

Александр Асмолов: <...> Что же касается стандарта школьного образования как обязательного компонента, то в нашей полиэтнической, поликультурной, межконфессиональной стране попытка ввести жестко курс, отражающий лишь одну из конфессиональных ориентаций, - эта попытка чревата взрывами и приведет к очень тяжелым последствиям. Что же касается истории православной религии как факультативного курса или введения к другим курсам, то, я думаю, это вещь важная, поскольку без истории православной культуры немыслима история современной России.

Джованни Бенси: <...> Никто не станет отрицать, что в истории и культуре России, в самом становлении этой культуры, православие сыграло выдающуюся роль. Несомненно тоже, что моральные ценности, действовавшие в историческом российском обществе, выводились из православия и вообще из христианства. Некоторые из этих ценностей были затемнены в советское время, и все видим, как сегодня трудно их восстанавливать. Поэтому предложение Патриарха Алексия II можно считать вполне закономерным, тем более что он говорит об "основах православной культуры", а не просто о традиционном Законе Божьем. Но Россия - многорелигиозное государство: такое же право надо признать и за другими вероисповеданиями.

Радио "Свобода", 2002, 17 февраля, "Лицом к лицу". Гость программы сегодня - Митрополит Римско-католической церкви Тадеуш Кондрусевич, глава католиков России.

Андрей Шарый: <...> Как вы относитесь к инициативе Русской Православной Церкви ввести в средних школах предмет под названием, по-моему, "Основы православной культуры", так сейчас это называется. В принципе? Какова ваша точка зрения?

Тадеуш Кондрусевич: Да, в принципе... А что говорить об основах ислама тогда, об основах протестантизма, скажем, об основах католицизма? То есть, я понимаю, у каждого своя рубашка ближе к телу, как говорится. Я понимаю заботу Русской Православной Церкви и разделяю ее. Но как обеспечить другим это, если мы все поставлены в равные условия? Это тоже надо подумать, потому что потом, действительно, можно будет говорить о прозелитизме, но с другой стороны.

Андрей Шарый: Но в других же странах существуют элементы, скажем, в Хорватии, Боголюб?

Боголюб Лацманович: Да, существуют.

Андрей Шарый: Есть ведь там основы католического вероучения, да?

Тадеуш Кондрусевич: И в Литве есть, и в Польше есть. Есть, да.

Андрей Шарый: То есть теоретически, вы считаете, в этом все-таки здесь есть какой-то вопрос для России или?..

Тадеуш Кондрусевич: Для России с ее спецификой есть вопрос. Но вообще в мире это так существует. В Польше, например, ввели, в Литве тоже ввели в школах, и туда ходят преподаватели: как священники, как и монашествующие, так же и миряне <...>.

"Русский предприниматель", 2002, ї 2. Дмитрий Другов, "Атеисты против Патриарха. Народные избранники по-прежнему считают религию "опиумом для народа"".

Как известно, Патриарх Алексий II в своем выступлении на Десятых международных рождественских образовательных чтениях подчеркнул необходимость расширения сотрудничества Церкви и государственной системы образования... Однако именно эти высказывания неожиданно стали мишенью для нападок ряда депутатов либеральных фракций Думы СПС и "Яблока" и поддержавшего их спикера Госдумы Геннадия Селезнева <...>. Один из них, "яблочник" Михаил Амосов, заявил буквально следующее: "Мне представляется, что введение "Основ православной культуры" оскорбительно для представителей других религий и конфессий, а также для неверующих. Недопустимо с ранних лет "привязывать" детей к единой религии". С этой позицией, в целом типичной для "западнических" фракций, солидаризировался и спикер Госдумы Геннадий Селезнев. Высказавшись против введения предмета, Селезнев сказал, что "в России Церковь отделена от государства и в стране много религиозных конфессий", а поэтому "введение в светских школах именно "Основ православной культуры" неблагоприятно скажется на их взаимоотношениях". Вслед за этими высказываниями последовала целая волна критических публикаций, носивших крайне тенденциозный характер. В них содержался целый ряд принципиальных искажений смысла сказанного Патриархом. Во-первых, все критики "Основ православной культуры" рассматривали этот курс как вероучительный, то есть как аналог Закона Божия. Между тем этот предмет изначально задумывался именно как культурологическая дисциплина <...>. В правовом отношении идея курса опиралась прежде всего на преамбулу Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях", где признается "особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры". Таким образом, депутаты явно передергивали слова Патриарха, утверждая, что он якобы "незаконно" хочет поголовно всем "навязать" изучение православной религии. Любопытно, что депутаты из "Яблока" и СПС толкуют принцип разделения Церкви и государства в откровенно радикально-атеистическом, большевистском духе, полагая, что даже школьники из семей верующих не имеют права изучать "Основы православной культуры" в государственных школах. На самом деле уже действующее законодательство позволяет на добровольной основе изучать в светских школах не только "Основы православной культуры", но и Закон Божий <...>.

"Русский Дом", 2002, ї 3. Из Слова Святейшего Патриарха Алексия II на открытии X Международных Рождественских образовательных чтений, "Не препятствуйте детям приходить ко мне".

Школа, выпавшая из традиции, школа, в которой не соблюдают преемственности поколений и не передают нравственных начал, способствует только дальнейшему разрушению общества, а не созиданию его. Взрывчатое вещество растления, будучи заложено в школу, может оказаться для народа более гибельным, чем любые теракты. Думается, что пора распространить опыт преподавания "Основ православной культуры" на все государственные школы России. И не нужно бояться того, что среди учеников могут оказаться дети мусульман, иудеев, буддистов. Ведь достижения русской православной культуры суть неотъемлемая часть мировой духовной сокровищницы, а тем более нашего образа мысли и жизни, веками объединяющего народ. Православие - вовсе не идеология, не набор абстрактных убеждений. Это жизнь, наполненная любовью ко Господу и к людям, добрым отношением ко всему творению Божию <...>.

"Независимая газета - НГ Религии", 2002, 17 апреля. "Москвичи за Закон Божий".

Введение в программы средних школ России предмета "Закон Божий" в той или иной степени поддерживают 59 процентов взрослых москвичей, а не поддерживают 21. 15 процентов жителей столицы РФ относятся к этому вопросу безразлично, а 5 - не имеют на этот счет своего мнения. Опрос проведен в начале апреля социологами Группы компаний monitoring.ru. В нем участвовали 600 взрослых москвичей, проживающих во всех административных округах столицы РФ <...>.

"Lenta.ru", 2002, 28 апреля. "Защитники православия молитвенно постояли на месте свиданий московских геев".

В Москве у памятника Кириллу и Мефодию прошла акция в защиту православия, организованная по инициативе лидера парламентской группы "Народный депутат" Геннадия Райкова Народной партией Российской Федерации и Союзом православных граждан. По данным сотрудников милиции, в митинге приняли участие около полутора тысяч человек <...>. В своих выступлениях собравшиеся призывали к принятию закона о традиционных религиях, к введению в школах предмета "Основы православной культуры" и расширению православного присутствия в российской армии. Выступления с трибуны сопровождались молитвами и песнопениями митингующих. "Эхо Москвы" отмечает, что сторонники православия собрались на Славянской площади, в том самом месте, где обычно гуляют московские геи, против которых начал крестовый поход инициатор акции Геннадий Райков.

"Коммерсантъ", 2002, 17 мая. "Прививка Минобразования православием идет успешно".

<...> Заключен договор о сотрудничестве Минобразования и РПЦ, в котором министерство обязалось содействовать организации преподавания предмета "Основы православной культуры" в рамках учебной программы. В ряде государственных школ Московской, Курской, Смоленско-Калининградской и Кемеровской епархий уже введен обязательный предмет "Основы православной культуры".

"Русский предприниматель", 2002, ї 5-6. Ксения Чернега, кандидат юридических наук, кафедра гражданского и семейного права МГЮА, "Уроки религии в государственной школе. Что говорит по этому поводу российское законодательство".

<...> Во второй статье Закона РФ "Об образовании" закреплен принцип светского характера образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Однако данный принцип вовсе не налагает запрета на религиозное образование в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, в том числе в школах. Например, в пункте 4 статьи 5 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" говорится: "По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы". Более детально эта процедура решения вопроса о религиозном образовании в государственной школе закреплена в письме Министерства образования РФ от 4.06.99 ї 14-53-281ин/14-04. Согласно данному документу, для решения этого вопроса требуется заявление родителей школьников в том случае, если они не достигли 14 лет. В заявлении помимо просьбы родителей фиксируется согласие самого ребенка на обучение религии. В соответствии с законом ребенок старше 14 лет может самостоятельно решать вопрос о своем отношении к вероисповеданию. В связи с этим он вправе оформить свою просьбу о религиозном обучении в виде приложения к заявлению родителей (законных представителей) или в виде самостоятельного заявления. Такие заявления оформляются на имя администрации образовательного учреждения и рассматриваются органом школьного самоуправления (совет школы, попечительский совет или иной орган, записанный в учредительных документах школы). Важно отметить, что для решения вопроса о религиозном образовании в заявлениях родителей или детей должно содержаться указание на ту религиозную организацию, которая будет заниматься религиозным обучением. В свою очередь руководитель или полномочный представитель этой организации должен приложить к заявлениям свое ходатайство. К нему также должны быть приложены копии устава и свидетельства о государственной регистрации этой религиозной организации. Последнее требование существует для того, чтобы оградить школу от вторжения нетрадиционных религиозных объединений (сект).

"Еженедельный Журнал", 2002, ї 23. Яков Кротов, "Церковный покров над светской школой".

<...> Призывы воспитывать в детских душах терпимость не мешают автору учебника А. В. Бородиной откровенно поносить гуманизм - за "признание самоценности человека" и противостояние христианству. "Православной культурой" признается лишь культура России, где якобы и каноны иконописания сформировались <...>. Средневековые басни о реликвиях и хранящихся где-то дарах, которые волхвы принесли младенцу Христу, воспроизводятся как аксиома, без всяких комментариев <...>. Учебник нафарширован неомонархизмом: оказывается, Россия - "удел Богоматери", Она "замещает императора" <...>. Не обошлось и без вульгарного антисемитизма... Классическая средневековая юдофобия, соединенная с конспирофобией в духе "Протоколов сионских мудрецов" <...>. Конечно, учебник Бородиной - досадное недоразумение. Только не надо думать, что достаточно сочинить что-нибудь получше, и тогда вводи ОПК спокойно. Даже если ОПК станут преподавать по книгам Александра Меня, но в "сетке часов", "принудительно-добровольно" и с "поощрениями" в виде заграничных поездок, в душах школьников удастся заложить основы вовсе не православной культуры, а совершенно безрелигиозного цинизма, агрессивности и лжи. А уж этого добра, кажется, и так выше крыши. Выше даже церковных куполов.

"Известия", 2002, 23 июля. "Два единственно верных".

Отец Владимир Вигилянский:

<...> Жить в стране, чья история и культура целиком замешена на проблемах православия, и ничего не знать об этом - дикость <...>. Не учитывать это - значит встать вровень с большевистской пропагандой, вымарывавшей любое упоминание о православии из учебников истории и литературы. Я не понимаю людей, протестующих против изучения какой-либо культуры, - как они не боятся встать рядом с известным деятелем, хватавшимся за пистолет при упоминании о культуре! <...> Даже при советской власти в 60-е годы дипломатам и переводчикам МГИМО преподавали церковное Писание - чтобы те не попали впросак, общаясь с иностранцами. Великие богословы протоиерей Георгий Флоровский и протоиерей Сергий Булгаков с успехом преподавали предметы, связанные с церковью, в светских учебных заведениях США и Европы. Почему-то тех, кто их приглашал, совсем не волновал вопрос о "яблоке раздора" между учащимися. Ведь речь шла об образовании! <...>

Сергей Капица, ученый:

<...> Религиозный взгляд на устройство мира - это этап, который остался в прошлом. Невозможно принимать достояние современной науки и совмещать его с догматическим взглядом на устройство мира и божественное происхождение человека. После открытий Ньютона и Галилея, эпохи Просвещения и Дарвина религиозное мировоззрение отошло в прошлое <...>. Религия - вещь довольно сложная, ее поверхностное изучение может привести к путанице в головах детей. И, повторяю, нельзя покушаться на Конституцию. Ее неукоснительное соблюдение - основа единства и здоровья нашего общества. Норма об отделении церкви от государства далась обществу совсем недешевой ценой.

Радио "Свобода", 2002, 24 июля.

<...> Закон Божий - обязательный школьный предмет в 13 из 16 земель Германии <...>.

"Новое время", 2002, ї 2963, 8 сентября. Борис Туманов, "Диверсанты в рясе".

<...> Обосновывая необходимость введения в государственных школах и вузах обязательного курса "Основы православной культуры", митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир утверждал, что православие является основой российской государственности и российской культуры. По его словам, без православия нет ни культуры, ни самой России, тем более что светское государство, каким является Рос- сийская Федерация, вовсе не означает, что оно должно быть атеистическим. Митрополит Владимир движим, вне всякого сомнения, добрыми намерениями, однако при ближайшем рассмотрении они сильно смахивают на идеологическую диверсию, поскольку объективно толкают российскую государственность к очередному краху.

"Независимая газета - НГ Религии", 2002, 16 октября. "Русский человек без Бога дрянь".

Священник Владимир Вигилянский:

<...> Закон Божий давно уже преподается в православных гимназиях и воскресных школах при храмах. Дискуссия сейчас ведется относительно введения в общеобразовательных школах факультативного предмета "Основы православной культуры". Уже слово "факультатив" говорит о необязательности этого предмета, однако как "правые", так и "левые" буквально завопили о навязывании Закона Божьего <...>. Один из участников дискуссии в "Известиях" даже пригрозил, что он возьмется за оружие, если священнослужители заявятся в школу (Александр Кудинов: "Любой грамотный человек знает, что бога нет... Мне 48 лет, я всегда презирал тех, кто разрушал храмы. Но если священнослужители заявятся в школу, то я возьмусь за оружие" - 2002, 31 августа). <...> Когда-то Федор Достоевский сказал, что русский человек без Бога дрянь. Известный поэт и чудный человек, чрезвычайно уважаемый мною, Семен Израилевич Липкин недавно мне сказал, что Россия может выжить, только став православной страной. Он же мне рассказал о том, что, поступив до революции в одесскую гимназию, он, как еврей, мог не посещать Закона Божьего, но тем не менее добровольно ходил на эти уроки и даже получал похвалу от законоучителя за знание предмета. Он не только не чувствовал себя ущемленным, но считал правильным изучать тот закон, по которому живет его страна. Прислушаемся к мудрому человеку, многое повидавшему за свои более чем 90 лет.

"Журнал Московской Патриархии", 2002, ї 10. "Посещение Святейшим Патриархом Алексием православной гимназии "Радонеж"".

<...> Обращаясь к собравшимся в храме, Святейший Патриарх подверг резкой критике появившуюся в газете "Известия" тенденциозно составленную подборку материалов, направленных против введения в светских школах предмета "Основы православной культуры". Его Святейшество напомнил, что данный предмет носит не миссионерский, а просветительский характер и во многих регионах России по просьбам родителей учащихся "Основы православной культуры" уже включены в школьную программу на факультативной основе.

"Gzt.Ru", 2002, 14 ноября. Надежда Кеворкова, Мария Железнова, "Два часа православия в неделю".

Вчера Минобразования разослало письмо министра Владимира Филиппова региональным органам управления образованием о "Примерном содержании предмета "Православная культура"". Чиновники Минобразования и РПЦ утверждают, что "Православная культура" - это светский, а не вероучительный предмет, который не нарушает закона о свободе совести и не требует от учащегося принадлежности ни к православной церкви, ни к какой-либо еще. Предмет проходит (на языке Минобразования) по линии "регионального или школьного компонента" - то есть за него несет ответственность либо сама школа, либо местные РОНО. На деле это означает, что директор школы сможет решать сам, будут ли его подопечные в течение 544 часов (или 612 часов в условиях двенадцатилетки) изучать основы православного образа жизни. Правда, он должен принимать решение на основе желания родителей своих учеников. Но, как показывает практика, в регионах проблем со сбором подписей не возникает. Так что новый предмет легко может превратиться из факультативного в обязательный <...>. Несмотря на то что письмо Минобразования совсем свежее, во многих регионах уже идет активная работа по схожей программе. Как стало известно ГАЗЕТЕ, договоры властей с местными епархиями подписаны в 20 регионах: например, в Московской, Смоленской, Курской, Рязанской, Самарской, Белгородской, Владимирской, Омской областях. Сходные тенденции на Дальнем Востоке и в Краснодарском крае <...>.

Вероятно, "Православная культура" станет еще более популярной после неформального одобрения ее президентом Путиным <...>. В июне этого года президент заявил: "Что касается факультатива (по Закону Божьему. - Газета), то об этом можно говорить" <...>.

"Профиль", 2002, ї 45. Илья Харлашкин, Светлана Перцова, Ирина Шабанова и др., "Факультет Закона Божьего".

<...> После появления официального письма из Министерства образования председатель Верховного управления мусульман России и стран СНГ, верховный муфтий Талгат Таджуддин предложил компромиссный вариант решения проблемы религиозного образования. По его мнению, оно должно быть обязательным, но преподаваться должны не основы какой-то одной религии, а целый курс по религиоведению, охватывающий все традиционные религии России. Также он отметил, что в Татарстане в этом учебном году в ряде школ было введено факультативное преподавание основ ислама.

"Коммерсантъ-Власть", 2002, ї 47. "Уроки православного".

Говоря о предмете "Православная культура", чиновники Министерства образования напирают на слово "факультативный", которое все понимают как "необязательный для посещения". Однако здесь и скрывается главный подвох. В письме министра предлагается внедрить курс в рамках так называемого регионального компонента образовательной программы <...>. И на этом "факультативность" предмета заканчивается. Если решение принято, "Православная культура" во всех школах региона попадет в сетку расписания и станет обязательным предметом <...>.

Фарид Ассадулин, заведующий отделом науки Духовного управления мусульман европейской части России:

Если это будет факультатив, при условии, что в самое ближайшее время появятся подобные факультативы, посвященные истории ислама и других религий России, к этому факту можно отнестись вполне положительно. 20 млн. мусульман России, их дети и внуки ожидают, что исламская культура найдет свое место в школьном образовании <...>.

Борух Горин, руководитель департамента общественных связей Федерации еврейских общин России:

Мы, безусловно, против обязательного изучения любого религиозного предмета в школе <...>. Мы видели проект учебника по истории православия, он крайне тенденциозен и нетерпим. Если пятнадцатилетнему недотепе, берущему железо и идущему бить кавказцев, сегодня вручить еще и плохо подготовленный учебник, он даст подростку идеологическую базу <...>.

"Эхо Москвы", 2002, 18 ноября.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Евгений Ихлов, аналитик Общероссийского движения "За права человека", участник судебного процесса по факту распространения учебника для общеобразовательных школ "Основы православной культуры" <...>.

Е. Ихлов:

Проблема в том, что многонациональному, многоконфессиональному обществу вбрасывается идея племенного и национально-религиозного содержания, что, с моей точки зрения и точки зрения многих уважаемых экспертов, приведет к развалу РФ в течение ближайшего поколения <...>. Даже Бог с ним, с этим погромным учебником. Я обращаю внимание на циркуляр Филиппова - там даже сказано о недопустимости доктринального образования. Но я хочу обратить внимание - все эти курсы, все эти планы учат тому, что разделяет. Я нигде не увидел и намека на то, что основные мировые религии (три авраамические: иудаизм, христианство, ислам - и буддизм) выработали некий общий комплекс духовных, моральных ценностей, кстати, впитанных современной культурой и ретранслируемых в общество. Я нигде не заметил здесь такое общее понятие для западной философии и западной социологии, как иудео-христианская цивилизация. Вся современная западная религиозная традиция, к которой принадлежит и Россия, называется иудео-христианская цивилизация - этого нет <...>.

"Комсомольская правда", 2002, 19 ноября, Андрей Моисеенко, "Станет ли Библия школьным учебником?".

<...> Министерство предполагает разбить предмет "Православная культура" на несколько крупных тем:

1. Православная христианская картина мира.

2. История православной религии и культуры.

3. Православная культура и религии мира.

4. Письменная культура православия (православная словесность).

5. Православный образ жизни.

6. Нравственная культура православия.

7. Художественная культура православия.

8. Православие - традиционная религия русского народа <...>.

"Известия", 2002, 21 ноября.

Александр Адамский:

<...> Введение же преподавания одной из конфессий, фактически Закона Божьего, препятствует прежде всего самоопределению личности, создает правовую коллизию относительно прав граждан не православного вероисповедания и уж тем более не адекватно современному уровню знаний и современной картине мира <...>.

"Российская газета", 2002, 21 ноября. Виталий Третьяков, "Внимание, опасность! Об идее преподавания курса "Православная культура в школе"".

<...> Дело слишком серьезное, чтобы решение о таком революционном нововведении решалось одним министром, одним министерством, даже одним Правительством. Это либо дело закона, то есть Думы и Совета Федерации, либо вообще всего народа, что означает проведение соответствующего референдума. Сразу скажу, что моя личная оценка данного нововведения - категорически отрицательная. И это несмотря на то, что содержание курса, опубликованное в ряде СМИ, показывает: курс интересен и имеет полное право на существование. Но вне стен общеобразовательной школы. Ибо этот курс абсолютно клерикален. Я бы рискнул приложить к данному курсу известное изречение о необходимости закрытия факультета философии в Московском университете: польза от преподавания такого предмета не доказана, вред очевиден. В чем же этот вред? Конечно, не в том, что дети, подростки, юноши и девушки будут знакомиться с основами православной культуры и даже изучать их. Это полезно. И даже нужно. Вред в другом. Во многом другом. Прежде всего такое нововведение есть безусловное нарушение конституционных принципов светскости нашего государства и светскости нашего образования. А конституционные принципы должны и изменяться конституционно <...>. Пойдем далее. Я бы не видел никаких собственно профессионально-образовательных препятствий к введению такого курса в средней школе даже в качестве обязательного, а не только факультативного предмета (что, видимо, и имеют конечной целью авторы идеи), если бы были соблюдены три совершенно необходимых условия. Первое: курс должен называться честнее, например, "Основы и история русского православия". Второе: вести его должны исключительно светские педагоги. Но главное - третье условие: параллельно и одномоментно должен быть введен в школьное образование курс "Основы и история философии" <...>. Чем бы ни руководствовались инициаторы идеи - благими ли намерениями возрождения единой морали и единой культурной традиции в обществе, чисто ли просветительскими соображениями или услужливым знанием о воцерковленности Президента, результат будет ужасен <...>.

"НТВ", 2002, 22 ноября, "Свобода слова".

Савик Шустер: <...> Главные герои программы: дьякон Андрей Кураев, заместитель руководителя аппарата правительства Российской Федерации Алексей Волин1, ректор РГГУ Юрий Афанасьев и кинорежиссер Никита Михалков... Сегодня аудитории был задан вопрос: "Считаете ли вы необходимым введение в обязательном порядке курса православной культуры в средней школе?" И вот какой ответ мы получили: против, подчеркиваю, обязательного курса православной культуры - 65 процентов, за - 35. Мы сейчас, конечно, задали вопрос так, как он был понят в обществе первоначально. После того, как мы сразу узнали о письме, тогда речь пошла об обязательном образовательном курсе, сейчас мы говорим о факультативном. И к концу программы мы поймем, сохранится ли такое жесткое деление при ином повороте вопроса, если мы повернем его в сторону факультативного религиозного образования <...>.

Волин: Правительство и государство в своей деятельности руководствуются исключительно законами Российской Федерации. В законах Российской Федерации записаны две вещи: по Конституции светский характер государства, по закону об образовании - светский характер образования. Согласно закону об образовании, представители религиозных учений в школу приходить и преподавать там не могут.

Кураев: Это ложь! Это просто ложь. В Законе о свободе совести совершенно четко говорится: государство оказывает поддержку религиозным организациям при осуществлении ими культурно-просветительской деятельности, имеющей широкое общественное значение.

Волин: Никто не возражает. Не в рамках государственной школы.

Кураев: В рамках. В законе, в законе есть статья, которая регулирует, как именно и на каком основании в государственную школу может войти представитель религиозной конфессии <...>.

Г. Остер: <...> Пункт 4-й статьи 5 Федерального закона о свободе совести и религиозных объединениях, ясно сказано: "По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрации указанных учреждений по согласованию с соответствующими органами местного самоуправления предоставляют религиозным организациям возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы".

Кураев: Господин Волин усыновил всех детей России и от имени всех родителей заявляет: не надо преподавать.

Афанасьев: <...>...Вот здесь говорили так: русская культура - это православная культура. По существу, ставили знак равенства. Ну как же можно? Ведь дело в том, что даже те люди, которые здесь назывались, и автор "Гавриилиады", и автор "Демона", и Достоевский, и Толстой, и такие корифеи русской культуры, как, скажем, Владимир Соловьев, и так далее, мягко говоря, имели касательное отношение к православию, а скорее находились в конфронтационной позиции к нему...

Кураев: Афанасьев в роли патриарха, отлучающего от церкви русских писателей. Гениально...

Шустер: <...> Итак, вопрос. Мы подготовили аудиторию к вопросу. Итак, факультативный курс православной культуры в школах по согласованию с родителями, но за счет бюджета. Пусть он будет региональный, федеральный - не важно - за счет налогоплательщика, всех налогоплательщиков России. Итак, согласны - не согласны. Давайте посмотрим на результат. Сейчас мы его получим. Я думаю, что мы никогда так четко не обсуждали вопрос, который мы дадим в конце, как сегодня. <...> Вот видите, здесь уже совсем иной результат. Можно сказать, почти поровну. То есть за то, чтобы были классы православной культуры в школах даже за счет государства, - больше таких людей <...>.

"Русская линия" (Санкт-Петербург), 2002, 25 ноября. "Открытое письмо студентов Московского педагогического государственного университета".

Президенту Российской Федерации В. В. Путину, Председателю Правительства РФ М. М. Касьянову, министру образования РФ В. М. Филиппову.

В связи с развернутой в российских СМИ массовой кампанией против преподавания в школах России "Основ православной культуры" студенты МПГУ, выполняя свой гражданский долг, считают необходимым заявить свой решительный протест в связи с открытым нарушением прав граждан на образование. Письмо министра образования России В. М. Филиппова по поводу введения в школах факультатива "Основы православной культуры" вызвало форменную истерику, целый шквал антицерковной демагогии, некомпетентных домыслов в ряде средств массовой информации и в высказываниях некоторых чиновников <...>.

Студенты исторического факультета МПГУ обращают самое пристальное внимание на тот факт, что против "Основ православной культуры" выступают именно те средства массовой информации, которые пытались склонить Президента России к "новому Хасавюрту" с террористами, захватившими заложников в театральном комплексе на Дубровке. Тогда "информационные" и прочие террористы проиграли, их адвокаты решили теперь отыграться на Русской Православной Церкви и всей учащейся молодежи.

15 ноября 2002 года сотрудник аппарата Правительства РФ Алексей Волин в интервью газете "Газета" оскорбил религиозные чувства миллионов православных граждан России, сравнив школьный факультативный курс "Основы православной культуры" со "средневековым мракобесием", и призвал к попранию прав православных граждан России на образование, неотъемлемой частью которого является знакомство с великой духовной православной традицией, на которой выросло само Российское государство.

Пошлые эпитеты Волина напоминают тезисы большевиков-пролеткультовцев о том, что "реакционную русскую культуру" следует "сбросить с корабля современности". Заявления Волина отдают банальным обскурантизмом, демонстрируют, что этот чиновник не любит и не уважает историю и традиции государства, которому якобы служит <...>.

По нашим сведениям, сейчас на министра образования РФ В. М. Филиппова оказывается беспрецедентное давление с целью добиться его отказа от введения факультатива "Основы православной культуры" <...>.

"Новые известия", 2002, 26 ноября. Елена Кацюба, "Урок лицемерия".

У Валентина Катаева был в 20-х годах фельетон о том, как в одной деревне половину сельской церкви отдали под школу. И вот в одной половине идет урок русской литературы, учительница читает басню Крылова: "Попрыгунья стрекоза лето красное пропела, оглянуться не успела..." - "Яко Спаса родила!" - отзывается хор на второй половине храма. Нечто подобное, кажется, грозит теперь нашим школам. Введено антиконституционное положение об изучении истории православия с первого до последнего класса <...>.

Нововведение с особым рвением приветствовал Никита Михалков, окончательно вжившийся в роль обер-прокурора святейшего Синода Победоносцева. По его мнению, Россия - страна православная. В Конституции, правда, этого не написано, а написано совсем другое, что, мол, церковь церковью, а государство государством <...>. Хотя мы Катехизис и не проходили, но знаем, что Бог есть Дух. А планомерное изучение Духа, да еще и Святого, в средней школе - дело туманное, сомнительное и бесполезное <...>. Среди десяти заповедей есть и такая: "Не поминай имя Господа твоего всуе". Если введут в школах зубрение православия, эта заповедь будет нарушена. Кстати, прецедент уже был. Закон Божий зубрили в церковно-приходских школах, и в реальных училищах, и в гимназиях, и даже в институтах благородных девиц. Кончилось все семнадцатым годом. Так что предлагаю новую, первую заповедь XXI века: "Не зомбируйте детей!" И незомбируемы будете <...>.

Впрочем, православные обряды, если их не навязывать и не внедрять в массовом порядке, очень красивы и по самой глубинной сути своей интимны. "Где двое во имя Мое, там и Я с вами", - сказано в Евангелии. Жалко будет, если под влиянием школярской схоластики у школьников отобьют всякий вкус к эстетической стороне религиозных обрядов, как отбили его у гимназистов и лицеистов в XIX веке <...>.

Что касается нынешнего запоздалого крещения тысячу лет спустя, то, кроме исконно русской пословицы "Заставь дурака Богу молиться - он лоб расшибет", эта акция никаких других ассоциаций не вызывает. Не получится нового крещения. Скорее всего будет "ни Богу свечка, ни черту кочерга".

"Комсомольская правда", 2002, 26 ноября. Марина Аникеева, "Что я увидела на уроке православия".

<...> Обучение православию длится в городе (Ногинск, Московская область) уже пять лет. Интересуюсь у начальника отдела по делам несовершеннолетних местной милиции Надежды Сорокиной, видны ли результаты.

- Кривить душой не буду. В городе не все благополучно. Но среди малолетних нарушителей очень мало учащихся из школ, где преподают православие. Совпадение или закономерность? Не знаю... Но, на мой взгляд, самые главные библейские каноны - не убий, не укради - преподавателям удается внушить молодежи.

Первые отклики:

Я согласился бы с введением предмета "Религиоведение", на котором дети могли бы узнать о многообразии религиозных взглядов. Но только если предмет будут вести хорошо подготовленные педагоги, а не священники. И в этот курс обязательно должен входить и атеизм.

Юрий Полетаев, Тольятти.

"Независимая газета", 2002, 28 ноября. Протоиерей Всеволод Чаплин, "Школа должна уважать мировоззренческий выбор человека".

<...> Напомню некоторые международно-правовые нормы, в России малоизвестные и откровенно игнорируемые. Конвенция ООН о борьбе с дискриминацией в области образования утверждает, что родители должны иметь возможность "обеспечивать религиозное и моральное воспитание детей в соответствии с их собственными убеждениями". В Протоколе ї 1 к Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод говорится: "Государство при осуществлении любых функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей обеспечивать, чтобы такие образование и обучение соответствовали их собственным религиозным и философским убеждениям". Однако наша государственная школа по-прежнему основана на безальтернативной доминанте "научного мировоззрения", предполагающего скептический подход к религии, ее ценностям и мировоззренческим установкам. Православный ребенок вынужден выбирать между авторитетами семьи и школы: дома ему говорят, что мир и человек созданы Богом, а Библия описывает реальные чудеса, но в школе его учат дарвиновской теории, попутно именуя Священное Писание собранием мифов. Дома говорят, что мастурбация - грех, в школе учат, что это "отправление потребностей организма" <...>

Чем мы хуже, наконец, большинства стран Западной Европы, где почти во всех школах в полуобязательном порядке преподается учение одной-двух традиционных Церквей? <...>

"Независимая газета", 2002, 29 ноября. Андрей Ваганов, "Культ от культуры будет отделен".

<...> Прокомментировать ситуацию мы попросили министра образования РФ, доктора физико-математически наук Владимира Филиппова.

- <...> Подчеркивается, что программа "Основы православной культуры" фактически совпадает с курсами, преподаваемыми в православных духовных семинариях. Вот о чем речь.

- Это неправда. Абсолютно. Возникает действительно вопрос: какое содержание по этому предмету мы должны давать? Мы знаем с вами, когда какой съезд или Пленум ЦК КПСС был. Но вы мне сейчас не назовете - и никто не назовет! - деятелей православия хотя бы в первые пятьсот лет его существования. Или во вторые пятьсот лет. Поэтому вопрос о необходимости дать знания хотя бы о некоторых элементах православной культуры, ее основных этапах, ее деятелях весьма актуален... Обделенность наша с вами, получивших образование в СССР, в этом плане очевидна. Все наши призывы - давайте отведем детей в Эрмитаж или в Третьяковку - они бессмысленны: большую часть картин классиков мы с вами там не поймем, так как они написаны на библейские сюжеты <...>. Есть хороший зарубежный пример - французский. Французы провели опросы среди детей: что такое Троица? Большинство из школьников ответили, что "Троица" - это станция метро. И только 10 процентов ответили, что это понятие связано с религией. Вот этого не должно быть.

"Вечерняя Москва", 2002, 2 декабря. Мона Платонова, "Три "НО" на пути религии в школу".

<...> Конечно, любому культурному человеку, верующему или неверующему, необходимо иметь представление о различных религиозных конфессиях, об их влиянии на культуру. Однако вряд ли такой урок, как "православная культура", будет давать ученикам информацию об основах всех мировых религий. Это первое большое "НО" предполагаемого курса. Второе "НО" связано с национальным составом наших школ <...>. Кто вам сказал, что семьи, живущие по законам ислама, буддизма, иудаизма, захотят изучать православную культуру? И третье "НО": "Кто этот предмет будет преподавать?" Если священнослужители, то где гарантия, что они не станут использовать учебные часы на "обращение" ребят в свою веру? А если "светские учителя", то где их взять? <...>

"Русская линия" (Санкт-Петербург), 2002, 2 декабря. "Представители традиционных религий России поддерживают введение курса "Основ православной культуры" в российских школах".

В письме министру образования Российской Федерации В. М. Филиппову заместитель председателя Центрального духовного управления мусульман России Фарид Салман выразил поддержку усилиям министерства по оказанию помощи учебным заведениям в области изучения православной культуры. "<...> Некоторые материалы СМИ намеренно создавали у людей ложное впечатление, будто бы Министерство образования РФ вводит изучение учебного предмета "Православная культура" в качестве обязательного для всех учащихся или ставили под сомнение право российских граждан на изучение своей традиционной религиозной культуры в российской общеобразовательной школе, - говорится в письме. - По нашему мнению, такие выступления являются в лучшем случае некомпетентными заявлениями, а в худшем - ксенофобскими и провокационными выступлениями, направленными на провоцирование в обществе религиозной и национальной вражды". Центральное духовное управление мусульман России выражает заинтересованность в расширении возможностей для российских детей изучать ценности родной для них религиозной традиции в общеобразовательных учреждениях <...>.

Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России также направил министру образования В. М. Филиппову послание, в котором подчеркивается, что право граждан на выбор образования и воспитания для своих детей в соответствии со своими убеждениями неоспоримо. В документе, подписанном председателем Конгресса раввином З. Л. Коганом, декларируется, что российские дети вправе получать в государственных и муниципальных образовательных учреждениях образование, сообразное их национальной культуре, реализуемое в соответствии с государственными стандартами, но с учетом ценностей народа, к которому ребенок принадлежит, и страны, в которой ребенок проживает <...>.

"ИТАР-ТАСС". Религия и общество (оперативная лента), 2002, 5 декабря.

<...> Инерция атеистического воспитания - главная причина навязанной дискуссии о введении в школах факультативного курса "Основы православной культуры", - заявил сегодня, выступая перед журналистами, митрополит Кирилл...

"Экспресс" (Казахстан), 2002, 6 декабря. Андрей Доронин, "Нервная система кольчатых червей".

Изображение Девы Марии в качестве иллюстрации к букве "Б" школьного букваря и стало причиной недовольства Русской православной церкви современным образованием. В 1997 году патриарх Алексий II возмутился картинкой, на которой вместо канонического изображения Богородицы школьникам явилась сомнительных намерений обнаженная женщина с признаками макияжа, возлежащая на цветном одеяле. Именно тогда предстоятель РПЦ заявил, что будет бороться за введение православия как предмета школьной программы <...>.

"Новые известия", 2002, 10 декабря. Евгений Комаров, "Клерикалы пошли в атаку на светскую школу".

<...> Парламент Татарстана считает, что "преподавание ОПК в качестве одной из основных учебных дисциплин в многоконфессиональном и многонациональном государстве может привести к дестабилизации в нашем обществе, обострению и без того непростой ситуации в межнациональных отношениях <...>. Российская Федерация - светское государство, поэтому ни о каком преподавании религиозных дисциплин, тем более одной православной религиозной дисциплины, в государственных школах не может быть и речи" <...>. Если в большинстве христианских деноминаций (в первую очередь протестантских) источником вероучения является только Библия (Священное Писание), то Православная церковь выдвигает в качестве равноправного с Библией источника также Священное Предание. В него включается весь комплекс исторически сложившихся форм религиозности и церковной жизни. Фигурально выражаясь, для РПЦ равно святы как Евангелие, так и золотые купола, подсвечники у икон и весь тот своеобразный стиль жизни, который de facto сложился в религиозных организациях. В отличие от мусульманской уммы, которая весьма демократична (ислам не имеет духовенства: имам de jure такой же человек, как и его прихожане), православные приходы строятся по теократическому принципу. Все решает настоятель, слово которого ("благословение") - закон. И "послушание" этому слову - "паче поста и молитвы" (одна из любимых поговорок в РПЦ). Эту ситуацию отражают и ведомственные учебные заведения РПЦ: те, кто там учился, знают: обучение проводится на основе "полного пансиона", покидать территорию запрещено, словно в воинской части. На обед и даже на молитву ходят строем и по расписанию. В таких условиях можно воспитать граждан какого угодно государства, но только не демократического. Впрочем, история Российской империи дает тому красноречивый пример. Вот эту-то цель - сделать современную молодежь носителем ведомственной этики и эстетики (если угодно - "прикида") - и ставят перед собой создатели ОПК <...>.

"Комсомольская правда", 2002, 10 декабря. "Станет ли Библия школьным учебником-2".

Читатели "Комсомолки" размышляют: нужно ли вводить новый предмет - "Православная культура":

<...> Да и как священники могут доступно преподавать религию в школах, когда даже в своей церкви служба ведется на старославянском языке. Апостол Павел говорил, что если он будет говорить на незнакомом языке, то кто его поймет. Он сравнил себя в этом случае с медью пустозвенящей, не имеющей никакой пользы.

С уважением

Борис Фоломеев.

<...> Хотите учить православию - учите! Организуйте вечерние и воскресные школы, печатайте в газетах рекламу этих школ, ходите по домам. Но не трогайте обычные школы, институты. Вам мало Чечни? Вы получите такую проблему в каждой области. Кто сказал, что православных в России больше, чем мусульман? Кто реально проводил эти подсчеты?

С. В. Юдин, доцент, доктор технических наук.

Комментарий Минобра:

<...> На днях министр образования Владимир Филиппов пояснил позицию министерства по введению "Основ православной культуры" (так предмет именуется в последних документах).

- В школах этот курс может существовать только как "предмет по выбору" или факультатив... Школы, которые вместо "Основ православия" будут вводить у себя уроки Закона Божьего с молитвами и прочими атрибутами религиозной службы, накажут. Классы не могут быть превращены в молельни.

"Русская линия", 2002, 19 декабря. "Министр образования отрекается от православной культуры". Комментарий пресс-службы Союза Православных Граждан.

18 декабря министр образования России Владимир Филиппов заявил, что добровольный курс "Основы православной культуры" будет низведен из регионального до школьного компонента. Одновременно будет введен обязательный курс "История мировых религий". Этим заявлением министр Филиппов дезавуировал письмо Министерства образования, регулирующее введение "Основ православной культуры", которое вызвало истерику у антицерковного лобби. Как нам стало известно, зам. министра образования Болотовым готовится новое письмо в регионы, которое окончательно закрепит за "Основами православной культуры" маргинальную роль в системе образования. Обязательный курс "История мировых религий" - это реванш государственного атеизма в системе образования <...>.

Мы поражены тем, что министр Филиппов сделал свое заявление, несмотря на сорок тысяч подписей, собранных в поддержку "Основ православной культуры", несмотря на то, что, согласно социологическим опросам, в тех регионах, где "Основы..." уже введены, их поддерживает до 97 процентов населения! Если сегодня так цинично игнорируют мнение миллионов православных граждан России, значит, завтра возможны новые гонения на Церковь! <...>

"Огонек", 2002, ї 49. "Господи, пронеси".

В ответ на общественное недоумение, вызванное нарушением Конституции (как-никак в Основном Законе закреплен принцип светскости государства), Московский патриархат откликнулся в том смысле, что он: во-первых, против религиозного воспитания в школе; во-вторых, не допустит в школе атеистического воспитания, потому что атеизм - это и есть самая настоящая религия. Со стороны государства акт капитуляции перед церковью подписал министр образования Филиппов. Так закончилась начавшаяся примерно десять лет назад клерикализация всей страны, которая оказалась равна электрификации минус советская власть. Что впереди? Церковная цензура?

С этими вопросами атеист Александр Никонов пришел к директору Фонда эффективной политики (ФЭП) Глебу Павловскому.

- Я не вижу ничего худого в том, чтобы в местах доминирования той или иной церкви, в местах компактного проживания людей той или иной религии в школах преподавали Закон Божий. Главное, чтобы это делалось не в обязательном порядке, а факультативно...

- А что делать атеистам?

- Убежденным атеистам, буде таковые найдутся, надо объединиться и разработать свои предложения по преподаванию их веры. И добиваться, чтобы ее начали преподавать. Может быть, если изложить основы научного атеизма, то граждане и не захотят изучать его даже факультативно. Атеизм - такая же вера, как другие. Она распространенная, но не каноническая...

- Я вообще не понимаю, почему жрецы разных религий должны ходить по современной школе! У нас, слава богу, церковь отделена от государства.

- Давайте поймем, что это значит! Отделена не значит запрещена. И отделена она не больше, чем бойлерная или АТС. Она отделена потому, что такова природа церкви. Недопустимо, чтобы церковь превратилась в министерство, это будет издевательство над человеческой совестью. Но у человека должна быть возможность удовлетворять свои духовные запросы. А у ребенка, у которого эти запросы только формируются, должны быть поводыри, наставники, учителя...

- Смысл слова "отделена" (школа от церкви) состоит в том, что эти два предмета никак не соприкасаются. Если же два предмета имеют общие точки, то нельзя про них говорить, что они отделены друг от друга. Давайте играть по-честному, давайте обойдемся без иезуитства... Отделена школа - пусть попы там не появляются и не преподают свою эту...

- Что значит "пусть не появляются"? Может, им и в государственный магазин запрещено ходить тогда? И почему "пусть не преподают"? Разве у нас священники поражены в каких-то правах? Разве им запрещено преподавать? Что за чушь? Полная ахинея! В конце концов, богословие не церковный, а светский предмет. По нему люди получают такие же дипломы, как по всему другому...

- Повторяю: принцип светскости образования означает, что церковное образование, управление и так далее - отдельно, а государственное образование, управление и так далее - отдельно.

- Совсем нет! Это означает другое - граждане, которые веруют в ислам, не обязаны своими налогами оплачивать веру граждан в Христа. И все. Несправедливо, если вы, атеист, станете своими налогами оплачивать обучение религии. Это единственное содержание принципа отделения школы от государства. Мусульман не должны заставлять учить "Отче наш", а православных - суры из Корана... Хотя, если они будут их знать, тоже ничего не отвалится.

- Может быть, тогда сделать проще - преподавать историю религий?

- История религий - обычный светский предмет, и он вообще не имеет никакого отношения к Закону Божьему. Его обязательно надо преподавать! Это просто минимум образованного человека, даже атеиста... Важно другое - кто финансирует факультативное преподавание. Бюджет, который формируется на основе налогов граждан всех вероисповеданий, не должен без солидарного решения всех этих конфессий финансировать обучение какой-то из них. Ну а если найдена какая-то иная форма финансирования, то вообще нет никаких проблем.

- Я заметил, что верующими становятся либо слабые, либо инфантильные люди, которые нуждаются в защите, в любящем отце, хозяине. Иногда это с ними случается после сильных жизненных ударов. А что вас сломало? Когда вы поверили?

- Это произошло не в один присест, но началось в тюрьме.

- Может быть, всех неверующих нужно ненадолго посадить, чтобы уверились? Может быть, у Бога такой план?

- А вы и так сидите. Просто еще не знаете об этом.

Владимир Познер, телеведущий:

Сам я атеист, и разгул поповщины на телеэкранах мне активно не нравится! Об этом настолько всем известно, что патриарх, завидя меня на улице (мы живем неподалеку), отворачивается и не здоровается. Я считаю, что именно на церкви лежит изрядная доля вины за те трагедии и перетряски, которые приключились с Россией в прошлом веке. Но это тема отдельного - большого и доказательного - разговора. Быть может, когда-нибудь у меня дойдут руки.

Виталий Гинзбург, академик:

Я просто возмущен засильем клерикалов! Мое отношение к этому резко отрицательное. Но дело не в моем отношении, в конце концов, это противоречит Конституции! Я, естественно, сторонник свободы совести, религия несет некие благотворные вещи, например, всегда призывает к добру, когда не требует крови неверных, но при чем тут государство? Религия - дело интимное. А одним из самых возмутительных проявлений того средневековья, что сейчас творится, я считаю появление слова "Бог" в нашем гимне. Это ужасно.

"Lenta.ru", 2002, 15 декабря. "У стен Министерства образования прошло молитвенное стояние".

У здания на Чистых прудах состоялось молитвенное стояние Союза православных граждан и Народно-патриотического союза. Демонстранты требовали введения в школах предмета "Основы православной культуры". Митингующие держали в руках лозунги: "Встань за веру, русская земля!", "Верните Отечеству православную культуру!", "Духовное просвещение - в школу", "Основы православной культуры - лекарство от пошлости" <...>.

"NovayaGazeta.Ru", 2002, 17 декабря. Елена Иваницкая, "Закон божий в первом чтении".

Лет десять назад твердили, что "церковь отделена от государства, но не от общества". Эта фраза была ковровой дорожкой на телевидение и в школу служителям культа. Но государство тогда все-таки как-то где-то молча признавало, что церковь от него - да, отделена. А сегодня министр по национальной политике Владимир Зорин заявляет в интервью корреспонденту "Времени MN" (от 16 декабря), что у церкви и государства "общих задач предостаточно". И какая, по-вашему, задача значится первой? "Религиозное просвещение населения". Вот так прямо и сказано. Ничего себе первоочередная задача государства! <...> Понятно, что "Законы Божии" можно преподавать только в том репрессивном духе, как в советские времена преподавали обществоведение в школе или научный коммунизм в институте. Преподавание идет насупленно и серьезно, пока слушающие обреченно молчат, а неудовлетворительная отметка по столь ответственному предмету грозит большими неприятностями <...>. Складывается впечатление, что власти не прочь разжечь "страсти по православию", если уж разожжены "страсти по исламу". Вместо того чтобы тушить там, хотят подпалить здесь. Пока что, слава богу, православные страсти не очень-то разгораются. Впрочем, ревнители православия вместе (заедино) с Народно-патриотическим союзом уже пикетировали 15 декабря Министерство образования. Зюганов с Союзом православных граждан договорился. Может быть, нам не обязательно стоять с ними заедино?

"Lenta.ru", 2002, 24 декабря. "О введении "Основ православной культуры"".

Резолюция совместного совещания Совета Ваада России, регионального совета еврейских организаций и общин уральского региона и руководителей еврейских национально-культурных автономий России.

Мы, участники совещания, обсудив инициативу министра образования РФ о введении в программу государственной общеобразовательной школы нового предмета - "Основы православной культуры", считаем, что такое нововведение нарушает Конституцию РФ и принципы отделения церкви от государства и школы от церкви. Преподавание "Основ православной культуры" в государственной общеобразовательной школе ставит в неравное положение детей из еврейских семей, а также из семей иных вероисповеданий либо приверженцев светских взглядов и атеизма. Так называемый добровольный отказ детей из вышеупомянутых семей от изучения "Основ православной культуры" выделит их из общего числа учащихся и создаст предпосылки межрелигиозной и межнациональной напряженности. Мы рассматриваем введение курса "Основы православной культуры" как завуалированную форму введения религиозного православного образования в государственной общеобразовательной школе <...>.

"Правда.Ру", 2002, 27 декабря. "Открытое письмо В. В. Путину о введении предмета "Основы православной культуры"".

Уважаемый Владимир Владимирович!

В Вашем лице впервые за последние десятилетия мы видим у власти гражданина России, который вместе с народом разделяет главное - потребность обращения к духовным и историческим истокам жизни нашей Родины, понимание значимости православной культуры для благотворного развития общества и государства <...>. Представляя огромное большинство Ваших избирателей и налогоплательщиков, на чьи деньги строится вся российская образовательная система, мы просим Вас:

ввести в образовательных государственных и муниципальных школах на всех образовательных ступенях и уровнях учебный предмет "Основы православной культуры";

законодательно закрепить альтернативную возможность преподавания в государственных и муниципальных школах и вузах предметов с учетом православного мировоззрения в соответствии с выбором детей и их родителей, имея в виду, что, согласно ст. 13 Конституции РФ, никакая идеология (в том числе и атеистическая) не может иметь статус государственной <...>.

"Родительский комитет", общественная организация - некоммерческое партнерство в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья.

(Документ к настоящему времени подписали 38 тыс. человек из 43 регионов России. Сбор подписей продолжается.)

"Российская газета", 2003, 15 января. "Один у нас выход - стать богатыми".

<...> Валерий Кичин: На днях ТВ дало поразительную новость: из-за холодов встала котельная, город замерзает. Что стали делать люди - ремонтировать котельную? Нет, они пошли в церковь молиться, чтобы ее исправил бог. Что, снова средневековье? Вообще, как вы относитесь к тому, что наша еще недавно приверженная научному знанию страна теперь идет вспять - к религии?

Эльдар Рязанов: А вы всерьез думаете, что у нас сколько-нибудь значительное число людей верит в бога? Верят единицы, остальные в это играют. Это просто очередная мода - и ношение крестика, и попы, заменившие партийную организацию. Они только публичные дома еще, кажется, не освящали, но когда освящают велогонки, меня берет оторопь. Я с уважением отношусь к праву людей верить, именно поэтому не понимаю, почему Русская православная церковь так агрессивна по отношению к другим конфессиям.

Валерий Кичин: Игра? Мода? Но попы уже хотят контролировать школьное образование - религию будут вдалбливать в головы детей, как прежде вдалбливали марксизм.

Эльдар Рязанов: Вспомните, чем это кончилось. Закон Божий преподают в школах или "Краткий курс истории КПСС" - разницы я не вижу. Вдалбливать не надо ничего... Но хватит об этом: религия никогда не входила в круг моих интересов <...>.

"Московские новости", 2003, 28 января. Георгий Чистяков, "Вере учат не в школе".

Отец Георгий Чистяков, священник храма Св. Космы и Дамиана в Москве, настоятель храма Покрова Богородицы в Детской республиканской клинической больнице:

Я предпочитаю, чтобы все, что мои внуки узнают о Православии и о его месте в истории России, они узнавали бы от своих родителей, от меня, в Воскресной школе - но не в школе общеобразовательной. Все, что касается веры в Бога, - это очень личное, интимное. В силу одного этого школа с ее казенщиной - не самое лучшее место для того, чтобы узнавать что-то о Боге: о Нем нельзя рассказывать на уроках. Можно вспомнить и отрицательный опыт преподавания Закона Божьего в гимназиях царского времени: эти уроки зачастую отталкивали детей от веры.

"Новые известия", 2003, 30 января. Зоя Светова, "Учебник только появился. А рознь уже началась..."

<...> На защиту учебника Аллы Бородиной от "воинствующих безбожных" правозащитников бросились неожиданные "борцы" за православие. А именно: муфтий Фарид Салман, заместитель председателя Центрального духовного управления мусульман России. Ему показалось, что "именно ксенофобная неприязнь к православному христианству движет Л. Пономаревым и Е. Ихловым (сотрудник организации "За права человека") в их провокационных действиях". Для полемики с правозащитниками муфтий тоже избрал форму письма к генпрокурору Устинову, в котором, заявив, что "не может промолчать... поскольку следующим объектом охоты навязчивых "политкорректоров вероучений" станут российские мусульмане", потребовал, чтобы прокуратура... возбудила уголовное дело в отношении Пономарева и Ихлова по статье 282 УК РФ ("возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды").

"Парламентская газета", 2003, 30 января. Галина Васина, "Православная культура: нарушение прав? Обретение сокровищ?..".

<...> Из зарубежного опыта

Конституция Австрии (ст. 14, ч. 10) разграничивает полномочия федерального и местного законодательства, "включая преподавание религии в школе".

Конституция Бельгии (ст. 24, п. 1) устанавливает: "Школы, организуемые государственными властями, предоставляют вплоть до конца обязательного школьного обучения выбор между одной из признанных религий и преподаванием неконфессиональной морали". С сентября 1989 года официально разрешено преподавание курса "Православие" в государственных школах Фламандского сообщества Бельгии.

В Великобритании в соответствии с Законом о реформе образования 1988 года в программе государственных школ "обязательно должно присутствовать религиозное образование, а также проводиться ежедневные молитвы".

Часть 3 статьи 7 Основного Закона Федеративной Республики Германии гласит: "Преподавание религии в государственных школах, за исключением неконфессиональных, обязательно".

Закон ї 95 от 1980 года Арабской Республики Египет запрещает подстрекательство молодежи к "отказу от религиозных ценностей и преданности отечеству".

Статья 27 Конституции Ирландии провозглашает: "Государство признает, что уважение к публичному поклонению является исполнением долга перед Всемогущим Богом. Должно благоговеть перед Его именем, уважать и почитать религию".

Статья 40 Конституции Литовской Республики устанавливает: "Государственные учебно-воспитательные учреждения <...> являются светскими. В них по желанию родителей ведется обучение Закону Божиему".

В Норвежском Королевстве, где евангелическо-лютеранская религия является официальной государственной религией (п. 2 Конституции), норвежские государственные детские сады и школы обязаны по закону преподавать всем ученикам "Мораль и христианское воспитание".

"Консерватор", 2003, 31 января. Егор Городецкий, "Научите Ванечку креститься".

Скандалы начались сразу же после публикации учебника <...>. Правозащитники указывают на пространное рассуждение о психологических причинах, побудивших иудеев требовать казни Христа (оно и в самом деле выглядит странно: простой пересказ Евангелия был бы гораздо убедительнее), и на те места, где монофизитство и несторианство именуются ересями (как будто с точки зрения нормальной, святоотеческой православной традиции это не ереси). По мнению же экспертов-религиоведов, совсем нехорошо, когда о чудесах рассказывается как о достоверных событиях, а не как о мифологии. Увы, ни мифологии, ни даже разжигания и черносотенства, которые, может, и очень плохи, но хотя бы немного интересны, в учебнике Бородиной нет. Скука смертная <...>. Учебник, написанный на птичьем псевдоученом языке, который и взрослому-то не уразуметь без пачки анальгина, дело это не поправит <...>. Поклонившись Алле Валентиновне за благую инициативу, пригласив ее в почетные рецензенты будущего учебника, нужно, конечно же, сдать ее творение в архив: первый блин вышел, как ему и положено, комом. Религия - это сила, а сила не остается без хозяина. Или религиоведение будут преподавать в государственных школах, или детям расскажет о Боге кто-то другой.

"Огонек", 2003, ї 5. Дмитрий Быков, "Закон - Божий!"

<...> Из этой же области - вопрос о преподавании истории религий или Закона Божьего в школе. Чтобы понять, есть у тебя слух или нет, надо как минимум подойти к инструменту. Чтобы сделать выбор - верить или не верить, - надо как минимум что-то знать о предмете спора. Меня в свое время не учили. Поэтому огромный смысловой слой в книжках, прочитанных в школьные годы, огромное пространство аллюзий, намеков, отсылок, полемических или апологетических диалогов с Библией - прошел мимо моего сознания, как и масса сюжетов классических картин. Никто в школе мне не объяснял, что такое "Притча о потерянной драхме" или "Динарий кесаря", а дома хоть и объясняли, но, конечно, на самом поверхностном уровне. Смысла половины обрядов я не знаю до сих пор. Сведения мои по истории религии крайне скудны, и эта полуобразованность постоянно дает о себе знать. Между тем почитать "В поисках пути, истины и жизни" Александра Меня невредно и атеисту, даром что там шесть томов, не самых легких для усвоения. "Магизм и единобожие" из этого цикла - книга, попросту необходимая для любого, кто хочет понять нынешнее время. И вообще: дайте человеку самостоятельно сделать выбор, но для этого хотя бы объясните ему, с чем ему вообще предстоит иметь дело! <...>

Либеральный наш гуманизм очень любит побороться за свободу совести. Он только всегда забывает о том, что самые жестокие цензоры, самые яростные ограничители чужих свобод - это именно либералы. Тер-Акопян (Тер-Оганьян. - В. В.) искренне полагал, что, рубя православные иконы, он борется именно за свободу совести и самовыражения. На эту тему есть интересный апокриф. В двадцатые годы один комсомольчик тоже рубил иконы, а потом спросил батюшку: "Что же твой Бог ничего со мной не сделает?" - "А что с тобой еще можно сделать?" - спокойно ответил батюшка <...>.

"Религии в СМИ". Справочно-информационный портал, 2003, 14 февраля. "США: школы, запрещающие ученикам молиться, могут лишиться государственного финансирования".

Отныне администрации американских государственных школ не имеют права запрещать ученикам молиться за пределами классных комнат, а также препятствовать проведению религиозных собраний учителей. В случае, если руководители школ не подчинятся этому правилу, их учебные заведения могут лишиться финансирования из государственного бюджета.

Соответствующее распоряжение, изданное департаментом образования США 7 февраля 2003 года, было встречено с большим энтузиазмом христианскими правозащитниками страны. "Новая директива о молитве станет настоящим благословением для школьников и преподавателей, - заявил президент христианской организации "Совет свободы" Мэтью Стейвер. - Смысл новых правил прост: администрация школ должна прекратить дискриминацию студентов и учителей, которые хотят молиться или участвовать в религиозных встречах".

"Комсомольская правда", 2003, 15 февраля. Андрей Моисеенко, "Библия не станет школьным учебником?"

<...> А еще министр сообщил, что в 2003 - 2004 годах будет разработана программа и учебная литература по предмету "История и культура мировых религий", в котором будут представлены все религиозные течения России. Этот курс также будет факультативным <...>.

"Кузнецкий край" (Кемерово), 2003, 20 февраля. Юлия Дергунова, "Школа + Церковь = ?".

<...> Так как в 2001 году департамент образования области подписал договор о сотрудничестве с Кемеровской и Новокузнецкой епархией, то сегодня подобные предметы уже введены в 17 городах и 7 районах Кузбасса. В 213 учебных заведениях ведутся факультативные занятия по основам православной культуры, основам религии. Как считает Тамара Фральцова (начальник департамента образования Кемеровской области), это в немалой степени способствовало тому, что на 10,2 процента снизилась детская преступность. Кроме того, улучшилось качество общего образования. Вопросы православного воспитания введены в курсы повышения квалификации учителей. Уроки по духовному просвещению есть и в дошкольном образовании. И что бы ни говорили противники подобных программ, светский курс духовного образования может и должен преподаваться в школах (закон этого не запрещает).

"Газета", 2003, 26 февраля. Интервью Надежды Кеворковой с представителем Президента в Центральном федеральном округе Георгием Полтавченко "Иуда "работал" не в интересах своей страны".

<...> - Именно в ЦФО активно введено преподавание "Основ православной культуры". Вы были на уроках?

- Нет, еще не был, но непременно побываю. Это факультатив, эксперимент проходит абсолютно безболезненно, на добровольных началах. И детишки с интересом занимаются. Те, которые не хотят, - пожалуйста, есть другие факультативы. Я уверен, что если аналогичные уроки будут проводиться в местах проживания представителей других традиционных вероисповеданий, тоже будет нормально.

"Огонек", 2003, ї 8. "На стороне непонятного "друга"..."

Борис Коллендер, Филадельфия:

<...> Против чего я возражаю, так это против того, чтобы религиозную муть насильно внедряли в неокрепшие детские умы в школе. Да, религия - часть человеческой культуры, как, впрочем, алхимия или учение о коммунизме. Это и многое другое принадлежит истории человечества, а "из песни слова не выкинешь". Это может быть даже интересно. Но в школе следует преподавать не заблуждения, а науки и искусства.

Алин Гилор, Ванкувер:

<...> Почему надо ставить знак равенства между верой в Бога и церковью? Мне кажется, что в начале третьего тысячелетия, и особенно учитывая историю человечества, уже можно понять, что это разные, часто противоречащие друг другу вещи. Служители всех мировых конфессий, за редким исключением, запятнали себя своими поистине безбожными деяниями <...>. Диву даешься, какие мерзости творятся под прикрытием "Закона Божьего". Сколько разрушено судеб, как мучительно идет процесс восстановления человеческого достоинства, если идет... Увы, часто процесс уже необратим <...>.

"Советская Россия", 2003, 6 марта. Николай и Елена Шульгины, "Молчанием предается Бог".

<...> От введения этого предмета в школах вреда не будет, но и польза видится сомнительная. Вот, к примеру, прослушал ребенок и запомнил 10 заповедей, пришел домой, включил телевизор, а там все заповеди пропагандируются наоборот. И неокрепшая душа будет пребывать в растерянности и смятении <...>. У россиян уже есть желание и основания создать реабилитационный центр для пострадавших от РПЦ <...>. То, что Церковь не до конца использовала предоставленные ей возможности в деле просвещения нашего народа, видно по наполнению воскресных церковно-приходских школ. Они стоят полупустые, а кое-где уже и тихо закрылись, хотя обучение там бесплатное. Поле деятельности у Церкви и на своей территории остается незасеянным, без расширения сфер влияния. К слову сказать, перед революцией все храмы были открыты и содержались в благолепии, кругом преподавали Закон Божий, а на деле, как пишет А. Солженицын: "Перед октябрьскими событиями вера в интеллигенции почти полностью испарилась, а в простом народе была сильно повреждена" <...>.

"Известия", 2003, 13 марта. Елена Яковлева, "Сергий, митрополит Солнечногорский: "Невольник - не богомольник"".

<...> - В чем мы действительно заинтересованы - так это в том, чтобы общество было высокодуховным. Чтобы культура не истощалась <...>. Когда мы предлагаем ввести в школе в факультативной форме основы православной культуры, речь идет именно об этом: о восстановлении исторической и культурной роли православия в прошлом страны. Основы православия, с этой точки зрения, сродни основам математики или биологии. Что же касается подозрений в принуждении к вере, то никого не заставишь веровать. Вера ведь субъективное чувство, его нельзя пережить принудительно. Ну как можно заставить реально почувствовать присутствие Божие? Неверующего можно пожалеть, но заставлять? Знаете, невольник - не богомольник.

- В России много конфессий...

- Было бы неплохо, если бы в школах Татарстана или Башкирии православная молодежь изучала "Основы исламской культуры". Это не значит, что учащиеся должны начать исповедовать ислам, но знать его они обязаны <...>.

В июле 2003 года А. Волин ушел в отставку с этого поста.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме