Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Отец

О.  Попова, Московский журнал

01.06.2003

Театральная общественность Москвы до сих пор помнит имя выдающегося актера, режиссера, педагога Александра Павловича Ленского (1847-1908). Он воспитывался в семье трагика Малого театра Корнелия Николаевича Полтавцева, где, по его словам, "проживал в качестве сироты без роду и племени" с десяти до восемнадцати лет. "Желая быть хоть чем-нибудь им полезным, я охотно брал на себя все то, что относилось к театру <...> это развило во мне страсть к сцене". Потом Ленский играл немые роли, с дворовыми ребятами сам поставил водевиль, в котором исполнил главную роль. Распрощавшись с Полтавцевыми, Александр Павлович стал актером Владимирского, затем Новгородского, а в 1876 году - Малого театра.
Именно здесь в полной мере раскрылись его таланты: актерский (блистательное исполнение ролей любого сценического амплуа), педагогический (преподавая на драматических курсах Императорских театров, за 20 лет подготовил большую часть труппы Малого театра), режиссерский (создал Новый театр - филиал Малого, где применил новаторские принципы режиссуры, действуя параллельно со Станиславским и Немировичем-Данченко), художественный (сам рисовал декорации к своим спектаклям); литературный (оставил замечательные воспоминания, статьи, письма).
О происхождении А. П. Ленского его жена баронесса Лидия Николаевна Корф пишет: "Родился А. П. 1 октября (по старому стилю. - О. П.) в Москве. Мать была английской подданной. Он был незаконным сыном кн. Павла Ивановича Г*** (Гагарина. - О. П.), от которого получил только отчество. Детство провел в имении своего отца Сасове Тамбовской губернии". Как незаконнорожденного Ленского записали по матери "великобританским подданным" с ее фамилией - Вервициотти, из-за чего пришлось Александру Павловичу в 1877 году принимать присягу на подданство России. Лишь после этого "по его прошению Государь Император соизволил на дозволение ему <...> с семейством именоваться по фамилии Ленский".
Князь Павел Иванович Гагарин впервые увидел и сразу же полюбил примадонну итальянской оперы Ольгу Вервициотти в Одессе, где она выступала в составе гастролировавшей труппы, а он - создавал собственный театр. Ольга стала его гражданской женой (законная тем временем находилась с детьми где-то в центре России). После рождения у Ольги и Павла Ивановича первенца (будущего А. П. Ленского) братья Гагарины "поднялись на дыбы", боясь повторения истории своего отца - князя Ивана Алексеевича Гагарина, обвенчавшегося в конце жизни с бывшей крепостной актрисой Екатериной Семеновой. Семья лишила Павла Ивановича средств и якобы даже взяла его в опеку. Оказавшись не у дел, он был вынужден удалиться в свое имение Сасово Тамбовской губернии вместе с Ольгой и маленьким Александром. Здесь со временем у них родился второй сын - Анатолий, позднее также игравший в Малом театре под псевдонимом Ленский-2.
А. П. Ленский в своих воспоминаниях подробно описывает жизнь в Сасове и своего отца - красивого, образованного, талантливого, доброго человека. "Вскоре умерла мать, и мы переехали в Москву. Меня приютила семья артиста <...> Полтавцева". Таким образом, в течение всей дальнейшей жизни Ленского имя его настоящего родителя никем никогда не упоминалось.
Еще более глухая завеса тайны покрывала происхождение философа Николая Федоровича Федорова (1829-1903). У него, как у незаконнорожденного, в метрике не было не только подлинного отчества, но даже фамилии матери - "дворянской девицы Елизаветы Ивановой" (здесь "Иванова" не фамилия, а отчество). В детстве и юности Н. Ф. Федоров получил духовное (в епархиальном училище) и светское (в уездном училище и Первой мужской тамбовской гимназии) образование, затем окончил два курса Ришельевского лицея в Одессе и самостоятельно сдал экзамены в Университете на право преподавания истории и географии. С первых же шагов на педагогическом поприще Федорова характеризуют "суровое самоограничение и исключительная добросовестность в работе". Именно в это время он встретился с юным Николаем Павловичем Петерсоном - отныне ближайшим другом на всю жизнь. Из воспоминаний современников явствует, что Николай Федорович при знакомстве производил неизгладимое впечатление. Так, первый заведующий Румянцевской библиотекой Евгений Федорович Корш в связи с приемом Федорова на работу признавался в одном из писем: "Когда <...> Н. Ф. Федоров явился ко мне, место дежурного было уже отдано, но Николай Федорович до того пришелся мне по душе, что я никак с ним не расстанусь и притяну его к библиотеке сначала хоть вольнотрудящимся". С 1874 по 1898 год Н. Ф. Федоров реально заведовал каталогом, а по штату числился дежурным при читальном зале Румянцевской библиотеки. Он владел несколькими европейскими языками, разбирал китайскую письменность, знал содержание практически всех книг библиотеки и этими богатейшими сведениями щедро делился с нуждающимися в них. В каталожной у Николая Федоровича собирались виднейшие ученые, писатели, философы. Существует немало воспоминаний о Федорове-собеседнике, о его "речи, рассыпавшей мысли, как водопад брызги", остроумных сравнениях и выводах, "беседах, поражавших ученостью и образованностью решительно во всех отраслях знания". Но больше всего известности Федорову принесло его философское учение, оказавшее заметное влияние на многих деятелей культуры того времени еще до опубликования (посмертного) его трудов в двухтомнике "Философия общего дела" (том I - Верный, 1906; том II - М., 1913).
Когда Н. Ф. Федорова не стало, те, кто ценил и чтил этого человека, естественно, начали задаваться вопросом о его происхождении, тем более что сам он при жизни на сей счет хранил полное молчание. Первым завесу приоткрыл Н. П. Петерсон, писавший их общему другу В. А. Кожевникову, что отцом Федорова был князь Павел Иванович Гагарин. Оберегая его честь, Николай Федорович весь свой век прожил в тени - без повышений и наград, потому что для того и для другого требовалось заполнение "формулярных списков".
Как мог Петерсон располагать такими сведениями? Не забудем: он дружил с Федоровым 39 лет. В молодости тот даже брал его с собой к своим сестрам и знакомил с ними. Сначала это была жена актера К. Н. Полтавцева (у которого отроком воспитывался Ленский) - Елизавета Павловна Макарова, первая незаконная дочь Павла Ивановича Гагарина; ей отец доверил своего младшего сына Сашу Вервициотти. В семье Полтавцевых Федорова называли Николаем Павловичем (по отцу), а не Федоровичем (по крещению), что Петерсон хорошо запомнил. Вторая сестра Федорова, которой он представил Петерсона, - уже законная дочь Павла Ивановича княжна Зинаида Павловна Гагарина, в замужестве Тришатная. Зинаида Павловна была ангелом-хранителем Ленского, в 1865 году приняв его, 18-летнего, во Владимире, одев, обогрев и приютив. Дружила она и с Федоровым, приезжала к нему со своим мужем полковником Тришатным. То есть законная семья князя П. И. Гагарина знала и привечала Николая Федоровича, отнюдь им не чураясь.
О матери Н. Ф. Федорова долго ходили легенды. Так, третье издание Большой Советской Энциклопедии в 1977 году сообщало, что Федоров - "внебрачный сын князя П. И. Гагарина и пленной черкешенки"! Только в 1989 году исследователь В. С. Борисов в Тамбовском областном архиве в делах местной мужской гимназии, где с 1842 по 1848 год учился Федоров, обнаружил свидетельство о его крещении: "У проживавшей Елатомской округи (Тамбовской губернии. - О. П.) в сельце Ключах дворянской девицы Елисаветы Ивановой 1829 года мая 26 дня незаконнорожденный сын мною молитвован и того же 26-го числа мая <...> по обряду христианскому крещен, которому при том крещении наречено имя Николай". "Дворянская девица Елизавета Иванова" жила в сельце Ключах. Но Ключи - унаследованная от отца родовая земля князя Павла Ивановича Гагарина, что подтверждают найденные мной в том же Тамбовском областном архиве документы.

***
Итак, биографами установлено отцовство князя Гагарина по отношению к двум известнейшим деятелям отечественной культуры. Перед исследователем встает вопрос: что за человек был князь Павел Иванович, существует ли его изображение, если да - кем оно создано и где находится в настоящее время?
Начиная разыскания, на первых порах просто теряешься, обнаруживая в различных книгах, альбомах, музеях и галереях десятки (!) портретов князей Гагариных с инициалами П. П., П. И., И. А., А. И., Г. Г., Г. И., С. С., С. Н., Г. П. и так далее - с датировками от 1800 до 1900 года. Вникая дальше, встречаешь еще и двойных тезок; под разными лицами на портретах читаешь одинаковые инициалы. Как во всем этом разобраться и найти именно тот, нужный портрет?
Выход один: подробнейшее, в максимально широких временных рамках, изучение родословной интересующего нас человека. Целый год ушел у меня на составление родословной отца Н. Ф. Федорова и А. П. Ленского - князя Павла Ивановича Гагарина. В данной публикации я избавлю читателя от подробностей и изложу некоторые результаты, перейдя непосредственно к Павлу Ивановичу Гагарину (1798-1872) - старшему сыну действительного тайного советника, шталмейстера, сенатора, кавалера множества российских орденов князя Ивана Алексеевича Гагарина (1771-1832).
Первой супругой Ивана Алексеевича и матерью Павла Ивановича была Елизавета Ивановна Балабина, умершая в 1803 году. Иван Алексеевич, уже будучи вдовцом, однажды увидел на сцене 15-летнюю Екатерину Семенову, которую неоднократно воспевали Пушкин (Там Озеров невольны дани // Народных слез, рукоплесканий // С младой Семеновой делил) и Батюшков (Ее взор пламенный, всегда с душой согласный, // Я видел и познал небесные черты // Богини красоты), живописали Кипренский и Брюллов.
15 лет длилась связь князя и актрисы. Семенова родила Ивану Алексеевичу четверых детей, получивших фамилию Стародубские. В 1827 году "скандальная" пара наконец повенчалась. Бывшая крепостная стала княгиней Екатериной Семеновной Гагариной.
Впоследствии эта история почти буквально повторилась с сыном Ивана Алексеевича Павлом Ивановичем, который уже в значительных летах пленился оперной примадонной Ольгой Вервициотти и тоже обвенчался бы с ней, не воспротивься родня...
Взвесив все эти факты, я поняла, что портрет Павла Ивановича надо искать у О. А. Кипренского, который много писал как Семенову, так и И. А. Гагарина. В ту пору их пути сошлись в Твери, где Иван Алексеевич управлял Малым двором великой княгини Екатерины Павловны, а Ореста Адамовича Кипренского командировали сюда как придворного живописца. В числе прочих персон двора художнику позировали Иван Алексеевич Гагарин, его возлюбленная Екатерина Семенова и ее дети, в частности Надя Стародубская. Сама собой приходит мысль: "Мог ли Кипренский ни разу не написать старшего законного сына И. А. Гагарина Павла Ивановича?" Тщательно "перелопачиваю" наследие художника. Наконец в книге искусствоведа Э. Н. Ацаркиной "О. А. Кипренский" читаю: "К лучшим рисункам этого времени относится "Портрет неизвестного" и портрет П. И. Гагарина". Неужели Павла Ивановича?! Возможно, речь идет о другом П. И. - Петре Ивановиче Гагарине, родном дяде Ивана Алексеевича, 80-летнем старике. Продолжаю штудировать альбомы Кипренского и в одном из них (автор - В. М. Зименко) вижу точь-в-точь изображение Ивана Алексеевича Гагарина, но подписанное: "Князь П. И. Гагарин. Литография. 1823 год". (Правда, в другом альбоме, составленном В. Я. Адарюковым, тот же портрет подписан: "Князь И. А. Гагарин". Из дальнейшего будет видно, почему следует предпочесть атрибуцию Зиненко.) Тут уж никаких сомнений не остается - это сын Ивана Алексеевича: в 1823 году Павлу Ивановичу исполнилось 25 лет, и на портрете - молодой мужчина с сияющим взором, как две капли воды похожий на отца. Через три года он полюбит "дворянскую девицу Елизавету Ивановну" и увезет ее к себе в наследное имение Ключи, где родятся их незаконные дочери Елизавета и Юлия Павловны Макаровы (уверена, что фамилия у дочерей - от матери, и потому продолжаю ее поиск под этой фамилией), а затем сыновья Александр (1828) и Николай (1829) Федоровичи Федоровы, крещенные, по обыкновению того времени, с отчеством и фамилией священника и крестного отца. Ради Елизаветы Ивановны Макаровой Павел Иванович уйдет в отставку из Коллегии Иностранных дел, запрется в имении, будет заниматься хозяйством и домашним крепостным театром, часто видеться со своими младшими братьями, чьи земли находились здесь же, на тамбовщине... Все это я узнала, составляя по архивным документам его родословную. Найдя портрет, ожидала почерпнуть в альбоме новые сведения, но ничего не обнаружила и решила заглянуть в дореволюционные издания.
Вот книга искусствоведа барона Н. Н. Врангеля "О. А. Кипренский в частных собраниях" (СПб., 1911). Маленькая - 80 страниц, из них 66 - иллюстрации, первая из которых - рисунок, изображающий юношу с широко раскрытыми лучистыми глазами. Под рисунком подпись: "Князь П. И. Гагарин. 1811 год".
Итак, теперь у нас целых два изображения отца Н. Ф. Федорова и А. П. Ленского - юноши (1811) и молодого мужчины (1823). В книге Н. Н. Врангеля также нет ни слова о Павле Ивановиче: ведь, в отличие от запечатленных Кипренским знаменитостей того времени, он - просто сын богатого и влиятельного вельможи, благодаря чему только и попал "на карандаш" прославленного живописца. В возрасте "первого портрета" (1811) П. И. Гагарин был отдан в Пажеский корпус, а в "возрасте второго" - только что его закончил. Будучи абсолютно не воинственным и не амбициозным, он после окончания военного учебного заведения не сподобился никакого воинского звания, а выпустился чиновником 14 (низшего) класса штатской службы. Через год Павел Иванович сдал экзамены за курс Университета (словесное отделение), затем, прожив два года в Америке, уже в 1826-м "по болезни" подал в отставку и уединился в своем тамбовском "раю" с Елизаветой Ивановной на целых четыре года. Однако по прошествии этого времени вдруг срочно покинул имение, чтобы... жениться на Людмиле Ивановне Вырубовой. Думаю, столь спешная женитьба была вынужденной: возможно, Павла и Людмилу обручили еще в детстве их близко дружившие между собой отцы - сенаторы князь Иван Алексеевич Гагарин и генерал-лейтенант Иван Петрович Вырубов. Так или иначе, законная семья П. И. Гагарина жила где-то в Шацке или Тамбове (пока это точно не установлено), а Павел Иванович продолжал навещать Ключи до тех пор, пока его дети от Елизаветы Ивановны Макаровой не достигли школьного возраста. Александра и Николая Федоровых он отдал в епархиальное, затем уездное училище, а далее - в тамбовскую гимназию под попечительство своего брата князя Константина Ивановича Гагарина, бывшего предводителем дворянства сначала в Шацке, а затем в Тамбове; двух старших дочерей забрал с собой в Одессу, где они окончили открытую отцом театральную школу и стали актрисами. Скоро князь встретил певицу Ольгу Вервициотти...
После отмены крепостного права Павел Иванович Гагарин разорился и, по словам А. П. Ленского, "сильно бедствовал". Похоронили его на Дорогомиловском кладбище в Москве, снесенном через много лет при строительстве Кутузовского проспекта.

***
А теперь вместо послесловия - краткая предыстория.
К моменту открытия в 1993 году Музея-библиотеки Н. Ф. Федорова устроители имели портреты деда философа Ивана Алексеевича Гагарина (живопись, 1811) и его отца Павла Ивановича Гагарина (рисунок, 1811) работы О. А. Кипренского. Но через два года, когда дело дошло до их публикации в пятом томе Сочинений Федорова, держатели рисунка 1811 года настояли на том, чтобы подписать его "Князь И. А. Гагарин - дед Н. Ф. Федорова". Я, придя в начале 2000 года в Музей, ничего этого не знала - просто получила от заведующей Анастасии Георгиевны Гачевой в подарок пятитомник, увидела портрет в пятом томе и подумала: вот дед Федорова... И занялась поисками отца и матери Николая Федоровича. Составив родословную П. И. Гагарина, начала подбирать иллюстрации к ней. И вот тут-то, возвратившись к "портрету деда Федорова" в пятом томе, я сильно удивилась: в 1811 году Ивану Алексеевичу (1771 года рождения) было 40 лет, а с книжной страницы на меня взирал юноша, даже отрок! "Да, - подумалось, - что делает с людьми любовь! Ведь это - время увлечения Гагарина Семеновой?! Надо же, как он помолодел!" Именно поэтому я сначала не поверила глазам своим, когда увидела все тот же портрет в книге Н. Н. Врангеля с подписью: "Князь П. И. Гагарин". Следовательно, ошибка-то в собрании сочинений! Как же могло случиться, что один из известнейших карандашных рисунков Кипренского, выполненный художником в 1811 году в Твери и приводившийся во многих изданиях на протяжении без малого 200 лет как портрет князя Павла Ивановича Гагарина, сегодня вдруг совершенно произвольно "переименовали" и пустили гулять по России под чужим именем?..




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме