Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

ПОЛЯРНЫЙ КАПИТАН АЛЕКСАНДР КУЧИН

Московский журнал

01.01.2003

1912 год в истории освоения Русского Севера был драматичным. В Арктику отправились сразу три морские экспедиции: Г.Я.Седова на судне "Святой мученик Фока", Г.Л.Брусилова на шхуне "Святая Анна" и В.А.Русанова на куттере "Геркулес". В итоге из экипажа Брусилова спаслись лишь двое - штурман В.И.Альбанов и матрос А.Э.Конрад; навсегда остался на Земле Франца Иосифа умерший во время пешего похода на Северный полюс Седов; экспедиция же Русанова полностью канула в неизвестность. 
Капитаном "Геркулеса" был потомственный мореход, помор Александр Степанович Кучин - личность поистине замечательная. Достаточно сказать, что к моменту ухода в свое последнее плавание он, 24-летний, имел за спиной уже десять лет морского "стажа" и статус единственного иностранного участника антарктической экспедиции норвежца Р.Амундсена, открывшего Южный полюс.
Александр, первенец Степана Григорьевича и Феклы Андреевны Кучиных, появился на свет 16 сентября 1888 года в селе Кушерека на берегу Белого моря. Отец будущего полярного исследователя прошел тернистый путь от зуйка (мальчишки-помощника на рыболовецких судах и промыслах) до капитана. Тянуло в море и Александра. Окончив двухклассную приходскую школу в Кушереке, он осенью 1899 года отправился поступать в Онежское городское училище. До Онеги, находившейся от Кушереки в 63 верстах, добирался пешком по осенней распутице. В нанятом отцом у знакомых углу занимался ночами за занавеской при свете сальника. Сохранились две книги, зачитанные им тогда, что называется, до дыр: "Фритьоф Нансен и его путешествие в Гренландию и к Северному полюсу" А.Анненской (1898) и "О закаливании человеческого организма как средстве воспитания" доктора медицины В.Гориневского (1900) - чтение, как видим, весьма характерное. 
Зимой Александр учился, а летом трудился на рыбо- и зверодобычах. К 15 годам успел побывать на Мурмане, Белом и Баренцевом морях. В 1903 году после окончания училища отец отправляет его в Норвегию для усовершенствования в норвежском языке: северная соседка России в то время господствовала в промысловом деле и была основным торговым партнером архангельских поморов. 
Осенью 1904 года Александр поступает в Архангельское торгово-мореходное училище, готовившее штурманов дальнего плавания. Учитывая уже приобретенный юношей морской опыт, его зачислили сразу на второй курс, освободив к тому же в числе "беднейших и достойнейших учеников" от платы за обучение. 
Учился Саша Кучин блестяще. Тем временем Россию захлестнула волна забастовочного движения, не избежал "революционного" соблазна и юный помор - 18 октября 1905 года прошествовал по Архангельску в колонне демонстрантов вместе с гимназистами, рабочими и политическими ссыльными. Реакция училищного начальства была резкой: всех участников демонстрации отчислить. Получив на руки документы, Александр уехал в Онегу, куда семья несколько лет назад перебралась из Кушереки, а затем по поддельному паспорту - в Норвегию, в известный центр зверобойного и рыбного промыслов город ВардЈ. В ВардЈ он оставался до возобновления занятий в училище осенью 1906 года, подрабатывая в типографии "Финмаркен" и издательстве "Помор", которые содержали русские социал-демократы, выпускавшие нелегальную литературу. Справедливости ради следует сказать, что это издательство печатало не только социал-демократические агитки. Например, в 1907 году оно издало составленный Кучиным "Малый русско-норвежский словарь", включавший почти 4 тысячи слов и терминов, наиболее употребительных в обиходе промысловиков севера Европы, - один из первых словарей норвежского языка, ставшего государственным после прекращения действия шведско-норвежской унии в 1905 году. 
Продолжить учебу Александру позволили (все-таки первый ученик!), но лишили стипендии. Над ним был установлен полицейский надзор. Тут как раз подоспела нужда в морской практике, необходимой для получения капитанского диплома. 19 февраля 1907 года отец А.С.Кучина обращается к руководству училища с просьбой вновь отпустить сына в ВардЈ. Согласие было дано. В Норвегии Александр нанялся на зверобойное судно и "отправился на промысел ко льдам". Через пять месяцев он уже ходил на норвежском судне капитаном! А возвратившись, с блеском окончил училище. В его дипломе значилось: "Дан сей крестьянину Архангельской губернии Онежского уезда Александру Степановичу Кучину, православного вероисповедания... в том, что он, поступив в Архангельское торгово-мореходное училище в 1904 году, при отличном поведении обучался по 27 апреля 1909 года и окончил полный курс обучения по Мореходному отделению и удостоен награждения Золотой медалью". Разносторонность интересов и разнообразие талантов Александра Кучина поражали современников. Известный гидрограф и историк Севера П.И.Башмаков писал: "Открывавшаяся перед Александром Степановичем дорога рядового моряка-судоводителя уже не прельщала его, как прежде. Теперь он мечтал о карьере ученого-моряка, желая посвятить себя океанографии... Такими знаменитыми норвежцами, как Фритьоф Нансен и Отто Свердруп, Кучин, прямо сказать, бредил"1.
После окончания училища Александр Кучин отправил в норвежский порт ТромсЈ запрос об условиях поступления в рыболовецкую школу. Ответ оказался неожиданным: "Вы получите всю необходимую информацию, но Вам следует сообщить, что Вы избраны в качестве действительного члена Общества изучения Русского Севера"2. А ведь по уставу Общества учащиеся не могли вступить в него. Однако для "капитана зверобойного судна Кучина Александра Степановича" сделали исключение. 
Для получения диплома штурмана Александр в России не "добрал" девять месяцев мореходного "стажа". В Норвегии - другое дело, там он самостоятельно ходил на зверобойных и рыболовецких судах более двух лет. Так что судьба вновь вела его на север Скандинавии. Кроме штурманского диплома, были и другие цели. В связи с вышеупомянутым запросом Александр писал друзьям: "Я решил ехать... в Норвегию и Англию для ознакомления с рациональными способами рыболовства и звериного промысла. У нас на Мурмане все еще промышляют первобытным способом, на примитивных шняках (тип промыслового поморского судна. - Н.В.)". За границу участника "революционных и стачечных дел" во время событий 1905-1907 годов, находящегося под полицейским надзором и связанного с социал-демократами, которых Кучин поддерживал до 1910 года, конечно, не пустили бы. Пришлось пересекать границу нелегально. В августе 1909 года Александр был уже в ВардЈ. Отсюда выехал в ТромсЈ, где познакомился с доктором Иоганном Йортом, капитаном научно-исследовательского судна "Микаэль Сарс". Тот дал любознательному и талантливому русскому моряку рекомендательное письмо к профессору Бьерну Хелланд-Хансену, известному океанографу, директору морской биологической станции в Бергене. На Бергенской станции Александр Степанович с головой ушел в океанографические исследования, изучая параллельно ихтиологию, чтобы впоследствии, как мы помним, организовать на Мурмане и в прибрежных водах Кольского полуострова "правильное рыболовство".
Профессор Хелланд-Хансен явно выделял А.С.Кучина среди других своих стажеров. Скоро Александра перевели на должность ассистента и положили ему жалованье. Летом он собирался отправиться в научно-промысловый рейс на судне "Микаэль Сарс", а также поработать на английских траулерах. Но тут вдруг получил письмо с приглашением принять участие в экспедиции прославленного норвежского путешественника Руаля Амундсена в качестве гидролога и гидрографа. Ни о чем подобном Кучин и мечтать не мог! Контракт, заключенный им с Амундсеном, как поручитель подписал профессор Хелланд-Хансен. Молодой русский ассистент обязался "выполнять любую работу на полярном судне "Фрам" под управлением Руаля Амундсена, возглавляющего экспедицию в Ледовитый океан, отплытие которой из Норвегии намечается, очевидно, в 1910 году, по решению Амундсена. Нанимается на неопределенный срок, на месячную зарплату 60 крон, с бесплатным питанием и бесплатным возвращением из Сан-Франциско"3. Это был действительно из ряда вон выходящий случай: Амундсен всегда подбирал людей с особой тщательностью, к тому же к его исследованиям, носившим чисто национальный характер, согласно постановлению норвежского парламента, иностранцы не допускались, - а вот для Кучина, никому до того не известного помора, сделали исключение! 
Летом 1910 года "Фрам" вел океанографическую съемку в Норвежском море. Непосредственно руководили работами А.С.Кучин и норвежский лейтенант штурман Х.Ертсен. По возвращении Александр Степанович удостоился лестных отзывов специалистов и норвежской прессы. С ним встретился и долго беседовал другой знаменитый норвежский исследователь - Фритьоф Нансен.
В августе 1910 года "Фрам" вновь вышел в море. Почти через месяц, на рейде города Фуншала (остров Мадейра), Амундсен объявил, что еще в Европе, узнав об отправке к Южному полюсу экспедиции Роберта Скотта на корабле "Терра-Нова", вознамерился опередить англичанина. И хотя это противоречило "полярной этике", согласно которой подобные планы объявлялись заранее, экипаж одобрил решение Амундсена идти на покорение Южного полюса. 16 сентября на "Фраме" отпраздновали день рождения Александра Кучина. 14 января 1911 года судно приблизилось к шельфовому леднику в Китовой бухте, сгрузило на лед полюсную партию и через месяц взяло курс на Буэнос-Айрес. После ремонта отправились в Южную Атлантику для проведения гидрографических исследований. Здесь А.С.Кучиным и Х.Ертсеном были отобраны первые глубоководные (до 4 тысяч метров) пробы воды и по результатам температурных измерений построены опять же первые в истории океанографии термические разрезы через Южную Атлантику. 30 июля неподалеку от острова Святой Елены "Фрам" пересек линию своего прошлогоднего маршрута: Александр Кучин совершил кругосветное путешествие.
1 сентября в Буэнос-Айресе Александр получил сразу четыре письма от отца с настоятельными просьбами вернуться домой. 5 ноября он прибыл в Норвегию и принялся за обработку собранного научного материала. Как единственный иностранный участник экспедиции Амундсена он удостоился приема в Норвежском географическом обществе, где был представлен королю, и премии от норвежского правительства в 3000 крон. Вскоре в одной из бергенских газет появилось объявление о помолвке русского гражданина Александра Кучина с норвежкой Аслауг Поульсон, 18-летней дочерью известного литературного критика Андреаса Поульсона. После этого, несмотря на трудности и неопределенность, ждавшие его в России, Александр Степанович решает все же покинуть столь благосклонную к нему Норвегию и вернуться на родину. 
И вот, наконец, Онега! Здесь 27 февраля 1912 года А.С.Кучин получил телеграмму от молодого полярного геолога из Орла В.А.Русанова. По поручению правительства Русанов занимался организацией экспедиции на Шпицберген и пригласил также молодого, но уже опытного морехода Кучина участвовать в ней. Тот немедленно согласился.
Российское правительство было очень заинтересовано в русановской экспедиции. Шпицберген сохранял тогда статус "ничейной земли", его стремились колонизировать ряд стран, в том числе и Россия. Норвегия претендовала на полный суверенитет над островом. Но Грумант (русское название Шпицбергена) уже несколько столетий осваивали русские поморы - до них никто не отваживался зимовать здесь. России нужно было "материализовать" данную историческую реальность в рамках существовавшего международного соглашения, регламентирующего эксплуатацию природных ресурсов Шпицбергена. На практике эта регламентация осуществлялась следующим образом: научные и промышленные представители разных государств ставили на берегу заявочные столбы, от количества которых зависел размер доли каждой из участвующих в соглашении сторон. Обозначить долю России и заявить о ней и должна была экспедиция Русанова.
2 апреля 1912 года В.А.Русанов и А.С.Кучин выехали в Норвегию для покупки подходящего парусно-моторного судна. После посещения ряда портов и визитов в различные фирмы Русанов остановил выбор на куттере "Геркулес", построенном в 1908 году и уже испытанном полярными льдами. Это был небольшой, но зато отличавшийся превосходной проходимостью и легкостью хода корабль, имевший в длину чуть более 20-ти, а в ширину около 6-ти метров, с двумя шлюпками и моторным фансботом (норвежский катер), оснащенный керосиновым двигателем фирмы "Alpha".
28 июня 1912 года "Геркулес", ведомый капитаном Александром Кучиным, вышел из Александровска-на-Мурмане в свое последнее плавание. Как когда-то Амундсен, Русанов, кроме заявленной цели - обследования Шпицбергена - имел и "личную": после Шпицбергена Северным морским путем достигнуть Тихого океана, о чем государственные чиновники, естественно, не знали. В августе "Геркулес" находился в западном устье пролива Маточкин Шар. 18 числа он отдал якорь и навсегда исчез в тумане. Остался лишь текст сообщения, отправленного Русановым перед уходом из Маточкина Шара в Архангельск на попутном судне "Королева Ольга Константиновна": "Юг Шпицбергена, остров Надежды. Окружены льдами, занимались гидрографией. Штормом оттеснены южнее Маточкина Шара. Иду к северо-западной оконечности Новой Земли, оттуда на Восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам: Уединения, Новосибирским, Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов"4. Больше вестей с "Геркулеса" не было...
Одним из первых забил тревогу отец Кучина. Однако лишь в 1914 году под давлением общественности Морское министерство направило в Карское море поисково-спасательное судно "Эклипс" под руководством опытного норвежского капитана Отто Свердрупа. Никаких следов "Геркулеса" тогда обнаружить не удалось5. А с началом войны поиски и вовсе прекратились, несмотря на продолжающиеся призывы С.Г.Кучина6.
До сих пор остается неведомым, что произошло с русановской экспедицией, в каких широтах нашел свое последнее пристанище А.С.Кучин. В начале 1920-х годов его именем назвали новооткрытый мыс на Новой Земле в заливе Русанова. Позже на островах у западного берега Таймырского полуострова, где были найдены неизвестно как попавшие сюда личные вещи членов экипажа и обломки "Геркулеса", гидрографы установили несколько памятных знаков. А в 1988 году в Онеге, в деревянном двухэтажном домике, принадлежавшем семье Кучиных, открылся музей Александра Степановича Кучина, по мнению современников, обещавшего, но так и не успевшего стать "звездой морей" первой величины..

1Шпаро Д.И., Шумилов А.В. Капитан "Геркулеса". М., 1992. С. 50-51.
2Там же. С. 59.
3Там же. С. 67.
4Русанов В.А. Статьи, лекции, письма. М.-Л., 1945. С. 52.
5Тржемесский И. Экспедиция на "Эклипсе" для поисков экспедиций лейтенанта Брусилова и геолога Русанова. Пг., 1916. С. 8, 31-33.
6Кучин С. Нужно ли искать Русанова // Архангельск. N 107, 1915; Еще раз о розысках В.А.Русанова // Архангельск. N 112, 1915.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме