Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Вятский историк Павел Николаевич Луппов

В.  Прокашев., Московский журнал

01.06.2002

>

В 1736 году в селе Усть-Чепецком Вятской губернии вместо обветшавшей деревянной церкви возвели новую, каменную, освященную в честь Рождества Богородицы. В 1852 году церковь перестроили. В нее и был переведен из Орловского уезда дьячок Василий Питиримов. Приехал он с женой, тремя дочерьми и двумя сыновьями. В 1862 году в возрасте 42 лет Питиримов скоропостижно скончался. По тогдашнему обычаю вятский архиерей ?зачислил? за осиротевшей семьей дьячково место умершего, то есть предназначил его будущему мужу одной из дочерей. Самая старшая - Надежда, давшая обет безбрачия, замуж идти отказалась. Согласилась вторая дочь - Мария, девятнадцати лет. Женихом ее стал восемнадцатилетний Николай Луппов, назначенный Преосвященным Агафангелом в Усть-Чепецкое на должность псаломщика.
Бракосочетание Николая Федотовича Луппова с Марией Васильевной Питиримовой состоялось 7 октября 1862 года. Поручителем со стороны жениха были священник Александр Заворохин и пономарь Николай Усольцов, со стороны невесты - дьячок Иван Александрович Невский и заштатный пономарь Моисей Усольцов.
В 1864 гoду y молодых супругов родился первенец - Александр, потом появились Павел, Арсений, Мария, Клавдия, Антонина, Анна.
Вспоминая детские годы, Павел Николаевич Луппов писал:
?Семья наша была дружная. Грубости и ругани в детстве я не слышал. Отец мой имел небольшое образование, всего из ?словесности? (соответствует двум низшим классам семинарии. - В.П.).
Вообще же он был человек вполне грамотный, обладал прекрасной каллиграфией. Он был человек очень скромный, хорошо относился к крестьянам, интересовался их жизнью, понимал их интересы; в своем большом приходе (до 300 душ) он знал чуть ли не каждого домохозяина по имени и отчеству, любил с ними побеседовать, по их просьбе писал им письма к родным. Крестьяне его очень любили. К нам, детям, он был всегда добр, но занимался нашим воспитанием и обучением очень мало.
Наше воспитание, а также и домашнее хозяйство лежали всецело на матери. Даже хлопоты по определению детей в среднюю школу лежали на ней.
Она была неграмотная, так как в пору ее детства в селе не было женской школы, но она обладала хорошей памятью и отлично умела считать в уме, свое хозяйство вела она очень толковоѕ К нам мать относилась ровно, ласково, но несколько сурово и всегда требовала выполнения сказанного ею. Наказаний физических не употребляла, но мы ее слушались беспрекословно. Отца мы, пожалуй, больше любили, но мать пользовалась общим авторитетом?.
Снискал Николай Федотович симпатии и в среде местной интеллигенции. Небольшой домик Лупповых посещали преподаватели духовного училища и воспитанники семинарии, студенты высших учебных заведений и народные учителя.
Будучи горячим сторонником просвещения, Николай Федотович неустанно ратовал за обучение крестьянских ребятишек грамоте. На обучении же своих крестников он попросту настаивал.
В 1870-е годы доводилось Луппову и самому учительствовать в земской школе.
Не получив в молодости законченного среднего образования, Николай Федотович находил утешение в мысли, что его дети будут удачливее отца. И ему посчастливилось стать свидетелем их успеха.
?Удивительное дело: семья псаломщика в глухой провинции, а все сыновья в ней с высшим образованием, все дочери - со средним. Такую семью и в Москве не часто встретишь?, - сказал однажды о Лупповых петербургский профессор М.И.Каринский.
В августе 1896 года, простудившись во время крестного хода, Николай Федотович заболел, 13 декабря окончательно слег и умер 28 декабря от чахотки. Похоронили его в церковной ограде Богородицкой церкви. Мария Васильевна надолго пережила своего мужа и умерла в 1920 году.
***

Известный вятский историк Павел Николаевич Луппов родился 22 октября (3 ноября) 1867 года. Рос он на редкость бойким и смышленым мальчиком. К четырем годам с помощью старшего брата обучился грамоте, а в пять лет вместе с Александром начал посещать школу. В августе 1877 года на семейном совете Лупповых было решено отдать девятилетнего Павла в первый класс вятского духовного училища. 15 августа он, Александр и мать в крестьянской телеге отправились в Вятку.
Духовное училище, а затем и семинарию талантливый отрок окончил первым учеником и в 1887 году поступил в Казанскую духовную академию. Вместе с другими студентами, членами академического кружка, он участвовал в статистическом описании крестьянских хозяйств Нижегородской губернии. Во время переписи состоялось личное знакомство Павла Луппова с известным русским писателем Владимиром Галактионовичем Короленко, который с большим интересом отнесся к его работе, посоветовав особое внимание обратить на социальную сторону исследования.
Проучился в академии сын чепецкого дьячка менее трех лет. В январе 1890 года им заинтересовались в жандармском управлении Казани, допросив в качестве свидетеля по делу о студенческом кружке самообразования ?Русская действительность?, в котором Павел Луппов состоял с первого курса. Кружковцы, пытаясь овладеть азами политической экономии, занимались чтением соответствующей литературы и обсуждением рефератов. Жандармов интересовали их контакты с политическими ссыльными, местонахождение нелегальной библиотеки. Луппов, ссылаясь на неосведомленность, уклонился от ответов. Хотя серьезного криминала в поведении юноши не усмотрели, из академии его все же исключили.
Исключенному студенту найти работу было непросто. Поэтому Павел Луппов с радостью принял предложение редакции казанской газеты ?Биржевой листок? стать корреспондентом по Вятской губернии. Вскоре Вятское земство пригласило его участвовать в подворной переписи в Сарапульском уезде, назначив руководителем отряда из пяти человек. Это были районы, населенные преимущественно удмуртами (вотяками), что определило научные интересы будущего историка.
По окончании переписи Луппов работал учителем земской школы села Дебесы Сарапульского уезда, затем два года служил делопроизводителем вятского земства. Высшее образование он все же получил. ?Моя трехлетняя работа в Вятской губернии показала мне, как еще мало исследован наш край: во многих отношениях он являлся ?терра инкогнита?. Мне захотелось принять участие в научном исследовании Вятского края. Для этого, мне казалось, необходимо получить диплом об окончании высшего учебного заведения. В 1893 году я возбудил ходатайство перед высшим духовным управлением о разрешении мне закончить курс в одной из духовных академий... Разрешение мне было дано, и к началу 1893/94 учебного года я уже числился студентом третьего курса Московской духовной академии?.
Более 60 работ, опубликованных П.Н.Лупповым в разное время, посвящены истории удмуртов. Он начал разработку этой темы на IV курсе Московской духовной академии. Научным руководителем его кандидатского сочинения на соискание магистерской степени стал известный историк русской церкви профессор Е.Е.Голубинский. Между студентом и профессором состоялся следующий разговор, воспроизведенный Павлом Николаевичем на страницах автобиографии:
?Почему же вы хотите писать о вотяках? - спросил он меня. - Разве вы сами вотяк?
- Нет, - отвечал я, - я русский, но больше года работал среди этой народности, мне она понравилась, литература о ней очень скудна.
- Но если литература скудна, то на основании чего же вы будете писать о вотяках?
- Я поищу сведения в вятских архивах, может быть, и найду что-нибудь?.
Профессор дал согласие и предложил тему ?Христианство у вотяков со времени первых известий о них до XIX века?.
?Я начал выяснять, что имеется о вотяках в нашей академической, а затем в Московской Румянцевской библиотеке. На лето я поехал в Вятку разыскивать архивные материалы. В вятской духовной консистории я нашел довольно большой фонд об обращении вотяков в христианство в 18 веке. Фонд был в большом беспорядке, архивные дела валялись на полу. Я стал приводить его в порядок. Около четырех месяцев я делал записи из архивных дел, а затем, во второй половине октября, с последними пароходами вернулся в академию. Я прочел профессору проспект моего кандидатского сочинения, он вполне одобрил его и посоветовал как можно скорее начинать оформление, чтобы подать его в установленный срок. К означенному сроку сочинение было готово и подано профессору на рассмотрение?.
Но защита диссертации задержалась из-за участия Луппова в нашумевшем ?мултанском? деле, по которому семеро удмуртов язычников села Старый Мултан Вятской губернии обвинялись в совершении человеческого жертвоприношения. На их защиту встал В.Г.Короленко. С помощью экспертов писатель смог доказать несостоятельность обвинения. Роль Павла Николаевича была более скромной: как специалист он опровергал утверждения о ?кровожадности? язычества удмуртов. В петербургском отделении этнографии Русского географического общества Луппов прочитал об этом три доклада. Построенные на богатейшем фактическом материале, доклады вызвали широкий интерес. Два из них появились в изложении в ряде столичных и провинциальных газет.
В 1898 году диссертация ?Христианство у вотяковѕ? была представлена в Совет Московской духовной академии. Совет передал ее на рассмотрение профессорам В.О.Ключевскому и Н.Ф.Каптереву. По получении от них положительных отзывов П.Н.Луппов свою работу опубликовал.
На защите, состоявшейся 7 декабря 1899 года, оппонент - выдающийся русский историк Василий Осипович Ключевский сказал, что ?магистерская диссертация Луппова представляет собой явление выдающееся по полноте и обстоятельности изучения источников данного вопроса... Редкую книгу мне приходилось читать с таким удовольствием...? Совет единогласно присудил соискателю магистерскую степень.
В 1913 году П.Н. Луппов представил в Совет Казанской духовной академии объемистое исследование, посвященное опять же истории удмуртской народности. Совет признал автора достойным докторской степени.
Октябрьские события 1917 года застали Павла Николаевича в Петрограде. Свою большую семью - жену и восьмерых детей - он еще весной отправил в Вятку к старшему брату Александру, сам же остался в столице, продолжая преподавать в реальном училище и гимназии Штемберга. Пятидесятилетний доктор церковной истории, прекрасный архивист, он пользовался уважением в научном мире и не случайно в сентябре 1918 года был приглашен на работу в Московское областное архивное управление, вскоре преобразованное в Главное управление архивным делом. Однако беспокойство за семью вынудило его в начале 1919 года уволиться и уехать в Вятку.
Губернский город жил тревожной жизнью. Чувствовалось приближающееся дыхание фронта. В царящей повсюду неразберихе оказались беспризорными архивы дореволюционного времени. Самое активное участие в их cпасении принял Павел Николаевич Луппов.
?Ясно сознавая ценность этих архивов, для исторической науки еще мало использованных, я счел своим долгом обратить внимание местного губисполкома на необходимость принять неотложные меры к сохранению архивов - этого государственного достояния (по декрету Совнаркома от 1 июня 1918 года); по предложению исполкома мной был подан в городское бюро по народному образованию письменный доклад с указанием возможных мер к охране архивов. По этому докладу в Вятке был образован под моим председательством Губернский Архивный Комитет для руководства архивным делом всей губернии. По моей просьбе начальником гарнизона и обороны Вятско-Слободского укрепленного района (тов. Блюхером) было распубликовано в газетах объявление, что за всякую попытку к разгрому или расхищению архивов, составляющих народное достояние, виновные будут привлекаться к уголовной ответственности по законам военного времени. Распоряжение это было поворотным пунктом в отношениях несознательной части населения к местным архивам?.
Павел Николаевич Луппов возглавлял архивное дело в губернии пять с половиной лет - с апреля 1919 по ноябрь 1924 года.
?В 1923 году на областном съезде Вятско-Ветлужской области я сделал доклад о значении архивов для исторической науки, причем обратился к членам съезда с просьбой - помочь организовать в уездах, городах и селениях отряды, которые бы разъясняли широким массам значение письменных документов и необходимость беречь местные архивы, а также всюду разыскивать беспризорные, грозящие гибелью документы прошлого и доводить о них до сведения губернской власти?.
В 1922 году в Вятке открылся Научно-исследовательский институт краеведения. Инициатором его создания и первым директором стал профессор Н.М.Каринский. Заведующим и единственным сотрудником отдела истории местного края все годы существования учреждения (1922-1941) являлся П.Н.Луппов.
Изучению прошлого своей малой родины П.Н.Луппов придавал большое значение и активно призывал к этому вятчан. Много внимания уделял Павел Николаевич родной Усть-Чепце - несколько раз выезжал в село, выступал с беседами, оказывал методическую помощь местным краеведам. В 1930-е годы им была написана книга по истории города Вятки - первое систематическое описание прошлого этого города. Однако в свет книга вышла только в 1958 году, уже после смерти автора.
В июле 1944 года Высшая аттестационная комиссия Всесоюзного комитета по делам высшей школы и научных учреждений утвердила П.Н.Луппова в звании доктора исторических наук без защиты диссертации. ТАСС в своем сообщении об этом событии назвало Павла Николаевича крупнейшим исследователем истории народов, населяющих северные районы нашей страны. 5 мая 1945 года ученому присвоили звание ?Заслуженный деятель науки Удмуртской АССР?.
В годы войны здоровье Павла Николаевича резко ухудшилось. Особенно сдало зрение. В 1946 году он полностью ослеп, но работу не прекратил - диктовал воспоминания, составлял библиографию своих трудов. В январе 1947 года супруги Лупповы переехали из Кирова в Ленинград, где жили их уже взрослые дети. 2 февраля 1949 года на 82-м году жизни Павел Николаевич Луппов умер.

Со дня смерти ученого прошло более 50 лет. Сегодня на его родине, в городе Кирово-Чепецке, проходят ежегодные Лупповские чтения.
В 1992 году на месте, где стоял дом Лупповых, установили мемориальную доску.
Без знания прошлого не понять настоящего и не предугадать будущего. Эта вечная, как мир, истина была отправным пунктом в трудах и устремлениях всех выдающихся российских историографов, к когорте которых мы с полным правом относим и Павла Николаевича Луппова.


Нравится


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме

Убрать X
Нравится