Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Высший орган церковного управления

О.  Васильева, НГ-Религии

10.04.2002


Рассказ о том, как православные верующие соотносили свои судьбы с историей государства …

Начало века было ознаменовано для Русской Церкви окончанием "синодального периода", о котором провозгласил миру Поместный Собор Православной Российской Церкви, открывшийся 15 (28) августа 1917 г. и продолжавшийся с перерывами до 7 (20) сентября 1918 г. Он восстановил институт Патриаршества и древнейшую традицию регулярного созыва Соборов как высших органов церковной власти.
Его решения, касающиеся всех сторон новой соборной структуры Церкви, должны были стать определяющими на долгие годы, но революционный 1917 год изменил ход гражданской и церковной истории.
К 1941 г. Русская Православная Церковь имела 3021 действующий храм, причем около 3 тыс. из них находились на территориях, вошедших в состав СССР в 1939-1940 гг. Священнослужителей накануне войны насчитывалось чуть более 6300 человек. В 1938 г. в СССР не существовало ни одного действующего монастыря. После присоединения Восточной Прибалтики, Западной Белоруссии и Бессарабии их стало 46. Из высшего духовенства на свободе оставалось четыре человека: два епископа и два митрополита составляли весь епископат Русской Православной Церкви. Последняя из ранее действовавших Псковская кафедра была упразднена в 1940 г. С 1918 г. не созывались ни Поместный, ни Архиерейский Соборы. Религиозная жизнь в стране приняла очаговый характер.
За последние годы написано много работ о причинах изменения государственно-церковного курса в военные годы, как внутренних, так и внешних. Восстановление церковной жизни проходило стремительно и под жестким государственным контролем. Все это так. Но хочется отметить и другое: Русская Православная Церковь в новых обстоятельствах не только сумела организационно возродиться, но и оказать государству значительную помощь, поддерживая и укрепляя его международный авторитет, способствуя проведению его внешней политики в непростой для СССР период, когда США имели монополию на ядерное оружие.
Спустя 26 лет после Поместного Собора 1917-1918 гг. 8 сентября 1943 г. в Москве состоялся Собор епископов Русской Православной Церкви, на котором присутствовали 19 архиереев (16 из них были доставлены из лагерей и ссылок).
Главным деянием Собора стало избрание Патриарха Московского и всея Руси и образование при нем Священного Синода. При полном единодушии епископата Патриархом был избран митрополит Сергий (Страгородский), фактически бывший Предстоятелем Церкви 17 лет. Среди важнейших документов Собора следует отметить "Обращение ко всем христианам мира" с призывом "к напряжению всех усилий в этой мировой борьбе за попираемые Гитлером идеалы христианства, за свободу христианских церквей, за свободу, счастье и культуру всего человечества". Серьезному осуждению архиереев подверглись изменники вере и отечеству: "Всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма, как противник Креста Господня, да числится отлученным, а епископ или клирик - лишенным сана. Аминь".
Сразу же после Собора началась работа по подготовке "Положения по управлению Православной Русской Церкви", инициатором которого был сам Патриарх. Разработка "Положения" продолжалась и после его безвременной кончины 15 мая 1944 г. А 23 ноября того же года Собор епископов принял решение о созыве Поместного Собора Русской Православной Церкви для избрания Патриарха Московского и всея Руси и принятия готового "Положения по управлению".
Поместный Собор проходил с 31 января по 2 февраля 1945 г. в Москве. В его работе приняли участие митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), митрополит Крутицкий Николай (Ярушевич), митрополит Киевский и Галицкий Иоанн (Соколов), митрополит Северо-Американский и Алеутский Вениамин (Федченков), 41 архиепископ и епископ и 126 представителей приходского духовенства и мирян.
В качестве почетных гостей на Соборе присутствовали Патриарх Александрийский Христофор, Патриарх Антиохийский Александр III, Грузинский Католикос - Патриарх Каллистрат, представители Вселенского Патриарха - митрополит Фиагирский Герман, Иерусалимского - архиепископ Севастийский Афинагор; делегация Сербской Церкви во главе с митрополитом Скоплянским Иосифом, делегация Румынской Церкви во главе с епископом Аржемским Иосифом.
Первый день заседания Собора закончился обсуждением и единогласным принятием "Положения по управлению Русской Православной Церковью". "Положение" было зачитано архиепископом Псковским Григорием (Чуковым), который отметил, что отправным пунктом его является 31-е правило Деяний апостолов. Открывался документ следующим определением: "В Русской Православной Церкви высшая власть в области вероучения, церковного управления и церковного суда - законодательная, административная, судебная - принадлежит Поместному Собору, периодически созываемому в составе епископов, клириков и мирян". (По сути, оно подтвердило определение Поместного Собора 1917-1918 гг.).
Первый раздел определял права и обязанности Патриарха в реальных условиях существования Церкви в советском государстве. Параграф 7 гласил: "Патриарх для решения назревших важных церковных вопросов созывает с разрешения Правительства (выделено мною. - О.В.) Собор Преосвященных Архиереев и председательствует на Соборе, а когда требуется выслушать голос клира и мирян и имеется внешняя возможность (выделено мною. - О.В.) к созыву очередного Поместного Собора, созывает таковой и председательствует на нем".
Второй раздел "Положения" был посвящен деятельности Священного Синода, третий - епархии, четвертый - приходам. При обсуждении этого раздела разгорелись споры о роли настоятеля прихода. Участниками Собора было отмечено, что "имеются настоятели, которые считают, что в число их обязанностей входит лишь богослужение и проповедничество, от хозяйственной деятельности они устраняются. Это неправильно".
После долгих обсуждений в "Положение" вошла такая формулировка параграфа 35: "Во главе каждой приходской общины верующих стоит настоятель храма, назначаемый епархиальным архиереем для духовного руководства верующих и управления причтом и приходом".
(И никто из присутствующих тогда на Соборе не мог предположить, как будет меняться положение настоятеля в разные политические эпохи советского будущего.)
На втором заседании 2 февраля 1945 г. Поместный Собор единогласно избрал Патриархом Московским и всея Руси патриаршего местоблюстителя, митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия. (Епископы, начиная с младшего, поочередно от своего имени и от имени духовенства и мирян своей епархии называли имя единственного кандидата на пост Патриарха.) Собор принял также обращение к правительству СССР, в котором прозвучали слова благодарности не только "правительству и главе его, глубокочтимому Иосифу Виссарионовичу Сталину", но и сражающейся армии: "Поместный Собор шлет свое благословение нашим героям-богатырям".
После смерти Сталина новое советское руководство, осудив "прежний примиренческий курс" государственно-церковной политики, встало на путь открытой конфронтации с Церковью.
"Хрущевский курс" в отношениях с Церковью, который в партийных документах именовали "церковной реформой", включал в себя шесть основных пунктов:
"1) коренную перестройку церковного управления, отстранение духовенства от административных, финансово-хозяйственных дел в религиозных объединениях, что подорвало бы авторитет служителей культа в глазах верующих;
2) восстановление права управления религиозными объединениями органами, выбранными из числа самих верующих;
3) перекрытие всех каналов благотворительной деятельности Церкви, которые ранее широко использовались для привлечения новых групп верующих;
4) ликвидацию льгот для церковнослужителей в отношении подоходного налога, обложение их как некооперированных кустарей, прекращение государственного социального обслуживания гражданского персонала церкви, снятие профсоюзного обслуживания;
5) ограждение детей от влияния религии;
6) перевод служителей культа на твердые оклады, ограничение материальных стимулов духовенства, что снизило бы его активность".
Идеологи "церковной реформы" отчетливо представляли себе, что "перестройка церковного управления" может оказаться делом сложным и деликатным. Решение было найдено быстро: "Для того чтобы не вызвать каких-либо осложнений в отношениях между Церковью и государством, многие мероприятия проводить церковными руками".
Отстранение священнослужителей от финансово-хозяйственной деятельности в приходе проведено по "государственной рекомендации" решением Синода Русской Православной Церкви с дальнейшим утверждением его Архиерейским Собором 1961 г., который начал свою работу в Троице-Сергиевой лавре 18 июля.
Иерархам предстояло обсудить четыре вопроса.
1) Об увеличении числа постоянных членов Священного Синода.
2) Об изменениях в "Положении об управлении Русской Православной Церковью", касающихся раздела IV - "О приходах".
3) О вступлении Русской Православной Церкви во Всемирный Совет Церквей.
4) Об участии Русской Православной Церкви во Всемирном общехристианском конгрессе в защиту мира, имевшем место в Праге 13-18 июля 1961 г.
Представленные для обсуждения вопросы мало кто из присутствовавших знал. Собор открыл Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий: "Одной из главных забот наших является упорядочение в приходах нашей Церкви приходской жизни, во многих местах наших епархий расстроенной и вызывающей бесконечные жалобы".
Далее Предстоятель сказал о Постановлении Священного Синода от 18 апреля 1961 г., которое разграничивало обязанности приходского клира и исполнительных органов, "причем настоятелям вменялось в обязанности всецело сосредоточить свои заботы на духовном руководстве приходом и на богослужебной стороне: с освобождением их от участия в хозяйственно-финансовой деятельности общины".
Архиереи молчали. Не было ни вопросов, ни прений. Только управляющий делами Московского Патриархата архиепископ Тульский и Белевский Пимен (Извеков) в своем докладе "Об изменениях в "Положении об управлении Русской Православной Церковью", касающихся раздела IV "О приходах", пытался убедить русских епископов, что еще с начала работы Предсоборного Присутствия (1905 г.) некоторые его члены "в привлечении мирян к управлению церковным имуществом видели нарушение канонической логики, по которой право распоряжаться церковным имуществом всецело принадлежит епископу и что это право вытекает из его иерархических полномочий". И тут же опровергал вышесказанное: "Но, несмотря на всю видимую убедительность таких доводов, они все же не имели под собой твердой канонической почвы. Ссылка на каноны, например Апостольские правила 38-е и 41-е; Анкирского Собора 15-е, Гангрского Собора 7-е, 8-е опровергалась общим признанием канонистов - об отсутствии каких-либо церковных правил, определяющих собственно приходской строй жизни".
Важнейшим решением для последующей жизни Церкви стало одобрение Собором решения Святейшего Синода от 30 марта 1961 г. о вступлении Русской Православной Церкви во Всемирный Совет Церквей.
В своем докладе, посвященном этому событию, архиепископ Ярославский и Ростовский Никодим (Ротов), занимавший пост председателя ОВЦС, не только осветил всю историю подготовки и вступления Русской Церкви в ВСЦ, но и дал оценку экуменическому движению.
И мало кто из присутствовавших на Соборе епископов мог подумать тогда, что спустя сорок лет вступление в ВСЦ будет оценено определенной группой людей в Церкви как навязанное властью, стремившейся ослабить авторитет Русской Православной Церкви. Эта группа позволит себе негативную оценку деятельности иерархов тех лет, не вникая при этом в суть происходивших событий, когда хрущевские гонения на Церковь все более и более набирали силу и только при использовании международной трибуны мир мог узнать о реальном положении религии и Церкви в СССР.
17 апреля 1970 г. на 93-м году жизни почил Святейший Патриарх Алексий, один из выдающихся архиереев XX столетия. Местоблюстителем Патриаршего престола стал митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков). 25 июня 1970 г. Святейший Синод принял постановление о созыве Поместного Собора.
26 мая 1971 г. в Успенском храме Новодевичьего монастыря состоялось Архиерейское совещание. (Власть сделала все возможное, чтобы заставить Церковь своими собственными руками расписаться в правильности решений Архиерейского Собора 1961 г.) С резкой критикой на Совещании выступил архиепископ Брюссельский Василий (Кривошеин).
В кулуарных беседах, как он вспоминал позже, с ним соглашались многие архиереи. Подтверждение решения Собора 1961 г. состоялось, но следует отметить, что митрополит Никодим в своем выступлении напомнил присутствующим слова Патриарха Алексия на Соборе 1961 г. об умном настоятеле, благоговейном совершителе богослужений и человеке безукоризненной жизни, который всегда сумеет сохранить свой авторитет в приходе.
На Совещании обсуждалась и кандидатура будущего Патриарха. Архиепископ Василий высказал предложение провести тайное голосование при выборах, его поддержал митрополит Сурожский Антоний (Блюм). В партийных документах их выступления охарактеризуют как "попытку навязать "безграничную демократию" в вопросах избрания нового Патриарха - требовали выдвижения нескольких кандидатов, проведения тайного голосования".
Поместный Собор Русской Православной Церкви работал с 30 мая по 2 июня 1971 г. в Троице-Сергиевой лавре. На нем присутствовало 234 человека - членов Собора: архиереев Русской Церкви - 72, представителей православного духовенства - 84, верующих мирян - 78. Среди членов Собора было 25 иностранных граждан, представлявших 124 прихода Русской Православной Церкви за границей. Кроме того, на Собор прибыли гости - представители Православных Автокефальных Церквей, инославных Церквей, экуменических организаций.
В первый день работы Собора с докладом "Жизнь и деятельность Русской Православной Церкви" выступил местоблюститель, проанализировав внутрицерковную жизнь за период с 1945 по 1971 г.
В тот же день был заслушан содоклад митрополита Никодима "Экуменическая деятельность Русской Православной Церкви". В разделе "Отношения с Римско-Католической Церковью" митрополит Никодим подчеркнул: "Считаю необходимым отметить решение Святейшего Патриарха Алексия и Священного Синода от 10 декабря 1969 года, продиктованное душепопечительной заботой нашей Церкви о своих братьях во Христе, согласно которому священнослужители Московского Патриархата получили разрешение преподавать благодать Святых Таинств католикам и старообрядцам в случаях крайней в сем духовной необходимости для последних и при отсутствии их священников, поскольку мы имеем общую с ними веру в отношении таинств".
Дискуссия развернулась бурная, по основному докладу и содокладам выступили 36 участников Поместного Собора (прения проходили 1 июня). 2 июня Поместный Собор издал Деяние "Об отмене клятв на старые обряды и на придерживающихся их". Начало этого документа гласило: "Наиболее просвещенные иерархи Русской Православной Церкви, предпринимающие возможные действия для устранения препятствий к уврачеванию раскола, понимали, что средостение, возникшее в связи с клятвенными определениями Соборов 1654 и 1667 гг., должно быть устранено".
Главным событием заключительного заседания Собора, состоявшегося 2 июня, стало избрание Патриарха Московского и всея Руси. Епископы голосовали от своего имени, от имени клира и мирян своей епархии, начиная с младшего по хиротонии и заканчивая заместителем председателя Собора митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом. Патриархом стал митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков).
Попытка архиепископа Василия и митрополита Антония на Соборе вернуться к вопросу о снятии изменений и "Положении об управлении..." оказалась тщетной. Это понимали все, кроме них самих, все годы служения проведших вне России.
Весной 1985 г. Михаил Горбачев встретился в Кремле с иерархами Русской Церкви. Этот правильный политический ход стал первым шагом на пути духовного оздоровления общества.
Поместный Собор, посвященный 1000-летию Крещения Руси, начал свою работу 6 июня 1988 г. в Троице-Сергиевой лавре. На нем присутствовало 272 представителя от 67 внутренних и 9 зарубежных епархий, 22 монастырей, двух Духовных академий и трех семинарий, от зарубежных учреждений Русской Православной Церкви и от Японской Автономной Церкви.
На первом заседании с докладом "1000-летие Крещения Руси" выступил митрополит Киевский Филарет, сделав попытку проследить судьбу Церкви от Крещения до наших дней.
В тот же день участники Собора прослушали доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия "Канонизация Святых в Русской Православной Церкви".
Для прославления в лике святых предложены: благоверный князь Московский Дмитрий Донской, преподобный Андрей Рублев, преподобный Максим Грек, святитель Макарий Московский, преподобный Паисий Величковский, блаженная Ксения Петербургская, святитель Игнатий Брянчанинов, преподобный Амвросий Оптинский, святитель Феофан Затворник. По решению Поместного Собора чин канонизации был совершен.
(Это событие стало одним из важнейших в современной жизни Церкви. За канонизацией новоявленных угодников Божиих последует длительный процесс подготовки к канонизации и самой канонизации новомучеников XX века.)
Главным решением Собора явилось принятие нового Устава Русской Православной Церкви. Проект устава представлен архиепископом Смоленским и Вяземским Кириллом. Дав оценку "Положению" 1945 г. и изменениям, внесенным в него в 1961 г., он сделал вывод, что эти документы, принятые в тяжелых для Церкви и страны исторических условиях, требуют пересмотра. Предложенный проект, по мнению выступающего, находился в преемственной связи с "Определениями" Собора 1917-1918 гг. Эта связь видится в попытке выразить в современных категориях идею православной экклезиологии - идею соборности.
Принятое Определение Собора по Уставу гласило: "Принять и благословить для введения в жизнь Устав об управлении Русской Православной Церкви, призванный служить более полному раскрытию соборной природы Церкви. Особо отметить, что в условиях действия Устава, когда пастырю отводится важная роль в жизни приходской общины, он должен неукоснительно исполнять заповедь апостола пасти Божие стадо, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду (1 Пет. 5,2-3)".
Новый Устав ввел периодичность созыва Поместных и Архиерейских Соборов. Возвращаясь к основным принципам "Определений" Собора 1917-1918 гг. о епархиальном управлении, Поместный Собор в Уставе восстановил Епархиальные собрания. Важнейшим изменением стала отмена решения Архиерейского Собора 1961 г. об отстранении священников от финансово-хозяйственной деятельности.
В своих определениях Поместный Собор 1988 г. провозгласил также "чрезвычайную важность попечения о нравственной чистоте клира, монашествующих и всех чад церковных". Было предложено считать необходимым "дальнейшее углубление экуменической вовлеченности Русской Православной Церкви для продвижения по пути к христианскому единству через свидетельство веры Древней Неразделенной Церкви, через сотрудничество со всеми христианскими Церквами и объединениями во имя мира, справедливости и сохранения целостности творения Божия".
Архиерейский Собор, проходивший с 9 по 11 октября 1989 г. в Даниловом монастыре, совершил прославление первого Патриарха Московского Иова и первого Предстоятеля Русской Православной Церкви после восстановления Патриаршества - Святителя Тихона, положив начало канонизации новомучеников и исповедников двадцатого столетия.
Собор рекомендовал епархиальным архиереям возобновить издание "Епархиальных ведомостей". Участники Собора выразили озабоченность состоянием церковной жизни в западных епархиях Украины, где начали предприниматься попытки к возрождению унии.
Архиерейский Собор 1990 г. (30-31 января) посвятил свою работу в основном состоянию дел на Западной Украине. (1 февраля 1990 г. члены Священного Синода встречались в Кремле с заместителем председателя Верховного совета СССР Анатолием Лукьяновым, пытаясь найти у государства, тогда еще единого, поддержки в решении этих сложных вопросов, опираясь на советское законодательство. Лукьянов не кривил душой, сказав: "Все, что происходит, связано с ситуацией в стране, с ослаблением власти. Я не исключаю, что и в государственных органах есть кое-где националисты".)
3 мая 1990 г. скончался Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Его преемником стал Патриарх Алексий II (Ридигер), избранный Поместным Собором 1990 г. 7 июня. Кроме его кандидатуры были еще две - митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Денисенко) и митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (Сабодан). Тайным голосованием 166 голосов из 317 возможных были поданы за митрополита Алексия. (Несмотря на продекларированную Уставом 1988 г. очередность созыва Поместных Соборов, он стал последним в уходящем столетии.)
Архиерейским Собором 1992 г. (31 марта-4 апреля) канонизированы митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский), первый новомученик из архиереев, митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин (Казанский) и иже с ним убиенные архимандрит Сергий (Шеин), Юрий Новицкий, Иоанн Ковшаров, а также великая княгиня Елизавета и инокиня Варвара: "Службы сим новомученикам российским составить особые, а до времени составления таковых, после сего дня прославления памяти их - отправлять общие по чину мученическому".
Ольга Васильева

Архиерейский Собор 1994 г. (29 ноября-4 декабря), в котором приняли участие 126 архиереев, канонизировал митрополита Московского Филарета (Дроздова), протопресвитера Александра Хотовицкого, погибшего в 1937 г., и протоиерея Иоанна Кочурова, убитого после октябрьского переворота 1917 г.
Кроме того, Собор постановил провести богословское исследование основ участия Русской Православной Церкви в межхристианских организациях, а также осудил практику на канонической территории РПЦ прозелитизма со стороны других христианских конфессий.
Архиерейский Собор 1997 г. (18-23 февраля) канонизировал патриаршего местоблюстителя митрополита Московского Петра (Полянского), митрополита Серафима (Чичагова) и архиепископа Фаддея (Успенского).
На Соборе принято определение "О взаимоотношениях с государством и светским обществом", в котором недвусмысленно говорится об определенной социальной роли Церкви. Собравшиеся архиереи сочли необходимым "постоянно напоминать власти и обществу о тяжелом положении людей, не получающих пенсий и зарплат, лиц, живущих за чертой бедности, пенсионеров, инвалидов, безработных, многодетных семей, детей-сирот, учащейся молодежи, беженцев и вынужденных переселенцев, ученых, творческой интеллигенции, военнослужащих. Обеспечить взаимодействие Церкви с государством, профсоюзами, благотворительными и общественными организациями в деле преодоления социального кризиса в обществе".
В Определении также оговариваются вопросы взаимоотношения Церкви с политическими организациями. Члены Собора приветствуют диалог и контакты Церкви с политическими организациями "в случае, если это не носит характера политической поддержки". Такое сотрудничество допустимо "в целях, полезных для Церкви и народа, при исключении интерпретации подобного сотрудничества как политической поддержки".
В то же время Собор счел недопустимым "вовлеченность Преосвященных и священнослужителей в какую-либо предвыборную политическую агитацию, членство их в политических объединениях, уставы которых предусматривают участие в выборах любых уровней".
Собравшиеся архиереи сочли возможным участие мирян в деятельности политических организаций и создание ими самими таких организаций в том случае, если последние не имеют в своем составе священнослужителей и "ведут ответственные консультации с церковным священноначалием". Согласно Определению, подобные организации, участвующие в политическом процессе, не могут иметь благословения церковного священноначалия и выступать от имени Церкви. Если же какая-либо церковно-общественная организация уже имеет такое благословение, то она может быть его лишена в том случае, если эта организация начнет вести политическую агитацию и станет выдавать свое мнение за мнение Церкви, выражаемое только церковными Соборами, Святейшим Патриархом и Священным Синодом. Это же касается церковных и церковно-общественных средств массовой информации.
Важным итогом Собора стало принятие решения, касающегося диалога между Православной и Восточными (дохалкидонскими) Церквами. Собор постановил, что итоговый документ этого диалога - "Второе заявление и предложения Церквам" - не рассматривается как окончательный документ, достаточный для восстановления полного общения между Православной Церковью и Восточными Православными Церквами, "так как содержит неясности в отдельных христологических формулировках". В этой связи члены Собора выразили надежду на то, что "христологические формулировки будут и далее уточняться в ходе изучения вопросов литургического, пастырского и канонического характера, а также вопросов, относящихся к восстановлению церковного общения между двумя семьями Церквей восточно-православной традиции".
Другими Определениями Собор отлучил от Церкви бывшего митрополита Киевского Филарета (Денисенко) и бывшего священника Глеба Якунина, а также лишил сана запрещенных в священнослужении архимандритов Валентина (Русанцова), Адриана (Старины) и игумена Иоасафа (Шибаева).
Олег Недумов




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме