Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Федор Иванович Иноземцев

Н.  Коростелев, Московский журнал

01.04.2002

Честность в науке неразлучна с честностью в жизни...
Врач в своей практической деятельности должен быть прежде всего другом человечества.
Ф.И.Иноземцев

По духовному влиянию, оказываемому им на студенчество, молодежь, в целом российское общество середины XIX века, его сравнивали с Т.Н.Грановским, так и называя: ?медицинский Грановский?.
По удивительному его бессребреничеству, милосердию, состраданию к ближнему - ставили рядом с доктором Ф.П.Гаазом.
В отношении ?врачебной московскости? (а он в свое время был первым московским врачом) справедливо полагали равным М.Я.Мудрову и Г.А.Захарьину.
Что касается роли, которую он играл в реформировании отечественного медицинского образования... Тут, право, и вообще затруднительно равнять этого человека с кем-либо.
Выдающийся хирург Н.В.Скли-фосовский в своей первой лекции московским студентам говорил о нем: ?Вспомним, что в стенах Московского университета учил незабвенный Ф.И.Иноземцев. Это был учитель в высоком, идеальном значении слова. Как ученый он был верен своему призванию и убеждению; как профессор обладал даром энергетического слова и владел тайною пользоваться юностью, восприимчивостью и никогда не закрытыми для таланта симпатиями своих слушателей?.
...Задолго до войны у меня, маленького, заболел животик. Бабушка успокаивала: ?Не плачь, пойду в аптеку, куплю капли доктора Иноземцева. Выпьешь пять капелек, и тебе полегчает?. - ?А кто такой доктор Иноземцев?? - ?Это был очень добрый доктор?.
Так впервые в жизни я услышал это славное имя...
Федор Иванович Иноземцев родился 12 февраля 1802 года в деревне Белкино Боровского уезда Калужской губернии. Отец Федора, Иван Ильич, по одним источникам, был персиянин, по другим - турок, по третьим - кавказский горец (достоверно лишь то, что его мальчиком в качестве пленного вывез с Кавказа граф П.А.Бутурлин).
Отец умер, когда Федору исполнилось двенадцать лет. О матери ничего не ведомо. Всего у четы Иноземцевых родилось пять детей. Кроме Федора, нам известен старший сын Егор Иванович, который стал брату опорой и добрым наставником, взяв того к себе в Харьков после смерти отца.
Еще живя в деревне Белкино, Федор обучался чтению, письму и началам Закона Божьего у местного священника. В Харькове он продолжил свое образование - сначала в уездном училище, потом казеннокоштным воспитанником в губернской гимназии, где учитель В.М.Черняев (позднее - известный ученый) привил мальчику любовь к естествознанию, особенно к ботанике.
С 1819 года Федор Иноземцев - студент Императорского Харьковского университета (ИХУ). После двухгодичного курса ?приготовительных общих наук? настало время выбирать будущую специальность. Федор страстно хотел стать медиком, но как казеннокоштный студент он получил назначение на словесный факультет, а дальше (цитируем авторитетный словарь Брокгауза и Ефрона) ?с 3-го курса послан был за шалости (какие? - Н.К.) учителем математики в Льговское уездное училище?. Однако в 1825 году ?по расстроенному здоровью? оставил службу и в 1826-м вновь поступил в ИХУ - теперь уже на вожделенный медицинский факультет.
Таким образом, к изучению медицины Ф.И.Иноземцев приступил в 24 года. Заметим, что Н.И.Пирогов, с которым столько раз пересекался жизненный путь Федора Ивановича, стал первокурсником медфака, когда был на десять лет моложе!
С самого начала Федор Иноземцев стал предпочитать хирургию всем прочим предметам. Произошло это под влиянием известного профессора хирургии Николая Ивановича Еллинского, сумевшего разглядеть в трудолюбивом студенте талант ?оператора?. Уже на втором курсе Иноземцев штудировал лекции по хирургии, предназначенные для студентов третьего и четвертого курсов.
В начале третьего года обучения ему доверили провести операцию по отсечению больному голени. Эта первая, а также и другие последовавшие за ней успешные операции, вызвавшие одобрение профессора Еллинского, утвердили молодого человека в правильности избранного им пути. С таким настроением Федор Иноземцев оканчивает курс.
Между тем император Николай I, понимая, что русскую науку должны развивать прежде всего русские ученые, издал Высочайшее повеление об образовании Профессорского института при Дерптском (Юрьев, Тарту) университете для подготовки природных россиян к профессорскому званию (профессоров-немцев и так имелось предостаточно). Отбор в Институт был весьма строг. Ф.И.Иноземцев и думать об этом не думал, пока Еллинский и брат Егор не убедили его приступить к сдаче сложнейших экзаменов - сначала в Харькове, потом в Петербурге, в Академии наук. Иноземцев все их успешно выдержал. Знаменитые столичные профессора И.Ф.Буш и П.А.Загорский благословили его на дальнейшее обучение.
В Дерпте Иноземцев поселяется в одной комнате с Пироговым. Они прожили вместе более четырех лет, но дружбы между ними не возникло. Доверимся объяснению Н.И.Пирогова: ?Наши лета (напомню: Пирогову - 18, Иноземцеву - почти 27. - Н.К.), взгляды, вкусы, занятия, отношения к товарищам, профессорам и другим лицам были так различны, что кроме одного помещения и одной и той же науки, избранной обоими нами, не было между нами ничего общего?.
Полагаю, что глубинной причиной неприязни Пирогова было то обстоятельство, что он, блестяще окончивший Императорский Московский университет, в отличие от Иноземцева, в хирургии оставался зеленым юнцом. ?Это разом ставило его (Иноземцева. - Н.К.) головою выше меня и в моих глазах, и в глазах других товарищей?.
И еще. Николай Пирогов аскетически поглощен наукой. Через год он награждается золотой медалью за сочинение ?Что наблюдается при операциях перевязки больших артерий?. Обаятельный же и общительный Федор Иноземцев - душа общества и элементарно мешает Пирогову заниматься, собирая на вечеринки будущих коллег - профессоров Императорского Московского университета: П.Редкина (правоведа), А.Филомафитского (физиолога), Д.Крюкова (филолога, историка), В.Сокольского (терапевта), А.Чивилева (политэконома и статистика). То и дело захаживает Владимир Даль. Нередко душой этих вечеринок становился друг Иноземцева (и друг Пушкина) поэт Николай Языков...
Однако делу время, а потехе час. Федор Иноземцев усиленно занимается физиологией, патологией, фармацией и, конечно, анатомией и хирургией. Прочитаны пробные лекции, защищена докторская диссертация. Далее - двухгодичная стажировка у лучших хирургов Западной Европы: Грефе, Руста, Диффенбаха... Иноземцев поражен: эти корифеи не знали и знать не хотели... анатомии: на их операциях присутствовали специально приглашенные анатомы!
И снова Россия. 5 сентября 1835 года в Академии наук прочитана лекция: ?Обзор операций, назначаемых в каменной болезни?. Наконец-то Иноземцев получит кафедру в родном Харьковском университете. Но произошло событие, будоражащее историков до наших дней.
В Императорский Московский университет настоятельно высказывает желание быть направленным Н.И.Пирогов, имевший самые блестящие характеристики и серьезнейшие научные труды. Но направляют туда не Пирогова, а... Иноземцева! Многие увидели (и до сих пор видят) здесь интригу, в том числе и со стороны самого Федора Ивановича. Что же все-таки произошло?
Попечитель ИМУ граф Строганов нисколько не сомневался в замечательных талантах Пирогова. Его смущала лишь молодость профессора (Пирогову еще не исполнилось 25 лет). Как он завоюет авторитет у ровесников-студентов? По ?анкетным данным? больше подходил 33-летний Иноземцев, также имеющий прекрасные характеристики. К тому же по Санкт-Петербургу и Москве пронесся слух о смертельной болезни Пирогова, действительно госпитализированного в Риге с тяжелейшей формой тифа. В результате последовало назначение Иноземцева...
Федору Ивановичу, со всей страстью отдавшемуся исполнению своих профессорских обязанностей, скоро становится ясно, что преподавание хирургии и вообще медицинское образование в России требует коренного улучшения. Как нельзя более кстати он ?с Высочайшего соизволения Государя Императора, в 26 день Апреля 1839 года состоявшегося, был отправлен за границу для узнавания современных усовершенствований по части практической Хирургии с сохранением жалования?.
В Германии, Франции, Италии Иноземцев внимательно изучает методы университетского преподавания медицины. В 1840 году ?по поручению Г.Министра Народного Просвещения? он уже ?обозревал сравнительно с иностранными заведениями Госпитали и учебные заведения в Санкт-Петербурге? и составил целый трактат по совершенствованию высшего отечественного медицинского образования. В 1846 году на этом пути был сделан очень важный шаг: в ИМУ открылись факультетские и госпитальные клиники. ?Московские губернские ведомости? писали: ?По общему признанию всех обозревавших подобные учреждения на Западе, факультетские клиники превосходят их и удобством помещения, и богатством пособий?.
Однако Ф.И.Иноземцев был не только реформатором системы медицинского образования в России, но и выдающимся педагогом. Вот что, например, говорил о своем учителе профессор А.Н.Маклаков: ?Как сейчас вижу это умное подвижное лицо, эти горящие глаза, слышу это живое, блестящее, серьезное изложение, в котором слышалась искренность, в котором чувствовалось увлечение. Лекции эти захватывали слушателей и водворяли среди них такую тишину, какой не всегда можно достигнуть внешними мерами... Мудрено ли, что эти блестящие лекции, всегда носившие на себе печать оригинальности, возбуждавшие новые вопросы... оказывали влияние на слушателей и вселяли в них любовь к науке?.
Идею ?образовать как можно более научно-практических врачей? Ф.И.Иноземцев воплощал на своих занятиях нетрадиционными по тем временам методами, тесно сочетая теорию с практикой. К третьему курсу его студенты умели накладывать повязки, мази, ставить припарки. В целях тренировки наблюдательности они обязаны были вести дневники. На пятом курсе студенты Иноземцева уже самостоятельно оперировали. Важную роль в процессе обучения играл амбулаторный прием больных.
Что касается собственно науки - разработки новых методов исследования недугов, их лечения и предупреждения, то и здесь вклад Ф.И.Иноземцева трудно переоценить.
1 февраля 1847 года, то есть 155 лет тому назад, Федор Иванович Иноземцев впервые в России применил при операции эфирный наркоз. Двумя неделями позднее это выполнил в Петербурге великий Пирогов. Но дело не только во временном приоритете. Иноземцев вместе со своим однокашником по Дерпту профессором А.М.Филомафитским и его учениками много сделал для изучения действия наркоза; он участвовал в работе комитета по ?вновь открытому способу проведения без боли хирургических операций?. Автору этой статьи больно читать труды иных историков медицины, которые затушевывают или даже игнорируют роль Федора Ивановича в деле применения и исследования наркоза.
Сущим бичом человечества в XIX веке была холера. Ф.И.Иноземцев изучал эту страшную болезнь и опубликовал труд ?Об анатомо-патологическом значении холеры?. Эра Пастера еще не наступила - о бактериальной природе инфекционных заболеваний тогда не знали. Так что наряду с рациональными положениями у Иноземцева имелись и очень спорные. В частности, его жестоко критиковали за объяснение многих явлений ?планетными влияниями?. Однако любопытно было бы пересмотреть эти объяснения сегодня, когда стали широко известны труды А.Л.Чижевского.
Общетеоретические взгляды Ф.И.Иноземцева связывают прежде всего с его концепцией о значении нервной (узловато-нервной) системы для здорового и больного организма. Мною просмотрены десятки книг. Авторы одних превозносят эту концепцию как предвосхищающую учение Ивана Петровича Павлова, другие - решительно отвергают. Не буду принимать сторону тех или других, ограничусь лишь тем, что приведя оценку И.М.Сеченова: ?Составленная им (Иноземцевым. - Н.К.) теория была не хуже других медицинских теорий и во всяком случае свидетельствовала в Ф.И. мыслящего врача, задающегося серьезными вопросами?.
Кроме развития медицинской науки и высшего медицинского образования, поистине огромным было влияние Ф.И.Иноземцева на формирование этических принципов врачебного сословия. В итоге именно ему Россия в значительной мере обязана появлением в 1860-1880 годах великой когорты профессоров Медицинского факультета Императорского Московского университета: И.М.Сеченов, Н.В.Склифосовский, Г.А.Захарьин, Н.Ф.Филатов... Его благотворное влияние испытал и С.П.Боткин. В сущности, ?школой? Иноземцева являлась вся медицинская Россия.
Конечно же, он был прежде всего хирургом. Но хирургом для своего времени не совсем обычным. Снова сошлюсь на мнение И.М.Сеченова: ?Он принадлежал к тем хирургам, которые ставят операцию не на первый план, а рядом с подготовлением больного к ней и последовательным за операцией лечением. Поэтому он проповедовал, что хирург должен быть терапевтом?. Это принципиально важно и сегодня, когда многие хирурги    считают свою миссию оконченной сразу после операции.
Как терапевт Ф.И.Иноземцев широко применял в лечебной практике молоко, чему посвятил свой фундаментальный труд ?О лечении молоком простудных и с простудными сопряженных болезней холодно-лихорадочного свойства?. (Кстати, молоку в качестве лечебного средства в свое время отдали дань С.П.Боткин, Г.А.Захарьин, А.А.Остроумов.) Кроме того, Иноземцев был сторонником диетотерапии, гидротерапии, прописывал и средства народной медицины, в частности баню. ?Капли Иноземцева?, о которых шла речь выше, использовались при желудочно-кишечных расстройствах до 1946 года.
У известного историка и литератора М.П.Погодина Федор Иванович вылечил перелом ноги, заболевания носа, ушей и глаз, избавил его от болей в груди. Скульптор Н.А.Рамазанов признавался: ?Если я могу производить теперь что-либо в моем искусстве и научать вверенных мне юношей прекрасному, то всем этим я обязан как искусству, так и сердечной доброте Федора Ивановича?. Прославленный генерал А.П.Ермолов объяснял по-военному категорично: ?Вы спасли меня умиравшего, а за это быть обязанным нет меры?.
Благодарными пациентами Иноземцева были Н.В.Гоголь, Т.Н.Грановский, И.С.Тургенев, Н.М.Языков, М.С.Щепкин, А.С.Хомяков, многие представители высшей аристократии. Однако Федор Иванович принимал и лечил не только и не столько знаменитостей и знать. Тот же М.П.Погодин вспоминал: ?Московские обыватели обязаны ему благодарностью за то, что в продолжение двадцати пяти лет в его доме до 50 человек бедных людей получали безвозмездно советы, лекарства, консилиумы и даже содержание. Летом, несмотря ни на какую погоду, приезжал он из Сокольников всякий день, чтобы служить этому доброму делу, каждому из нас случалось часто посылать бедняков к нему с записками?.
Очень важные слова о Ф.И.Иноземцеве написал его ученик С.А.Смирнов: ?В истории развития каждой науки, особливо прикладной, есть минуты, когда подготовившиеся и назревшие со временем элементы ее просят для себя выражения в жизни, минуты, когда являются люди, органически выражающие их - в слове и деле. Такова, собственно, и была общественная роль Иноземцева в нашей Русской медицине. Он первый назвал ее по имени. Деятельность его в области нашей медицины оставила по себе широкий след не только по умственному влиянию его как ученого, но и по нравственному как человека... От него мы услыхали в первый раз новое тогда для нас словосочетание: Русская наука, Русская медицина. Смысл его уже был не тот, с которым случалось нам его слышать от других, немецких учителей наших?.
Вот почему он деятельно участвовал в работе Медицинского совета министерства внутренних дел России (здравоохранение входило в компетенцию этого ведомства) и многих комитетов и комиссий, был инициатором съезда русских врачей и естествоиспытателей, а также на свои средства создал ?Московскую медицинскую газету?, двадцать лет (1858-1878 годы) являвшуюся рупором русского врачебного сословия. С газетой сотрудничали как авторитетнейшие ученые - С.П.Боткин, И.М.Сеченов, Ф.В.Овсянников, Н.М.Якубович, Н.П.Мансуров, так и скромные провинциальные врачи. На ее страницах освещались новости российской и зарубежной медицинской науки, обсуждались вопросы организации лечебной помощи сельскому населению и преподавания медицины в университетах, поднимались острейшие проблемы - от устройства врачебного быта до немецкого засилья в отечественных медицинских обществах и учреждениях (об этом, в частности, говорилось в статье ?Немецкие врачи в России?).
Другое выдающее начинание Ф.И.Иноземцева - основание в Москве Общества русских врачей. В 1861 году Государь Император Александр II высочайше утвердил его устав. Пост председателя, естественно, предложили Иноземцеву. Он отказался в пользу профессора И.М.Соколова и безвозмездно передал Обществу ?Московскую медицинскую газету?, свою солидную библиотеку и собранный им хирургический инструментарий.
Все это вызывало ярость у недоброжелателей человека, посмевшего наконец заговорить о ?русской медицине?. На Иноземцева полились потоки клеветы. Доходило до утверждений, что Иноземцев, мол, завидует славе Пирогова. Вот уж чего не было в характере Федора Ивановича! Наоборот, он искренне радовался успехам своего дерптского однокашника, гордился им - тому существует множество свидетельств. Кстати, тема Иноземцева-завистника муссируется в печати и по сей день!
По этому поводу клеветникам лучше всех тогда же ответил Николай Языков - стихотворением ?Послание к Ф.И.Иноземцеву?:

Что вижу, слышу я, как
гавкает и лает
И воет на тебя и съесть
тебя готов
Торжественный союз
ученых подлецов!
Иди своим путем!
Решительно и смело
Иди, не слушай их:
возвышенное дело
Наук и совести им чуждо,
им чужда
Святая чистота полезного
труда,
Святая прямизна
деятельности чистой.
Так что тебе вся злость,
весь говор голосистый
Твоих врагов! Мой друг, в
твоей груди живет
Честь долга твоего, ты
чувствуешь права
Прекрасные, права живого
просвещения,
Созревшие в тебе! На все
злоухищренья
Продажных черных душ ты
плюй, моя краса,
И выполняй свой долг и
делай чудеса!

?Чудеса? Иноземцев демонстрировал и в смысле душевной проницательности, умения разглядеть глубинную суть человека.
...Студент-медик Саша Бабухин, отличавшийся неугомонным драчливым нравом, на одной из пирушек затеял свару, получил тяжелую травму черепа и почти два года пролежал в хирургической клинике. Мысли приходили одна мрачнее другой, но все об одном: ?Жизнь кончена?. С этим, однако, никак не мог согласиться директор клиники профессор Иноземцев. Что-то увидел он в этом незадачливом буяне. Заботливо выхаживал его, успокаивал, приносил книги, снабжал деньгами, а когда Саша поправился, устроил ему приработки. В результате этот, казалось бы, совсем пропащий парень сделался тем, кем мы знаем его сейчас - выдающимся русским ученым Александром Ивановичем Бабухиным, одним из основоположников отечественной гистологии.
Именно профессор Иноземцев распознал в другом студенте - Иване Сеченове - будущее мировое светило физиологии и рекомендовал его для подготовки к занятию профессорской должности на медицинском факультете Императорского Московского университета.
Учившиеся у Иноземцева И.М.Сеченов, А.И.Бабухин, Н.В.Склифосовский, С.П.Боткин и другие сотворили ?золотой век? русской медицины, апогеем которого стало возведение знаменитого Клинического городка на Девичьем поле...


Федор Иванович Иноземцев скончался 6 августа 1869 года и был погребен на кладбище Донского монастыря. Скромный памятник со сбитым крестом и неверно указанной в надписи датой рождения (1903!) так и достоял до широко отмечаемого в этом году 200-летнего юбилея великого врача. Мистика какая-то... Неужели будет стоять без креста и дальше?
Отзвук все той же мистики - в истории с мраморным постаментом под бронзовый бюст Ф.И. Иноземцева, изготовленный и установленный к 100-летию со дня рождения Федора Ивановича. На постаменте были выбиты изречения Иноземцева - его педагогическое и жизненное кредо. На правой стороне: ?В анатомическом театре. Без занятий в анатомическом театре нельзя сделаться рационально образованным, ловким и искусным оператором?; на левой стороне: ?В клинике. Подробное и точное объективное исследование больного при распознавании болезни должно служить главным основанием клинического учения?; на задней стороне: ?Дома. Всегда делай для всех все, что можешь. Никогда ни от кого ничего себе не требуй и не ожидай?.
Бронзовый бюст и сейчас можно видеть в музее истории Московской медицинской академии имени И.М.Сеченова. Правда, на деревянной подставке. Постамент же находится в другом месте, на нем уже - бюст третьего по счету персонажа - времена менялись. От надписей остались лишь шрамы на мраморе...


Нравится


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме

Убрать X
Нравится