Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

ДУХОВНЫЕ ОСНОВЫ РОССИЙСКОГО КРИЗИСА ХХ ВЕКА. ЧАСТЬ 3

Игорь  Шафаревич, Православие.Ru

27.03.2001


ЛЕКЦИЯ, ПРОЧИТАННАЯ АКАДЕМИКОМ РАН И.Р. ШАФАРЕВИЧЕМ 21 МАРТА 2001 ГОДА В СРЕТЕНСКОМ ВЫСШЕМ ПРАВОСЛАВНОМ МОНАСТЫРСКОМ УЧИЛИЩЕ …

Произошло явление, никем не предсказанное - крах коммунистической власти, которая, казалось, стоит каменной стеной, - власти с колоссальной репрессивной системой, с монопольной идеологией, которая охватывала человека чуть ли не с рождения: она навязывалась ребенку с песнями, которые он учил в детском саду. Те взгляды, которые я излагал, естественно применить для объяснения этого переворота. Я думаю, переворот этот настолько драматический, что долго в истории, по крайней мере, русской, он будет притягательным центром для любого мыслящего человека. Прежде всего, нужно откинуть аргумент внешнего влияния, - представление о том, что этот переворот совершен какими-то внешними силами. Эта точка зрения очень простая и потому соблазнительная, но уводящая в сторону. Ее многие придерживаются благодаря ее простоте. Она сводится к тому, что переворот совершен какими-то агентами влияния, идеологическим воздействием со стороны Запада и т.д. Ввиду важности этого аргумента я посвятил ему специальную работу с названием "Была ли перестройка акцией ЦРУ?" (она напечатана в "Нашем современнике"). Там центральный аргумент заключается в том, что если считать, что какие-то внешние силы смогли произвести такой переворот в нашей стране, то спрашивается, почему же такие же силы, которыми располагал Советский Союз и которые были никак не меньше, а может быть, и больше западных, не произвели такого же переворота на Западе? Это действительно поразительно, потому что можно указать сейчас на громадные возможности влияния, которыми обладал Советский Союз на Западе: и агентами влияния, и идеологическим воздействием на интеллигенцию, которая в основном была левая и т.д. Этот аргумент можно, детально разобрав, отбросить в сторону. Но тот взгляд, который я перед вами развивал, вполне согласуется с происшедшими событиями. Переворот, который произошел, в свете его не является таким загадочным. Этот взгляд заключался в том, что победившая у нас идеология социализма, коммунизма и в самой отточенной форме марксизма, является идеологией элиты, властвующего слоя. Она, по существу, нечто обещает только ему и ничего не говорит другим, если отвлечься от чисто агитационных лозунгов.
Идеология заключается в том, что общество может быть построено по принципу машины. Для кого это действительно привлекательно, кроме машинистов, которые будут этой машиной управлять? С другой стороны, эта идеология дополнялась, поддерживалась более широкой концепцией того, что мир весь устроен, как некая машина. И благодаря этому знающие устройство этой машины могут править миром. Это была психология почти полубогов, но имеющая некую оговорку, которая была связана с ее действием. Для того чтобы ее сделать действенной, люди, исповедующие ее, должны выступать не индивидуально, а слившись в некий новый "сверхъорганизм", в партию, - отдав себя ей, пожертвовав ей своей индивидуальностью, воспринимая себя как мелкую клеточку в новом организме этой партии. Я цитировал чрезвычайно проникновенное изложение этих взглядов Пятаковым.
С этой точки зрения понятно, что эта идеология действительно могла и среди властвующего класса иметь успех, но только в критический момент, в момент опасности, когда стояла на карте жизнь и всего этого слоя, и всей системы, и каждого из них в отдельности. Тогда они были готовы идти на все эти жертвы. Но когда власть сделалась более устойчивой и стало казаться, что жизнь и сама будет дальше так катиться, то охота к жертвам как-то постепенно испарилась. На власть они были вполне согласны, а вот на жертвы ради власти становились все менее и менее готовыми.
Второй момент заключается в элитарности этой системы, - в том, что она апеллирует к правящему классу, и в результате она не встречает поддержки более широкой части народа. И это, как мне кажется, было ярко продемонстрировано на наших глазах почти последним действием этой власти, уже гибнущей, - так называемым эпизодом ГКЧП, 91 года. Тогда был образован ГКЧП, и произошло противостояние с одной стороны Ельцина - с другой стороны - ГКЧП. Сторонники Ельцина собрались в Доме Союзов, который они по своим проамериканским симпатиям назвали Белым Домом. И туда сбежалось сколько-то народу, - как говорилось, на защиту Белого Дома. Я не знаю социального состава этих людей. Что это были за люди? Что их туда привело? Угрожало ли реально что-то этому Белому Дому, и нужно ли было что-то там защищать? Но, факт безусловный, что туда какое-то число людей сбежалось. А на поддержку ГКЧП не выступил ни один человек. Это тоже является потрясающим фактом. Хотя в принципе симпатии тогда можно было мобилизовать, потому что очень широко уже было распространено чувство, что в стране разрушаются какие-то основы ее существования, она катится в какой-то провал. И ведь в руках у ГКЧП была такая колоссальная сила, как средства информации, включая телевидение. Но никакого обращения к народу, никакого призыва к поддержке не было. Человек, который хотел бы поддержать ГКЧП не знал бы, что ему реально нужно делать. Никакого центра, вроде Белого Дома, не существовало. По-видимому, с точки зрения этой элитарной, обкомовской, номенклатурной идеологии, призыв к поддержке широких масс было бы нарушением каких-то основных принципов соответствующего мировоззрения. Это было бы в системе этих взглядов чем-то вроде кощунства. И эти люди предпочли погибнуть, но не совершить этого ужасного поступка - выпустить народ в качестве действующего лица на арену истории.
Это был последний период драмы ХХ века, но начиная с его первого кризиса 17 года это был сложный путь, который для власти состоял и из неожиданных побед, и из поражений, отступлений; но в целом сейчас видно, что он выстраивается в некоторую систему, при всех поворотах, которые приходилось делать, идя навстречу жизненным обстоятельствам. И в результате мы видим, к чему он привел, - к подчинению России принципам западной цивилизации. И даже, как я уже не раз говорил, именно эта тенденция многократно проявлялась. Во всем процессе. Например, возьмем внедрение лозунгов "Догнать..." Догнать можно только того, кого считаешь своим лидером, с которым стремишься сравняться. И хотя словесное оформление, конечно, было совершенно другим, речь шла об уничтожении капитализма, о победе пролетарской революции, об уничтожении классов и т.д., но реально-то происходило уничтожение тех факторов жизни, которые препятствовали внедрению стиля западной цивилизации в России. По существу, уничтожалась русская традиция: Православие, монархия, дворянство, более крепкое крестьянство, а потом вообще семейно-трудовое крестьянское хозяйство. И как это ни парадоксально, но строй, который выступал как бы с одной идеологической системой, привел к реализации совсем другой. Однако это никакое не исключение, такие ситуации встречаются в истории не раз.
В качестве ближайшего примера можно указать на возникновение именно западноевропейского капитализма, который развился в результате громадного переворота в Европе - реформации, в ходе двух столетий - сначала в шестнадцатом веке в Германии и во Франции. Потом был XVII век - Тридцатилетняя война в Германии, Английская революция. Сама реформация никаких капиталистических лозунгов не выдвигала. То основное, к чему были направлены тогда мысли людей - это была идея спасения человеческой души. Основная идея Лютера заключалась в том, что в результате падения Адама человек стал так греховен, что помочь ему не могут никакие его добрые дела. Только вера может дать ему это спасение, вера в благость Бога.
Конечно, такая точка зрения, казалось бы, отвращала человека от всех конкретных, реальных действий, от того, что составляет как бы ядро капиталистического промышленного общества. Но тем не менее, реформация разрушала традиционное средневековое общество, которое сложилось в Европе. И тем самым она действительно прокладывала путь капитализму, хотя были и другие, более тесные идейные параллели, которые были вскрыты только Максом Вебером.
И так же было и в России: в результате всего этого периода были сломаны те препятствия, которые в течение трехсот, четырехсот лет не давали возможности Западу подчинить Россию своим идеалам, своей идеологии. Вот Индию, Китай подчинили, а Россия не подчинялась. Только в результате такого сложного, обходного пути это стало возможным. Но это можно и конкретно себе представить, если взять период перед Первой мировой войной, перед революцией. Россия состояла из 16-ти миллионов мелких крестьянских хозяйств. Как могло их ухватить в свои щупальца капиталистическое общество? Нужно было, чтобы крестьянское население сократилось раза в три, чтобы оно было выброшено на стройки, сгруппировано на больших заводах, вокруг больших предприятий. Тогда, как мы видим в наши дни, появилась возможность приватизации этих предприятий и капитализации экономики. А сейчас уже речь идет о продаже и приватизации земли, т.е. основы самого крестьянского хозяйства.

СУДЬБЫ ГОРОДА И ДЕРЕВНИ
В связи с таким взглядом возникает кардинальный вопрос. Одна из главнейших причин прочности России по отношению к давлению Запада был, как я его назвал, "третий путь", который выбрала Россия. Ни полного отрицания, ни полного приятия западной цивилизации, а усвоение некоторых ее продуктов в то же время со стремлением сохранить свою национальную индивидуальность. Как его оценивать в свете того, что в результате произошло?
Можно ли сказать, что произошедший переворот показывает, что это был неверный, ошибочный путь, что в конце концов все пришло к тому же самому? Что нечего было мудрить и других путей искать? Т.е. вопрос заключается в том, был ли этот путь заведомо обречен на поражение? Мне кажется, что тут мы видим еще более драматическую картину. Россия, особенно в ХХ веке, оказалась эпицентром столкновения совершенно разных линий развития человечества. Одна линия была представлена западной цивилизацией, мы ее выше подробнее характеризовали. Конечно, такой путь прямо противоположен духу земледельца, он требует отрыва от земли и вытеснения сельского хозяйства в качестве третьестепенного и невлиятельного фактора жизни. А вот другой, противостоящий ему путь - это путь общества, которое в своей большей части является земледельческим, а в какой-то части - городским. Города как бы вкраплены в земледельческое население и являются центрами его культуры. Один из крупнейших экономистов ХХ века, исследовавший в частности, экономику сельского хозяйства, Кондратьев, называл это "аграрно-индустриальным типом развития". Этот тип прямо противоположен тому типу развития, который реализуется в западном капиталистическом обществе. Возьмем, например, быть может, самое яркое явление человеческой истории -то, что называют "греческим чудом", когда буквально в течение одного или двух веков появилось изумительное греческое искусство, греческая наука, новые формы жизни, новые формы общества. Для кого же писались драмы Эсхила, Софокла, Еврипида, комедии Аристофана? Для кого строился Акрополь? Для кого на улицах Афин воздвигались статуи Праксителя?
Наиболее конкретно это описано в комедии, и в ней мы очень ясно видим, что когда представлялась какая-нибудь трагедия Эсхила или Софокла, - а представлялась она к празднику, посвященному богу Дионису, - то амфитеатр, который до сих пор сохранился, заполняли мужички, пришедшие по этому случаю в город из окружающих Афины деревень. И Народное собрание, которое решало судьбы страны, - это тоже были те же самые крестьяне, собравшиеся в город из соседних деревень.
Эти два совершенно противоположных по духу пути развития столкнулись. Возникает вопрос: второй путь, связанный с земледелием, с землей, с непосредственным единством человека с миром, мог ли в принципе продолжать свое развитие? Может, он уже исчерпал себя? Такие точки зрения и высказывались. Например, таково постановление Первого Интернационала от 1869 года, где очень четко сказано, что "мелкое крестьянское хозяйство наукой, капитализмом и самой жизнью приговорено к исчезновению, без права на апелляцию и снисхождение". Но верно ли это? Или это есть некий пропагандистский лозунг, который используется в борьбе, когда противника стараются победить психологически, доказав, что его дело обречено? По крайней мере, можно указать на один проект развития современной жизни на основе крестьянско-городского хозяйства. Этот проект был очень глубоко разработан целыми поколениями ученых и практических деятелей и в значительной мере воплощен в жизнь у нас в России. Я о нем вскользь упоминал, он был связан с идеей кооперации. Это целое море очень глубоких идей, конкретных исследований, исследования отдельных географических областей, отдельных областей хозяйства. И началось это течение с начала ХХ века, хотя предшественником его можно считать даже и Менделеева, который высказывал аналогичные мысли. Один из его создателей Чупров говорил, что, по его мнению, кооперация для земледелия имеет примерно такое же значение, как техника для промышленности: она таким же образом в десятки, сотни раз увеличивает интенсивность этой деятельности. Но это не было предтечей идеи колхозов, т.к. вся эта система взглядов не затрагивала самого производства и не меняла характера труда.
Сформулировать последовательную и наиболее полную концепцию, по-видимому, было делом Чаянова Александра Васильевича. Сейчас я изложу вкратце эту теорию. Чаянов был ученым колоссального трудолюбия и таланта, написавшим большое количество книг и статей. Но в то же время он обладал замечательным литературным слогом, и поэтому я разрешу себе, привести из него довольно длинную цитату: "Что, в самом деле, замечательного в том, что крестьянка, отдоив свою корову, чисто моет свой бидон и относит в нем молоко в соседнюю деревню, в молочное товарищество, или в том, что сычевский крестьянин-льновод свое волокно вывез не на базар, а на приемный пункт своего кооператива? На самом деле эта крестьянка со своим ничтожным бидоном молока соединяется с двумя миллионами таких же крестьянок и крестьян и образует свою кооперативную систему Маслоцентра, являющуюся крупнейшей в мире молочной фирмой. А сычевский льновод, обладающий, уже достаточной кооперативной выдержкой, является частицей кооперативной системы Льноцентра, являющегося одним из крупнейших факторов, слагающихся мировой рынок льна".
В других местах Чаянов подчеркивает особую ценность фактора крестьянской жизни, связанности ее с индивидуальным творчеством крестьянина и связи ее с землей. Например, он говорит, что "деятельность сельского хозяина настолько индивидуальна и носит настолько индивидуальный местный характер, что никакая руководящая извне воля не сможет вести хозяйства". Иными словами, работник может эффективно вести хозяйство только в одном случае - если он родился и вырос на этой земле. Можно этому противопоставить точку зрения Зомбарта на капиталистическое хозяйство, о котором он говорит, что для капиталистического производства наиболее пригоден именно переселенец, не связанный со страной, - тот, для кого эта страна является не родной землей, а "недвижимостью". Зомбарт приводит ряд примеров. Идеальным примером, конечно, являются Соединенные Штаты но так же та колоссальная роль, которую в капиталистическом развитии Германии играли переселившиеся туда из Франции протестанты, гугеноты, или евреи в ряде стран.
Если перейти на более конкретный, прозаический язык, то концепция Чаянова заключается в следующем. Он берет то, что называется трудовым планом сельского хозяйства, и разбивает его на определенные звенья. При этом он выясняет, что есть ряд звеньев, вроде тех, которые он упоминает, которые могут быть с успехом кооперированы. После этого, в результате большого количества частных исследований, собирания громадного количества фактов, он строит так называемую теорию "дифференциальных оптимумов". Это означает, что для каждого звена производства, например, сбивания молока или получения кредитов, он выясняет, сколько хозяйств нужно объединить вместе в этой деятельности, чтобы она была наиболее эффективна. При малом их числе она еще недостаточно эффективна, при большом она становится слишком громоздкой и т.д. И он выясняет, что разброс здесь колоссальный, поэтому эффективность кооперации может быть достигнута только за счет того, что деревня покрыта сетью кооперативов и каждый крестьянин состоит во множестве кооперативов. Это он называет "горизонтальной кооперацией". Если же некоторые группы крестьян объединят всю свою деятельность во всех областях, то в каждом отдельном звене этот оптимум, как правило, будет нарушен и система перестанет быть эффективной. Яркий пример этого дает колхоз. Концепция эта была разработана и до революции. Во время военного коммунизма для деятелей этого направления жизнь была сложна. А во время НЭПа опять возник период "мирного сосуществования", мирного взаимодействия с властью, когда эти люди могли писать, публиковаться и организовывать кооперативы. Эта система была изложена в множестве статей, книг и конкретных исследованиях в конкретных географических или хозяйственных областях.
Я хочу обратить ваше внимание на одно ее изложение, по-моему, очень ярко передающее ее дух. Это полуфантастическое сочинение Чаянова, которое называется "Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии". По форме это действительно фантастическое произведение: из того времени, когда оно написано (1921 год), герой загадочным путем переносится для него - в будущее, а для нас - в прошлое: в 1984 год и попадает в удивительную для него в страну, Россию того времени. Некий его спутник показывает ему эту страну и объясняет ее особенности. И вот, что он ему говорит: что был принят закон, ограничивающий размеры городов, так что сейчас не существует городов с населением больше ста тысяч. "Если хотите, городов у нас нет. Есть место приложения узла социальных связей". Вот прямо как античные Афины. "В основе нашего хозяйственного строя лежит индивидуальное крестьянское хозяйство. Мы считаем его совершеннейшим типом хозяйственной деятельности. В нем человек приходит в соприкосновение со всеми силами космоса и создает новые формы бытия. Каждый работник-творец, каждое проявление его индивидуальности - искусство труда". Дальше тот же спутник рассказывает кое-что об их истории. "В социалистический период нашей истории крестьянское хозяйство почитали за нечто низшее. Социализм был зачат как антитеза капитализму. Рожденный в застенках германской капиталистической фабрики, выношенный психологией измученного подневольной работой пролетария, он мог мыслить новый строй только как отражение строя, окружающего его. Будучи наемником, рабочий, строя свою идеологию, ввел наемничество как "символ веры" будущего строя. Для нас же совершенно ясно, что с социальной точки зрения промышленный капитализм есть не более чем болезненный припадок, поразивший обрабатывающую промышленность в силу особенности ее природы, а вовсе не этап в развитии всего народного хозяйства".
Мне кажется, что здесь чрезвычайно много глубоких наблюдений и мыслей. Совершенно, конечно, правильно замечание о том, что социализм не является диаметральной противоположностью капитализма, а является его отражением - тем, что капитализм видит, глядя в зеркало. Во-вторых, верно то, что западное капиталистическое общество, включая и его социалистическое отражение, есть какой-то болезненный этап в развитии человечества, связанный, может быть, с потерей веры в Бога, с утратой чувства красоты мира и со стремлением построить жизнь в каких-то изолированных от всего мира формах, которые в принципе не могут быть осуществлены и приходят в противоречие с самым фактом жизни.
Эта система кооперации была разработана и даже в какой-то мере внедрялась в жизнь. Было несколько миллионов такого типа кооперативов в нэповской России и 10 - 20 миллионов кооперативов дореволюционных. Но все это развитие было, конечно, прервано коллективизацией 30 года. Все крупнейшие деятели, включая и Чаянова были арестованы одновременно в 1930 году. Они были осуждены на десять лет тюрьмы, но в 1937 или 1938 году они были все, за одним или двумя исключениями, расстреляны. И Чаянов тоже был расстрелян. Насколько я знаю, сейчас эта система привлекает большое внимание и используется в Индии и в Китае. В Китае, например, в дискуссиях по организации крестьянского хозяйства ссылки на работы Чаянова встречаются очень часто.
То, что я изложил, я вовсе не излагал как некий план, который человечество теперь может использовать. Конечно, этот план был создан для своего времени, и он пригоден только для него. Я его изложил как модель возможных вариантов, как пример многообразия путей, среди которых человечество должно выбирать. И тогда, конечно, шанс на реализацию именно этого пути, мне кажется, был минимальным. Потому что реальной физической силы, на которую при этом могли опереться, не было. Хотя в сводках ГПУ того времени постоянно с тревогой говорится, что среди крестьян распространены разговоры о создании, как тогда говорилось, "крестсоветов", т.е. некой крестьянской организации, но это были только тенденции, которые еще никак не реализовались. При некотором очень специфическом раскладе событий, может быть, маленький шанс реализации этой системы был, но она тем не менее не реализовалась. Она была подкреплена чрезвычайно сильным интеллектуальным и духовным фундаментом очень глубоких исследований, которые и до сих пор в экономике играют большую роль. Например, другой столь же значительный представитель этого направления - это Кондратьев. Он руководил институтом, который занимался изучением связей планирования индивидуального хозяйства и рынка. Он обнаружил, в частности, некоторые периодичности в истории экономики, примерно пятидесятилетние, которые он назвал "длинными волнами"; сейчас они являются общепризнанным экономическим фактом и фигурируют под названием "циклов Кондратьева". Но не было политика этого направления, хотя бы сравнимого с масштабом Кондратьева или Чаянова. Тут, мне кажется, проявляется то существенное обстоятельство, что в критические моменты истории наиболее яростная борьба обычно происходит между двумя путями развития, которые на проверку оказываются не так уж далекими друг от друга. Но всем под большим, колоссальным давлением внушается, что выбор существует только между ними: или - или. Так несколько лет назад на всех экранах телевизоров раздавался вопль: "Выбирай или проиграешь!" Всегда именно такой призыв и бывает. И истинная интеллектуальная смелость требуется как раз для отказа от этого навязываемого выбора. В этом смысле концепция "аграрников", которую развивал Чаянов, к которой примыкал Кондратьев и многие другие, была примером глубокого интеллектуально-революционного мышления, в то время как политика, принятая партией, оказалась более стандартной, поскольку использовала путь, уже пройденный на Западе. И в целом этот путь в конечном итоге приводил Россию к тем же самым системам ценностей западной идеологии. Это был как бы некий обходный путь, который сейчас завершился. Леса все сняты, и сейчас уже все видно как на ладони. И какой же в результате может быть подведен итог?

ЗАПАД В XXI ВЕКЕ
Для конкретности напомню, что в день окончания Великой Отечественной войны Сталин, выступая по радио, сказал: "Вековая борьба славянских народов за свое существование и свою независимость закончилась победой над немецкими захватчиками и немецкой тиранией". Вероятно, Сталин имел в виду не этнических немцев, а именно Запад, противостоящий России. К сожалению, сейчас видно, что это его предсказание не сбылось. Вековая борьба не закончилась победой. Но вот можно ли сказать, - и это есть фундаментальнейший вопрос, - что все произошло прямо наоборот? Что сейчас вековая борьба Запада с Россией закончилась окончательной победой Запада?
Мне кажется, что это не так. И есть ряд факторов, которые этому противоречат. Ряд конкретных обстоятельств, признаков указывает на то, что западная цивилизация вступила в состояние очень глубокого кризиса, и не видно, чтобы у нее были шансы из него выйти. Собственно говоря, это и была точка зрения Данилевского, который утверждал, что данный культурно-исторический тип находится в состоянии упадка, и близится его разложение. Эта же точка зрения независимо от Данилевского была высказана Шпенглером в книге "Закат Европы". Книга была написана в 1918 году, как раз когда Германия потерпела трагическое для нее поражение. Поэтому эта атмосфера заката, как бы "гибели богов", в ней выражена очень выпукло, это чрезвычайно яркая книга.
То, что Данилевский называет "культурно-историческим типом", Шпенглер называл "культурой". Эпоху же упадка "культуры" он именует "цивилизацией".
"Цивилизация, - говорит он, - это есть завершение, она следует за культурой, как смерть за жизнью". "Она - неотвратимый конец". Вот ее признаки: "Вместо мира - город, отдельный пункт, в котором сосредотачивается вся жизнь обширных областей, тогда как все остальное засыхает". На арену истории выходит "обитатель больших городов, лишенный традиций, выступающий бесформенной текучей массой, неверующий, бесплодный, с глубокой антипатией к крестьянству". "Мировой город означает космополитизм вместо Родины". Он населен не народом, а массой. Духовную жизнь заменяет культ зрелищ и спортивных состязаний. Типический знак конца - это империализм. Возникает идея мирового господства, но она есть не проявление собственной силы, а использование слабости других. Империализм - это агрессивное отношение к тем, кто слабее, в то время как в героический период войны ведутся с более сильным противником и выигрываются за счет большей жертвенности и духовного подъема. "Империализм есть неизбежная судьба Запада", - говорит Шпенглер. Он как будто просто рисует современную картину: например, Соединенные Штаты и их действия в Ираке или Сербии.
Другой фактор: "Для западноевропейского человечества уже нечего ожидать великой живописи или музыки". Все силы угасающей культуры сосредотачиваются в одной сфере деятельности, в технике. И опять это сейчас совершенно точно воспроизводится в Соединенных Штатах. "Пора, уяснить себе, - говорит он, - что в XIX-ХХ века эту мнимую вершину прямолинейно прогрессирующей человеческой истории фактически можно отыскать в каждой клонящейся к концу культуре". "Через несколько столетий не будет больше западноевропейской культуры, не будет больше немцев, англичан и французов".
Но хотя Шпенглер не называет даты, к которой его пророчество относится, оно было высказано со столь большой интенсивностью, что воспринималось как адресованное к какому-то ближайшему будущему; так всеми оно тогда и было воспринято. И когда в ближайшее десятилетие оно не реализовалось, то интерес к этой книге ослаб. Мне кажется, что он описывает очень реальную, яркую картину того развития, которое дальше происходило и сейчас происходит, но только с некоторым запаздыванием. Когда мы идем куда-то, дом нам кажется близким. Потом видишь, что идти надо дальше. Подходишь, видишь там болотце, нужно искать дорогу; потом речка, через нее брод надо поискать, потом крутой подъем, на которой долго подыматься. Идешь часа два-три. А дом-то - на том же месте, где вы его правильно увидели.
И действительно, сейчас можно назвать целый ряд дополнительных факторов, указывающих на безусловные признаки упадка западной цивилизации. Прежде всего, надо отметать то, на что отчасти указывал и Шпенглер. Это угасание духовного творчества. Шпенглер говорит, что больше нечего ожидать великой живописи и музыки. Но не только Рафаэль и Моцарт, но и Сервантес, и Гете, и Шекспир, и Диккенс уже находятся в прошлом западной цивилизации. Западная цивилизация создала грандиозное здание науки, - прежде всего, естественной науки, в центре которой была физика, - связанное с видением колоссального масштаба. Может быть, для представителей других цивилизаций это видение вообще не будет видением, вообще не будет убедительным. Но для западной цивилизации это был выход в колоссальные просторы - от далеких галактик до мельчайших элементарных частиц. Это развитие науки было одним из крупнейших достижений западной цивилизации. Оно продолжалось еще и в ХХ веке. Все знают, если не по содержанию, то хотя бы по названию такие колоссальные новые области, которые действительно изменили характер человеческого представления о мире и о взаимодействии человека с миром. Это квантовая механика, теория относительности и генетика. Были выявлены материальные носители наследственности - гены, которые расположены линейно в хромосоме, и выяснен порядок их расположения. Эти области развивались в первой половине ХХ века, но во второй половине ХХ века уже никакого нового революционного переворота в науке не произошло. Сейчас очень любят говорить о величайших достижениях человечества, но что при этом упоминают? Компьютеры, спутники, - но это ни в коей мере не наука. Наука открывает законы природы. А техника - это использование уже известных законов природы. И в этом смысле современность только поддерживает точку зрения Шпенглера о том, что в период упадка угасающая цивилизация сосредотачивает все свои силы в одной области, именно - в технике.
Я помню, как лет тридцать назад в Академии наук был отчетный доклад за какой-то период деятельности, и потом я докладчику сказал: "Вы не заметили, что в качестве главных достижений упомянули, что был построен колоссальный ускоритель и запущен спутник. Ведь это же достижения не науки, а техники!" А он воскликнул: "А вы, Игорь Ростиславович, разве не заметили, что это и есть новая эпоха, в которую мы вступили. Наука кончилась, законов природы не так уж много, они в основном открыты. Остается перед человечеством совершенно новая деятельность - свободное творчество, на основании известных законов природы". Итак, с разных точек зрения эта концепция конца науки, по-видимому, уже тогда осознавалась.
Это первый признак, который я описал - угасание духовного творчества. Второй признак - это терроризм, причем терроризм не как проявление протеста угнетенных, не в нищих, ограбленных странах где-нибудь в Латинской Америке, - это было бы понятно, а в самых процветающих странах, например, в Германии. Я помню лет 12 назад в Германии я видел стены, сплошь исписанные лозунгами: "Да здравствует Красная армия!" А "Красной армией" называется банда Баадер-Майнхоф - террористическая организация, тогда свирепствовавшая. Членами этой банды были представители отнюдь не бедных слоев, - чуть ли не сын канцлера был замешан. Или сейчас в Соединенных Штатах все время происходят такие события: в школу приходит с винтовкой школьник младших классов, какой-нибудь восьмилетний малыш, начинает стрелять и шестью выстрелами убивает шесть своих соучеников. Бросается расследовать полиция, которую прежде всего поражает, откуда у ребенка такая меткость. Оказывается, есть объяснение: причина - в тех детских компьютерных играх, которые повсюду продаются. Все дети начиная с шести, пяти лет имеют такие игры, где есть нечто вроде пистолета. Его нужно нацелить на экран, если он нацелен в правильную точку и нажата какая-то кнопка, то на экране льется кровь, разлетается голова, мозги брызжут - полное удовольствие. И вот так они оттачивают свою меткость! При этом оказалось, что это настолько экономически выгодный способ обучения прицельной стрельбе, что полиция начала в массовом порядке закупать эти детские игры для того, чтобы на них обучать прицельной стрельбе полицейских. Или вот наркотики, влекущую за собой детскую преступность в таких масштабах, что рядовым явлением в американской школе является военизированная охрана и т.д. Это второй признак - терроризм, который носит характер протеста против всей этой жизни - не в ее самых тяжелых проявлениях, а в ее сущности.
В-третьих, это тот факт, что такой громадный переворот всегда имеет нечто вроде репетиции. Вроде как наша революция 1917 года имела репетицией революцию 1905 года, которая, правда, полностью не развернулась, но все же были отработаны некоторые силы и приемы. Вот такая репетиция на Западе уже произошла. Это были кризисные явления, которые происходили в конце 1960-х и в 1970-е годы, когда беспорядками было захвачен весь Запад - Соединенные Штаты и Западная Европа. Это были беспорядки студенческие, волнения "цветных", т.е. негров в Америке в основном, протесты против войны во Вьетнаме и яростная озлобленность интеллигенции. Я сталкивался со своими американскими коллегами: они все были яростными врагами своего отечества. В то время возник термин, который у нас позже был в ходу во время, например, первой чеченской компании. Я тогда все время слышал, что Америка обладает имперскими амбициями и их надо сломить.
Идеологи высказывали такую точку зрения, что у них началась революция, она происходит, но это будет новая революция, другого типа, чем раньше, которая коснется не одной какой-то области жизни, а многих - пяти. Будет пять революций, а именно: экономическая - уничтожение капитализма; политическая - уничтожение буржуазно-демократического строя; национальная -главным образом в Америке освобождение негров, создание нескольких независимых негритянских штатов на Юге; сексуальная, которая должна была уничтожить буржуазную семью, и "психоделическая", что означает переход к массовой культуре коллективного принятия наркотиков. Это объединялось, по-видимому, как явление того же духа, с рок-музыкой и имело целью уничтожить репрессивную буржуазную индивидуальность. Все это движение было направлено против культуры, искусства, против образования, против государства. И оно тогда пользовалось почти единодушной поддержкой средств информации, которые не только сообщали о нем, но и интенсифицировали его. Потому что они представляли, рупор даже не очень значительной группы, которая, попав в центр событий, имела возможность довести до очень широких масс свои лозунги, призывы. Это третий фактор.
Четвертый - это размывание национальной основы государства. В большинстве западных государств уже образуется громадный слой населения, состоящий из жителей не только не основной национальности, но выходцев из стран совершенно другого типа культуры. Например, это турки в Германии или алжирцы и негры во Франции, или негры и латиноамериканцы в Америке, негры и пакистанцы в Англии и т.д. Они несут совершенно другой тип жизни, который разрушает тип жизни данной страны. Они сами, конечно, являются жертвой этой же западной цивилизации, они бегут из стран, жизнь в которых разрушена, которые эксплуатируются западными странами, но, массами собираясь в западных странах, они разрушают их тип жизни, национальные традиции. А так как западная цивилизация вообще по духу противоположна идее национальности, всему органичному, то она это поддерживает, и вся западная интеллигенция считает этот фактор таким, который нужно не только не регулировать, но и всячески стимулировать.
Наконец, пятый фактор упадка - это то, что происходит с экономикой западной цивилизации. Западная цивилизация - "экономическая". Это очень остроумное наблюдение Зомбарта, что Маркс был прав, когда он говорил о экономической базе, над которой происходит некая духовная надстройка. Но прав он был исключительно в отношении к западной цивилизации, а вовсе не всего человечества, и это очень типично для западной цивилизации объявлять всеобщим человеческим явлением то, что происходит в рамках этой цивилизации. И поэтому очень важно посмотреть, что же там происходит в экономике.
Центром экономики становится биржа, т.е. экономика принимает все более спекулятивный характер. В 1971 году уже доллар перестал быть обеспечен золотом. Выпуск денег производится некоей группой частных банков под названием Федеральный Резервный фонд. В 1979 году его председатель Поль Волькер провозгласил политику, которая называется "постиндустриальное общество". Ее продолжал его приемник на этом посту и теперешний председатель(до последних месяцев) Алан Гриншпан. Реальный смысл заключается в подавлении реальной экономики, в перекачивании все больших денег в спекулятивную экономику. Конкретно это делается при помощи очень резкого роста процента, который нужно платить, когда получается заем, вкладываемый в реальную экономику. В результате сейчас основная часть капиталов вращается в спекулятивной сфере. И эти капиталы в десятки раз, а некоторые уверяют, что и в сотни раз превышают те, которые действуют в реальной экономике. Такая политика дает совершенно искаженную картину экономической жизни. Например, по официальной статистике валовой внутренний продукт Соединенных Штатов за последние 30 лет увеличился в десять раз, но если рассчитывать это по так называемым "потребительским корзинам" (т.е. что получается в среднем на человека, для его нужд: питания, одежды, жилья и в самом широком смысле всего, для этого необходимого - энергии, образования, медицины, разных инфраструктур), то оказывается, что наоборот, происходит падение на 30 процентов. Это есть неучтенная разница между реальной и спекулятивной экономикой. Например, если бы проституция и торговля наркотиками были бы легализированы и соответствующие акции вращались на бирже, то, вероятно, еще в десяток раз увеличились бы обороты, и можно было бы сказать о еще большем процветании американской экономической жизни.
Концепция "постиндустриального общества" есть логический итог развития всей западной цивилизации, которая началась с разрушения земледелия и построения индустриального общества на его костях. А пришла она, в конце концов к уничтожению вообще всякой реальной экономики. Сейчас группа финансистов Запада пишет: "Наши маги-финансисты превратили Америку с ее ценностями в гигантское казино, они сотворили бедствие". И этот термин "экономика казино" - совершенно стандартный и общеупотребительный для характеристики современной западной экономики. Иногда они используют термин "мыльный пузырь". Т.е. это спекулятивная экономика, которая лишь на несколько процентов, а может быть, на долю процента только обеспечена какой-то реально действующей экономикой. Это то, что в нашей жизни фигурировало и известно под названием "пирамиды". Как правило, все такие явления обречены на один и тот же конец - на финансовый крах. И один из западных экономистов пишет: "Мы находимся в стадии, напоминающей смертельно больного человека, когда дата смерти неизвестна, но факт ее приближения не вызывает никакого сомнения". А сейчас, даже за прошедший год, видны стандартные признаки экономического краха. Например, происходит резкое падение стоимости ценных бумаг, что другая страна, может быть, и перенесла бы, но для Запада это катастрофа. Потери за прошедший год оцениваются примерно в триллион долларов. Соединенные Штаты имеют совершенно астрономический дефицит бюджета на каждый год, в десятки раз превосходящий весь бюджет нашего государства. И отношение к нему совершенно фаталистическое, ни одна из партий, претендующих на власть, даже и не предлагает никаких путей его преодоления. Поддержка американской экономики осуществляется за счет искусственного вливания в нее денег со всего мира в невероятном количестве, примерно одного миллиарда долларов каждый день. И все это вместе уже сейчас вызывает лихорадку, резкие скачки цен на энергию и на горючее. Например, за последние месяцы в Калифорнии цены на горючее поднялись более чем в четыре раза. Это типичные предвестники экономического кризиса.
Вот я перечислил ряд признаков упадка этой цивилизации. И, наконец, самооценка самого Запада: как он себя ощущает? Я помню, что заметил, что начиная с конца войны господствует представление о какой-то надвигающейся гибели и о конце мира, человечества. Причины указываются разные: например, в первые годы после войны причиной считалась неизбежная атомная война. Что человечество создало силы разрушения, которые совершенно несопоставимы с интеллектуальными силами для их контроля. Потом через некоторое время возникло другое такое же течение: оно предвидело гибель из-за перенаселения, то, что называется демографическим кризисом. Целый ряд крупнейших экономистов, биологов и других ученых писали о том, что критический момент уже перейден, что процесс уже необратим. Население растет настолько быстрее производства, что производство уже никогда не сможет сделать большинство стран более или менее состоятельными, кризис будет все увеличиваться. И, наконец, последнее предвидение катастрофы - это экологический кризис, возникающий в результате исчерпывания ресурсов природы и воздействия промышленности на природу. Это, например, то, что из всех видов живого, если рассматривать вместе растения и животных, сейчас каждый час гибнет один вид, это, по-видимому, просто объективный факт. В настоящий момент исчезла примерно половина лесов на земле, а лесами земля дышит. Земля похожа на животное, у которого одно легкое ампутировано. Или озонные дыры, или "парниковый эффект", который приведет к такому повышению температуры, которое было последний раз примерно сто двадцать тысяч лет назад, но оно осуществлялось на протяжении десятков тысяч лет, а сейчас произойдет, как предсказывают, на протяжении десятков лет. Природа не будет иметь возможности приспособиться к этим изменениям.
Обычно такие эмоции, охватывающие целое общество, имеют под собой некоторые объективные основания, когда возникает представление о гибели, по той или иной причине, всего мира, то близится гибель, какого-либо типа общества, завершение какого-то большого периода. Такой пример можно очень четко видеть в эпоху Реформации, когда были распространены ожидания разного рода катастроф, нашествия турок, но более всего - Второго Пришествия. Был удивительный случай, когда в немецком городке произошла паника, потому что услышали звук трубы, которую приняли за трубу Архангела, возвещающего о Втором Пришествии. А это была труба пастуха! Но это действительно было ощущение, объективно совершенно верное, конца, именно - близящегося конца традиционного средневекового общества.

НАСЛЕДНИК
Выше я изложил ряд признаков, указывающих на приближающийся конец западной цивилизации. Если такие признаки игнорировать, то непонятно, как же ориентироваться в жизни. Поэтому я считаю, есть все основания предполагать, что смертельный кризис западной цивилизации разразится уже в ближайшие десятилетия, может быть, даже годы. Она не более устойчива, чем был Советский Союз, и конец ее может быть столь же внезапным.
С этим связан последний пункт, который я хотел бы обсудить. В таких случаях, при гибели какой-то лидирующей цивилизации, возникает "проблема наследника". Конечно, сложится какая-то другая цивилизация, наиболее творческая и активная. Может быть, она возникнет сразу же на обломках разлагающейся западной, может быть, это займет много лет или веков: так, после упадка античности, до начала формирования новой средневековой культуры с ее богатой духовной жизнью, прошло около пятисот лет, которые в истории называются "темными веками" в отличие от средних веков. Так кто же может претендовать на то, чтобы попасть в число наследников? Конечно, существует целый ряд сильных цивилизаций с большой традицией. Это и Китай, и Индия, и очень активный исламский мир, Латинская Америка и Россия, конечно.
И здесь я хочу обратить внимание на особую роль России. Благодаря тому третьему пути, за который Россия боролась триста или четыреста лет, она все же впитала в себя гораздо больше продуктов деятельности западной цивилизации, больше культурных ценностей, чем другие названные цивилизации, и если бы она оказалась такой лидирующей цивилизацией, то это означало бы сохранение большего запаса культурных ценностей; и может быть, человечество избежало бы такого длинного периода новых "темных веков", о котором я говорил. Но для этого, конечно, и сама Россия должна пережить XXI век. И русский народ должен восстановить свое духовное и национальное самосознание.
Сейчас, конечно, кажется наивным обсуждать, может ли Россия стать мировым лидером - в нашем-то теперешнем катастрофическом положении, основные признаки которого были перечислены в начале работы. Но надо иметь в виду, что тысячелетняя традиция не может быть уничтожена ни за 10, ни за 70 лет. Сейчас основные силы и интересы, препятствующие оздоровлению России, связаны с Западом. Конечно, есть мощные внутренние силы, - как материальные, так и духовные, - но они существенно зависят от поддержки, исходящей от Запада. Если же верно предвидение скорого краха западной цивилизации, то и воздействие этих сил в России значительно ослабеет. Тогда возможности самостоятельного развития, основанного на своей традиции, для России столь же значительно возрастут. Так, например, реальная возможность для Руси освободиться от монгольского ига возникла в связи с кризисом, начавшимся Золотой Орде; в наших летописях его называли "замятня" - когда и началось "розмирие с тотары".
В истории можно заметить, что возможность народа влиять на свою судьбу не одинакова в различные периоды. Иногда инерция исторических сил столь важна, что не подчиниться ей исключительно трудно. В другие же периоды выпадение каких-то мощных исторических факторов создает больший простор для инициативы. Это бывают периоды освободительных войн, реформ, революций. Такая ситуация может возникнуть для России, когда созреет кризис, новая "замятня", в западной цивилизации. Истинный трагизм положения России заключается, как мне кажется, в том, что она может оказаться к этому моменту совершенно не готовой. Могут еще не сложиться психологические и духовные предпосылки для принятия нужных решений. Создание таких предпосылок - это та реальная цель, над которой можно уже сегодня работать.
Но здесь мы вступаем в область суждений о судьбах человеческих, о которых Достоевский сказал, что они "в руках Божиих и человек в них почти ничего угадать не может, хотя и может предчувствовать". Вот такие свои предчувствия я тут и изложил.

ЛИТЕРАТУРА

Я назову основные сочинения, по которым желающий сможет больше узнать о затронутых здесь вопросах.

1). Характеристика западной цивилизации
1.Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. Избранные произведения. М., 1990.
2.Зомбарт В. Буржуа. М., 1994.
Авторы не во всем согласны друг с другом, но именно благодаря этому их работы вместе дают особенно яркую картину.

2). Взгляды на развитие исторического процесса
1.Гесиод Работы и дни. Эллинские поэты. М., 1963.
2.Данилевский Н.Я. Россия и Европа. СПб., 1995.
3.Шпенглер О. Закат Европы. М., 1993.
4.Тойнби А. Постижение истории. М., 1991.
Это лишь выдержки из громадного сочинения, целиком на русский не переведенного. Многие яркие мысли в этом издании опущены.

3). Революция, природа марксизма и большевизма
1.Платон. Государство. Сочинения в 3-х томах. Т.3, М.,1971.
2.К. Маркс и Ф. Энгельс. "Манифест Коммунистической партии".Собр. Соч. (2-е изд.), т.4.
Раздел "Буржуа и пролетарии" прекрасно характеризует духовную близость марксизма и западной "буржуазной" цивилизации. В нем "капитализм" и "буржуазия" характеризуются как главная творческая сила истории. Социалистическая революция должна лишь зафиксировать то, что уже создано этой силой.
3."Исповедь Пятакова" - ключевой документ для понимания психологии марксизма и большевизма - опубликована в трудно доступном эмигрантском "Новом журнале" N 52, Нью-Йорк, 1952. Но она воспроизведена в работе автора "Социализм как явление мировой истории". Соч., т.1, М., 1994, стр. 242-244.

4). Революция и деревня
Сейчас имеются квалифицированные, объективные публикации документов. Например:
1.Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. Т.1. М., 1996.
Этот том содержит сводки ВЧК и другие документы времен 1918-1922 гг.
2.Антоновщина. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919-1921 гг. Тамбов, 1994. Сборник документов.
3.Трагедия советской деревни, тт. 1-2. Документы 1927-1930 гг., характеризующие время коллективизации и раскулачивания.
4.Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации, 1927-1932. М., 1989. Заголовок раскрывает содержание.
Вообще, для общего знакомства с советским периодом истории России очень рекомендую содержательную и взвешенно, не тенденциозно написанную книгу - учебник для студентов-историков:
5.Новейшая история отечества. ХХ век. Под редакцией А.Ф. Киселева и Э.М. Щагина. М., 1998. Тт.1,2.

5). Роль деревни в мировой истории
1.Великий незнакомец. М., 1992. Хрестоматия "крестьяноведения".
2.Чаянов А.В. Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации. М., 1991. Ряд конкретных исследований и изложение общих концепций Чаянова.
3.Чаянов А.В. Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии. Ч. I. М., 1921. Перепечатано, например, в: Чаянов А.В. Избранные повести. М., 1989. Те же идеи, изложенные в форме фантастической повести.

6). Кризис 60-х - 70-х гг. на Западе
Различные стороны отражены в работах:
1.КЈпецы Белла Идеология "Новых Левых". М., 1977.>
2.Баталов Э.Я. Философия бунта. М., 1973.
3.Шафаревич И.Р. Была ли "перестройка" акцией ЦРУ?
Например, в книге "Русский народ на переломе тысячелетий". М., 2000.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме