Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"ЦЕРКОВНО-ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА РУБЕЖЕ ХХ-ХХI ВЕКОВ"

Митрополит Пермский и Соликамский  Мефодий  (Немцов), Русская народная линия

01.12.2000


Выступление митрополита Мефодия перед началом круглого стола в Москве ("Президент-отель",  17 ноября 2000 г.) …

I. Историко-правовой аспект взаимоотношений Церкви с государством

На исходе ХХ столетия, как Русской Православной Церкви, так и новому Российскому государству необходимо самоопределиться в отношении друг к другу.

Это самоопределение должно отвечать исторической и общественно-политической реальности настоящего времени. Но для того, чтобы выстроить церковно-государственные отношения во благо всего российского общества, необходимо уяснить правовой, онтологический и экзистенциальный статус Церкви. Настоящий же юридический статус Церкви, как "религиозной организации" не полностью учитывает природу Церкви, что препятствует адекватному построению церковно-государственных отношений в правовом поле.

Следует сказать, что Православная Церковь не является "организацией" в прямом смысле этого слова. Церковь по своей природе не может интегрироваться в общественно-государственный организм полностью, потому что она иноприродна: Свет Христов просвещал и освящал "каждого человека, приходящего в мир" (Ин. 1, 9).

Сокровенная, таинственная жизнь Церкви являет собою Царство Христово, которое "не от мира сего". Но христианское православное сознание не замыкается на эсхатологии "проходит образ мира сего", и скоро всему конец. Церковь осознает свою историческую миссию - это спасение душ человеческих, "оцерковление" мира, которое включает все естественные силы, действующие в истории, в частности и государство.

Церковь как Богочеловеческий организм имеет не только небесную природу, но и историческую составляющую, входящую в соприкосновение и взаимодействие с "миром сим", в том числе с государством. Государство, существующее для устроения мирской жизни, со своей стороны соприкасается и взаимодействует с Церковью, ибо призвано регулировать деятельность любой юридически оформленной общественной структуры, а также ограничивать зло и поддерживать добро, в чем оно находит естественного союзника в лице Церкви.

Церковь и государство имеют свои отдельные сферы действия, свои особые средства и в принципе независимы друг от друга. Независимость эта, однако, не носит абсолютного характера. Государство, сознающее пределы своей компетенции, не претендует на то, чтобы высказывать авторитетное суждение о вероучительных предметах или о формах богопочитания - о богослужении; равным образом не дело Церкви судить о формах государственного устройства и мероприятиях правительства с точки зрения их политической целесообразности.

Есть, однако, области, которые не могут быть безразличны и для Церкви, и для государства. Это нравственное состояние общества. Позиция Церкви по отношению к коллизиям, могущим возникнуть в этой сфере, не может быть одинаковой. Церковь непогрешимо проповедует Христову Истину и преподает людям нравственные заповеди, исходящие от самого Бога, поэтому она не властна изменить что-либо в своем учении, не властна она и умолкнуть, прекратить проповедование истины, какие бы иные учения ни предписывались или ни распространялись государственными инстанциями.

Что же касается юридического статуса, который имеет Церковь, то правовой суверенитет на территории государства принадлежит государственной власти. Следовательно, она и определяет правовой статус Церкви, предоставляя ей полноту возможностей для нестесненного исполнения ею своей миссии или ограничивая эти возможности. Государственная власть тем самым перед лицом Вечной правды выносит суд о себе самой и в конце концов предрекает свою судьбу, но Церковь не вправе отказывать государству, даже и дискриминирующему ее, в повиновении. Выше требования лояльности стоит только данная Церкви Божественная заповедь: совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах.
Церковь изначально признала положительное значение государства в исторических путях Царствия Божия: "несть власти, аще не от Бога" (Рим. 13, 1). В недавние времена эти слова апостола Павла неизменно включались в обойму антицерковной пропаганды: всегда де "помогала власти угнетать и держать народ в повиновении". Однако при этом упускалось из виду, что апостол указывает на предназначение государственной власти - обеспечение правопорядка: "Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое" (Рим. 13, 3-4) (Речь здесь идет не о правовом государстве, а о римском праве, которое по сей день изучают на юридических факультетах).

В устроении взаимоотношений между Церковью и государством следует учитывать различие их природ. Церковь основана непосредственно самим Богом - Господом нашим Иисусом Христом; богоустановленность же государственной власти опосредована историческим процессом. Целью Церкви является вечное спасение людей, цель государства заключается в их земном благополучии.

Там, где государство сознает себя как религиозное установление или стремится быть таковым, оно ищет церковного попечения как и верующий человек - руководства духовного отца. В современном мире государство обычно является светским и не связывает себя какими-либо религиозными обязательствами. Его взаимодействие с Церковью в этом случае ограничено рядом областей, основано на невмешательстве Церкви и государства в дела друг друга. Однако, как правило, государство осознает, что земное благоденствие немыслимо без соблюдения определенных нравственных норм, которые потребны и для вечного спасения человека. В этом смысле задачи и деятельность Церкви и государства могут совпадать не только в смысле чисто земной пользы, но и исходя из целей спасительной миссии Церкви.

В свете вышесказанного Церковь не должна брать на себя функции, принадлежащие государству: противостояние греху путем насилия, использование мирских властных полномочий, принятие на себя функций государственной власти, предполагающих принуждение или ограничение. Во избежание смешения церковных и государственных дел и для того, чтобы церковная власть не приобретала мирского, светского характера, каноны возбраняют клирикам брать на себя участие в делах государственного управления (Апостольские прав. 6, 81, а также VII Вселенского Собора прав. 10).

Из истории и из современной политической жизни известно, однако, что в определенные периоды Церковь не возбраняла духовным лицами принимать участие в представительных органах власти, безусловно воспрещая клирикам, в соответствии с канонами, исполнение административных властных полномочий.

Определением Священного Синода от 8 октября 1993 г. священнослужителям было предписано воздержаться от участия в российских парламентских выборах в качестве кандидатов в депутаты. Архиерейский Собор 1994 г. подтвердил это Определение и распространил его действие на участие священнослужителей "в выборах любых органов представительной власти стран СНГ и Балтии как на общегосударственном, так и на местном уровне".

В то же время Церковь может обращаться к государственной власти с просьбой или призывом употребить власть в тех или иных случаях, однако право авторитетного решения этого вопроса остается за государством.

Государство не должно вмешиваться в духовную жизнь Церкви, в ее вероучение, литургическую жизнь и духовническую практику, равно как и вообще в деятельность канонических церковных учреждений, за исключением тех ее сторон, которые предполагают деятельность в качестве юридического лица, неизбежно вступающего в соответствующие отношения с государством, его законодательством и властными органами. Церковь вправе ожидать от государства уважения к ее каноническим нормам и иным внутренним установлениям.

II. Церковная иерархия и ее представительство в государственных органах

На Юбилейном Архиерейском Соборе, состоявшемся в августе 2000 года, был принят новый Устав Русской православной Церкви. За период с 1988 г. - времени принятия первого Устава - произошли значительные изменения в жизни Церкви и государства. Поскольку Устав регулирует как церковно-государственные отношения, так и внутреннее каноническое устройство Церкви, мне бы и хотелось остановиться на нескольких главных аспектах этого документа: регламентирование контактов Церкви с органами государственной власти и управления и имущественно-правовая проблематика.

Принятию и одобрению Устава предшествовало краткое соборное обсуждение, были внесены значительные поправки в различные разделы, но все же многие положение Устава требуют дальнейшего осмысления и уточнения.
Данный Устав конкретизируют сфера взаимодействия органов церковного управления (от Святейшего Патриарха и поместного Собора до настоятеля прихода, клириков и мирян) с государством, определяет компетенцию и ответственность, наделяет канонические подразделения Церкви соответствующими полномочиями.

В силу того, что Русская Православная Церковь имеет иерархическую структуру (п. I.6. Устава), то и церковно-государственные отношения входят в сферу деятельности всех уровней церковного управления. При этом впервые в современной канонической практике подчеркивается, что "должностные лица и сотрудники канонических подразделений, а также клирики и миряне не могут обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд по вопросам, относящимся к внутрицерковной жизни, включая каноническое управление, церковное устройство, богослужебную и пастырскую деятельность". Тем самым подтверждается незыблемость святых канонов, воспрещающих священнослужителям обращаться к государственной власти без дозволения церковного начальства (2 правило Сардикийского Собора).

Согласно Уставу высшим органом церковной власти в области вероучения и канонического устроения является Поместный Собор. Именно ему предоставлено право "определять и корректировать принципы отношений между Церковью и государством, выражая в необходимых случаях озабоченность проблемами современности" (пп. I.5. ж, з). Архиерейский Собор - высший орган иерархического управления решает различные принципиальные вопросы, касающиеся как внутренней, так и внешней деятельности Церкви, выражает пастырскую озабоченность проблемами современности, определяет характер отношений с государственными органами. Предстоятель Русской Православной Церкви - Патриарх Московский и всея Руси осуществляет свою каноническую власть, "представляя Церковь в отношениях с высшими органами государственной власти и управления, имеет долг ходатайства перед органами власти как на канонической территории, так и за ее пределами" (пп. IV.7. и, к).

Священный Синод, возглавляемый Патриархом, также наделяется существенными полномочиями, поскольку на него возлагаются: организация внутренней и внешней деятельности Церкви и решение возникающих в связи с этим вопросов общецерковного значения (п. V. 25.г); выражение пастырской озабоченности общественными проблемами (п. V.25.л); поддержание должных отношений между Церковью и государством в соответствии с настоящим Уставом и действующим законодательством (п. V.25.н). при этом Синод может создавать комиссии или иные рабочие органы для попечения и решения различных проблем церковной жизни (таковых направлений деятельности Устав предусматривает 15).

Следует отметить еще две иерархические структуры: московскую Патриархию и объединяемые по одним общим признакам синодальные учреждения. Московская Патриархия является учреждением Русской Православной Церкви, непосредственно руководимым и управляемым Патриархом Московским и всея Руси. Синодальное учреждение, ведающее кругом общецерковных дел, входящих в его компетенцию.

Впервые Устав определяет Московскую Патриархию и синодальные учреждения органами исполнительной власти Патриарха и Синода, обладающих исключительными правомочиями представлять Патриарха и Синод в рамках своей деятельности и в пределах своей компетенции (п. VII.3). Восемь синодальных структур (советы, комитеты, отделы) создаются или упраздняются по решению Архиерейского Собора или Священного Синода и подотчетны им, а возглавляются они лицами, назначенными Синодом.
Такая детализация компетенций продиктована требованием времени: чтобы с государственными органами взаимодействовали лишь правомочные представители Церкви. И новый Устав подтверждает, что представителем Святейшего Патриарха в контактах и взаимодействии с высшими органами государственной власти может быть лишь та церковная структура, полномочия которой подтверждаются Патриархом или Синодом специальным распоряжением. Так еще до принятия этого Устава такими правами был наделен Церковно-научный центр "Православная Энциклопедия", когда Святейшим Патриархом четко определялось кто может его представлять в отношении с государством. Аналогичная ситуация и с Историко-правовой Комиссией, которая образована на базе "Исторической подкомиссии Юбилейной Комиссии РПЦ по подготовке и проведению празднования 2000-летия Рождества Христова", что позволяет комиссии согласно Указа Святейшего Патриарха, рассматривать вопросы историко-правовой проблематики и церковно-государственных отношений.

Следующий уровень иерархической власти - епархиальный архиерей. Он является полномочным представителем Русской Православной Церкви перед соответствующими органами государственной власти и управления по вопросам, относящимся к его епархии и имеет в своей обязанности ходатайствовать перед государственными органами о возврате епархии храмов и других зданий и сооружений, предназначенных для церковных целей.

Во главе каждого прихода стоит настоятель, назначаемый епархиальным архиереем, и в его обязанности входит представление интересов прихода в органах государственной власти и местного самоуправления (по логике определения ясно, что имеется в виду - местных органах государственной власти, хотя это и не указывается).

III.
Имущественное положение религиозных организаций Русской Православной Церкви.

III.1. Нормативно-Правовая база.

В нормах канонического права Церковь, с одной стороны рассматривается как мистический организм, как многочленное Тело Христово, а с другой - выступает в качестве учреждения, если говорить современным языком, объединяющего в себе христиан с целью совместного вероисповедания. В связи с этим Церковь входит в систему юридических лиц и нуждается в необходимом для нормальной жизнедеятельности имущества.

Основными нормативными актами в сфере регламентирования имущественных отношений религиозных организаций Русской Православной Церкви является Гражданский Кодекс РФ и федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях". Имущественное положение религиозных организаций регулируется также внутренними документами РПЦ, к числу которых относятся: Устав об управлении РПЦ, Постановления Поместных и Архиерейских Соборов, определения Священного Синода. Указы и Распоряжения Патриарха и учредительные документы религиозных организаций РПЦ. Правовое регулирование происходит.

В целях наиболее полного проникновения в суть интересующего нас вопроса обратимся к его истории. Декретом СНК "Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви" от 23 января 1918 г. все имущество Церкви было объявлено народным достоянием, так что после вступления Декрета в силу здания и предметы, предназначенные для богослужебных целей, были закреплены за Церковью по специальным постановлениям местных или централизованных органов государственной власти на праве бесплатного пользования. Утратив, в силу Декрета, права юридического лица, Церковь лишилась возможности иметь в собственности даже то имущество, которое не было объявлено народным достоянием.

В настоящее время, несмотря на то что юридический статус Церкви восстановлен, значительная часть церковного имущества остается в собственности государства.

III.2. Право собственности Русской Православной Церкви

К сожалению, в России пока еще не принят закон о восстановлении нарушенных в 1917-1918 гг. прав Церкви, отсутствует также и специальный закон о передаче имущества религиозного назначения. Между тем потребность в такого рода нормативных актах очевидна, ведь действующее законодательство о приватизации не устанавливает порядок передачи государственного и муниципального имущества религиозного назначения в собственность религиозных организаций Русской Православной Церкви. Законы о приватизации, так же как и принятые в соответствии с ними Указы Президента РФ, не распространяют свое действие на находящееся в государственной собственности имущество религиозного назначения. Абсолютно новым для действующего законодательства является положение Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", согласно которому допускается безвозмездная передача в собственность религиозных организаций культовых зданий и сооружений, а также иного имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности.
Однако, в законе ничего не говорится о порядке такой передачи. Вместе с тем в отдельных нормативных актах предприняты попытки решить наиболее проблемные вопросы передачи имущества религиозного назначения в собственность религиозных организаций Русской Православной Церкви. Рассмотрим эти нормативные акты более подробно.

Прежде всего, следует обратить внимание на Распоряжение Президента РФ от 23 апреля 1993 г., предписывающее соответствующим исполнительным органам "осуществить поэтапную передачу в собственность или пользование религиозным организациям культовых зданий, строений и прилегающих к ним территорий и иного имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной собственности, для использования в религиозных, учебных, благотворительных и других уставных целях, связанных с религиозной деятельностью". Как известно, Распоряжения Президента не содержат общеобязательных норм. В этой связи указанное Распоряжение следует отнести к разряду поручений, адресованных конкретным исполнительным органам для подготовки соответствующих мероприятий. Во исполнение указанного Распоряжения Правительство РФ приняло постановление от 14 марта 1995 г. "О порядке передачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения". Данное постановление с точки зрения его содержания безусловно заслуживает поддержки и одобрения, однако оно зачастую слабо реализуется на практике.

Передача имущества религиозного назначения в собственность религиозным организациям Русской Православной Церкви осложнена и тем, что не все объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) могут быть переданы. Так, согласно Положению об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации, таковые объекты являются исключительно федеральной собственностью, причем изменение формы собственности не допускается. Кроме того, музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации, не подлежат отчуждению.

Как известно, многие особо ценные с точки зрения исторической и культурной значимости объекты, в том числе музейные ценности, являются величайшими церковными святынями. Между тем включение их в Государственный свод и государственную часть Музейного фонда, безусловно, препятствует возвращению данных объектов к прежнему собственнику - Русской Православной Церкви.

III.3. Право безвозмездного пользования Русской Православной Церкви

В настоящее время имущество религиозного назначения, и прежде всего недвижимые вещи, передается религиозным организациям Русской православной Церкви не только на праве собственности, но и на иных вещных правах, которые по объему составляющих их правомочий гораздо уже, чем право собственности. Такие права относятся к категории -"ограниченных вещных прав": право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком и сервитуты.

В этой ситуации пользователь лишен возможности свободно распоряжаться переданным ему имуществом. Сделки в отношении этого имущества санкционируются его собственником - государством. Кроме того, в отличие от права собственности, которому свойственна неотчуждаемость, право безвозмездного пользования относится к разряду отчуждаемых прав, а государство вправе изъять преданное ему имущество. Наконец, закон устанавливает строго целевой характер пользования, что предполагает употребление соответствующего имущества лишь по тому назначению, которое указано в подписанных собственником документах, а именно в договоре безвозмездного пользования и постановлении. В связи с этим, например, церковное здание, переданное в пользование религиозной организации для совершения в нем религиозных обрядов, не может использоваться в иных.

Практика передачи Церкви имущества на праве пользования возникла в годы советской власти в связи с принятием вышеупомянутого Декрета СНК, согласно которому "здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей" подлежали передаче Церкви в пользование. В настоящее время традиционная модель "права пользования" церковным имуществом сохранена, однако нормативная основа этого права изменилась.

В Распоряжении Президента от 23 апреля 1993 г. нет прямого указания о бессрочности пользования, однако поскольку Распоряжение все же определяет целевое назначение этого имущества ("передача в пользование религиозным организациям имущества религиозного назначения для использования в религиозных, учебных, благотворительных и иных уставных целях, связанных с деятельностью конфессий"), государственный орган не может по прошествии какого-либо срока потребовать его возвращения.

При передаче в пользование религиозным организациям Русской Православной Церкви имущества религиозного назначения, относящегося к федеральной собственности, органы государственной власти, а также органы местного самоуправления руководствуются, помимо Гражданского Кодекса РФ, Положением о порядке передачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения от 14 марта 1995 г. Имущество, относящееся к федеральной собственности религиозного назначения, может быть передано религиозным организациям в единоличное пользование либо в совместное пользование с организациями культуры Российской Федерации. Условия совместного пользования этим имуществом определяются соглашением между религиозными организациями Русской Православной Церкви и соответствующими учреждениями и организациями культуры, либо возможна передача в пользование на основе соглашения между ней и Министерством культуры РФ.

Руководствуясь приведенным положением о возможности передачи религиозным организациям Русской православной Церкви составляющих федеральную собственность особо ценных объектов культурного наследия, можно предположить и возможность передачи в пользование религиозным организациям Русской православной Церкви музейных предметов, музейных коллекций, включенных в состав государственной части Музейного фонда РФ, на основе соответствующего соглашения между Церковью и Министерством культуры РФ. Подобная практика видится вполне уместной и в отношении архивных и библиотечных фондов, являвшихся собственностью Церкви. Есть один яркий положительный пример. Чудотворная икона Владимирской Божией Матери, представляющая духовную и культурно-историческую ценность, являлась музейным предметом и со времен Октябрьской революции входила в экспозицию Третьяковской галереи. В настоящее время эта великая святыня православной Руси передана, согласно соглашению между Третьяковской галереей и Московской Патриархией, в храм Святителя Николая в Толмачах для использования в богослужебных целях. При этом, однако, икона продолжает оставаться федеральной собственностью.

III.4. Объекты имущественных прав религиозных организаций Русской Православной Церкви

По букве Гражданского Кодекса имущество, принадлежащее религиозным организациям Русской православной Церкви, относится к объектам гражданских прав. Это означает, что церковно-имущественные отношения регулируются в первую очередь гражданским законодательством и лишь во вторую очередь внутрицерковными актами.

В соответствии со ст. 129 Гражданского Кодекса РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или иным способом переходить от одного лица к другому. В настоящее время это правило полностью распространяется на имущество религиозных организаций Русской Православной Церкви. Однако так было не всегда. Так, еще в римском праве существовало правило, согласно которому религиозный акт освящения вещи сопровождался изъятием ее из гражданского оборота, вследствие чего предмет религиозного назначения уже не мог свободно переходить от одного лица к другому. К началу XX века это правило совершенно утратило свое значение и священные вещи Церкви стали поступать в собственность отдельных физических и (или) юридических лиц. Сегодня в специализированных церковных магазинах всякий желающий может приобрести в собственность любые богослужебные предметы и предметы религиозного назначения, что тоже является каноническим нонсенсом.
Имущество Церкви имеет довольно сложный состав. Перечень объектов имущественных прав религиозных организаций настолько обширен, что привести его не представляется возможным. В связи с этим целесообразно воспользоваться традиционной для церковного права классификацией имущественных объектов на следующие категории:

а) С точки зрения целевого назначения церковное имущество подразделяется на имущество религиозного назначения и иное имущество. Имущество религиозного назначения составляют:

- священные предметы, необходимые для совершения богослужений (священные сосуды, кресты, иконы, и т.п.);

- предметы, освященные посредством употребления их на богослужениях (купели, чаши для водоосвящения, ризы, кадила, лампады, богослужебные книги и т.п.);

- церковное имущество, предназначенное для покрытия расходов на нужды богослужений и содержание клира, а также иных расходов, связанных с реализацией общецерковных задач.

Данная классификация имущественных объектов в самом общем виде закреплена в действующем законодательстве. Прежде всего в Федеральном законе "О свободе совести и о религиозных объединениях". В нем говорится о "предметах религиозного назначения". В Распоряжении президента РФ от 23 апреля 1993 г. упоминается "имущество религиозного назначения". Однако ни в Федеральном законе, ни в Распоряжении президента не раскрыто понятие вышеприведенных терминов. Федеральный закон выделил также в составе церковного имущества особую категорию - имущество богослужебного назначения. На данное имущество не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов. Перечень богослужебного имущества мог бы определяться Правительством Российской Федерации по предложению Церкви. В настоящее время такой пере6чень еще не разработан, однако его значение трудно переоценить.

б) В состав церковного имущества входят движимые и недвижимые вещи. К церковной недвижимости можно отнести храмы и храмовые комплексы, ансамбли монастырей, отдельно стоящие церкви, часовни, постройки хозяйственного и жилого назначения, земельные участки и иные объекты, прочно связанные с землей. Остальное церковное имущество относится к разряду движимых вещей, среди которых можно выделить объекты, составляющие внутреннее убранство храмов, облачение священнослужителей, знаки духовной власти, книжные собрания, библиотечные архивные фонды и тому подобные объекты.
Правовое значение приведенной классификации заключается в том, что с точки зрения гражданского законодательства движимые и недвижимые вещи имеют различный правовой режим. Так, например, любые сделки с недвижимостью подлежат обязательной государственной регистрации.

в) Все имущество религиозного назначения подразделяется на объекты, относящиеся к категории памятников истории и культуры, и иные объекты.

Необходимость данной классификации обусловлена особенностями правового режима памятников истории и культуры. Государство, проявляя заботу о сохранении и надлежащем использовании исторического и культурного наследия, достаточно жестко регламентирует отношения, возникающие в процессе его использования, о чем уже говорилось выше.

III.5. Русская Православная Церковь как субъект имущественных прав

Как уже было отмечено, Русская Православная Церковь представляет собой централизованную религиозную организацию, в состав которой входят следующие религиозные организации:

- епархии;

- Московская Патриархия;

- синодальные отделы;

- приходы, монастыри, подворья;

- братства, сестричества.

Русская Православная Церковь, а также составляющие ее религиозные организации являются юридическими лицами и, в соответствии со ст. 48 ГК РФ, могут иметь в собственности любое имущество.

Каноническое право регламентирует имущественное положение церковных организаций следующим образом: "Каждая отдельная местная церковь признается субъектом той части общего церковного имущества, которое принадлежит ей или приобретено ею посредством пожертвований, наследства, и другим подобным образом. Местная церковь, обладая правами, которыми пользуется любой собственник, является самостоятельным юридическим лицом".

Как показывает анализ действующего законодательства, нормативные акты Российской Федерации в решении вопросов о субъектах церковно-имущественных отношений в целом соответствуют требованиям канонического права и учитывают сформировавшиеся на его основе внутрицерковные традиции, но вместе с тем имеется и ряд коллизий. Как уже было сказано, в иерархии органов власти и управления Русской Православной Церкви высшим органом управления является Архиерейский Собор, который утверждает порядок владения, пользования и распоряжения имуществом Церкви (п. III.4.м.). Этот порядок определяется Уставом, правилами, утвержденными Священным Синодом и "Положением о церковном имуществе" (пока не разработано).

Русская Православная Церковь может иметь в собственности здания, земельные участки, объекты производственного, социального, благотворительного, культурно-просветительного и иного назначения, предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения деятельности Русской православной Церкви, в том числе отнесенное к памятникам истории и культуры, или получать таковое в пользование на иных законных основаниях от государственных, муниципальных, общественных и иных организаций и граждан в соответствии с законодательством страны нахождения этого имущества. Русская православная Церковь имеет собственное движимое и недвижимое имущество в дальнем зарубежье.

Имущество, принадлежащее каноническим подразделениям Русской Православной Церкви на правах собственности, пользования или на иных законных основаниях, в том числе культовые здания, здания монастырей, общецерковные и епархиальные учреждения, Духовные учебные заведения, общецерковные библиотеки, общецерковные и епархиальные архивы, иные здания и сооружения, земельные участки, предметы религиозного почитания, объекты социального, благотворительного, культурно-просветительного и хозяйственного назначения, денежные средства, литература, иное имущество, приобретенное или созданное за счет собственных средств, пожертвованное физическими и юридическими лицами, предприятиями, учреждениями и организациями, а также переданное государством и приобретенное на других законных основаниях, является имуществом Русской православной Церкви.

Приведенные положения Устава нуждаются в дополнительном комментарии. Дело в том, что эти положения сформулированы таким образом, что не позволяют считать собственником имущества отдельных религиозных организаций Русскую Православную Церковь в целом. Соответствует ли этот вывод нормам действующего гражданского законодательства? Согласно ст. 48, п. 2 ст. 209 ГК РФ религиозные организации Русской Православной Церкви в силу того, что они наделены статусом юридического лица, осуществляют в отношении принадлежащего им на праве собственности имущества всю совокупность правомочий собственника, а именно полноправно владеют, пользуются и распоряжаются этим имуществом. Таким образом согласно действующему Российскому Законодательству, каждая конкретная религиозная организация является единственным и исключительным обладателем соответствующих правомочий, так что Русская православная Церковь в целом не может претендовать на имущество входящих в ее состав религиозных организаций ни в качестве его исключительного собственника, ни в качестве сособственника. В связи с этим приведенное положение Гражданского Устава можно расценивать как такое каноническое правило, которое не имеет правового значения. Однако в настоящее время сложилась благоприятная возможность формирования правового механизма, способного привести данное уставное положение в соответствие действующему законодательству. Так, например, целесообразно было бы рассмотреть на высшем церковном уровне вопрос о передаче государственного или муниципального имущества религиозного назначения из государственной или муниципальной собственности в собственность Русской Православной Церкви в целом либо в епархиальную собственность с тем, чтобы только иерархические структуры Церкви либо епархии распределили это имущество на праве пользования между входящими в их состав религиозными организациями.

Рассматривая иерархии органов управления церковным имуществом отметим, что каждая религиозная организация Русской Православной Церкви должна осуществлять правомочия владения, пользования и распоряжения церковным имуществом на основе подотчетности епархиальному архиерею, а епархии и синодальные отделы подотчетны священному Синоду и Патриарху.
В случае ликвидации религиозных организаций Русской Православной Церкви имущество, предоставленное им на правах пользования и аренды, возвращается собственнику имущества, т.е. полученное. Оставшееся имущество не подлежит распределению между учредителями (членами) религиозной организации Русской Православной Церкви, а используется в целях, указанных в уставе, т.е. по общему правилу переходит в собственность Русской Православной Церкви.

В случае принятия либо Приходским собранием, либо общим собранием братства (сестричества), либо монастырем, либо духовным учебным заведением решения о выходе из иерархической структуры и юрисдикции Русской православной Церкви, приход лишается подтверждения о принадлежности к Русской Православной Церкви, что влечет прекращение деятельности прихода как религиозной организации Русской Православной Церкви и лишает его права на имущество, которое принадлежало религиозной организации на правах собственности, пользования или на ином законном основании, а также права на использование в наименовании названия и символики Русской Православной Церкви.

IV. Дополнительная

Подводя итоги выступления, хотелось бы еще раз обратить внимание на Определение Священного Собора Православной Российской Церкви (2 декабря 1917 года), которое актуально и сегодня. Им признано, что для обеспечения свободы и независимости православной Церкви в России, при изменившемся государственном строе, тогда должны быть приняты новые правовые нормы в Церковно-государственных отношениях.

Новая власть культурно-историческую данность не принимала, поскольку целью своей ставила немедленное уничтожение этой данности: разрушить старый мир до основания, а затем построить новый. Православие было тем основанием, которое надлежало искоренить, поэтому гонения на Церковь последовали незамедлительно. Воинствующий атеизм, возведенный в ранг государственной политики, требовал изменения смысла даже терминологической лексики, которую использовали в новых декретах, формально якобы регулирующих отношения между Церковью и новым государством.

К сожалению, старые идеологические штампы бытуют и по сей день, что в значительной мере мешает формированию правового поля для церковно-государственных отношений, адекватным новым историческим реалиям.

1. Светское государство - в советском и постсоветском массовом сознании означает атеистическое, в лучшем случае - религиозно-индифферентное общество; тогда как в общеевропейском понимании "светское государство" является антитезой "клерикального или конфессионального государства.

2. Отделение Церкви от Государства. В советские времена понималось, как отделение Церкви от общества.

3. Понятие Церкви в советское время сужалось до церковной иерархии клира. Но поскольку "Церковь" - это весь православный народ, то от государства, а фактически от общества, отделялась вся его православная верующая часть. Это есть заимствование советским государством доктрины "апартеида".

4. Отделение школы от Церкви во всем цивилизованном мире означает лишь то, что Церковь не финансирует государственные школы, не контролирует учебные программы по предметам. В советском же понимании отделение школы от Церкви означает атеистическое и материалистическое воспитание.

5. Светский характер школьного образования в понятиях цивилизованных стран означает, что светская школа готовит выпускников к светской деятельности, в отличие от духовных школ, которые готовят для служения в Церкви.

Из этого следует, что никакого отношения к мировоззрению понятие "светский" не имеет.

В российском понимании так и осталось: "светское2, значит материалистическое, а точнее - скрытомарксистское, либо того опаснее (следуя современной моде на неопределенную "духовность") проникновение в школьное образование оккультных учений в псевдонаучной упаковке. Эти понятия-перевертыши сегодня являются анахронизмом.

Какова же реально существующая религиозная ситуация в России? По последним социологическим опросам от 52 до 85 % россиян относят себя к Православию. Социологические исследования показали, что Православная Церковь устойчиво занимает первое место по доверию среди россиян. Мы знаем, что сегодня как никогда в уходящем веке, православная духовность востребована большей половиной общества (52% - это так называемое "конституционное большинство", а 85% - это уже абсолютное большинство). В этих реалиях и новая российская государственная власть и, большинство российского общества признает целесообразность сотрудничества Православной Церкви и государственных структур в тех сферах, которые традиционно присущи миссии Церкви в мире, и, увы, весьма печально, когда мы подписываем соглашения о сотрудничестве с различными министерствами, правоохранительными органами, но деятельность в рамках подписанных соглашений не имеет правовых основ.

Думается, что для проведения результативной работы потребуется специальные научно-практические встречи, которые бы внимательно изучили законодательства в области церковно-государственных отношений европейских стран, с которыми Россия исторически связала гораздо ближе, чем с США. Таких стран, как Польша, Греция, Финляндия, ФРГ, Франция и др. Безусловно необходимы серьезные социологические исследования. Возможно в предстоящей переписи населения целесообразно ввести графу о конфессиональной принадлежности (или отсутствии таковой).

Необходимо помнить и об оптимизации собственно церковного законодательства, прежде всего за счет уточнения тех или иных положений Устава Церкви. К перспективным направлениям работы, которые мы совместно начинаем сегодня, и которая, надеюсь, будет продолжена, можно отнести выработку практических рекомендаций по принципам взаимодействия Церкви и государственных органов, в частности по историко-правовым аспектам возвращения церковного имущества и упорядочению соответствующего правового механизма.

Помня, что политика в религиозной сфере, на наш взгляд, одна из важнейших составляющих внутренней политики государства. Она должна исходить из культурно-исторических реалий и запросов общества, а не из очередной абстрактной схемы.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме