Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Воспоминания об отце

Патриция  Бриэль, Православный Летописец Санкт-Петербурга

01.03.2000

Протоиерей Константин Сергеевич Титов родился 13(26) мая 1878 года в г. Луга в богопослушной семье. Почти сразу после рождения мальчик был увезен в Петербург, где его отец, Сергей Львович, получил место помощника машиниста на Варшавской железной дороге, а затем 37 лет служил машинистом и вел первый поезд от Санкт-Петербурга до Царского села.
Семья была из девяти душ. Маленький Костя любил и жалел свою болезненную мать, но, как сам писал он в послужном списке, не пришлось ее утешать и беречь в старости, так как после окончания сначала церковно-приходской школы, а затем духовной семинарии, куда предложила ему поступить полюбившая его попечительница Е. А. Победоносцева, он застал мать на столе. Ей было 47 лет. Константин усердно посещал храм, был прилежен в учебе, читал духовные книги и старался не пропускать церковные богослужения. По окончании семинарии в 1901 году был направлен законоучителем в старшие классы гимназии в г. Луга. Здесь он женился на дочери соборного протоиерея о. Иоанна Судакова Наталии (1882-1958 г.). В день Преображения Господня 19 августа 1903 года был рукоположен в диакона, а в самый день памяти св. Митрофания Воронежского в храме его имени на Митрофаниевском кладбище - во священники. Теперь в Санкт-Петербурге ни этого храма, ни кладбища нет. Отец Константин был назначен священником в село Краколье Ямбургского уезда (на реке Луга). Приход был разъездной. "За десять лет приходской жизни здесь, - пишет о. Константин, - разъезжая по больным (на посылаемой за ним телеге - М. К.) не помгню, чтобы когда-нибудь взял с кого-нибудь хотя бы одну копейку. А разъезжать приходилось иногда в деревни за 17 км. В течение двух недель 5 раз, так что стало болеть сердце (был порок - М. К.). Разницы между крестьянами и господами при посещении их никогда не делал. Со слезами провожал меня приход, когда в 1913 году Епархиальное управление перевело меня в г. Луга - поближе к медицинской помощи, так как серьезно болела матушка". Здесь поначалу он был опять законоучителем в учительской школе и гимназии, а с 1917 года стал приходским священником в Ольгинской церкви (при приюте принца Ольденбургского), которая имела настенные росписи икон художника Васнецова. В 1923 году этот храм был закрыт, а позже сравнен с землей. Отец Константин был переведен в Воскресенский собор (там же в Луге), где вскоре добился приезда истинно-православного епископа Лужского Мануила Лемешевского для приведения к покаянию впавших в обновленчество. В 1925 году при поминовение за богослужением патриарха Тихона был арестован в храме и сразу в открытом показательном судебном заседании, длившемся 15 часов, приговорен к трем годам тюремного заключения со строгой изоляцией, ни учитывая, что это была первая судимость - получил пять лет условно.
Начались обыски в квартире и дважды о. Константин был арестован за крещение детей на дому. К преследованию властей добавились страдания родителей за детей, которые были лишены возможности учиться. Старший сын Анатолий (мой брат - М. К.) из-за преследований в 22 года оказался в психиатрической больнице. В семье почти ежедневно пелся молебен и читался акафист преподобному Серафиму Саровскому, а летом о. Константин отправился в Дивеево, где молился о спасении сына и 19 июля (1 августа) 1932 года (в день памяти преподобного) сын Анатолий был избавлен от земных страданий.
Осенью отца снова арестовали, перевезли из Луги в Ленинград (в большой дом на Литейном), а затем, по решению "тройки", был отправлен на три года в ссылку на Дальний Восток вместе с многими священнослужителями, в том числе и с о. Владимиром Шамониным, о котором в этом году издательством "Отчий дом" издано жизнеописание. Из этой книги можно узнать о перенесенных ими испытаниях.
Мытарства начались в товарном вагоне, где вместе со священнослужителями были помещены и "урки", которые отбирали теплые вещи и многое другое.
Матушка после ареста мужа в 24 часа была выселена из Луги, где осталась одна пятнадцатилетняя дочь (я - И. К.), так как две сестры и брат умерли, а двое сыновей уехали продолжать образование.
В Дальлаге о. Константину приходилось выполнять разную работу: по сплаву леса (при суставном ревматизме), быть пастухом свиней и др. В один из дней за стадом гнался уссурийский тигр и только по молитвам о. Константина Господь спас стадо и его самого от гибели. За несколько прыжков от догонявшего тигра неожиданно проехала грузовая машина и тигр повернул назад.
Освободили о. Константина в день праздника Покрова Пресвятой Богородицы 14 октября 1937 года.
По возвращении из ссылки он был назначен в г. Валдай в храм в честь Первоверховных апостолов Петра и Павла, куда поехал он с матушкой, проживавшей все годы его ссылки в одиночестве в Новгороде. С началом Великой Отечественной войны их эвакуировали под Осташков и жили они на иждивении младшего из сыновей, так как средний сын получил серьезное осколочное минное ранение и позднее скончался от рака бронхов.
15 января 1944 года при наступлении под Ленинградом погиб и младший сын. Семье разрешили возвратиться в Валдай. Пережитые страдания и воздух Валдайской возвышенности тяжело сказались на здоровии матушки, а ухаживать было некому, поэтому по служебной просьбе дочери (меня - М. К.) владыка митрополит Григорий перевел о. Константина сначала на короткое время в Лугу, а затем в Лисий Нос, где могла помогать дочь.
Однако здесь нашлись люди, донесшие о судимости о. Константина и в Рождественский сочельник 1949 года ему предложено было в 24 часа выехать из Лисьего Носа. В милиции на сквозняке в течение шести часов он простудился, получил двухстороннее воспаление легких. По выздоровлении о. Константин был награжден митрой и направлен в г. Псков, где и был настоятелем в церкви в честь св. великомученика Димитрия до августа 1957 года. Затем перебрались к дочери с внуком в 10 м2 комнату в Ленинград.
20 августа 1953 года в день 50-летия служения о. Константин был награжден патриаршей грамотой. Следует отметить, что во все годы своего пастырского служения за каждой службой, будь то литургия, всенощная или молебен с акафистом, он говорил прекрасные поучения, используя творения св. Иоанна Златоуста, св. праведного Иоанна Кронштадского, свт. Феофана Затворника и др. Много пришлось пережить и в последние годы от безбожных соседей, которые в отсутствии дочери и внука, когда те были на работе, занимались кражей, вычеркивание из списков избирателей, как умерших, натравливанием внука на больного дедушку.
5 ноября 1958 года матушка умерла.
Отец Константин часто причащался и соборовался. В момент последнего издыхания он приподнялся на кровати, поднял руки на встречу кому-то невидимому и громко радостно воскликнул: "Иду, иду!" Преставился он 13 марта 1964 года и похоронен на Б. Охтинском кладбище. В своем завещании он просил похоронить его в некрашеном гробу и сделать надпись на плите, кто похоронен и мольбу: "О, брат! О. Сестра! Помяни меня грешного, да и Господь помянет тебя". Эта надпись учинена. Особенно это обращение к служащим у престола Божия.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме