Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

ВСЕ ЛИ ДОРОГИ ВЕДУТ К ХРАМУ?

01.01.2000


Симоненко Петр …

За последнее десятилетие в украинском обществе на фоне углубления социально-политического, экономического и духовного кризиса произошло и резкое обострение межконфессионных отношений. Церковь и духовенство оказались втянутыми в политическую борьбу, вследствие чего ее невольными участниками стали и миллионы верующих. Линия религиозного противостояния пролегла не только между конфессиями; нередко она разделяет села, соседей, родственников, а иногда - и семьи.
Такое положение особенно характерно для Западной Украины, где после возобновления деятельности Украинской греко-католической церкви (УГКЦ) ее руководство перевело межконфессионные взаимоотношения в крайне острые формы борьбы за владение храмами и церковным имуществом. Так, только в 1994 г., когда столкновения по этому поводу между верующими православной и греко-католической церкви достигли своего апогея, ими было охвачено 236 населенных пунктов Львовской области. Всего же в 90-х гг. на Львовщине имели место около 900 случаев насильственного захвата римо- и греко-католиками православных храмов. Согласно официальным источникам, в целом по Украине на протяжении 90-х гг. римо-католической церкви были переданы около 600 культовых сооружений, греко-католической - около 700. Напряженность в отношениях между церквями не спала и на сегодняшний день.
Обострение межконфессионных противоречий является, с одной стороны, отражением углубляющегося системного, а, следовательно, и духовного кризиса украинского общества, а с другой - проявлением нарастающей политической борьбы в стране. Именно поэтому для КПУ исключительно важно четко определить свою принципиальную позицию в вопросе о роли Церкви в жизни современного украинского общества.
Историческая традиция, основанная на религиозном тезаурусе, находит свое продолжение во всем, в том числе в практике современных международных отношений на европейском континенте. К примеру, НАТО, объединяющая преимущественно католические и протестантские страны, в конфликте в Югославии неизменно поддерживает католиков (словенцев и хорватов) и, отчасти, мусульман (боснийцев и косоваров), но не православную Сербию, которую обвиняют во всех смертных грехах.
А начавшаяся 24 марта агрессия НАТО против Югославии буквально расколола Европу, и опять-таки по религиозному признаку: натовская агрессия вызвала взрыв возмущения именно в православных странах - в России, Белоруссии, Греции, Македонии, Румынии. Болгария, которая сначала предложила свои аэродромы для натовской авиации, потом очень быстро отмежевалась от агрессивных действий блока. И, наоборот: по сообщениям телевидения, в славянской, но католической Польше более 60% населения одобряет бомбардировки, а протестантская Эстония даже выразила свое желание принять участие в агрессии.
В Европе постоянным нападкам и международной дискриминации со стороны империалистического Запада подвергаются православные Белоруссия, Болгария, Греция, Россия, Украина. В их адрес выдвигаются необоснованные претензии и все более категоричные требования, в то время как, скажем, к протестантским Латвии и Эстонии отношение Запада более чем снисходительное. Не следует забывать, что существующий "двойной стандарт" в оценках Западом хода так называемых реформ в странах Восточной Европы не в последнюю очередь имеет именно религиозный аспект. Чисто по-протестантски Запад делит страны на "богоугодные", которым прощается все (например, апартеид и грубейшие нарушения прав человека в Эстонии и Латвии, провозглашенные "внутренним делом" этих стран, или фактическая диктатура в Хорватии), и "небогоугодные", все внутренние дела которых подлежат строгому контролю со стороны того же Запада. Поэтому Запад считает себя в полном праве диктовать им условия их развития - какие иметь законы, экономику, армию, энергетику и т.д.
Кардинальное изменение политической ситуации в Европе на рубеже 80-90-х годов во многом ослабило идейно-политическое противостояние Запада и Востока. Однако это, конечно, не означает, что противоречия между ними исчезли. Просто они вернулись к тем формам духовного и культурного противоборства, в которых традиционно развивались на протяжении многих сотен лет и которые наиболее ярко проявились в противостоянии католицизма и православия. Хотим мы этого или нет, но в нынешнем однополюсном мире именно в этом противостоянии во многом - глубинные истоки сегодняшних политических противоречий на европейском континенте.
Совершенно очевидно, что католический Запад, говоря о единой Европе, о создании единого европейского пространства, неизбежно увязывает "вхождение в Европу" восточно-европейских стран с безоговорочным принятием ими западных ценностей и отказом от ценностей национальных, в первую очередь, православных. Если на Западе об этом и не говорят открыто, то подразумевают безусловно. А гарвардский профессор Сэмюэль П.Хантингтон, взгляды которого сегодня весьма популярны на Западе, рассуждая о цивилизационной неполноценности, якобы свойственной православным странам и народам, рекомендует вообще не допускать их к участию в европейской интеграции, ограничив ее рамками западной (католическо-протестантской) культуры. По Хантингтону, даже православной Греции нечего делать ни в НАТО, ни в Евросоюзе, и со временем она должна покинуть эти организации. В дальнейшем же туда следует принимать только католические и протестантские страны (что отчасти и делается: принятые в НАТО Венгрия, Польша и Чехия - чисто католические государства).
Наши доморощенные еврофилы, безоглядно рвущиеся на Запад, по наивному недомыслию или злонамеренному умыслу умалчивают, что ценой "вхождения в Европу" (если таковое вообще состоится) станет превращение Украины в задворки Европы и принятие совершенно чуждых украинскому народу, западных духовных ценностей и образа жизни, основанного на этих ценностях. Ценою "вхождения в единую Европу", следовательно, должен стать отказ от столетиями утверждавшегося православия, от национальной самобытности, от обычаев и культуры, а возможно, и от родного языка. Показательным в этом смысле является тот факт, что у молодого поколения "новых украинцев", как и самозванной элиты, показателем "продвинутости" является отнюдь не украинский, но английский язык, а пределом жизненных мечтаний - иммиграция в любую западную страну.
На фоне глобализации мировых отношений, формирования однополюсной модели современного мира Запад все больше соблазняется идеей утверждения единой планетарной религии, то есть речь идет не только о экономическом и военно-политическом, но и духовно-религиозном господстве Запада.
В этих условиях попытка "вмонтировать" православное славянское государство в систему католических и протестантских западноевропейских стран представляется не только исторически обреченной, но и опасной для народа и страны. Тем не менее столь велико желание власть предержащих скорее почувствовать себя "европейцами", что вопреки здравому смыслу они пытаются уверить Запад, будто наше государство органично вписывается в систему католических ценностей. Как иначе расценить сенсационное заявление Президента Л.Кучмы во время встречи с госсекретарем Ватикана Андже ло Содано в 1998 г. о том, что поскольку в Украине проживает 5(!) млн. католиков, это дает основания назвать ее "частью католического мира"! Поражает даже не откровенная фальсификация Президентом численности католиков в нашей стране (видимо, в очередной раз подвело окружение). Поражает его готовность отказаться от православной духовности многих миллионов граждан Украины во имя мифического "вступления в единую Европу", готовность принять любые условия Запада, в том числе и католичество, если только это хотя бы на шаг приблизит Украину к заветной для продажной элиты двери прихожей европейского дома. Поражает, наконец, необдуманное приглашение Президентом Папы Римского в Украину.
По мнению православного духовенства, приезд Папы в Украину сегодня просто недопустим и оценивается верующими как провокация, поскольку в условиях продолжающейся конфронтации между униатами и православными приведет к новому взрыву межконфессионной борьбы в стране. Ясно, что этот визит будет иметь чисто политический характер - ведь Президент Украины (по еЈ Конституции) выражает волю всего украинского народа, и поэтому приглашение Папе посетить нашу страну выглядит так, будто весь украинский народ жаждет встречи с главой Ватикана. А это далеко не так.
Глубоко убежден, что жить в едином европейском доме - это, прежде всего, уважать традиции и духовные ценности соседа, а не навязывать ему свои идеалы и образ жизни, про возглашая их единственно правильными и возможными. Украина готова уважать ценности и идеалы своих державных соседей. Запад же, воспользовавшись развалом СССР, кризисом, открытостью границ лицемерно рассуждая о свободе совести, устроил против православия подлинную духовную интервенцию, двинув через границы восточнославянских государств полчища проповедников и миссионеров - разрушителей духовных основ существования нашего народа. Об их истинном отношении к православию можно судить по выдержке из газеты "Нью-Йорк тайме" от 28 декабря 1994 г.: "Антиподом активной римско-католической и протестантской культуры - культуры прав личности и институтов буржуазной демократии - являются нагло трусливые православные общества", заслуживающие, по их мнению, лишь "ненависть и презрение". Поэтому никакого равноправного, взаимоуважительного диалога между православием и католицизмом, с точки зрения Запада, быть не может.
А уже упоминавшийся С.Хантингтон выдумал целую теорию о цивилизационной несовместимости и непримиримой враждебности католических и православных обществ, о превосходстве католицизма и ущербности православия, о неизбежности разрушительных столкновений между ними. Кстати сказать, эта теория пользуется популярностью в среде западных политиков и в средствах массовой информации, а на практике служит оправданием агрессивной политики НАТО по отношению к православным сербам в бывшей Югославии, неуважительного тона Запада в общении с православными государствами, включая и Украину.
Неудивительно, что государственные и политические деятели православных стран все отчетливее осознают необходимость объединения усилий для отражения нового идейного натиска Запада на православие. Еще в 1993 г. по инициативе греческого парламента была создана Европейская Межпарламентская Ассамблея Православия (ЕМАП), которая объединяет парламентариев православного вероисповедания 15 стран, включая и Украину. Еще пять парламентских делегаций являются постоянными наблюдателями ЕМАП. Верховным органом ассамблеи выступает Пленум парламентских организаций государств - членов ЕМАП. О необычайно высоком авторитете этой организации свидетельствует хотя бы тот факт, что в 1996 г. Генеральным секретарем ЕМАП был избран К.Папанайоту - бывший председатель Европейского союза.
С 1993 г. ЕМАП проводит ежегодные конференции, на которых присутствуют ведущие политики, парламентарии и церковные деятели из различных православных стран. Такие конференции проходили в Греции, Болгарии, Грузии, Молдове, других странах. В январе 1999 г. и Украина имела честь принимать конференцию ЕМАП в Одессе. Этот форум единства православных народов вызвал истерическую реакцию у противников православия: из стана украинских националистов и окружения Киевского патриарха понеслись угрозы и требования к правительству Украины запретить, разогнать конференцию как "антиукраинскую" и "промосковскую". Кстати, сейчас они с таким же остервенением требуют запретить крестный ход православных Украины, Рос сии и Белоруссии, посвященный 2000-летию Рождества Христова и символизирующий нерушимое историческое единство православной церкви в трех славянских странах. А лидеры УНСО, уверенные в своей безнаказанности, с экранов телевизоров нагло заявляют о своей готовности силовыми методами воспрепятствовать крестному ходу.
Наряду с ЕМАП, создан и активно действует Фонд единства православных народов (ФЕПН), усматривающий основную задачу деятельности в "содействии возрождению духовного братства народов, исповедующих православие, укреплению их сотрудничества на основе общности исторических судеб, взаимообогащению национальных культур и традиций".
Создание международных организаций православных стран - дополнительное свидетельство тому, что православие нуждается в объединении усилий политических сил православных стран для своей защиты, поскольку католическая угроза несет опасность для всего православного геокультурного пространства, а не только для каких-либо отдельных славянских стран. Это прямая угроза самому существованию наших народов. Как же в борьбе против нее коммунисты могут не сотрудничать с православной отечественной церковью против угрозы?
В Украине положение православия осложняется существованием и активной деятельностью достаточно влиятельных как политических, так и религиозных сил, заинтересованных в подрыве единства Православной Церкви, в разжигании распрей между верующими и духовенством.
Главными противниками православия в Украине являются, прежде всего, представители воинствующих украинских националистов. Они активно добиваются разрушения веками сложившегося единства православной церкви Украины и России, ратуя за создание независимой от РПЦ УАПЦ. Демагогически декларируя свою приверженность национальным культурно-историческим традициям, практически все организации украинских националистов придерживаются прозападной внешнеполитической ориентации Украины, ратуя за ее "присоединение к Европе" (католической!). При этом они не хотят понимать, что подобное присоединение означает неизбежное и катастрофическое по своим последствиям усиление католицизма в Украине, грозящее утратой национальной самобытности украинскому народу, основой которой является традиционное, каноническое православие.
К чему же тогда надрывная патетика о защите украинских национальных интересов? Ведь ориентация националистов на Запад основывается на враждебности по отношению к России, требовании решительной духовной изоляции от нее. Практическое воплощение таких взглядов приведет к отрыву украинского народа от братских народов России и Белоруссии, а, значит, - к расколу Православия на противостоящие друг другу отдельные национальные церкви, что и пытается осуществить глава УПЦ Киевского патриархата Филарет. Тем самым нарушается соборное единство Православия, осуществляется его раскол и ослабление перед лицом католицизма. И одновременно это создаст все необходимые предпосылки для духовного порабощения Украины протестантско-католическим Западом.
Не может не вызвать искреннего сожаления деятельность образованной в 1992 г. Украинской православной Церкви Киевского Патриархата. Это уже привело к расколу Православия в Украине, вызвало его глубокий кризис. Как не может не вызвать сожаления и нынешняя позиция самого киевского патриарха Филарета, который еще в 1981 г. говорил, что "единство Церкви - в каждом конкретном месте и является первым конкретным воплощением того единства, которое составляет природу Церкви. Поместность Церкви означает, что в одном месте, то есть на одной территории, может существовать только одна Церковь, возглавляемая одним епископом". Однако сам факт неканонического создания УПЦ КП, вся ее деятельность находится в глубоком противоречии со словами Филарета.
По характеру своей деятельности УПЦ КП более напоминает не религиозную организацию, а политическую партию. Невольно возникает такая ассоциация, когда слушаешь рассуждения Филарета о необходимости заключить союз киевского патриархата с греко-католической церковью против "экспансии московского православия", о "подрывной, антигосударственной деятельности" УПЦ, о церкви как опоре независимого украинского государства и т.д. Умышленно смешивая государственные и церковные дела, Филарет рассчитывает с помощью правительства объединить под своим началом все православие Украины - в первую очередь - подчинить себе УПЦ. Например, в интервью журналу "Шк" Филарет утверждал, что "только мудрые законы и государственные решения могут снять остроту противостояния двух церквей. К сожалению, именно таких законов и решений не хватает" ("Шк", ?3. 16.04.99, с.26). То есть основой единения Православной Церкви в Украине должно быть не внутреннее церковное согласие, а государственные распоряжения и правительственные указы, то есть, попросту говоря, - административное принуждение.
Выступая с чисто политических позиций, УПЦ КП провозглашает себя единственно "национальной церковью", стоящей на "державницьких" позициях, объявляет себя единственной защитницей украинской государственности, выдвигая при этом абсурдные обвинения УПЦ в политической неблагонадежности, в антиукраинизме и враждебности к украинскому государству. Мало того, она фактически требует от правительства репрессий по отношению к своим противникам. Такая позиция УПЦ КП неприемлема не только с христианской, но и с общечеловеческой точки зрения - не дело церкви организовывать охоту на "врагов народа".
Позиция УПЦ КП значительно затрудняет диалог православных церквей в Украине, исключает возможность установления между ними христианского согласия. Именно политизированность УПЦ КП служит главным препятствием на пути этого диалога. Например, Митрополит Киевский и всея Украины Владимир говорит о УПЦ КП: "Эта церковь для нас - лишь политическая организация. С точки зрения церковных канонов как церковь мы не можем ее признавать" ("Украина и мир сегодня", 22-28.08.99, с.11).
Естественно, что без преодоления раскола церкви, без возрождения ее канонического единства не может быть и речи о дальнейшем развитии православия в Украине, восстановлении мира и спокойствия среди православных верующих, создании таких условий, когда православная церковь оказывала бы надлежащее ей благотворное влияние на все стороны развития украинского общества.
Помимо угроз православию, вытекающих из внутренних противоречий его развития в Украине, существуют и угрозы, исходящие от деятельности различного толка церковных организаций, откровенно или скрыто враждебных православной церкви. Просторы Украины заполонили бродячие проповедники и западные миссионеры, вдалбливающие в сознание людей идеи, разрушающие сами духовные основы существования украинской нации. Причем, если в 1992 г. в Украине было зарегистрировано 35 церковных объединений, то в 1995 - уже 68. То есть за 3 года в Украине появились и начали активную деятельность 33 новые секты и религиозные объединения, включая мормонов, кришнаитов, иеговистов, "иудеев-христиан" и др. Располагая большими финансовыми и техническими возможностями, они с экранов телевизоров, со страниц газет и журналов обрушили на сознание наших людей потоки лживых истин и растлевающих душу откровений. Речь идет не только о здоровье и судьбах многих людей, поддавшихся такой пропаганде, но и о духов ном развитии общества в целом.
Поэтому коммунисты решительно осуждают деятельность нетрадиционных сект и религиозных организаций на территории Украины, рассматривая ее как прямую духовную агрессию против нашего народа. Навязывание украинцам не просто чуждых, но и вредных для духовного здоровья нации идей должно встретить активное противодействие украинского общества. И главную роль в этом духовном противоборстве призвано сыграть именно каноническое православие, охватывающее абсолютное большинство верующих.
Значительную угрозу для православия представляет собой и дальнейшее распространение на восток Украины деятельности украинской греко-католической церкви (УГКЦ). Возвратимся у истории. Создание в 1596 г. греко-католической (униатской) церкви было результатом многовековых интриг католицизма против православия. Не сумев навязать украинскому народу католицизм римского обряда, Ватикан в конце XVI в. пошел на компромисс с соглашателями из числа тогдашнего высшего православного духовенства Украины. Результатом такого компромисса стало формирование своеобразного симбиоза католичества и православия - униатства. Украинский народ с самого начала отверг униатскую веру, всеми силами, в том числе и с оружием в руках, отстаивая веру своих отцов - православие. Даже в нынешней цитадели УГКЦ - во Львове - униатство путем насилия и притеснений православных смогло утвердиться лишь через сто лет после подписания унии. Однако борьба украинских верующих против униатства не прекращалась и после этого. Как отмечал в 1981 г. во Львове на торжественном акте, посвященном 35-летию упразднения унии, тогдашний Патриарший Экзарх Украины, а ныне т.н. Киевский патриарх Филарет, "борьба за православную веру, за веру своих праотцов в большей или меньшей мере продолжалась на протяжении 350 лет. Оторванные насилием и обманом от единокровного и единоверного народа, греко-католики использовали все подходящие моменты в своей истории для возвращения в Православие".
Неприглядные факты из истории униатской церкви достаточно хорошо известны, поэтому нет необходимости в который раз на них останавливаться. Львовский церковный собор 1946 г. поставил, казалось бы, окончательную точку в истории униатства, однако на рубеже 80-90-х годов на волне империалистической экспансии Запада в нашу страну и все общей смуты и духовного надлома греко-католическая церковь на западно-украинских землях была возрождена и сразу заняла позиции агрессивного религиозного реваншизма.
С самого начала деятельность УГКЦ приобрела чисто политический характер, именно униатская церковь поддерживала и вдохновляла правый националистический радикализм в Западной Украине. В 1989 г. тогдашний идеолог КПУ Леонид Кравчук подчеркивал, что именно униатство рас считывает сыграть роль идеологического тарана в разрушении Советской власти в Украине, что "в так называемом "униатском вопросе" религия - только прикрытие для национализма, для религиозного, а в конечном итоге - и политического сепаратизма" (Литвин В. Политична арена Украини. - К, 1994, с. 147). Не приходится удивляться, что в Западной Украине реанимация униатства шла параллельно с захватом власти националистами: победа "национал-демократов" на выборах в местные советы в 1990 г. означала и практический выход униатства из подполья.
Униатство учинило на западно-украинских землях самый настоящий погром Православия. Случаи притеснения здесь православных верующих неоднократно были предметом рас смотрения на самом высоком уровне. Ситуацию усугубляло то обстоятельство, что местные власти, как правило, при рассмотрении имущественных споров религиозных общин принимали решения в пользу греко-католиков, причем даже в тех случаях, когда храмом по ранее подписанному соглашению владели православные верующие, составляющие значительное большинство жителей населенного пункта. Имели место факты необоснованного отказа общинам УПЦ (гг. Львов, Стрый) в выделении земельных участков под строительство храмов. Дело доходило до абсурдных заявлений представителей местных органов власти о запрещении УПЦ как сферы влияния России, хотя общины УПЦ практически полностью состояли из этнических украинцев.
В официальных документах, адресованных высшими правительственными чиновниками, анализировавшими религиозную ситуацию в Западной Украине, Президенту, Верховной Раде, Верховному Суду, приводились многочисленные факты самовольного захвата униатами храмов, избиения православных священников, вынужденного применения милицейских сил для наведения общественного порядка в населенных пунктах, охваченных религиозными конфликтами и т.д. Разве может Компартия оставаться равнодушной к проявлениям опасного экстремизма униатов?
Сейчас эта церковь рвется на восток Украины, открывает в некоторых городах греко-католические храмы, добавляя напряженности и в без того сложную религиозную обстановку.
Следует отметить, что с целью смягчения межцерковного противостояния УПЦ стремится к честному и равноправному диалогу с УГКЦ, однако все инициативы и предложения УПЦ разбивались о нежелание греко-католической церкви вступать в какие-либо контакты с православным духовенством, о нарушении ею всех своих обещаний и достигнутых договоренностей. Как с горечью говорил Архиепископ Львовский и Дрогобычский Августин, "самое понятие "греко-католик" стало синонимом агрессивности, ненадежного партнерства и безответственности" ("Регион", 15.08.98, с.17).
Однако в осуществлении экспансионистских намерений УГКЦ возникает серьезное внешнее препятствие, на котором хотелось бы остановиться подробнее. Суть его состоит в том, что Ватикан никогда не рассматривал унию как конечную цель своей политики на Востоке. Рим считал и считает греко-католическую церковь своего рода "троянским конем", всего лишь способом перехода от православия к католицизму римского обряда. Во времена Брестской унии этого не удалось сделать в связи с ожесточенным сопротивлением украинского населения. Похоже, сейчас Ватикан решил, что это сопротивление сломлено и настало время прямого и повального окатоличивания украинского народа, поэтому надобность в активной деятельности и расширении УГКЦ для Ватикана отпадает.
Еще в 1994 г. львовская газета "Роз-Поступ" писала, что Ватикан занял весьма жесткую, если не сказать пренебрежительную, позицию по отношению к УГКЦ. Греко-католическая церковь, как известно, находится в прямой административной зависимости от Рима (о чем постоянно забывают наши "национал-демократы", сторонники "независимой украинской церкви", голосящие о мифической зависимости УПЦ от "юрисдикции Москвы"). Поэтому Ватикан имеет весьма мощные рычаги управления УГКЦ. Однако, несмотря на настоятельные просьбы к Риму, длительное время не решается вопрос об учреждении греко-католического патриархата. Ватикан проводит, по существу, антиукраинскую кадровую политику. Так, большинство из нынешнего руководства и администрации УГКЦ - люди из диаспоры, многие из них, включая главу церкви, даже не имеют украинского гражданства. Это уже провоцировало конфликты между пришлыми и "местными" священниками. Решением Ватикана из-под юрисдикции УГКЦ выведены Перемышль и Закарпатье, осуществление деятельности УГКЦ ограничено пределами Западной Украины, "за Збручем" ее распространение запрещено (хотя журнал "Шк" (3, 1999, С.25) и пишет, что Папа просто "не рекомендовал" греко-католикам открывать новые храмы за пределами Западной Украины). "В то же время,- подчеркивает "Роз-Поступ", - там активную деятельность развернули римско-католические ксендзы, переведя для этого на украинский язык латинскую литургию, используя в ней украинский мелос, по-современному подходя к сотрудничеству с мирянами" ("Роз-Поступ", 1994, 24.02. -03.03).
Западно-украинские органы массовой информации, "объясняя" такое охлажденное отношение Ватикана к УГКЦ, обвиняют в антиукраинских позициях "бюрократическую ватиканскую администрацию, в составе которой функционируют пророссийские, пропольские, провенгерские и прочие антиукраинские силы" ("Високий замок", 1995, 15.08). Причина же, бесспорно, кроется в другом: УГКЦ выполнила свою предательскую миссию в восточной стратегии Ватикана, и теперь попросту ему не нужна. Ватикан желает сам господствовать на славянском Востоке. Католическое проникновение в Украину носит признаки подлинной духовной экспансии. Например, если на 1 января 1990 г. в Украине насчитывалось 92 католические общины, то в 1996 году - уже 694, то есть увеличение за пять лет составило 750 процентов! За это время в Украине открыты 3 учебных заведения по подготовке римско-католических священников. Сущность деятельности католической церкви в Украине характеризует хотя бы тот факт, что, например, во Львовской области из 51 священника этой церкви 42 являются гражданами иностранных государств.
Реальной угрозой гражданскому миру в стране является политизация религиозных организаций. Некоторые из них, пытаясь упрочить свое положение в обществе, стремятся заручиться поддержкой тех или иных политических сил, ввязываются в межпартийную борьбу. С другой стороны, сами партии и даже отдельные политические деятели налаживают контакты с церковными организациями, рассчитывая опереться на их поддержку. О высоком уровне политизации церкви в Украине говорит хотя бы тот факт, что, по сообщениям прессы, через Киевский патриархат накануне парламентских выборов 1994 г. прошла половина кандидатов в депутаты, жаждущих заручиться личной поддержкой Патриарха.
Украинские националисты очень хитро протаскивают в своих требованиях вопросы политизации церкви. Грубо нарушая Конституцию Украины, которая четко определила взаимоотношения церкви и государства, они ставят вопрос о том, что Украину должен возглавлять "православный Президент" (интересно бы узнать, кто станет определять религиозную принадлежность Президента и государственных чиновников?), что в учебных заведениях должен ("на добровольной основе") изучаться Закон Божий, что в армии должен быть введен институт капелланов и т.п. Наиболее политизированная часть духовенства требует от государства права и полномочия, далеко выходящие за рамки общественных задач церкви. Например, глава УПЦ КП Филарет требует передачи своей церкви права проводить в украинской армии уже не морально-религиозное просвещение, а патриотическое воспитание, то есть по существу киевский патриархат претендует па роль главного армейского политуправления (с11. "ШК - политика и культура", 3, 16.04.99, с.26).
Следует отметить, что политизации церкви в немалой степени способствуют тенденциозные, часто просто невежественные заявления отдельных политиков, публикации в средствах массовой информации. Исключительно сложные, часто мало понятные мирянам тонкости процесса церковного объединения некоторые политики и журналисты трактуют так прямолинейно и грубо, будто речь идет о предвыборном тактическом союзе политических партий. Митрополит Киевский и всея Украины Владимир говорит, что такие политические деятели считают, будто для единения церквей "достаточно назначить день и час собрания, одних снять, а других поставить - и все проблемы будут решены. ...Это не так делается... Если политики будут вмешиваться в это дело, как они делали до сих пор, вопрос (объединение церквей. - П.С.) будет еще более проблематичным" ("Украина и мир сегодня", 22-28.08, с.10).
Опасность политизации церкви очевидна любому здравомыслящему политику. Компартия Украины, выступая за свободу вероисповедания, в то же время решительно осуждает втягивание церкви, духовенства и общин верующих в активную политическую борьбу. Мы против использования веры людей в Бога и влияния церкви на людей нечестными политиками для достижения своих корыстных целей. Служение Богу и людям не имеет ничего общего с участием в политическом противостоянии, а межцерковные распри не могут подавать верующим пример благочестивого поведения.
Политизация церкви не прибавляет ей авторитета и способна, скорее, привести ее к глубочайшему и безысходному духовному кризису, к дальнейшему обострению межконфессиональной борьбы, подрыву ее нравственной миссии в обществе. И многие церковные деятели понимают это. Например, митрополит Владимир говорит: "...Церковь - не политическая организация. Она должна поддерживать людей, общество, государственные интересы, но на таком расстоянии и в таких пределах, чтобы это не смешивалось... Государство не имеет права вмешиваться во внутренние дела церкви, а церковь - в государственные" (Украина и мир сегодня", 22 28.08.98,с.10-11).
Поэтому важнейшим условием сотрудничества коммунистов и церкви является неучастие церковных организаций в прямой политической борьбе, отказ церкви от попыток оказывать влияние на политическую обстановку в стране.
Одновременно коммунисты считают, что влияние церкви должно быть облагораживающим, наполненным нравственным содержанием. Не секрет, что борьба между отдельными ветвями власти нередко приобретает совершенно недопустимый с морально-этической точки зрения характер. Не случайно Митрополит Владимир постоянно подчеркивает: "Люди, которым доверено управлять государством, должны уподобляться Христу: в их служении должна присутствовать жертвенность, общественные интересы они должны ставить выше личных". К такому пониманию сущности государственной власти трудно что-либо добавить.
Православная церковь может, на наш взгляд, активно участвовать как эксперт и консультант в законодательном творчестве: представляется, что привлечение духовенства к разработке законов, касающихся развития духовности, культуры, социальной защиты трудящихся, может быть полезным и плодотворным.
В отличие от многочисленных лжепатриотов националистического толка, Компартия Украины стоит на истинно патриотических позициях, основывающихся на многовековых культурно-исторических, духовных традициях украинского народа. Поэтому коммунисты последовательно отстаивают и защищают традиции и духовные ценности православия, осознавая, что достижение одной из программных целей КПУ - единства и согласия в украинском обществе - невозможно без участия в этом процессе канонической Православной Церкви, которая может и должна стать активным участником духовного и культурного возрождения Украины. Как невозможно без этого и реальное, а не декларативное укрепление суверенитета, независимости украинского государства, которое должно опираться на прочный духовный фундамент, традиционные нравственно-этические нормы и ценности украинского общества.
Это особенно актуально в наше непростое время, когда в условиях коренного изменения политико-идеологической и социально-экономической ситуации в стране разрушена прежняя система ценностей, пересматриваются нравственные нормы, не находят подтверждения в реальной жизни многие мировоззренческие постулаты. Взамен Запад настойчиво пытается духовно утвердить свою власть и для этого внедрить свою систему ценностей и нравственно-этических стандартов: корыстолюбие и голый практицизм, индивидуализм и эгоизм, жестокость и безразличие к судьбам близких, распущенность и вседозволенность. Их растлевающему влиянию особенно подвержена молодежь, которая в последнее десятилетие была фактически предоставлена сама себе, лишена необходимого воспитательного воздействия общества, которое, чего греха таить, само пребывает в растерянности от стремительности социально-экономических катаклизмов, а потому просто не успело еще выработать новые нравственные социальные критерии и ориентиры.
Компартия Украины видит свою задачу в том, чтобы решительно противостоять навязыванию нашему народу чуждых ему этических ценностей, способствовать выработке и утверждению в нашем обществе новых нравственных идеалов. Но многое здесь делает и может сделать церковь, причем именно Православная Церковь, как имеющая наиболее глубокие исторические традиции нравственного воспитания народа и наибольшее число своих приверженцев на территории Украины. В этой борьбе мы и каноническая Православная Церковь - союзники.
Важной сферой возможного сотрудничества коммунистов и церкви является защита прав простого человека. В условиях царящего в стране правового произвола и пренебрежения конституционными правами трудящихся простые люди оказались беззащитными перед бюрократическим беззаконием и криминальным беспределом. Отстаивание интересов людей труда, восстановление рухнувшей системы социальной защиты трудящихся является программной задачей КПУ. Мы решаем ее именно как Коммунистическая партия, борясь за ликвидацию эксплуатации, унижений, обрекающих человека на бесправие и нищету. Хотя и своими средствами, но отчасти решает эту задачу и Православная Церковь, которая по своей природе повернута лицом к обездоленным и страждущим: опека над сиротами, инвалидами, престарелыми всегда была ее святым долгом. Поэтому защита прав простого человека, взаимная приверженность принципам социальной справедливости являются объективной основой сотрудничества Компартии и Украинской Православной Церкви в этих вопросах.
Думается, что Православная Церковь может принимать более активное участие и в разрешении социальных конфликтов, выступая в роли посредника между конфликтующими сторонами, смягчая своим участием остроту социального противостояния. Такое участие, к примеру, может носить форму привлечения священнослужителей к достижению договоренности между враждующими.
Несомненно, общими являются интересы коммунистов и Православной Церкви в вопросах защиты национальной культуры, развития здравоохранения, придания социально-нравственной направленности системе образования, сохранения исторического наследия и охраны окружающей среды. Объединение действий церкви и коммунистов в этих вопросах способно привести к их эффективному разрешению.
Последовательно отстаивая идею братского единства славянских народов, коммунисты Украины выступают и за единство Православия, поддерживая усилия УПЦ по достижению согласия в среде верующих и православного духовенства и осуждая раскольническую деятельность УПЦ Киевского патриархата. Каноническое единство Православия во всех восточнославянских странах составляет объективную духовную основу укрепления единства славянских народов, по-скольку православное культурно-историческое наследие является общим богатством украинского, русского и белорусского народов. Любые попытки разорвать его на отдельные национальные куски - преступление перед этими народами, перед нынешним и грядущим поколениями. Поэтому поддержание постоянных контактов, налаживание сотрудничества между православными людьми Украины, России и Белоруссии также может стать сферой плодотворной деятельности церкви. Это будет способствовать укреплению духовных связей между нашими народами, содействовать взаимно обогащающему межкультурному обмену, сближению наших стран.
Коммунисты и Православная Церковь располагают, таким образом, значительным социальным пространством для совместной деятельности, для тесного сотрудничества.
Означает ли все сказанное, что Компартия Украины отказывается от своих программных установок, от своего диалектико-материалистического мировоззрения?
Нет, не означает. Сказанное означает другое. Означает наше честное отношение к своему прошлому, к урокам истории и осуждение в нем имевших место попыток борьбы против религии методами насилия, разрушения храмов и т.п.
Сказанное выражает сущность политики Компартии - наше служение народу и Отечеству, которым грозит катастрофа и порабощение.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме