Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

В судьбе "Шпиона века" он поставил точку

Ю.  Ленчевский, Московский журнал

01.12.1998


Очерк о легендарном русском разведчике И.М.Петрове …

Передо мною папка. На титуле стоит: "Объединенное государственное политическое управление. Отпечатано в 1 экз. Сов.секретно.
Разработка "Трест" ОО ВЧК - 1921 г. - КРО ОГПУ - 1927 г.
II-я часть (1921-1925) № 302330".
На первом листе - три фотографии. Стал смотреть дальше и убедился в том, что содержание мне известно. Откуда? Из периодической печати 20-х годов, из литературных источников, но главным образом - от участника изложенной в папке чекистской операции Ивана Михайловича Петрова.

Человек-легенда

- Мария Сергеевна, а правда ли, что сорок лет вы не знали, что ваш муж Иван Михайлович Петров на самом деле - Тойво Вяхя?
- Было...
Из разговора с женой легендарного пограничника Тойво Вяхя (г.Петрозаводск).
- Людмила Ивановна, вы помните Ивана Михайловича и Марию Сергеевну?
- Еще бы! Благодаря общению с ними мне удалось в фильме "Операция "Трест" создать образ Марии Захарченко, убежденной монархистки, женщины смелой, решительной и притом не лишенной женского обаяния.
Из разговора с народной артисткой СССР Людмилой Касаткиной 28 января 1998 г.

Иван Михайлович Петров - он же Тойво Вяхя - человек-легенда. О полковнике в отставке, бывшем пограничнике Петрове-Вяхя рассказывается в романе-хронике Льва Никулина "Мертвая зыбь", в многосерийном фильме "Операция "Трест". Он награжден орденами и медалями. Ему присвоено звание "Почетный гражданин города Петрозаводска"...
Тойво Вяхя в 20-х годах был одним из главных участников операции "Трест", ныне широко известной. "Трест" - так назывался мнимый контрреволюционный центр, созданный ЧК. Благодаря "Тресту" истинные контрреволюционеры находились "под колпаком" ЧК, которая тем самым контролировала их зарубежные связи. Начало участия Тойво Вяхя в операции "Трест" относится к августу 1924 года, когда "Трест" направил Марию Владимировну Захарченко (племянница и полномочный представитель генерала Кутепова в России, участница гражданской войны) и ее мужа, белогвардейского офицера Радкевича, для работы в Ленинград. На границе в районе Сестрорецка было решено организовать "окно". Начальнику погранзаставы Тойво Вяхя выпала роль "предателя" - проводника через "окно", которое с тех пор начало исправно функционировать.

Трудная и опасная роль

...Тойво Вяхя остановился на берегу пограничной речки. Ему сделалось зябко. Не от холода. За его спиной стояла Захарченко-Шульц, ротмистр Белой армии, ныне эмигрантка. На фронтах первой мировой войны она получила четыре георгиевских креста. Не боится ни пеших переходов, ни водных преград, прекрасно ориентируется на местности, стреляет сразу и без промаха. Умная и коварная. Красивая... Эту опасную женщину начальнику пограничной заставы Тойво Вяхя предстояло переправить на финский берег. Перебросить на чужую сторону, да так, чтобы у нее не возникло ни малейшего сомнения. Для нее Тойво Вяхя должен остаться жадным до денег предателем, завербованным ее коллегами...
Конечно, роль предателя претила Тойво. Однако руководители операции (С.А.Мессинг, Э.П.Салынь, Шаров) убедили его. Он понимал, что борьба с хитрым, опасным, жестоким врагом требовала ответной хитрости. Для начала Вяхя "установил контакт" с контрабандистами. Контрабанда оказалась лишь ступенью на пути к контактам с контрреволюционной агентурой. Очень скоро его, "купленного", "заставили" пропускать через границу агентов белогвардейского подполья и иностранных шпионов. "Окно" в границе функционировало, контролируемое нашей контрразведкой.
...На Тойво она посмотрела испытывающе, в упор. Вяхя выдержал взгляд. Захарченко произнесла слова пароля. Тойво ответил. Она назвала себя. Вяхя отнесся к этому спокойно. Тогда она правой рукой вынула из кармана пистолет и, поигрывая им, показала другой, маленький, вложенный в перчатку на левой руке.
"Дает понять мне - стреляю с обеих рук, - подумал Вяхя. - Пугает. Ну-ну... Посмотрим". Он шел к границе, сзади - Захарченко. В душе не стихало беспокойство: не допустил ли ошибку, не заподозрила ли чего "гостья". Пустить ему пулю в затылок для нее дело секунды, и рука у такой не дрогнет.
Наконец подошли к воде. И только тогда, когда Захарченко оказалась на финском берегу, Тойво вздохнул с облегчением.

Без права на ошибку

Руководитель операции С.А.Мессинг внимательно, оценивающе посмотрел на Вяхя.
- Вам предстоит принять очень важного господина. Этот господин проследует через сутки. Его никто не должен видеть. Охрана на всем вашем пути и на станции Парголово снята. Если он сбежит или будет убит, операция окажется проваленной...
"А господин этот, наверное, похлеще Захарченко окажется", - подумал Тойво.
На условленном месте в лесу стояла повозка с впряженной в нее парой лошадей. Тойво вышел к реке. Узкая полоска воды блестела в темноте. Граница.
На финском берегу было тихо. Но вот наконец у старой таможни показались люди. Подав условный сигнал, Тойво стал ждать. С противоположного берега ответили. От группы отделился человек, направился к воде, пошел вброд, держа над головой узел с одеждой. Волнение охватило Тойво. Вдруг пришелец чего-то испугается и повернет назад? Или же упадет в промоину? Утонет... И Тойво решительно шагнул в воду. Взвалив "гостя" на плечи, выбрался на берег. "Теперь ты мой"...
"Гость" быстро оделся. Перед Тойво предстал человек высокого роста, одетый в темно-синее пальто и мягкие сапоги. Тойво усадил его в повозку, сел сам.
Чтобы приехать на станцию Парголово точно к прибытию поезда, пришлось несколько часов ждать в лесу. Тойво боялся этой остановки, боялся какой-нибудь неудачной фразой насторожить "гостя". Однако тот опасных вопросов не задавал, говорил больше сам, развлекал одесскими анекдотами. Наконец прибыл первый утренний поезд. Тойво усадил своего подопечного в вагон и только тогда перевел дух...
Через несколько дней Тойво назвали имя того, кого он так удачно переправил через границу. Это был начальник восточноевропейского отдела королевской разведки Великобритании Сидней Джордж Рейли.

Рейли-Розенблюм и еще одна роль Тойво Вяхя

Вскоре Тойво Вяхя опять вызвали к руководителю операции Мессингу. В кабинете были: начальник погранохраны Салынь, Симонайтис, заменявший начальника отряда А.П.Паэгле, который болел, Шаров, Пилляр из Москвы и еще несколько человек.
- Молодец, пограничник! Настоящий артист. Провел самого Рейли, - поздравили они Тойво.
Рейли был хорошо известен контрразведчикам, слышал о нем и Тойво. Настоящее его имя - Зигмунд Маркович Розенблюм. В возрасте шестнадцати лет он объявился в Англии, где женился на молодой состоятельной вдове. Его завербовала английская секретная служба, он сменил имя. По легенде он стал человеком, родившимся в Индии и получившим там образование. С этой легендой секретная служба отправила Рейли в Кембриджский университет, где он окончил курс инженеров гражданского строительства, что стало еще одним его прикрытием.
Рейли принимал участие во многих шпионских операциях против России, он стоял во главе так называемого "заговора послов". Революционный трибунал 4 декабря 1918 года объявил С.Д.Рейли вне закона и приговорил к расстрелу. Рейли удалось скрыться. По возвращении в Лондон он за свою деятельность был награжден военным крестом. Ему покровительствовал Т.Хозьер, отец будущей жены Уинстона Черчилля, чем и объяснялись его тесные связи с британским премьер-министром. Он был в курсе всех интриг спецслужб Западной Европы против России.
Учитывая "заслуги" Рейли, Дзержинский и Менжинский приказали КРО ОГПУ провести операцию по выводу Рейли на территорию СССР и его аресту. И вот Рейли здесь...
- Выпускать Рейли обратно нельзя. Он осужден, возмездие должно свершиться. Но о том, что Рейли в наших руках, за границей не должны узнать, - говорил Мессинг. - Поэтому нужно разыграть сцену убийства Рейли нашими пограничниками вблизи границы, создать видимость, будто бы он случайно наткнулся на пограничников и погиб в перестрелке. Узнав об этом, Интеллидженс Сервис посчитает, что все известные Рейли секреты и планы наших врагов ушли с ним в могилу. Таким образом, "Трест" будет продолжать свою деятельность.
Тойво предстояло сыграть еще одну роль... Обратно к границе он повел контрразведчика - высокого стройного человека, издали похожего на Рейли. Метрах в двухстах от границы Тойво и "Рейли" встретили "засаду" во главе с Шаровым. Завязалась "перестрелка". На той стороне хорошо были слышны стрельба и крики. "Рейли" быстро упал на землю. Тойво схватили, связали руки. Пограничники погрузили "трупы" в грузовик, а место, где упал "Рейли", полили "кровью".
Все это происходило у деревни Ала-Кюль. На крики и выстрелы прибежало несколько жителей. Контрразведчики объяснили им: убит вражеский лазутчик и захвачен "предатель" Тойво Вяхя. Попросили никому об этом не говорить. Сельчане, поклявшись молчать, ушли. Руководитель операции с удовлетворением заметил: "К утру все село будет об этом знать". Затем Тойво Вяхя повезли в пограничную комендатуру. В кустах "забыли" кобуру маузера Вяхи, которую хорошо знали пограничники и местные жители. В комендатуре, кроме ее личного состава, в это время находились начальники застав (вызванные якобы на совещание). И Тойво со связанными руками выставили перед ними как предателя. Нелегко было Тойво играть эту роль перед врагами; однако во сто крат тяжелее было предстать предателем перед боевыми товарищами...
В районе Новой Дубровки Тойво Вяхя переодели в штатское, затем привезли в Ленинград, поселили в гостинице "Европейская". Выходить и впускать кого-либо к себе запретили. Еду приносили в номер. Так прошло несколько суток. Тойво понимал: для него настает новая жизнь, жизнь без прошлого...
Тойво Вяхя стал Иваном Михайловичем Петровым. Уже как Петрову ему вручили орден Красного Знамени.
Факт "гибели" Рейли расследовали Захарченко-Шульц и ее муж. Они опросили финских пограничников, местных жителей, которые подтвердили, что слышали перестрелку на российской стороне и видели, как увезли трупы. Проверяющим ничего другого не оставалось, как зафиксировать случайную смерть Рейли. Те, кому следовало, были уведомлены о расстреле за измену двадцатичетырехлетнего пограничника Тойво Вяхя. Он перестал существовать. А через некоторое время начальником заставы на побережье Черного моря, в глухой бухте Дюрсо, стал молодой командир с орденом Красного Знамени на гимнастерке. Была осень 1925 года. Тойво Вяхя, теперь уже Ивану Петрову, предстояло начинать жизнь сначала.

Бесславный конец обершпиона

Ну а что Рейли? Арестованный с паспортом на имя гражданина Штейнберга, он в конце концов назвал себя. Однако держался нагло, надеялся, что Интеллидженс Сервис и британское правительство вызволят его. Ведь он, Рейли, был суперагентом! Именно он в 1916 году, надев форму офицера немецкого военно-морского флота, проник в германское адмиралтейство и выкрал код военно-морской разведки. Слава Рейли перешагнула границы Британской империи...
Целый месяц Рейли отказывается давать показания. Упорно молчит о планах английской разведки, ее агентуры в Советском Союзе. На одном из допросов Рейли показали газету, где сообщалось о том, что Сидней Джордж Рейли убит при попытке перейти границу СССР. Также ему было объявлено о приведении в исполнение давнишнего смертного приговора. И матерый разведчик сдался. Цепляясь за жизнь, Рейли рассказал чекистам обо всем, что знал, выдал самые сокровенные тайны Британской секретной службы. История Интеллидженс Сервис не знала подобного поражения.
Любой ценой Рейли хотел выжить. Предложил себя советским органам контрразведки в качестве агента... Однако судьба Рейли уже была решена. Во-первых, чекисты понимали, что он стремился выиграть время, надеясь, что английское правительство узнает о его положении и потребует выдачи. Во-вторых, показания Рейли практически не добавили ничего существенного к имевшейся информации насчет связей белой эмиграции с западными разведками. В-третьих, - и это было самое главное, - не исключалась опасность утечки информации о том, что Рейли жив и дает показания на Лубянке. А это означало провал "Треста" и гибель многих участвовавших в операции людей, особенно тех, кто находился за границей. Учитывая эти обстоятельства, было принято окончательное решение о приведении в исполнение приговора от 3 декабря 1918 года. В 8 часов вечера 5 ноября 1925 года сотрудники ОГПУ Федулеев, Сыроежкин, Дукис и Ибрагим вывезли Рейли из внутренней тюрьмы. Привезли его в Сокольники, вывели из машины и расстреляли. Затем тело привезли в морг медсанчасти ОГПУ, составили соответствующий протокол и сфотографировали со всех сторон в одежде и без одежды. 9 ноября 1925 года Рейли был тайно захоронен.
Вот об этом-то последнем эпизоде Иван Михайлович не рассказывал. Он просто не мог его знать. О последних часах жизни Рейли поведало мне дело № 302330. Фотографии на первом листе: верхняя слева - Пепита Бобадилья, жена С.Д.Рейли, верхняя справа - сам Рейли. На нижней - Рейли в морге медсанчасти ОГПУ 5 ноября 1925 года.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме