«Пролетарское понимание свободы совести» актуально в современном российском государстве?..

Заключение на монографию Н.В. Бутусовой «Государственно-правовые отношения между государством и личностью», М., 2019

 

В 2019 году издана монография «Государственно-правовые отношения между государством и личностью»[1] авторства Бутусовой Натальи Владимировны, доцента, доктора юридических наук, профессора кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета Воронежского государственного университета.

Данная монография является, как указано на с. 2 в библиографической записи и в размещённой под ней аннотации, переизданием монографии 1986 года этого же автора (не как репринт ранее изданного, а как актуальное издание), с некоторой долей переработки и дополнения. Заявляется, что это сочинение не утратило своей актуальности и по сей день: «В монографии, впервые выпущенной в 1986 году, но не утерявшей своей актуальности, рассматриваются проблемы правовой связанности государства во взаимоотношениях с личностью, а также прав, обязанностей и ответственности государства по отношению к человеку и гражданину, народу, обществу. Эти вопросы современны и важны и для успешного функционирования демократического государства, и для всестороннего развития личности. Автором была предпринята попытка использовать идеи правового государства на основе марксистско-ленинской методологии» (с. 2).

Этически и юридически здесь очень важен следующий аспект. Переиздание написанной на основе марксистско-ленинского учения монографии 1986 года выпуска в 2019 году, если это сделано в целях прохождения конкурса на профессорскую должность, или для получения профессорского звания или для получения академических или материальных благ, было бы явным циничным обманом, по сути дела - деянием на грани интеллектуального (и не только) мошенничества.

Если же цель была - придать новый интеллектуальный импульс развитию российской науки путём современной «инновационной» интерпретации марксистско-ленинского идеологизированного по содержанию тематического сочинения 33-летней давности, то это представляется ещё более неадекватным. Наверно, нельзя исключать, что у кого-то переосмысление советского опыта могло бы получиться. Но сочинение Н.В. Бутусовой 1986 года уже тогда было совершенно пустым по содержанию и несостоятельным по новизне, безнадёжно слабым с научно-правовой точки зрения, абсолютно ничего нового в науку конституционного права не привнёсшим. Ещё в большей мере эти оценки справедливы и обоснованны в отношении её издания 2019 года.

Переиздание монографии 1986 года автором, у которого с середины 1990-х годов вышло весьма мало научных работ (за редчайшим исключением и достаточно слабого, а то и сомнительного, научного качества, как исследуемое сочинение), свидетельствует о том, что за 33 (!) года Н.В. Бутусовой фактически не создано ничего нового в науке, и это даёт веские основания считать, что перед нами псевдоучёный. Убедительные аргументы в пользу этой оценки является содержатся в самом сочинении Н.В. Бутусовой, представляющем собой низкопробную идеологическую агитку советского периода, но никак не научное исследование.

Автор настоящего заключения родился и вырос в СССР и в силу этого далёк от огульного очернения советской действительности, в том числе советского государства, но при этом считает обоснованным отметить, что нафанатазированного Н.В. Бутусовой торжества прав и свобод в тот период не замечалось.

Н.В. Бутусовой это, надо полагать, не известно, но одним из основополагающих принципов научного исследования является объективность, что требует от исследователя быть идеологически беспристрастным в описании событий, фактов и в своих рассуждениях и выводах, не идти на поводу политической конъюнктуры, а стараться максимально возможно объективно отображать и анализировать действительность. Картина «действительности» же, отражаемая Н.В. Бутусовой в её сочинении 1986 года и в сочинении 2019 года) в её большей и основной части - ложна, не соответствует действительности.

Нельзя игнорировать, что в советские времена всех отечественных учёных обязывали обосновывать актуальность темы отсылками к партийно-политическим документам СССР (такое было время, и винить их за это было бы лишено смысла), но абсолютное большинство вменяемых и добросовестных учёных ограничивалось в этом чисто формальными несколькими, иногда одним-двумя, абзацами в самом начале введения (приводя цитату из трудов В.И. Ленина или краткую выдержку из решения съезда КПСС, не следуя им беспрекословно в остальном тексте исследования). В случае же сочинения Н.В. Бутусовой объём партийно-идеологической составляющей просто зашкаливает даже для изданий тех времён, хотя, казалось бы, даже уже в 1986 году никто с таким фанатизмом не следовал за идеологемами, заложенными в марксистско-ленинское учение.

Ультра-коммунистическая пропагандистская патетика - вот основное содержание исследуемого сочинения Н.В. Бутусовой 2019 года. Хотя в тексты 1986 года ею были внесены отдельные дополнения, но они выглядят инородными вкраплениями.

Ниже мы приведём выборку цитат из указанного сочинения Н.В. Бутусовой 2019 года, но сразу скажем, что весь выявленный объём псевдонаучных или даже совершенно неадекватных высказываний Н.В. Бутусовой перегрузил бы настоящее заключение, и потому цитаты приводятся лишь выборочно. Цитаты взяты из тех фрагментов, которые не снабжены сноской, то есть заявлены как относящиеся к авторству Н.В. Бутусовой.

Актуальность сочинения Н.В. Бутусовой в контексте современного российского государства опровергается многочисленными утверждениями из её сочинения с первых же его страниц:

«Пролетарское государство, ликвидировав частную собственность, превращает труд из средства порабощения людей в средство их освобождения» (с. 31);

«Ленинскую характеристику государства переходного периода как государства по-новому демократического (для пролетариев и неимущих вообще) и по-новому диктаторского (против буржуазии) со всей убедительностью подтверждают самые первые мероприятия Советской власти по социально-экономическому, политическому, национальному раскрепощению трудящихся масс» (с. 36);

«Гармония интересов Советского государства и личности...» (с. 32);

«...первые декреты Советской власти явились юридическим закреплением принципиально нового типа отношений между государством и личностью, политической основой наделения трудящихся подлинно демократическими правами и свободами» (с. 36);

«Для взаимоотношений личности и государства диктатуры пролетариата (как государства первых этапов социалистического строительства) характерны определенные особенности. Они, во-первых, обусловлены тем, что диктатура пролетариата - это власть одного класса - пролетариата, которая осуществляется им в союзе с другими трудящимися, прежде всего в союзе с крестьянством» (с. 36-37);

«...подлинный цвет русской интеллигенции перешел на сторону Советской власти, самоотверженно служил своему народу, да и возглавили первое государство пролетарской диктатуры интеллигенты в самом высоком смысле этого слова» (с. 38);

«Социалистическое государство - принципиально новый, высший исторический тип государства» (с. 30);

«Реальные свершения и успехи социализма на пути к полной и окончательной эмансипации человеческой личности - неоспоримое доказательство его социально-экономических, политических, идейных и моральных преимуществ как превосходящей капитализм ступени прогресса человечества» (с. 31);

«...важнейшее условие действенности институтов социалистической демократии, гарантия претворения в жизнь стратегического курса КПСС на ускорение» (с. 147);

«Доктрина "правового государства" носит отчетливо выраженный классовый характер, она проникнута духом буржуазного индивидуализма, исходит из противопоставления государства и личности, обосновывая необходимость защиты последней от произвола государственной власти» (с. 49);

«...крестьянство в период социалистического строительства сохраняет свою двойственную природу (и собственник, и труженик), а следовательно, имеет свои классовые интересы, не совпадающие с интересами рабочего класса» (с. 37);

«Выдвинутая партией стратегия ускорения отражает коренные, жизненные интересы советского народа, каждого советского гражданина» (с. 110).

Именно такие и подобные им архаизмы и вычурные идеологические клише составляют основное содержание сочинения Н.В. Бутусовой. Напомним, это - монография 2019 года выпуска (не как репринт ранее изданного). И её автор - Н.В. Бутусова - претендует на актуальность её сочинения именно в настоящее время.

Явно научно несостоятельные, идеологически предвзятые и политически ангажированные суждения и выводы этой монографии способствуют вопросу: кому вся эта нелепица сегодня нужна, кто в ней заинтересован как в актуальной научной информации? Практически в неизменном виде суждения монографии 1986 года перенесены в монографию 2019 года. Видимо надеясь на то, что никто не станет вдумчиво читать её новую «монографию», Н.В. Бутусова таковую «слепила из того что было». В науке такие действия являются проявлением научной недобросовестности, они постыдны и предосудительны.

Практически всё сочинение Н.В. Бутусовой основывается на идеологических установках КПСС, прокламациях, не имеющих к правовой науке никакого отношения.

Воспроизводя известные ложные постулаты и лозунги коммунистической пропаганды о социалистическом государстве, правах и свободах гражданина в таком государстве, в частности об обеспечении якобы «свободы совести» в период СССР, - того, чего практически не было, - автор фактически просто фальсифицирует историческую картину происходивших событий. И это показывает очевидную и ярко выраженную научную неадекватность Н.В. Бутусовой.

Н.В. Бутусова выставила, самопрезентовала себя крупным специалистом в сфере свободы совести (не имея вообще ни одной книги и статьи на эту тему), причём все её познания и понимание в этой сфере сводятся к замысловатым и эпатирующим интеллектуальным изводам идеологизированной мифологии существования некой «пролетарской свободы совести», позиционируемой Н.В. Бутусовой как идеал, как единственно правильная концепция: «Обязанность социалистического государства по обеспечению свободы совести в общих правоотношениях с личностью не может быть правильно понята без учета основных положений социалистической концепции свободы совести... В произведениях К. Маркса и Ф. Энгельса охарактеризована социально-политическая природа и классовая сущность буржуазной свободы совести, раскрыта её несовместимость с пролетарским пониманием свободы совести» (с. 144).

Ещё более абсурдно включение в структуру конституционной свободы совести «атеистической пропаганды»: «Обязанность социалистического государства по обеспечению права атеистической пропаганды - важнейшего элемента свободы совести...» (с. 144). У Н.В. Бутусовой всё в этом ключе: «борьба с религиозными предрассудками» (с. 145, в этой цитате она сама цитирует); «распространение новых советских обрядов» (с. 145, тут и в цитате далее уже своё у неё), «преодоление религиозно-идеалистических взглядов» (с. 144).

Н.В. Бутусова, надо полагать, не знает о том, что теория светскости государства давно создана, существует ряд научных подходов и концепций, образующих её, и для любого грамотного специалиста по этому тематическому горизонту очевидна абсурдность высказанных в монографии Н.В. Бутусовой фантазий. В действительности, атеизм - это одна из многих частных идеологий, и истребование для её приверженцев привилегий юридически и фактически необоснованно. Реальная практика не даёт никаких оснований для логического отождествления неверующих (обладающих свободой убеждений и определёнными правами и свободами в сфере религии, в части отказа от религиозных убеждений) и атеистов.

О том, что такое «пролетарское понимание свободы совести», в России тоже очень хорошо известно, причём не только учёным-правоведам и учёным-историкам, но и значительной части интересующихся историей нашей страны граждан, да и просто многим ныне живущим гражданам России. Идеология атеизма (нетождественного неверию) с «пролетарским пониманием свободы совести» стали одной из идеологических основ широкомасштабных репрессий, преступных массовых убийств в России в 1917-1938 гг. православных священников и других верующих, массовых уничтожений и осквернений православных храмов и мусульманских мечетей, умышленного циничного обустройства на их местах в огромном числе случаев общественных туалетов, бассейнов, помещений для содержания скота и т.д. (известны даже случаи умышленного циничного обустройства зоопарков на месте специально разрушенных православных церковных кладбищ (например, на Урале) и т.д.

Сегодняшние российские активисты идеологии атеизма выражают ненависть и нетерпимость весьма избирательно - из всех распространенных в стране религий исключительно только к христианству, в особенности к Русской Православной Церкви, при этом все прочие религии и религиозные организации не привлекают их интереса, а потому и в этом случае говорить о таких деятелях как о неверующих не приходится, это нечто иное.

В любом случае, никакого отношения к конституционно-гарантированной свободе совести «пролетарское понимание» этой свободы не имеет. Попытки возродить это искажённое толкование научно несостоятельно и безнравственно, а претензии на то, что кто-то в современной России согласится с актуальностью высказываемых Н.В. Бутусовой абсурдных идей, - провокационны и откровенно слабоумны.

Н.В. Бутусова, заявляющая себя специалистом в конституционном праве и представившая обществу научно несостоятельные, и частью откровенно ложные и абсурдные утверждения, напрасно и безосновательно именует себя учёным-правоведом и, тем более, конституционалистом (безотносительно того, где и каким образом она получила докторскую степень в праве). Во всяком случае, отсутствуют основания признавать её в таковом качестве.

Впрочем, это - принципиальная позиция Н.В. Бутусовой, которая пишет: «В частности, поспешность, перегибы, допущенные в период коллективизации не могли не оказать негативного воздействия на отношения рабочего класса и крестьянства, а следовательно, на взаимоотношения государства и личности... Последствия этих ошибок ещё долго сказывались на сознании людей (хотя их роль в формировании взаимоотношений Советского государства и личности не следует преувеличивать)» (с. 38). То есть, массовое истребление православных верующих и варварское уничтожение православных храмов, экономическое уничтожение русской деревни, спровоцировавшее катастрофический голод в Поволжье и других регионах страны, почти полностью физическое истребление казачества и многие другие «замечательные достижения» для Н.В. Бутусовой является сущей безделицей (лишь перегибами и ошибками). По её мнению, этого не надо преувеличивать... Мы видим: антигуманизм и в этом случае идёт рука об руку с невежеством.

Считать сочинение Н.В. Бутусовой научным исследованием нет никаких оснований.

Весьма характерна лексика исследуемого сочинения Н.В. Бутусовой.

Н.В. Бутусова, публично призывавшая к «использованию языка А.С. Пушкина» в юридических исследованиях (видимо, не понимая, что есть наука и что существует научный терминологический аппарат), сама сильнейшим образом замусорила своё сочинение псевдонаучной партийно-политической лексикой, типа: «классовая сущность буржуазной свободы» (с. 142), «пролетарский», «пролетарий», «пролетарское государство» (суммарно многие десятки раз - на с. 24, 29, 31, 36, 37, 38, 39, 144 и мн. др.), «государство диктатуры пролетариата», «государство пролетарской диктатуры» и «диктатура пролетариата» (с. 36, 37, 38, 39, 40, 41), «суровая форма диктатуры пролетариата в России» (с. 37), «классовая борьба пролетариата с буржуазией» (с. 37). Весь этот лексический ряд явно несовместим со стандартами письма А.С. Пушкина.

Вся указанная заимствованная из трудов по марксистско-ленинским обществоведческим дисциплинам и документов КПСС лексика, партийно-идеологический новояз доказывает, насколько, в действительности, бесконечно далека Н.В. Бутусова от правовой науки вообще и конституционно-правовой науки конкретно.

Замусорено сочинение Н.В. Бутусовой и даже просто культурно-сниженной лексикой, типа: «урвать» (с. 39, 139), «тупость» (с. 38).

Имеет место в сочинении Н.В. Бутусовой и просто выраженный произвол в использовании окказиональных слов и выражений, типа «расплывчатые субъекты» (с. 61).

По всему тексту сочинения Бутусовой есть характерные невежественные искажения терминологии, что свидетельствует о том, что она сама мало понимает, что пишет. Например, антиномии Канта Н.В. Бутусова искажённо именует как «антимонии Канта» (с. 97).

В трудах Иммануила Канта были именно антиномии (как формы противоречий, «противозакония»; немецк. - «antinomie»; англ. - «antinomy»). Тогда как редко используемая окказиональная лексема «антимония» означает «хитрую уловку»[2] в смысле пустословия, «ведения пустых разговоров, отвлекающих от серьёзного дела»[3].

Если ошибочное употребление слова «антимония» означает невежество Н.В. Бутусовой, то умышленное использование ею этого слова (что маловероятно, учитывая скудость её лексикона) в адрес Иммануила Канта есть просто хамство, поскольку Кант - это Кант, а Бутусова в сравнении с ним - ничто.

И то правда, зачем ей читать Канта и прочую серьезную научную литературу (да ещё в первоисточниках), когда есть марксистко-ленинская идеологическая литература, столь массированно используемая Н.В. Бутусовой в её сочинении.

Откровенной издёвкой выглядит выпуск столь эпатирующего сочинения Н.В. Бутусовой в серии «актуальные монографии» (с. 2) и странностью маркирование этого сочинения фразой «выбор редакции» (с. 1). Возникают обоснованные вопросы: что в этом сочинении является актуальным и что послужило критериями такого странного выбора для редакции?!

Можно предположить, что комплекс невежественности (даже можно сказать -- «научной неполноценности»), буквально переполняющий исследуемое сочинение Н.В. Бутусовой, странным образом породил инверсию - и вот уже она сама обвиняет других в «лженаучности»: «...умело применять термины, понятия, рожденные буржуазной социологией, для разоблачения её же антинародной сущности и лже-научности» (с. 49). Вот так, всей социологии за рубежом (невзирая на имена авторов и их произведения) Н.В. Бутусова огульно инвективно наклеила оскорбительный ярлык лженаучности. Какая она сама «учёная», мы уже видели и показали выше. Обоснованно полагаем, что Н.В. Бутусова - социолог в ещё меньшей мере, нежели правовед.

В свете всего вышесказанного, видится особым цинизмом и наглостью, а равно выражением научной неадекватности и несостоятельности высказывание Н.В. Бутусовой об уникальности и непревзойденности этого её сочинения: «...в середине 80-х годов прошлого века мною была опубликована настоящая монография, посвященная особенностям и содержанию государственно-правовых отношений, складывающихся между государством и личностью, которая и поныне остается практически единственным специальным, комплексным исследованием данной проблемы» (с. 6). И то верно, такого вычурного идеологизированного абсурда, выдаваемого в качестве актуального научного исследования, как в сочинении Н.В. Бутусовой, более прочесть просто негде.

Можно было бы указать Н.В. Бутусовой на многие сотни самостоятельных научных произведений и ещё большее число разделов в трудах отечественных авторов несопоставимо более высокого научного качества, нежели сочинение Н.В. Бутусовой, но это просто избыточно в силу очевидности указанного обстоятельства и в силу откровенной бессмысленности научной дискуссии непосредственно с самой Н.В. Бутусовой.

Вывод. Сочинение Н.В. Бутусовой «Государственно-правовые отношения между государством и личностью» (М., 2019) является псевдонаучным и неадекватным.

30.08.2019

Доктор юридических наук, профессор И.В. Понкин



[1] Бутусова Н.В. Государственно-правовые отношения между государством и личностью. 2-е изд., перераб. и доп. - М., 2019. - 165 с. В сети Интернет доступны отдельные страницы этой книги, также датированной 2018 годом (https://ozon-st.cdn.ngenix.net/multimedia/1022874768.pdf).

[2] Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т.1. - М.: Прогресс, 1986. - 577 с. - С. 79.

[3] Словарь современного русского литературного языка / Ред.: В.И. Чернышев и др. Т. 1: А-Б. - М.--Л.: Изд-во АН СССР, 1950. - 444 с. - Стлб. 150-151.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Игорь Понкин:
Заключение на второй анти-культурный законопроект Ямпольской
Мнение юриста об идеологической диверсии против России
17.10.2019
«Пролетарское понимание свободы совести» актуально в современном российском государстве?..
Заключение на монографию Н.В. Бутусовой «Государственно-правовые отношения между государством и личностью», М., 2019
29.08.2019
Методология науки: инженерный стиль научного письма
Короткие формулировки в научном исследовании
18.08.2019
«Проект федерального закона № 717228-7 должен быть отклонен...»
Об Основах законодательства Российской Федерации о культуре
06.08.2019
Все статьи автора