Игумения Таисия Леушинская

(1842-1915)

 

Существуют на свете особенные, духовно одаренные люди, призванные к служению в монашеском звании Самим Господом. Знаменитая игумения  Таисия, настоятельница Иоанно-Предтеческого Леушинского монастыря, принадлежит именно к таким богоизбранным людям. Великая подвижница Русской Земли, духовная дочь святого праведного Иоанна Кронштадтского, игумения Таисия была известна своей высокой духовной жизнью, любовью и состраданием к ближним. Она сочетала в себе не только святость, но и талант поэтессы, и исключительное трудолюбие. Она всегда ходила пред Богом, служа Ему и России.  

Игумения Таисия (в миру Мария Васильевна Солопова) родилась 17 октября 1842 года в Санкт-Петербурге в дворянской семье. Отец, Василий Васильевич, был потомственным дворянином из Новгородской губернии, мать, Виктория Дмитриевна, - москвичка из рода Пушкиных. Потеряв двух детей, умерших во младенчестве, Виктория Дмитриевна усердно молилась Божией Матери о даровании ей ребенка, давая обет вырастить его настоящим христианином, любящим Бога и ближних. Вскоре Господь послал ей дочь, которую назвали Марией в честь Пресвятой Богородицы. Виктория Дмитриевна сдержала свое обещание, научив Машу любить Господа и милосердно относиться к людям, приучив ее к молитве, к посещению церковных служб.

В 1852 году в Павловском институте благородных девиц г.Санкт-Петербурга появилась новая воспитанница - десятилетняя Маша Солопова. Начало ее институтской жизни было неблагополучным: она заболела воспалением глаз и ослепла. Родители забрали ее домой. Примерно через год зрение почти восстановилось, и Маша вернулась в Павловск. В книге Н.А. Лухмановой «Девочки», написанной соученицей Маши по Павловскому институту, содержатся о ней интересные сведения. Выясняется, что Маша Солопова уже в юные годы была не от мира сего, отличаясь исключительным благочестием: подолгу молилась на ночь, кладя земные поклоны, постничала, отдавая сладости прислуге, а с Великого четверга до Святой Пасхи ничего не вкушала, пила только воду и хранила молчание. Она уклонялась от уроков танцев, ни с кем из воспитанниц близко не сходилась, предпочитая в уединении молитву и чтение духовных книг. Маша не участвовала в сплетнях, а поссорившихся девочек старалась примирить. Ученицы обращались к ней за советом по духовным вопросам. Слабая здоровьем, она никогда не жаловалась на недуги, а говорила: «Господь столько терпел, а мы ничего снести не хотим, сейчас ропщем». За ее глубокую религиозность институтки звали ее «блаженная», «монахиня», «игумения», «святоша».

Во время учебы Мария, по ее собственному свидетельству, удостоилась нескольких благодатных видений: Ангела в ночь на Пасху, евангелиста Матфея и даже Самого Господа Иисуса Христа. Когда ей было 12 лет, в чудесном сне Христос Спаситель благословил ее, коснувшись десницей главы. Чувство радости, блаженства после встречи с Господом охватило юную Марию по пробуждении. Это видение она восприняла как благословение на монашеский путь. Если наивные и восторженные девицы грезили о веселой светской жизни по выходе из стен института, о балах, о замужестве, то Маша Солопова мечтала посвятить свою жизнь беззаветному служению Господу.

На выпускном экзамене по Закону Божию ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии Иоанникий (Руднев) был приятно удивлен тем, что выпускница Солопова знала наизусть все Евангелие. На его вопрос Мария ответила: «Каждое слово Евангелия так приятно и отрадно для души, что мне хотелось его всегда иметь при себе, а так как с книгой не всегда удобно быть, то я вздумала заучить все, тогда всегда оно будет при мне в моей памяти». После экзамена отец Иоанникий подозвал Марию и благословил избранницу Божию.

После окончания Павловского института (1861 г.) Мария просила у матери благословение на удаление в монастырь, но та ответила категорическим отказом. Стараясь отвлечь Машу от подобных мыслей, Она всё чаще стала брать её на различные светские приемы и балы, от которых так томилась душа девушки. После яркого видения рая в тонком сне земная жизнь казалась Маше скучной, мрачной, неинтересной. Она тяготилась этой жизнью, тяжко страдала, но подчинялась воле матери. Последний год своей жизни в миру Мария провела в родительском поместье Абаконово близ Боровичей, а зиму в самих Боровичах в своем доме, доставшемся ей по наследству от деда-генерала. В это время она ежедневно посещала Свято-Духов Боровичский монастырь, где игумен Вениамин (Поздняков) познакомил ее с архимандритом Лаврентием (Макаровым), настоятелем Иверского Валдайского монастыря, который и стал ее духовным отцом.

Наконец, в 1864 году Виктория Дмитриевна, вразумленная видением во сне Божией Матери, Которая строго наказала ей больше не удерживать дочь в миру, дала материнское благословение на поступление Маши в монастырь. Старец Лаврентий указал Марии ее первое место служения - Тихвинский Введенский женский монастырь. Здесь девушке пришлось нести самые различные послушания, включая полевые работы. Этот труд был ей непривычен ввиду ее дворянского происхождения, но Мария все послушания выполняла без ропота. Там она пробыла 9 лет и там же в 1870 году была пострижена в рясофор с именем Аркадия. Незадолго до этого скончалась Виктория Дмитриевна, и м. Аркадии пришлось улаживать все дела, связанные с наследством. Ей удалось устроить брата и сестру на обучение за казенный счет.

Примерно через год ей пришлось пережить огромное искушение, из-за которого пришлось покинуть Введенский монастырь. Случилось так, что мачеха её келейницы решила поступить в монастырь, и ей приглянулась келья м.Аркадии, которую она решила купить за большие деньги. Аркадия вынуждена была переехать в сырую темную келью на первом этаже, где всегда было холодно, а весной подступала вода. Несколько месяцев, которые инокиня прожила здесь, сильно подорвали её здоровье. Тогда архимандрит Лаврентий благословил ее поменять монастырь.

В 1872г. она перешла в  Зверин Покровский монастырь Новгорода, где подвизалась 6 лет, исполняя послушание регента. Здесь инокиня снова столкнулась со многими скорбями и искушениями, с завистью многих сестер. Не раз она задумывалась, в чем преимущество жизни в монастыре, если здесь попирается заповедь о любви к ближнему. Не раз возникали у нее мысли об оставлении монастыря и жизни в миру. Однако после вразумившего матушку сна эти мысли оставили её. Во сне какой-то голос сказал ей: «Вот видишь: в монастыре-то хотя уже и темненько, но еще сумерки, а в миру уже полночь».

 Со временем пребывания в Зверином монастыре связано важное событие в жизни матушки: она удостоилась чести составить акафист святому Симеону Богоприимцу. Акафист прошел цензуру и по решению Святейшего Синода был опубликован. Однако, к тому времени, когда он впервые торжественно читался в Покровском Зверином монастыре, матушка Аркадия подвизалась уже в другой обители.

В 1878г. инокиня Аркадия была переведена в Званский Знаменский монастырь в Волхове на должность казначеи. Игумения, чувствуя в ней соперницу, недолюбливала Аркадию и придирчиво относилась к ней. В этой обители 10 мая 1879 года будущая игумения приняла монашеский постриг с именем Таисия.

В 1881г. петербургский митрополит Исидор назначил ее начальницей крайне бедной Леушинской Иоанно-Предтеченской общины Череповецкого уезда Новгородской губернии. Как тяжел крест игуменства, сколько скорбей, наветов, болезней наводит враг рода человеческого на подвижниц, которые несут его, свидетельствуют автобиографические «Записки игумении Таисии». «Крест ненависти и зависти ко мне людской есть спутник всей моей уже и теперь многолетней жизни; но, я думаю, он доведет до могилы меня, то есть будет неизменным моим спутником. О, зато он станет над моей могилой не только как обычное украшение христианских могил, но и как символ крестоношения погребенной под ним, как неотъемлемая принадлежность моя» - читаем мы в ее «Записках». Доставшаяся ей община была крайне бедной и неблагоустроенной. Здесь царили непослушание и клевета, заговоры и недоброжелательство. В дела обители постоянно вмешивалась семья купца Максимова, который некогда купил землю для общины. Купец старался внести раскол в среду сестер, переманивая их на свою сторону. Те строчили доносы на начальниц.

Столкнувшись с интригами и нестроением в первый же год своего настоятельства, она хотела навсегда оставить Леушино, но в тонком сне ей явилась Богородица со святым Иоанном Предтечей и повелела не оставлять общину. После этого видения матушка записала в дневнике: «Укрепившись верой, я твердо решилась всё терпеть и трудиться для пользы святой обители, хотя бы и умереть пришлось для сего, но самовольно не оставлять обители». 14 января 1883 года после очередного клеветнического доноса на матушку Таисию ее разбил паралич, к которому добавилось воспаление легких, однако спустя 2 месяца в чудесном сне Архангел Михаил мгновенно излечил ее от тяжкой болезни. Бог и Царица Небесная послали ей и силы, и чудесную помощь в создании Леушинского монастыря.

За годы своего 34-летнего мудрого настоятельства она превратила нищую обитель в процветающий первоклассный женский монастырь, самый большой в истории Русской Церкви, который, наряду с Дивеево и Шамордино, называли «женской лаврой» России. Удивительно, как смогла слабая здоровьем инокиня при отсутствии денежных средств воздвигнуть среди болот и лесных дебрей величественный монастырь с 5 храмами, 17-ю двухэтажными корпусами, с гостиницей для паломников, с иконописной, чеканной, рукодельной, ткацкой, башмачной и швейной мастерскими. Матушка Таисия основала при обители больницу на 10 мест для монашествующих, приют для сирот и престарелых вдов, 2 школы: церковно-приходскую и церковно-учительскую. При монастыре существовала богатая библиотека. Накануне 1917 года в обители проживало 700 насельниц. Истинны слова Евангелия: «Сила Божия в немощи совершается» (2Кор.12, 9-10). В Леушинской обители матушка Таисия установила уникальный чин - чтение сестрами Неусыпающего акафиста перед иконами Пресвятой Богородицы. Подобной традиции не имел ни один монастырь ни в России, ни даже на Афоне.

Игумения Таисия внесла огромный вклад в развитие русской духовности. Она трудилась над учреждением новых обителей и над возрождением упраздненных. При ее непосредственном участии были основаны и восстановлены 10 монастырей: Благовещенский Воронцовский монастырь в Псковской губернии (1898); Иоанно-Богословский Сурский монастырь в Архангельской губернии (1899), на родине Иоанна Кронштадтского; Иоанновский монастырь в Санкт-Петербурге (1901), где ныне покоятся мощи этого угодника; Ферапонтов монастырь в Кирилловском уезде Новгородской губернии (1904) и ряд других. «Все храмы и обители пропитаны обильно слезами моими», - писала она в своем духовном завещании.

Из Леушинского монастыря вышли 2 схиигумении и 10 игумений, большинство из которых стали первыми настоятельницами основанных матушкой Таисией монастырей. Такого история женского монашества ни до игумении Таисии, ни после не знала. За свои труды она была одарена вниманием и подарками императора Николая II и его августейшей Семьи. В 1904 году игумения Таисия была представлена Императрице Александре Федоровне. До этого, в 1885 году, матушка удостоилась высшей церковной награды - золотого наперсного креста с украшениями из кабинета Его Императорского Величества. Сама же он по своему смирению не считала себя достойной подобной почести и награды, во всех делах видя только славу и силу Божию.

Матушка Таисия - духовное чадо св. праведного Иоанна Кронштадтского, который увидел в ней великую подвижницу. 30 июня 1902г. после освящения храма Парфеновской общины - очередного устроенного Таисией монастыря, он сказал: «Поздравляю тебя, матушка, с радостию и с новым великим делом возникновения новой обители... Великая тебе за это награда от Господа».

Из писем о.Иоанна Кронштадтского к леушинской настоятельнице видно, что о.Иоанн еще при жизни почитал ее как святую, называя «старицей блаженной»,  «богопризванной игуменией», «угодницей Божией», «избранницей Царицы Небесной», «неусыпной труженицей на пользу обителей», «высокопреподобной» и т.д. Вот характерное начало одного из посланий: «Кланяюсь тебе, святой царице, и целую священную главу, мыслящую непрестанно, яже суть Божия». И в другом письме: «Родная по духу, неоцененная Матушка Игумения Таисия!.. Не нарадуюсь я твоей любви о Христе и твоему усердию, выражающемуся столь разнообразно и так постоянно. По сладким плодам любви твоей и я знаю тебя вот уже около 35-ти лет. За всё это время любовь твоя о Христе изливалась постоянно чистою струей - неоскудно везде и во всяких видах... Но особенно ты утешала меня своею беззаветною преданностью Христу Спасителю, словесное стадо Которого ты собрала и пасешь доселе на пажити спасительной». «Велика вера твоя и дерзновение ко Господу». Сначала св. Иоанн называл ее в своих письмах «твой духовный отец», а позже подписывался: «Твой духовный сын».

В 1907 году, за 8 лет до смерти, матушка Таисия составила духовное завещание, в котором писала, что уже на протяжении нескольких лет чувствует себя крайне немощной, что с трудом исполняет обязанности настоятельницы. Не накопив за свою долгую жизнь ни копейки денег, она завещала монастырю свое достояние - иконы и книги. Блаженная кончина матушки наступила 15 января 1915 года. Ровно за три года до этого матушка видела во сне св. Иоанна Кронштадтского, который известил ее о том, что готовит ей место в Царствии Небесном рядом с собой.

Из духовного наследия матушки Таисии назовем главные: духовные стихотворения, «Келейные записки игумении Таисии», «Письма к новоначальной инокине», «Беседы с о. Иоанном Кронштадтским». Главную тему «Келейных записок» составляет изложение ее мистического опыта. По поводу «Записок» о.Иоанн Кронштадтский писал: «Дивно, прекрасно, божественно, печатайте в общее назидание». «Письма игумении Таисии к новоначальной инокине» и сегодня поучительны для тех, кто избрал для себя монашеский путь.

В 1931 году Леушинский монастырь закрыли, а в 1941 году он вместе с могилой настоятельницы был затоплен водами искусственно созданного Рыбинского водохранилища. Под водой монастырь находится и сегодня. Известное когда-то на всю Россию имя матушки Таисии было предано забвению в течение 70 лет. В засушливое лето, когда уровень воды Рыбинского водохранилища падает, из моря выступает колокольня знаменитого когда-то пятиглавого собора монастыря, а на дне ясно видны остовы бывших его строений и груды кирпича. Взирая на эту безотрадную картину, с чувством горечи задаешь себе вопросы: « Неужели титанический труд игумении Таисии по строительству монастыря  был напрасен? Неужели безжалостное время навсегда стерло в памяти православных христиан само название: «Леушинский женский монастырь»?  К счастью, имя Таисии Леушинской всё чаще появляется на страницах православных газет и журналов. В настоящее время обитель возрождается в селе Мякса Череповецкого района, расположенном на берегу Рыбинского водохранилища, а в Санкт-Петербурге действует подворье Леушинского монастыря, основанное еще в 1894 году по благословению Иоанна Кронштадтского. Традиционными стали молитвенные Леушинские стояния, которые ежегодно проходят на месте затопленной обители 6 июля, накануне Рождества пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, в честь которого был назван монастырь. Ежегодно у Леушинского Креста, на котором закреплена икона Божией Матери «Аз есмь с вами и никтоже на вы», в июле служат Литургию, совершают молебны с акафистом св.Иоанну Предтече. После молебна в сторону затопленной обители увозят на лодке поминальные записки и спускают их на воду с верой, что там за Россию и нас молятся новомученики. Люди верят в то, что возродится Леушинская обитель.  В С.-Петербурге проводятся Таисинские вечера-концерты.

Матушка Таисия и сегодня являет пример благочестивой жизни и духовного наставничества. Известны случаи ее благодатной помощи тем, кто обращается к ней с молитвой. Пока игумения Таисия не прославлена в лице святых, но сейчас комиссии по канонизации сразу трех епархий, принимая во внимание ее жизненный подвиг, готовят документы к ее прославлению в лике святых преподобных жен.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Мария Тоболова:
Не могу молчать!
Слово в защиту Православной Церкви в России
01.10.2019
Противоречивая Болгария
Лукавые болгарские правители пляшут под американскую дудку, а простые люди, особенно старшего поколения, считают по-прежнему русских братьями
12.09.2019
Прошу слова!
Почему между нами, православными, нет единства?
09.09.2019
Все статьи автора