Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Криминальное чтиво с прокурорским послевкусием

Николай  Каклюгин, Русская народная линия

Наркомания, алкоголизм и табакокурение
Борьба с сектами в России
Дело Каклюгина / 20.08.2019


Часть 2 …


     Часть 1  

     Развёрнутый сюжет в заявлении/открытом письме на имя председателя Комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных организаций Государственной Думы ФС РФ VII созыва С.А. Гаврилова от находящегося в СИЗО-3 г. Новочеркасска Ростовской области по сфабрикованному делу председателя регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае, кандидата медицинских наук, врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина, объявившего с 30.07.2019 г. третью по счёту уже бессрочную голодовку до момента возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц, причастных к его незаконному/необоснованному уголовному преследованию и заключению под стражу после подброса наркотиков 19.10.2018 г. так и неустановленными следствием лицами...

 

***

     Заявление направлено 28.06.2019 г. в аппарат С.А. Гаврилова и там получено, о чём сообщено отцу заявителя, однако до сих пор нет информации - передано ли нижеследующее заявление в виде приложения к депутатскому запросу с просьбой окончательно и бесповоротно взять расследование всех дополнительно разъяснённых в данном тексте обстоятельств дела под личный контроль Генеральному прокурору Российской Федерации Ю.Я. Чайка и председателю Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкину в виду его широкого и постоянно усиливающегося общественного резонанса, а также явной, как минимум некомпетентности нижестоящих прокуратур и управлений СК России во время данного процесса. Вследствие которого происходит на виду у поддерживающей невинно подсудимого человека православной, патриотически ориентированной общественности, депутатского и сенаторского корпуса Федерального Собрания Российской Федерации в отношении него (невинно подсудимого Каклюгина Н.В.) откровенное беззаконие. Которое, если его не остановить и не наказать виновных, завтра может произойти в отношении каждого социально активного гражданина России, неугодного тем или иным преступным группировкам, криминальным элементам при участии сотрудников «правоохранительных структур» МВД России и прокуратуры того или иного уровня и региона. Адресат молчит, время идёт, неправедный суд продолжается. Поэтому автором заявления принято решение разместить его с некоторыми сокращениями, не меняющими суть и логический ход мысли, разместить его в открытом доступе. Каждый извлечёт из него, он (автор) уверен, что-то для себя полезное...

     Но прежде краткое вступление - каждому личное размышление.

     Эта беда не нова для нашего многострадального Отечества, поэтому автор считает здесь целесообразным привести достаточно большую, но выражающую суть застарелой, то решаемой, то снова вспыхивающей на острие предвестников очередного социального взрыва в стране проблемы, цитату прописанную одним из великих и по сей день  почитаемых практически во всем мире классиков русской, а затем и советской прозы. Это предупреждение и совет нисколько не потерявшие своей актуальности в связи с все возрастающей ее вновь репрессивной активностью:

«Экое это удовольствие на хорошего человека смотреть. Хороший человек даже скоту приятен и мил, а у нас - в Сибирь его, в тюрьму. Как понять? Похоже, что кто-то швыряется людями, как пьяный нищий золотом, случайно данным ему в милостыню; швыряется - не понимает ценности дара, дотоле не виданного им.../.../...

Дни наши посвящены не любовному самовоспитанию в добре, красоте и разуме, но только самозащите от несчастных и голодных, все время надо строго следить за ними и лживо убеждать их: сидите смирно в грязи и нищете вашей, ибо это неизбежно для вас. А они нам перестают верить и уже спрашивают: однако вы сами нашей участи избежали? Ах, говорили мы, - что в том? Все люди смертны, а царство божие - не от  мира сего. А они продолжают не верить, покуда - тайно, а потом -  явно не поверят, и в ту пору наступят для всех очень плохие черные дни.../.../...

...Бог требует от человека добра, а мы друг в друге только злого ищем и тем еще обильней зло творим; указываем Богу друг на друга пальцами  и кричим: гляди, Господи, какой грешник! Не издеваться бы нам, жителю над жителями, а посмотреть бы на все общим взглядом, дружелюбно подумать - так ли живем, нельзя ли лучше как.../.../...

... Вижу - одни волнения и сцепления бунтующих сил, вижу русский народ в подъеме духа, обращенный в огромные толпы, а - что к чему и где настоящий путь правды, - это никто не мог сказать.../.../...Исполнен жалости и по горло налит кипящей слезой - тут и все! И - боюсь. Россия может погибнуть! .../.../...Говорится теперь .../.../...множество крутых слов, очень значительных, а также появилось большое число людей с душой, совершенно открытой для всего! Люди же все молодые и поэтому надо бы говорить осторожно и просто, по-азбучному! А осторожность не соблюдается, нет! Поднялся вихрь и засевает открытые сердца сорьем с поверхности земли»

/А.М. Горький «Жизнь Матвея Кожемякина, 1910-1911/.

Я не Алексей Максимович Пешков, я не Матвей Кожемякин и я не Иван Голунов.

Я - Николай Каклюгин. И я много лет отдал служению своему народу и своему Отечеству. Врач по образованию и призванию, не один год проработав в системе профилактики алкоголизма и наркомании, затем - в целом зависимого поведения, девиантного, отклоняющегося от нормы поведения в системе дополнительного образования учащихся  Юго-Восточного административного округа города Москвы, осознал и прочувствовал, как российское правительство, наше государство год за годом теряет свое будущее - молодежь. События последних недель в Москве - очередной сигнал, который абсолютно неправильно преподносят федеральные СМИ.

И раньше, и особенно сейчас я понимаю, что основную функцию, которая стоит перед министерством внутренних дел Российской Федерации, все эти годы с момента распада Советского  Союза - профилактику правонарушений в настоящее время подконтрольное министру В.А. Колокольцеву ведомство не выполняет ни в одном пункте вышедшего не так давно в свет, подписанного Президентом, Федерального Закона «О профилактике правонарушений» в новой редакции, образца конца 2017 года. СИЗО и колонии переполняются не осознающей, что она творит, молодёжью. Какие последствия их ждут.

     Более того, своими провокациями, обретающими в регионах, да и как мы видим по делу журналиста Ивана Голунова, и в самом центре Москвы, столицы России, массовый характер, сотрудники полиции, безграмотные руководители и обнаглевшие от безнаказанности их подчиненные низового и среднего уровня, оперативники и следователи по сути приближают все ближе невероятной силы социальный взрыв, протестные потрясения общероссийского масштаба, более известные и понятные одним словом - революция. И усиливать народный протест активно помогают бездействующие работники прокуратур, потворствующие «оборотням в погонах» из МВД.

     Все мои публикации о возбуждённом в отношении меня уголовном деле не о том, «какой я бедный и несчастный и как несправедливо обошлись со мной», а о том: «Будьте бдительны! Такое может произойти с каждым.

     Пора усилить контроль за органами полиции и прокуратуры». Зрите в корень.

Депутату Государственной Думы

Фракции «Коммунистическая партия

Российской Федерации» VII созыва

Председателю Комитета по развитию

гражданского общества, вопросам

общественных и религиозных объединений

Гаврилову Сергею Анатольевичу

 

От Каклюгина Николая Владимировича

председателя регионального отделения

Общероссийской общественной организации

«Матери против наркотиков»

в Краснодарском крае, кандидата мед. наук

врача психиатра-нарколога, в настоящее время

подсудимого по сфабрикованному после подброса

расфасованных так и не установленными следствием

лицами наркотиков по уголовному делу

№ 11801600095001525 по обвинению в совершении

преступления, предусмотренного

 ч.3 ст.30-п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ

 

ЗАЯВЛЕНИЕ о совершенном сотрудниками областной и районной прокуратур преступлении

 Уважаемый Сергей Анатольевич!

Несмотря на то, что возбужденное в отношении меня сфальсифицированное уголовное дело было, как утверждают сотрудники прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, ими тщательно изучено, после чего ими же было установлено, что все собранные по делу доказательства «являются относимыми, допустимыми, достоверными, а в совокупности - достаточными для разрешения», в связи с чем, 22.02.2019 г. заместителем районного прокурора Чабровым С.С. утверждено обвинительное заключение по нему, полученное из следственных органов лишь за сутки до данного действия и направлено в Пролетарский суд г. Ростова-на-Дону для рассмотрения по существу, именно эти обстоятельства, а также ряд полученных в мой адрес - СИЗО-3 г.  Новочеркасска, где я пребываю с момента ареста и перевода из ИВС г. Ростова-на-Дону, с 23.10.2018 г. - ответов, точнее - отписок от работников районной и областной прокуратур, Главного следственного управления ГУ МВД по Ростовской области, и принятое 26.04.2019 г. заместителем руководителя  Следственного отдела по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону Следственного управления  Следственного комитета Российской Федерации решение о необоснованности отказа в возбуждении уголовного дела  в ч.1 ст.286 УК РФ «Превышение должностных полномочий», выразившееся в фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности с целью привлечения меня к уголовной ответственности, побудили заявить о совершении в отношении меня сотрудниками Ростовской областной и Пролетарской районной прокуратуры г. Ростова-на-Дону должностных преступлений в соответствии со статьями  Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов Российской Федерации, которые, я надеюсь, сможете определить Вы, Генеральная и ростовская областная прокуратура и следователи Следственного комитета Российской Федерации, когда заявление будет направлено сначала в областной, а затем и в центральный аппарат СК России в виде депутатских запросов. Как минимум, здесь усматриваются ст.285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями», ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий», ст.293 УК РФ «Халатность» и, возможно, в совокупности с другими лицами - ст.210 УК РФ «Участие в организованном преступном сообществе» (далее ОПС).

26 апреля 2019 года общественники Татарстана обратились к Президенту России В.В. Путину с открытым письмом о необходимости прекращения репрессий силовиков по отношению к гражданам.

В нем, в частности, абсолютно справедливо поставлен следующий акцент: «Системная проблема, существующая в масштабах всего государства, считаем, состоит в том, что, несмотря на видимую раздельность  судов, прокуратуры, полиции и следственного комитета, все эти структуры  по факту составляют некий единый организм, настроенный на совершение репрессий в отношении граждан, особенно тех, кто проявляет повышенную гражданскую активность» Далее перечисляются с кратким описанием четыре истории с татарскими жертвами преследований  местных силовиков, причем в некоторых случаях мотивы понять невозможно. Затем упоминается и моя до сих пор во многом остающаяся загадкой ситуация: «Известен всей стране еще пример - дело Николая Каклюгина, православного активиста врача. За борьбу с сектами ему банально подбросили в карман наркотики, заковали в наручники и отправили сидеть в темницу. Об этом случае знает не то что Ростовская область, где происходили события, а вся страна, поскольку ход дела подробно и широко освещается в СМИ и сетях». Коротко и абсолютно по существу. Как и дальнейшая ремарка: «Утверждаем, что в большинстве случаев СИЗО - способ оказания давления  на обвиняемых, способ подавления личности и изоляции от внешнего мира с целью блокировки возможности надлежащей защиты граждан от преследования силовиками». 100% попадание в цели и задачи органов следствия и прокуратуры с определением меры пресечения даже тем, в ком можно быть точно уверенным - они безвредны и будут всеми силами помогать найти истинных виновных в инкриминируемых им деяниях, да и ходатайства за них уважаемых и почетных граждан страны более чем может быть достаточно, чтобы быть в этом уверенным правоохранителям.

Но у таковых иное на уме, также прописанное в вышеуказанном обращении, фрагмент: «Чтобы сломать личность, заставить принять на себя вину, да еще оговорить вышестоящее начальство, а силовикам получить звездочки, премии, должности». В тексте, подписи под которым поставили такие всеми уважаемые деятели как член союза писателей СССР и России, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан Лев Кожевников и координатор движения  «Помогаем Новороссии» Михаил Щеглов, упоминается прогремевший на всю страну по ТВ эпизод, когда в казанском аэропорту совсем недавно сотрудники службы безопасности в погонах были не способны остановить заехавший в фойе и, после, на взлетную полосу автомобиль, заблокировать неадекватного водителя, и автором подчеркивается: «Более позорной картины трудно и представить, а ведь она характеризует системную проблему, состоящую в том, что основная функция наших силовиков - репрессии, а не безопасность граждан, стратегических объектов и государства».

И в этом действительно корень проблемы. Который, словно раковая опухоль пророс и в Ростовскую областную прокуратуру, и в прокуратуру Пролетарского района г. Ростова-на-Дону. Его однозначно нужно ликвидировать в полном объеме в кратчайшие сроки. И без того число невинных жертв порочной системы зашкаливает!

Поэтому абсолютно закономерно пристальное внимание к качеству расследования моего все более резонансного дела, равно как и к качеству осуществления прокурорского надзора за его досудебным расследованием. Уже который месяц депутатские запросы Ваши, Сергей Анатольевич, главы комитета Государственной Думы по развитию гражданского общества и взаимодействия с общественными и религиозными организациями и заместителя председателя думского комитета по экологии, природоохране и землепользованию Н.С. Валуева в Генеральную прокуратуру РФ, Следственный комитет России, МВД и ФСБ России  в итоге спускаются в областную и районную прокуратуры, где прокурорскими работниками отрабатываются в виде пустых бессодержательных, не отвечающих ни на один вопрос из поставленных заявителями отписок и отправляются им обратно по «вертикали» в Москву.

Аналогичным образом вступившиеся за мою честь, свободу и деловую репутацию коллеги-общественники и эксперты из крупных научно-практических российских объединений - сообществ наблюдают документооборот имитации прокурорского надзора за соблюдением законности при расследовании т.н. «дела Каклюгина» в ответ на неоднократные обращения в центральные аппараты всех силовых министерств и ведомств, Генпрокуратуры России члена Совета Федерации Федерального Собрания РФ сенатора Е.Б. Мизулиной.

Но вот чудеса, которые работник областной прокуратуры С.Л. Анапольский и С.С. Чабров с С.Ю. Касянчуком из Пролетарской районной прокуратуры г. Ростова-на-Дону, помимо всех остальных массовых нестыковок в данном уголовном деле, отказывались и отказываются замечать, несмотря на десятки жалоб/заявлений/ходатайств/обращений во все профильные надзорные службы, в итоге попавшие к ним в руки и вернувшиеся за истекшие с момента моего незаконного задержания (оно, бесспорно, юридически достоверно будет доказано и в суде с вытекающими уголовными последствиями и для вышеупомянутых работников прокуратуры) месяцы в виде бессмысленных, пустых, не информативных отписок, произошли чудеса в показаниях понятого Паклина М.М., опрошенного следователем М.А. Азизовым в ходе очередной проверки материалов сообщения о преступлении № 446 пр-18: «Когда они пришли на место, где он (прим. автора - Паклин М.М.) увидел машину «Лада Приора» и сотрудников полиции в форме и гражданина, который находился на заднем сиденье вышеуказанного автомобиля». Конец цитаты. То есть, меня. Дальше можно не продолжать, а просто пояснить этот конкретный момент. То, прокурорские работники из прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону и здесь по пока неизвестным, но уже понятным стороне защиты причинам, проигнорировали. Все сотрудники полиции и ОСН «Гром», если это были они, а не приглашенные посторонние лица, работали по заказу пока не установленных следствием лиц в гражданской одежде! Что с понятыми? Забыли легенду?! Работников прокуратуры это не смутило. Следователя Азизова тоже. В тот раз о превышении должностных полномочий дело по ст.286 УК РФ часть 1, оперативниками областного УКОН Болдыревым А.Ю. и Скогоревым Д.Г. он прекратил. Даже если учесть только все перечисленные нестыковки в показаниях опрошенных им лиц, сопоставить их с материалами дела, теми же рапортами оперативных сотрудников, дело уголовное, и не одно можно возбуждать смело! Но не решился...

Прокурорские работники С.С. Чабров и С.Ю. Касянчук на каком-то веском только для себя основании старательно проигнорировали и тот факт, что изначально поводом  к возбуждению против меня уголовного дела стал указанный выше рапорт  об обнаружении признаков преступления за подписью оперативника Скогорева Д.Г., зарегистрированный под № 18392 от 20.10.2019 г. в материале КУСП об обнаружении порошкообразных веществ в ходе моего личного досмотра.

И этот самый рапорт, согласно внутренним инструкциям и установленным нормативно-правовым актам МВД России никоим образом не может являться рапортом об обнаружении признаков преступления в порядке ст.143 УПК РФ, при этом должен рассматриваться в течение 30 суток. О необходимости проведения именно такой процедуры упоминает в последнем абзаце рапорта сам участник моего нестандартного, то ли административного, то ли оперативного задержания, майор полиции Скогорев: «...полагал бы данный материал зарегистрировать в ДЧ ОП-7 УМВД России по г. Ростову-на-Дону и направить в ОКОН ОП-7 УМВД по г. Ростову-на-Дону для проведения дополнительной проверки». См. лист дела 4 том 1.

Однако, следователь отдела по расследованию преступлений на территории обслуживания Отдела полиции № 7 (ОРП на ТО ОП №7) СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону, капитан юстиции  Бортникова М.А., дежурившая в вечер моего задержания, 19.10.2018 г. и на следующий день в подписанном ей 20.10.2018 г. в 17 ч.00 мин. Постановлении о возбуждении уголовного дела № 11801600095001525 и принятии его к производству (см. лист дела 1-2 тома 1) ссылается на рапорт старшего при моем задержании сотрудника УКОН ГУ МВД России по Ростовской области, майора полиции Болдырева А.Ю., приводя при этом номер КУСП не его рапорта (!!!), а рапорта Скогорева Д.Г. Что противозаконно, поскольку рапорт Болдырева А.Ю. не приобщен к аналогичному сообщению майора Скогорева Д.Г., ранее зарегистрированному в КУСП под № 18392, что является нарушением п. 48 приказа МВД России № 736 «Об утверждении инструкции порядка приема, регистрации и разрешения в территориальных органах МВД России заявлений и сообщений о преступлениях, административных правонарушениях, о происшествиях».

Кроме того, рапорт майора полиции А.Ю. Болдырева, на что не могли не обратить внимание сотрудники прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, поскольку конкретно заместитель районного прокурора, советник юстиции Чабров С.С. рассматривал ходатайство защитника моих интересов, адвоката П.С. Пешикова, в удовлетворении которого абсолютно безосновательно сразу же на следующий день подачи отказал, содержащее в себе и эту информацию, что этот самый рапорт старшего группы  во время моего задержания оперативника областного УКОН  А.Ю. Болдырева, внимание, уважаемый Сергей Анатольевич, об этом мы сообщали и на имя прокурора Ростовской области, вообще не был зарегистрирован в органах полиции!!!

Соответственно, порядкового номера регистрации в материалах КУСП не имеет. В этом можно убедиться, взглянув на лист 6 тома 1. Этот факт знали до передачи дела в суд прокурорские работники из районной прокуратуры - С.Ю. Касянчук и С.С. Чабров. Потому последний так торопился  с подписанием обвинительного заключения по моему уголовному делу, получившему от старшего следователя  следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России  по г. Ростову-на-Дону И.С. Шевцовой  20.02.2019 г. на руки, причем явно не по почте, а лично в руки, утвердив 22.02.2019 г. То есть, на изучение  его содержания потребовались всего лишь сутки - на весь массив присутствующих внутри нестыковок, подтасовок и фальсификаций, цель которых - исключительно обвинительный уклон в сторону единственного подозреваемого по делу о целой некоей крупной сети распространителей сильнодействующих  синтетических наркотиков, где нет кроме подброшенного ему в карман во время задержания свертка с расфасованной отравой без единого отпечатка чьих-либо пальцев и ДНК НИЧЕГО - ни телефонных переговоров с подельниками, ни контактов с ними по вопросам закупок партии «синтетики» у изготовителя  или поставок таковых потребителям или оптовым покупателям в мессенджерах и соцсетях, фото - и видео съемок, зафиксированных определенным образом и задокументированных органами полиции, оперативно-розыскных мероприятий, показаний свидетелей с конкретными именами и фамилиями покупателей и продавцов этого «крупного наркоторговца», а не лжесвидетелей со стороны сектантской светской «крыши» в Москве украинской неопятидесятнической квазирелигиозной  организации «Царство Бога» - Национального антинаркотического союза.

При этом это уже однозначно заинтересованное в моем обвинительном приговоре должностное лицо с прокурорскими погонами не удивило, что на стр.2 обвинительного заключения в абзаце о моем задержании вновь опытной рукой мастера фальсификации по особо важным уголовным делам, заказанным, «свыше» следователя Швецовой И.С. ОРП на ТО ОП №7 исчезает из дела отряд специального назначения (ОСН) «Гром». Цитата: «Однако Каклюгин Н.В. не смог довести свой преступный умысел до конца по не зависящим от него обстоятельствам, так как был изобличен в преступной деятельности  и в 22 часа 00 минут 19.10.2018 г., находясь в районе д.18 по ул. Каяни в г. Ростове-на-Дону был задержан сотрудниками УКОН ГУ МВД России по Ростовской области, после чего у него в ходе личного досмотра.../.../...в ходе административного задержания.../.../... были обнаружены и изъяты наркотические средства и психотропные вещества...». Даже не юристу и не прокурору понятно, что упоминание  о так часто мелькавших в поздних показаниях оперативников 3-го отдела областного УКОН Болдырева А.Ю. и Скогорева Д.Г. следователю  Следственного комитета М.А. Азизову спецназе «Гром» во время моего задержания, вплоть до того, что, якобы, именно они надевали мне стальные браслеты и повалили на землю, здесь вновь исчезает в связи с тем, что предпринята попытка убрать нестыковку административного задержания и невозможность использования в это время никаких специальных подразделений силовых или каких-либо иных структур. Что также является ничем иным как нарушением Уголовно-процессуального и Уголовного кодексов Российской Федерации со стороны должностного лица, фальсифицирующего результаты расследования - следователя  ОРП на ТО ОП № 7 СУ УМВД России  по г. Ростову-на-Дону, подполковника юстиции Швецовой И.С. И должно стать основанием для возбуждения уголовного дела в отношении неё и тех, кто все эти месяцы игнорировал очевидное, прокурорских работников. И тут же, в том же обвинительном заключении на стр. 4 с первых строк показаний допрошенного в статусе свидетеля оперативника Болдырева А.Ю., старшего группы  при моем задержании, абсолютно четко, что называется невооруженным глазом, выявляется противоречие с информацией самого составителя данной коллекции мистификаций и лжесвидетельств все того же «оборотня в погонах» Швецовой И.С. Вот те слова, что она, не думая о последствиях для своей дальнейшей служебной деятельности и, возможно, свободы на несколько лет вперед, приводит, перенося их из показаний майора полиции Болдырева А.Ю. в материалах дела: «В их отдел поступила оперативная информация о том, что гр. Каклюгин Н.В. причастен к незаконному обороту наркотических средств синтетического происхождения, также может быть вооружен. В связи с чем с целью обеспечения безопасности и здоровья сотрудников были привлечены силы ОСН «Гром» ГУ МВД.../.../...Сотрудниками ОСН «Гром» данный гражданин был задержан, повален на землю, на него были одеты средства, ограничивающие движения «БРС». Однако удивляет тот факт, что если взглянуть внимательно на рапорт тогда еще не свидетеля А.Ю. Болдырева от 20.10.20128 г., который выше уже фигурировал, то обнаруживается в первоисточнике существенная разница: «Докладываю в соответствии со ст.43 УПК РФ, что у меня на рассмотрении находится материал проверки КУСП № 18392 от 20.10.2018 г. по факту задержания сотрудниками 3-го отдела  УКОН ГУ МВД России по Ростовской области 19.10.2018 г. в 22 часа 00 минут по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул.Каяни,18, гр-на Каклюгина Николая Владимировича, 02.12.1980 г.р. .../.../... который имел признаки состояния, похожего на наркотическое опьянение».

Возникает вопрос, который обязан был возникнуть  у проверявшего материалы дела не раз, т.к. заявлений от меня, отца, стороны защиты и десятка, если не больше, граждан в районную прокуратуру за полгода с момента задержания была масса, заместителя районного прокурора С.С. Чаброва, в итоге через одни сутки после получения на руки утвердившего данное обвинительное заключение - как ночью 20.10.2018 г. с 00:00 до 02:00 майор полиции А.Ю. Болдырев утверждает одно, а  уже вечером того же дня, в период времени с 17:20 до 17:47 сообщает совершенно иную информацию???!!! Совершая тем самым, стоит напомнить работникам прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, видимо забывшим в этом деле большинство статей Уголовного кодекса Российской Федерации, преступление  в соответствии со статьей 306 ч. 3 «Заведомо ложный  донос о совершении преступления», соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения (наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет), и ст. 307 «Заведомо ложные показания свидетеля», ч. 2 - соединенные с обвинением в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления (наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок).

Особое внимание считаю необходимым обратить на факт моего административного задержания 19.10.2018 г. сотрудниками 3-го отдела УКОН ГУ МВД России по Ростовской области, майорами полиции А.Ю. Болдыревым и Д.Г. Скогоревым , на что ни Ростовская областная прокуратура, ни прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону не посчитали важным и нужным обратить свое внимание. Ведь не имел никакого юридического права быть и участвовать в моем задержании в административном порядке отряд специального назначения (ОСН) ГУВД Ростовской области «Гром». Но он был там и оперативно прикрывал мое задержание! По крайней мере так утверждает лист 178 том 1 моего уголовного дела, фотокопия, почему-то, не оригинал ответа начальника Управления по контролю за оборотом наркотиков (далее - УКОН) ГУ МВД России по РО А.В. Донченко на запрос следователя ОРП на ТО Отдела полиции № 7 Следственного управления УМВД России по г. Ростову -на - Дону капитана юстиции Бортниковой М.А от 22.11.2018 г. В нем он сообщает: «Согласно Вашему запросу установлено, что при задержании Каклюгина Н.В. принимали участие сотрудники ОСН «Гром» УКОН ГУ МВД России по Ростовской области, позывные «Гром-11», «Гром-114», «Гром -115», «Гром-116».

В настоящее время сторона моей защиты подала запрос в ГУ МВД России по Ростовской области в отношении уточнении факта - был ли в реальности такой ответ следователю М.А. Бортниковой от А.В. Донченко, руководителя областного УКОН или это очередная фальсификация как все в деле. Ответ не поступает вот уже более 2,5 месяцев...

Закономерен и другой вопрос - каким образом я контактировал, организуя встречу, после  которой я  был задержан оперативниками и неким так и остающимся пока мифическим спецназом «Гром»? Как покупал и продавал некие наркотики, если мне инкриминируют ст. 228 УК РФ в столь «тяжелой» части? Все дни до своего задержания - посредством какого телефонного аппарата общался?

Нормальное, объективно ведущееся следствие начало бы его активно искать. Как минимум. Вернулось бы на место задержания и досмотра меня и моих вещей, сделало бы обыски дома у моих родителей в Новочеркасске, у меня дома в Краснодаре. Но ничего этого не было. Как будто такая важная улика как коммуникации крупного наркодилера через его рабочий телефонный аппарат здесь особо следствие не интересовали. Не заинтересовала и прокуратуры Ростовской области и Пролетарского района г. Ростова-на-Дону такая нехарактерная для оперативников «доблестного» наркополицейского спецназа ГУ МВД России по РО пассивность. Единственный, кто к этому моменту проявил инициативу - это первый следователь, принявшая мое дело к расследованию, капитан юстиции М. А. Бортникова.13.11.2018 г. на основании моих показаний, показаний оперативников, участвовавших в моем задержании, и понятых она выносит постановление о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела № 11801600095001525 в копиях на 26 листах. 14.11.2018 г. тем же следователем составляется и подписывается рапорт об обнаружении в действиях неустановленного лица признаков состава преступления, предусмотренного п. «в» ст.158 УК РФ («кража, есть тайное хищение имущества»). Подает его на имя начальника следственного отдела (СО)  ОРП на ТО ОП № 7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону М.У. Сердерова, точнее на него этот рапорт расписывает заместитель начальника Отдела полиции № 7 Э.С. Палий, завизировав штампом: «Прошу принять решение в соответствии  со ст. 144-145 УПК РФ». Рапорту был присвоен номер КУСП № 19902 от 14.11.2018 г. Но никакого решения М.У. Сердеров до настоящего момента так и не принял. Почему? На этот вопрос сможет помочь ответить Следственный Комитет России. Но не Пролетарского района г. Ростова-на-Дону. Один из его сотрудников, старший следователь М.А. Азизов за эти 9 с лишним месяцев с начала моего незаконного уголовного преследования проявил себя как пособник задерживавших меня «оборотней в погонах» из областного УКОН. Таким же он будет и со следователем ОП № 7. Причем важно отметить, что телефон «iPhone 6S» не просто был у меня похищен, а находившиеся в это время, когда меня подняли с асфальта, уже закованными в наручники руками назад, сжатый в кистях рук сетевой шнур был буквально вырван у меня из рук. То есть все происходящее тогда больше подходило под статью УК РФ «Ограбление», явно совсем не тайное хищение телефона и аксессуаров к нему. Что следствием также не было принято во внимание, хотя я говорил об этом, писал и в обе прокуратуры - областную и районную, в СУ СК России по Ростовской области. Однако история с похищением у меня во время задержания телефона замалчивается.

Что характерно - ни в одном из ответов заместителя районного прокурора С.С. Чаброва, и.о. заместителя районного прокурора С.Ю. Касянчук не упоминается похищенный у меня во время задержания 19.10.2018 г. телефонный аппарат. Хотя в массе моих обращений в адрес прокуратур всех уровней и эта тема звучала многократно. Нет ни одного слова об этом так и не разрешенном органами следствия и прокуратуры моменте и в ответах/отписках начальника управления МВД, ФСПП, ФСИН и МЧС прокуратуры Ростовской области С.Л. Анапольского. Например, см. его ответ от 21.05.2019 г. или от 27.12.2018 г. за тем же номером № 16-808-2018. Зато в этих его текстах масса лишней, уже известной заявителям информации, о которой его не спрашивали.

Как это все понимать - как умышленное спланированное покрывательство преступлений, совершенных в отношении меня организованным преступным сообществом из должностных лиц а правоохранительных структурах г. Ростова-на-Дону и областного подчинения - УКОН и Главного следственного управления ГУ МВД России по Ростовской области с куратором моей «посадки» -заместителем начальника ГСУ С.М. Стребковым и его подчиненным из СО ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД по г. Ростову-на-Дону М.У. Сердеровым, И.С. Швецовой и М.А. Бортниковой? Тогда очевидно из всего вышеизложенного, что и прокурорские работники здесь стали вольно или невольно частью этого преступного сообщества. Так это проистекает из всей логики происходящих вокруг меня 9 месяцев событий. Ведь фальсификация доказательной базы по возбужденному в отношении меня 20.10.2018 г. уголовному делу № 11801600095001525, его обвинительный уклон единственно в мою сторону видны невооруженным взглядом не специалиста, не эксперта, не юриста, не врача-психиатра или нарколога. Просто глазами рядового обывателя. Почему же те, кто обязан по долгу службы осуществлять надзор за следствием, его законности, соблюдения прав и свобод обвиняемых, следственно-арестованных, подозреваемых, активно участвуют в сокрытии применяемых против них психологического насилия, а порой и физического, противозаконного угнетения прав и свобод в нарушение Конституции Российской Федерации, выступают на стороне беззакония, лжи, откровенных подтасовок в возбуждаемых на основании сфальсифицированных улик уголовных делах? И при этом Генеральная прокуратура в ответ на неудобные для них вопросы об их территориальных разделениях, утонувших по локоть в крови невиновных жертв заказных «посадок» в СИЗО, тюрьмы и колонии, слезах их родственников, жен, мужей, матерей, братьев, сестер, детей, внуков спускает эти жалобы/заявления/ходатайства/обращения обратно к руководителям данных  прогнивших региональных представительств некогда достойной и уважаемой в народе госструктуры. А кто же будет пилить сук, на котором сидит? И все эти письма с призывом, мольбой о помощи возвращаются холодными, бессмысленными, наполненными бессодержательными, не отвечающей сути, целям заявителей отписками типа тех, что строчили под копирку районные зам. прокурора С.С. Чабров и и.о. зам. прокурора С.Ю. Касянчук, а на уровень выше - в прокуратуре Ростовской области, все вопросы по ни м и неадекватно ведущему следствие ОП № 7 г. Ростова-на-Дону закрывал С.Л. Анапольский.

При этом Федеральный Закон, регламентирующий их деятельность, - «О прокуратуре Российской Федерации от 17.01.1992г. № 2202-1 со всеми его редакциями вплоть до 2018 г. № 536-ФЗ напоминает, что: «В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет: .../.../...

- надзор за исполнением законом органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие; .../.../...

- уголовное преследование в соответствии с установленными уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации;

- координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью; .../.../...

Конец цитирования. Однако, как видно, исходя из результатов «координации борьбы с преступностью» в моем случае, как и во многих других, все чаще фиксируемых по России в последние годы, именно прокуратура становится символом покрывательства новой волны преступности, которую в средствах массовой информации окрестили полицейской. Понятие «оборотни в погонах», к сожалению, все чаще соотносим и с прокурорскими погонами. И надзорная функция ими если и осуществляется, то по стране ежегодно нарастает ежегодно число случаев, когда это надзор за тем, чтобы выбранная коррумпированными полицейскими исполнителями определенного заказа конкретного человека, будь то предприниматель, перешедший кому-то «дорогу», активист-общественник из среды народного контроля за той или иной областью российской жизнедеятельности, религиозный деятель, правозащитник, либо тот кого просто для «галочки», «палочки», очередного звания, должности, успешности выполнения ежемесячных, ежеквартальных, ежегодных отчетных «посадок» по «тяжелым» статьям УК РФ, личность была психологически  раздавлена, изолирована в следственном изоляторе от возможности полноценно осуществлять свою защиту, все обращения ее личности, родных и близких, коллег, стороны защиты при этом блокировались бы встречными отписками с пустой бессодержательной начинкой. И так до момента передачи дела в суд для судебного разбирательства по существу, где уже «свои» судьи, как правило, завершают полное уничтожение избранной некими группировками жертвы, на многие годы, помещая ее в колонию. И это называют обычно «билет в один конец». Из таких путешествий длиной в 7-10-12 лет и выше обычно не возвращаются на свободу, не выживают. Все это в целом называется убрать человека с трассы. Так решили поступить со мной, задействовав недешевый ресурс областной прокуратуры и Главного следственного управления ГУ МВД России по РО.

Поэтому так спокойно закрываются глаза на явные ошибки, промахи, а порой и откровенные подтасовки, совершенные оперативными сотрудниками 3-го отдела УКОН ГУ МВД России по Ростовской области при моем очень странном административном задержании с применением спецсредств и отряда спецназначения того же УКОН ГУ МВД России по РО «Гром». Два оперативника и четыре спецназовца на одного, кандидата медицинских наук, не в мастера спорта - не слишком ли много? Если только не для того, чтобы зафиксировать пожестче и незаметно положить в карман сверток с наркотиком. При этом оформить мне фиктивное «административное» задержание профессионально не удалось - сделано это предельно безграмотно, в нарушение установленной нормативно-правовой базы. На что и здесь прокуратурой Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, а также вышестоящей - прокуратурой Ростовской области не было обращено должного внимания.

В итоге дело «благополучно» доведено до судебного процесса не без деятельного участия  областной и районной прокуратур, где единственный обвиняемый, он же - невиновный, что было очевидно всем, кроме следствия и вышеназванных прокурорских работников, Каклюгин Николай Владимирович - кандидат медицинских наук, врач психиатр-нарколог председатель регионального отделения  Общероссийской общественной организации «Матери  против наркотиков» в Краснодарском крае, известный в России и за рубежом федеральный эксперт  в сфере совершенствования государственной антинаркотической политики, стратегии снижения спроса на наркотики, профилактики зависимого поведения детей и подростков, противодействия деятельности тоталитарных деструктивных культов, нетрадиционных  религиозных движений (сект), активно пытающихся  нарастить свое геополитическое  влияние на постсоветском пространстве, особенно через расширение сети вербовочных пунктов под прикрытием, якобы, светских нерелигиозных стационарных и амбулаторных реабилитационных учреждений для алко- и наркозависимых лиц, а также поддерживающих программ для созависимых - их родственников, родных и близких, значимых других лиц.

Все социально-оздоравливающие аспекты  моей жизнедеятельности, биографии, идущие вразрез с ложной постановкой вопроса стороной обвинения, характеристики и отзывы моих коллег и соратников, включая близких мне по духу священнослужителей Русской Православной Церкви, всем своим числом вставших на защиту моей репутации, чести и достоинства, свободы и здоровья, изложены и на судебных процессах о назначении или изменении мне меры пресечения, и в обращениях в следственные органы, и в открытых письмах, опубликованных в средствах массовой информации. Они же подшиты в материалах дела - см. листы 20-28, том 3. И с ними не могли не ознакомиться сотрудники областной и районной прокуратур С.Л. Анапольский, С.С. Чабров и С.Ю. Касянчук. Однако никакого должного прокурорского надзора за ходом следствия они все эти месяцы с начала возбуждения уголовного дела № 11801600095001525 20.10.2018 г. его не осуществляли, изображали лишь видимость такового. С какой целью - это уже вопрос к руководителю прокуратуры Ростовской области и к начальнику Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ростовской области А.Г. Хуаде. Который мы ему непременно зададим после получения от прокурора Ростовской области в установленные законодательством сроки ответа.

Ведь невозможно не обратить внимание, листая обвинительное заключение, по обвинению Каклюгина Николая Владимировича в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ перед утверждением, что:

- доказательства, подтверждающие обвинение по факту покушения мною на незаконный сбыт наркотических средств и психотропных веществ изложены, начиная со стр. 4 до 22 данного документа;

- доказательства, на которые только и ссылается, якобы, сторона моей защиты, занимает всего 2,5 страницы, из которых один лист - мои показания, далее - комментарий к ним следователя Швецовой И.С.

Причем комментарий следователя не имеет никакого отношения к действительности, однако, прокуратурой Пролетарского района г. Ростова-на-Дону в лице заместителя районного прокурора С.С. Чаброва сочтен достоверным и обоснованным, если обвинительное заключение 22.02.2019 г. им спешно подписано и утверждено. Комментарий «оборотня в погонах» ОРП на ТО ОП № 7 СУ УМВД по г. Ростову-на-Дону здесь таков: «К показаниям подозреваемого, обвиняемого Каклюгина Н. В. следствие относится критически, так как вина Каклюгина Н. В. доказана показаниями свидетелей по данному уголовному делу, которые являются достоверными, последовательными и логичными, а также другими материалами уголовного дела, в связи с чем показания подозреваемого, обвиняемого Каклюгина Н. В.  могут быть ничем иным, как искусственным созданием алиби с целью введения следствия в заблуждение и получения возможности избежать уголовной ответственности за совершенное преступление».

Здесь сразу следует отметить, уважаемый Сергей Анатольевич, что как раз такие комментарии преступившей не раз закон при расследовании моего дела следователя Швецовой И.С. являются ничем иным как попыткой избежать уголовной ответственности за совершенные ей с 20.11.2018 г., как ей поручили приступить к расследованию моего дела, массу фальсификаций и подтасовок в нем, т. е. - уголовно наказуемые деяния, совершенные со злоупотреблением должностными полномочиями, повлекшими множественное поражение в правах и нарушения свободы и здоровья личности невиновного ни в чем гражданина Российской Федерации. И, в очередной раз повторюсь, среди сообщников Швецовой И.С. здесь - сотрудники Ростовской областной прокуратуры и Пролетарской районной прокуратуры г. Ростова-на-Дону.

Именно поэтому столь уверенно, цинично, дерзко и безапелляционно действовал следственный отдел ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону под управлением майора юстиции М.У. Сердерова все эти месяцы до передачи абсолютно недорасследованного, «сырого» уголовного дела № 11801600095001525 в Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону 25.02.2019 г. И только вследствие этого обнаглевшая от отсутствия должного прокурорского надзора за качеством и объективностью расследования становящегося с каждым месяцем всё более резонансного «Дела Каклюгина» следователь Швецова И.С. после единственных включенных в обвинительное заключение показаний свидетеля со стороны защиты, Беглярова В. Ю., знакомого мне ранее, но не близко, полностью опровергшего показания единственного же свидетеля обвинения, с которым у меня за все время так называемого «расследования» была проведена очная ставка, Красильникова М.Г., найденного явно с подачи заказчиков всей этой мистификации и фальсификации, сектантов НАС, оперативником Болдыревым А.Ю., пишет комментарий следующего удивительно лживого, не соответствующего ни одним словом истине, значит, и букве закона, содержания: «К показаниям свидетеля Беглярова В. Ю. следствие относится критически, так как он является другом обвиняемого Каклюгина Н. В. (прим. авт. - ложь, об этом ниже) и его показания о том, что Каклюгин Н. В. никогда не употреблял алкоголь и наркотические средства, не мог совершить преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств, может быть ни чем иным, как субъективным восприятием сложившейся ситуации Беглярова В. Ю., а также искусственным созданием алиби Каклюгину Н. В. с целью введения следствия в заблуждение и получения возможности обвиняемому избежать уголовной ответственности за совершенное преступление, так как вина Каклюгина Н. В. доказана показаниями свидетелей по данному уголовному делу, которые являются достоверными, последовательными и логичными».

В реальности субъективным восприятием сложившейся ситуации вокруг неадекватного расследования моего дела и неспособностью предвидеть в будущем для себя скамью подсудимых оборачивается то, что сотворили следователи ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону Бортникова М.А. и Швецова И.С., их руководитель из того же подразделения, майор юстиции Сердеров М.У., а также их подельники из Ростовской областной и Пролетарской районной прокуратуры, прикрывшие их от пристального взора депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации, авторитетных православных священнослужителей, видных общественных деятелей, руководителей и активистов патриотически и социально ориентированных некоммерческих организаций, вставших на защиту правды и Истины.

В своих показаниях тот же свидетель защиты Бегляров В.Ю., помимо четко выявленных им, с прикреплением скриншотов переписки лжесвидетеля обвинения М.Г. Красильникова, связей с заказчиками подброса мне наркотиков - председателем правления НАС Н.В. Лушниковым и президентом НАС Ю.А. Павлюченковой, что никак не может являться субъективной оценкой происходящих до моего задержания событий, это объективное их описание, дал пояснение и наших с ним взаимоотношений, в которых близкими друзьями, как лжесвидетельствует сознательно в своем комментарии в обвинительном заключении подполковник юстиции, следователь И.С. Швецова, мы не были. Поэтому вводить в заблуждение следствие никакого резона он не имел. Вот фрагмент его показаний: «Последний раз Николая видел в 2017 году на съезде в г. Москве (съезд руководителей реабилитационных центров). После того, как в октябре 2018 г. в средствах массовой информации он (прим. авт. - Бегляров В.Ю.) прочитал новость про задержание Каклюгина Н., он удивился и начал отслеживать новости по данной теме... /... /... В связи с тем, что Красильникова М.Г. он знает очень хорошо, и тот является непорядочным человеком, и, понимая, что Красильников М.Г. дал ложные показания по уголовному делу в отношении Каклюгина Николая, он нашел контакты адвоката Николая - Пешикова П. С. и сообщил ему о взаимоотношениях Красильникова М. и заинтересованных лиц (Лушников, Павлюченкова) в незаконной изоляции Каклюгина Н. В. ... /... /... С Каклюгиным Н. В. он встречался примерно 5-7 раз». Эти строки вписаны в обвинительное заключение из показаний Вадима Беглярова лично следователем Швецовой. Вопрос к прокуратуре Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, к заместителю районного прокурора С.С. Чаброву, на который он так и не ответил - значит, теперь к прокурору Ростовской области. Здесь явное противоречие, очередное из многих в этом мутном деле, никоим образом не расследуемых ни следователем Бортниковой М.А., ни следователем Швецовой И.С. Свидетель защиты Бегляров В.Ю. не является другом обвиняемого, следовательно, сторона обвинения заведомо неправа, излагая в своем комментарии столь  явно ложную трактовку мотивов его показаний, как и их субъективности!

Как недостоверны, нелогичны и непоследовательны показания всех других свидетелей обвинения, что было понятно и абсолютно очевидно еще на досудебном этапе мне и стороне защиты. Немалая часть неоспоримых доказательств, явных и однозначных противоречий и нестыковок с действительностью из моей биографии приведены в аналитической статье моего отца, Каклюгина Владимира Борисовича, опубликованной на электронном портале информационно-аналитической службы «Русская народная линия» 01.02.2019 г. под названием «Еще раз о лжесвидетелях» (//ruskline.ru/news_rl/2019/02/01/ewe_raz_o_lzhesvidetelyah/). И здесь «оборотень в погонах» Швецова могла бы попытаться обнулить все эти факты, назвав их попыткой кровного родственника выдать желаемое за действительное. Но явные нестыковки в данном уголовном деле № 11801600095001525 очевидны и для посторонних, ранее никогда не знакомых ни со мной, ни с моей семьей, ни с кем-либо из моих знакомых. Так, журналист телеканала «Царьград» Илья Рябцев 23.01.2019 г. разместил на его официальном сайте материал под названием «Дело Каклюгина: Известного общественника обвиняют в наркоторговле», сделав по итогам собственного расследования с привлечением независимых юристов следующий вывод, поместив его в конце своей аналитики: «Лучше всего сложившуюся ситуацию описывает народная мудрость "Дело ясное, что дело темное". Надо разбираться, и разбираться подробно и внимательно. Но разумнее и справедливее всего было бы согласиться с пожеланием обвиняемого Каклюгина (в чем ему в настоящий момент отказано) передать дело в ведение Следственного комитета или хотя бы назначить на него независимого московского следователя». Очень грамотное и правильное резюме! Но, естественно, это было не в интересах начальника следственного отдела ОРП на ТО Отдела полиции № 7 Следственного управления УМВД России по г. Ростову-на-Дону М.У. Сердерова и прикрывающих противозаконную деятельность, имитирующую расследование уголовного дела, на самом деле стремительно доводящую его до суда с одним обвиняемым невиновным в мушке прицела заказчиков-сектантов из Москвы (читай - Украины), работников Ростовской областной прокуратуры и нижестоящей - Пролетарской районной г. Ростова-на-Дону. О том же плюс более подробно о наиболее вероятных заказчиках моей «посадки» вместе с их мотивами в своем кратком, но емком аналитическом очерке «Следователь Швецова, "Царство Железняка" и Николай Каклюгин» (http://beregrus.ru/?p=11830) поведал читателям сайта Центра церковно-государственных отношений «Берег рус» (Приморский край) его руководитель, доктор социологических наук Игорь Романов. Подзаголовок словно пророчество на перспективу очерчивает круг забот, в том числе, и вышеупомянутых прокурорских работников: «Все, что происходит с врачом-наркологом Николаем Каклюгиным, когда-то кончится. Для заказчиков, исполнителей его ареста и травли все это закончится тем, что они поменяются местами с Николаем».

Накал эмоций в интернет-среде, в среде православной, неравнодушной к проблемам единоверцев, общественности вокруг всего этого клубка откровенной лжи и фальши, продуцируемой следственными органами и органами прокурорского надзора, оплетшего меня и мою семью с головы до ног, к апрелю сего года возрос настолько, что все больше и больше обращений с просьбой подыматься от своих диванов и возвысить голос правды, который я озвучил впервые в своем открытом письме начальнику Главного управления по контролю за наркотиками (ГУНК) МВД России А.И. Храпову 03.11.2018 г. (см. в виде статьи «Голос правды и печали» (//ruskline.ru/news_rl/2018/11/03/golos_pravdy_i_pechali/), стало звучать из различных патриотически ориентированных блогов, интернет-страниц, форумов и т. п. Наглядным типичным примером является материал, размещенный одним из интернет-блогеров на одной из групп в социальных сетях в мою поддержку, впоследствии опубликованный массой других дружественных пользователей компьютерной сети «Интернет» на своих личных страницах и в общественных группах. Называется он: «ТВ: где же фильмы против наркотиков???!!!». В нем автор расставил акценты так, как упорно не желало делать это во время проведения имитации расследования итогов подброса мне наркотиков 19.10.2018 г. следствие, задав те вопросы, на которые в итоге все равно придется отвечать. И будет справедливо, если это сделает прокурор Ростовской области, иначе неминуемо вопросы появятся и к нему у лиц, облеченных государственной властью значительно больше той, что он располагает. Вот эти вопросы, которые задал в данной зарисовке дней скорбных, сегодняшних, её автор: «Сейчас Госдума приняла Закон об уважении к власти... Мы, народ, граждане России не имеем права выражать неуважение к власти... Ну что же - я выражаю мое уважение! Я уважаю нашу земную власть! Уважаю - но только за ее силу! Как же могу уважать ее и любить за правду, если не верю, что Николай Каклюгин - торговец наркотиками???!!! Но не верю и все тут! Смотрю эти потрясающие фильмы Николая Владимировича, смотрю обращения батюшек (это - лишь одно из многих!!!), читаю книги, замечательные ценнейшие книги и статьи Николая против наркоты и просто не верю, что вот он то и есть, оказывается, торговец наркотиками, что вот он то и губит нашу российскую молодежь».

Есть такая фраза-напоминание в Евангелии: «По делам их узнаете их». Мое резюме (//ruskline.ru/analitika/2019/03/04/rezyume_kaklyugina_nikolaya_vladimirovicha/), краткий, далеко неполный перечень проделанной мною работы с момента окончания в 2005 г. лечебно-профилактического факультета Ростовского государственного медицинского университета и поступления в клиническую ординатуру Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В. П. Сербского Росздрава, через защиту там же в июне 2013 г. кандидатской диссертации на сложную тему на стыке богословия, психиатрии и наркологии, весь мой послужной список, опубликованный уже после утверждения обвинительного заключения нерадивыми прокурорскими работниками, подельниками «оборотня в погонах» Швецовой И.С., 04.03.2019 г. говорит сам за себя. По возможности ознакомьтесь с ним, пройдитесь по ссылкам в конце - списку опубликованных за все эти годы серьезных аналитических и более философских, гуманистических исследовательских, либо описательных, публицистических статей, очерков, их смысловому наполнению, идейному содержанию, основному вектору размышлений, во многом обычно ставших следствием проводимых в разные годы с моим активным участием как координатора и соорганизатора совещаний, круглых столов, научно-практических семинаров, в том числе на площадке Государственной Думы, Российской академии Госслужбы при Президенте, ФСКН России, выездных - в различных региональных администрациях, епархиальных управлениях Русской Православной Церкви и т.д., и т.п.

Основная цель моя всегда была - улучшить качество жизни моих соотечественников, обеспечить подрастающему поколению как можно меньшее количество соблазнов вокруг, чтобы их среда обитания, личностного - научного, творческого, интеллектуального и духовного роста, а значит - и их социальная компетентность, успешность, востребованность и эффективность становилась значительно комфортнее и менее ядовитей той, в которой росли мы на стыке, сломе двух эпох, коммунистической и то ли капиталистической, то ли постиндустриальной, но явно местами очень опасной. И от этих опасностей все мы - профессиональное экспертное сообщество, особенно те, кто за плечами несет багаж высшего медицинского образования, и, что дает дополнительную ответственность и нагрузку - психиатрическое постдипломное, да еще и судебно-психиатрическое - обязаны уберечь идущих вслед за нами и научить их быть крепкими и самое главное - стрессоустойчивыми плюс при этом творческими людьми. Но помнящими историю своей Родины, чтущими память своих предков, и готовыми, если нужно, встать грудью на защиту чести, веры и конституционных основ своего Отечества, где права его граждан на первом месте. Это не громкие слова - это основа основ каждого из нас, верных сынов и дочерей своей России. И пусть в материалах дела нет этого моего резюме, однако в томе 3, листах 32-41, представлены благодарственные письма, сертификаты участника, грамоты от организаторов различных и всероссийских, и региональных научных конференций, семинаров, форумов, конкурсов, совещаний, направленных на повышение качества работы сотрудников ФСКН России, заместителей директоров школ по социальной работе, социальных педагогов, специалистов библиотек, врачей психиатров-наркологов, психологов, школьных психологов, священнослужителей Русской Православной Церкви в вышеуказанных направлениях деятельности. Среди формулировок благодарственных писем: «За благую помощь в деле проведения I Регионального Православного форума, г. Уфа, 2007 г.»; «За проявленное неравнодушное отношение к проблемам реабилитации зависимых лиц и активное участие в научо-практическом семинаре-совещании на тему: "Проблемные вопросы и базовые механизмы реабилитации, псевдореабилитации (вербовки) и ресоциализации химически зависимых лиц на Южном Урале", г. Челябинск, 2018 г.»; «За организацию и проведение Научно-практической конференции "Гражданско-патриотическое и духовно-нравственное воспитание", г. Ростов-на-Дону, 2016 г.»; «За оказание содействия органам наркоконтроля в решении возложенных на них задач, г. Москва, 2014 г.»; «За активное участие в работе жюри окружного конкурса Юго-Восточного Окружного управления образования ГБОУ "Методический центр" Департамента образования г. Москвы "Твоя жизнь - твой выбор", г. Москва, 2012 г.»; «За многолетнее активное участие в проведении семинаров антинаркотической направленности для специалистов библиотек Краснодарского края, г. Краснодар, 2012 г.»; «За большой вклад в дело формирования и развития творческих способностей, интеллектуального, нравственного и физического совершенствования детей и взрослых, а также организацию свободного времени, обеспечивающего социальную адаптацию детей к жизни в современных условиях, г. Москва, 2010 г.»

Там же, в тех же листах тома 3 материалов дела, с которыми знакомились и следователи, как бы расследовавшие мое дело, и прокурорские работники, утвердившие обвинительное заключение, есть заявления от известных в педагогическом и психологическом православном и научном сообществе моих старших коллег: писателя, публициста, члена Союза писателей России, члена правления Российского детского фонда Т.Л. Шишовой (л.д. 31, том 3), и психолога, публициста, члена Союза писателей России, также члена правления Российского детского фонда И. Я. Медведевой. Так, Татьяна Львовна сообщает, направив впоследствии полный, заверенный нотариально текст заявления следователю М. А. Бортниковой, следующее: «Н. В. Каклюгина знаю с середины 2000-х годов по его антинаркотической деятельности, направленной на защиту здоровья молодежи и пропаганду здорового образа жизни... /... /... Могу охарактеризовать его как человека очень ответственного, честного, бескомпромиссного, искренне пекущегося о благополучии нашей Родины и ее народа. Ни разу за все эти годы я не видела его в каком-то неадекватном состоянии». И далее дополняет, предоставляя возможность следствию приступить к своим непосредственным обязанностям - расследованию дела и поиску истинных виновников моего заключения под стражу, а не фальсификацией доказательств обвинения и имитацией своей работы: «Попытки обвинить его (прим. авт. - меня, Каклюгина Н. В.) в наркомании и, тем более, наркоторговле считаю наветами и провокациями со стороны тех деструктивных сил, разоблачению которых угрожала деятельность Николая Каклюгина».

На тех же причинах моего уголовного преследования настаивала в своем заявлении на имя следователя СО ОРП на ТО ОП № 7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону, капитана юстиции Бортниковой М.А., переданном официально стороной защиты и подшитом в материалы дела (том 3, л.д. 32), и коллега Т.Л. Шишовой, соавтор многих ее книг И.Я. Медведева, известный в России и за рубежом детский психолог: «В связи с его (прим. авт. - моей) активной общественной позицией и деятельностью, предполагаю, что у него было много недоброжелателей. Уверена, что попытки обвинить его в наркомании и, тем более, в наркоторговле, - это как раз действия со стороны тех разрушительных сил, разоблачением которых так бесстрашно занимался Н. В. Каклюгин». Она же в том же пояснении несколько выше описала более подробно весь спектр известной ей деятельности, которую я осуществлял все эти годы в противовес всему тому, что на меня абсолютно бездоказательно пытается «повесить» сторона обвинения под покровительством ростовской прокуратуры: «Н. В. Каклюгин знаком мне с середины 2000-х годов, когда он учился в аспирантуре в институте судебной психиатрии им. Сербского и параллельно работал в Московском Душепопечительском православном центре святого праведного Иоанна Кронштадтского под  руководством  игумена Анатолия Берестова, доктора медицинских наук... /... /... В том числе Николай Каклюгин разоблачал деятельность тех сект, которые часто маскируются вывеской "Оздоровительные центры" и "Центры реабилитации алкоголиков и наркоманов"... /... /... Могу охарактеризовть Н.В. Каклюгина как человека профессионально грамотного, бескомпромиссного, больше всего беспокоящегося о физической, нравственной и духовной безопасности нашего народа». Все это, подчеркиваю, уважаемый Сергей Анатольевич, видели, с этими характеристиками ознакамливались и вышеназванные прокурорские работники, не пожелавшие на них обратить внимание следствия, порекомендовав хотя бы взять пояснения у предполагаемого стороной защиты и мной заказчика возбужденного в отношении меня уголовного дела - председателя правления «крыши» украинских сектантов в России - Национального антинаркотического союза.

В своих показаниях, данных 20.10.2018 г. с 20:35 по 21:00 в рамках моего допроса в статусе подозреваемого, которые, как и все мои характеристики (том 3, л.д. 20-28), были проигнорированы следствием и прокурорскими работниками всех уровней в регионе, я совершенно ясно уточнил ситуацию: «Считаю, что данные вещества мне подкинули либо указанная женщина по имени Татьяна, с которой я встречался в ресторане, либо сотрудники полиции во время задержания... /... /... отказался от прохождения медицинского освидетельствования и от подписи в протоколах, так как понял, что мне подложили сверток с наркотическими веществами, могут быть подтасовки в результатах анализов и в протоколах с поставленной моей подписью... /... /... также хочу сказать, что много лет посвятил антинаркотической работе, награжден почетной грамотой ФСКН России в 2010 году и нагрудным знаком ФСКН России. Свое положение считаю унизительным, свою вину в инкриминируемом мне преступлении не признаю полностью». См. листы дела 55-58 тома 1. Не учли, не услышали, проигнорировали, продолжая выполнять полученное откуда-то «сверху» поручение. И Швецова, и зам. прокурора района Чабров, и и.о. зам.районного прокурора Касянчук, и поддерживающие их обвинительную позицию сотрудники Ростовской областной прокуратуры, к примеру, тот же С. Л. Анапольский и исполнительница всех его отписок Е.Н. Рыкова, впоследствии ставшая и сама подписывать некоторые ответы гражданам по заявлениям о бестолковости и обвинительном уклоне при расследовании моего дела. Как проигнорировал всю информацию с мощной доказательной базой о заказном характере моего дела еще один представитель областной прокуратуры, который выступал на стороне гособвинения в Ростовском областном суде 08.11.2018 г., когда рассматривалась апелляционная жалоба стороны моей защиты об изменении мне меры пресечения. Полностью все обоснование с описанием вечера моего задержания со спецназом «Гром», больше похожим на группу клоунов, одетых кто во что горазд без спецобмундирования, средств защиты и боевого табельного оружия, следующего дня ареста с массой нарушений, похищения у меня мобильного телефона «iPhone 6S», что так толком нигде в материалах дела и прокурорских проверок не отражено, мне на том судебном заседании озвучить не удалось вследствие нехватки времени, но полная версия подготовленного текста размещена на портале информационно-аналитической службы «Русская народная линия» 17.11.2018 г. под названием «Суд над здравым смыслом» (//ruskline.ru/analitika/2018/11/2018-11-17/sud_nad_zdravym_smyslom/) и говорящим сам за себя подзаголовком: «Как посадить в тюрьму невиновного: передовые российские разработки (на личном примере)». Передовиками является ростовская прокуратура. Ответ держать им, прокурорским работникам из Пролетарской районной прокуратуры г. Ростова-на-Дону или прокурору Ростовской области, на его усмотрение.

От всего этого многомесячного правового беспредела, творимого на глазах всей страны, как выясняется под покровительством Главного следственного управления ГУ МВД России по Ростовской области, которое умудряется отвечать одним письмом сразу на 6 (шесть!!!) обращений/заявлений/ходатайств/жалоб по этому неоднозначному делу, и не без явного покровительства прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, волна народного гнева нарастает все выше, охватывая все более широкие слои населения. Поэтому вполне закономерны письма и к Президенту Российской Федерации как наиболее стабильному и надежному, обладающему наибольшим кредитом доверия, гаранту государственной власти, следовательно, порядочности и справедливости в нашей многострадальной стране. Так поступила неравнодушная к ситуации вокруг моего незаконного задержания и вменения мне в вину тяжкой части 4 ст. 228.1 УК РФ с мифическим, выдуманным следователем Бортниковой М.А. и поддержанным затем следователем Швецовой И.С.,  умыслом на сбыт крупной партии расфасованных не пойми кем без отпечатков пальцев и ДНК наркотиков, оказавшихся в моем кармане также неким чудесным образом, без отпечатков пальцев на свертке, не сумевшая поверить во всю эту фантасмагорию, ранее незнакомая со мной дочь священника из г. Балахны Нижегородской области Анна Тимина. 13 марта 2019 года на электронную почту администрации Президента она отправила свое обращение, где изложила наиболее странные моменты в возбужденном в отношении меня уголовном деле, которые даже ей, далекой от юриспруденции, художнице по образованию и профессии, но при этом и человеку с активной гражданской патриотической позицией, обостренным чувством справедливости, что в корне отличает ее от вышеупомянутых прокурорских работников, позволило сделать следующее заключение, которое, если ознакомиться со всеми ее аргументами в том письме и моими выше по тексту данного заявления, оспорить абсолютно невозможно: «Нет никаких доказательств виновности Николая Каклюгина. Характеризуется он по месту работы (прим. авт. - характеристика от председателя Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» Л. С. Фишман опубликована в интернете) и от всех тех лиц, с которыми он сотрудничал, только положительно. Все в один голос утверждают, что Николай не употреблял наркотики и не имеет никакого отношения к сбыту наркотиков, а наоборот деятельно борется с этим злом, что подтверждается документально. Показания лжесвидетелей - это показания тех лиц, у которых есть связь с организацией НАС, преступную и лживую деятельность которой документально, аргументированно и достоверно обличил Николай Каклюгин. Соответственно, у данных лиц есть заинтересованность, чтобы таким образом отомстить Николаю. Никакие другие лица не свидетельствуют против Н. Каклюгина, а наоборот утверждают, что он невиновен». И далее эта смелая, не боящаяся говорить правду в лицо чиновникам любых уровней, девушка задает вопросы, которые должны задать сами себе все задействованные в моей «посадке» сотрудники следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону и старательно не дающие возможности открыться реальной картине всем вопрошающим по моему делу - прокурорским работникам из прокуратур Ростовской области и Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, вопросы, на которые, если прокуратура Ростовской области, проведя служебное расследование, не найдет ответ, обязательно найдет ответ Следственный комитет Российской Федерации: «Как можно посадить человека на долгие годы в тюрьму, а следствие хочет именно этого, когда он невиновен и, более того, ведет многие годы просто героически борьбу с наркотическим и деструктивным сектантским злом в нашей стране?! Ведь преступники, подбросившие наркотики Н. Каклюгину, продолжают гулять на свободе и вести свою преступную деятельность. А невиновный человек уже долгие месяцы ни за что томится в заточении и его хотят без вины осудить на многие годы лишения свободы. Это тяжкое преступление против Н. Каклюгина. И это все очень страшно». Но еще более страшно то, какая судьба постигла это письмо, полное здравомыслия и рассудительности, чего так катастрофически все чаще и чаще не хватает порой современному российскому чиновнику. Не хватило их вместе с дальновидностью и вышеназванным прокурорским работникам. В том письме-обращении на имя Президента РФ В.В. Путина Анна Тимина, изложив всю суть произошедшего, попросила у главы государства следующего: «Провести проверку... /... /... в отношении сотрудников правоохранительных органов, задержавших Н. Каклюгина, на наличие в их действиях злоупотребления должностными полномочиями, превышения должностных полномочий. А также прошу провести проверку в отношении действий следователя Швецовой И.С. и ее руководителя Сердерова М.У.». И важная деталь, которую к глубокому моему сожалению, в очередной раз совершенно зря проигнорировали в Москве: «Привлечь к проверке сотрудников федеральных подразделений».

Уважаемый Сергей Анатольевич! Помогите привести в чувство работников прокуратуры и в целом правоохранительные органы, о которых идет речь в моем заявлении. То, что произошло в дальнейшем с заявлением Анны Тиминой на имя Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, наглядно показывает фраза, которую автор поставила в заглавие своего повествования о судьбе того обращения: «Наглость и беспредел Ростовских Органов правопорядка (ОП) и Прокуратур зашкаливает». И это так и есть. И лечится это только проведением служебной проверки с возбуждением уголовных дел, доведенных до логического завершения - приговоров. Дисциплинарными взысканиями здесь уже не отделаться.

Вот что пишет об и. о. заместителя прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, С.Ю. Касянчуке, его беспредельной наглости при рассылке и подготовке отписок заявителям по странностям в расследовании и возбуждении в отношении меня уголовного дела № 11801600095001525: «На примере заявления Президенту: сначала я получила ответ разумеется из администрации Президента РФ о том, что мое заявление направлено в МВД России, а также в прокуратуру Ростовской области, далее ответ был получен из МВД России о том, что мое заявление принято к рассмотрению по существу, а также направлено в прокуратуру Ростовской области, затем пришел ответ из прокуратуры Ростовской области о том, что, как не трудно догадаться, мое заявление перенаправили в прокуратуру Пролетарского района г. Ростова-на-Дону... /... /... вот об этом уже невозможно было молчать. По этому поводу я пока направила еще одно обращение Президенту Российской Федерации. Уж если эти так называемые прокуроры не имеют уважения ко мне, к Н.В. Каклюгину, а это очевидно, - ведут себя просто по-хамски, то уж хотя бы постеснялись так отвечать на документы, направленные им из администрации Президента РФ». Но у таких маргинальных личностей в прокурорских погонах ни стыда, ни совести, ни чувства самосохранения. Оно у них атрофировано из-за затмившей все и вся переоценки своей значимости в окружающем пространстве, своих возможностей и ресурсов. Слишком многих невиновных за годы своей преступной деятельности безнаказанно посадили за решетку. Пришло время остановиться. «Дело Каклюгина» станет для всей этой поименно вышеназванной гвардии лжецов из числа «оборотней в погонах» последним в их карьере и, стоит пока очень надеяться на центральные аппараты МВД, ФСБ России, Генпрокуратуры и Следственного комитета Российской Федерации, кого-то определит задуматься над содеянным и покаяться в те места, куда они внаглую отправляли десятками невиновных все эти годы. Или прикрывали эту преступную деятельность до момента вынесения судебных решений своей прокурорской имитацией осуществления надзора за законностью проведения оперативно-розыскной и следственной деятельности, ее качеством и объективностью. Речь о таких как С.Ю. Касянчук. Вот как он отреагировал на заявление Анна Тиминой к Президенту России В. В. Путину: «... Я шокирована безосновательными, не относящимися к сути моих обращений, а также явно говорящими неправду, не могу назвать это полноценными ответами, поэтому скажем отписками из Прокуратуры Пролетарского района города Ростова-на-Дону. Все эти отписки слово в слово одинаковые и не по существу. И. о. заместителя прокурора района Касянчук С.Ю., который подписывал все "ответы" на мои обращения, а точнее один и тот же ответ, но с разными датами (прим. авт. - ответы за подписью С.Ю. Касянчука от 04.04.2019 г. и 25.04.2019 г. № 890Ж-2018), говорит о законности возбуждения уголовного дела, хотя адвокат Каклюгина Н.В. предоставил в прокуратуру Пролетарского района г. Ростова-на-Дону обоснованную юридически жалобу на незаконность возбуждения уголовного дела, где указал на ряд существенных грубых нарушений (прим. авт. - ходатайство, аналогичное указанное А.Л. Тиминой, отказ подписан зам.районного прокурора С.С. Чабровым на следующий день после получения на руки на имя прокурора района А.В. Мальцева)... /... /... К тому же в "ответах" мне С.Ю. Касянчука есть такая фраза: "Сообщаю, что Вы не являетесь стороной уголовного судопроизводства... , в связи с чем права, предоставленные действующим уголовно-процессуальным законодательством участникам уголовного судопроизводства, на Вас не распространяются"... А при чем здесь это вообще?! Я хоть в одном обращении сказала, что претендую на права уголовного судопроизводства? Я направила обращение как гражданин Российской Федерации, что имею полное право сделать».

Между тем со стороны сотрудника Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, с недавнего времени именующего себя и. о. заместителя районного прокурора, что дает ему право подписи сочиненных им же пустых по содержанию, не имеющих никакого отношения к сути задаваемых заявителями по существу уголовного дела вопросов, С.Ю. Касянчука, абсолютно явно просматривается факт превышения должностных полномочий, что квалифицируется Уголовным кодексом Российской Федерации в соответствии со ст. 286, что карается вплоть до лишения свободы на срок до 4-х лет. Ведь он в своих отписках Анне Тиминой изображал то, что далеко от реальности. А реальность прокурорских будней и реагирования органов прокуратуры регламентирована Федеральным законом от 17.01.1992 г. №2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации». И согласно ст. 10 данного законодательного акта, обязательного к исполнению в органах прокурорского надзора всех уровней подчинения, в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. И не принять обращение, не вынести решение по нему, а направить отписку, что, якобы, это не дело человека-заявителя, есть грубейшее нарушение действующего российского законодательства. Поскольку тот же Федеральный закон, та же ст. 10 определяет: «Ответ на заявление, жалобу и иное обращение должен быть мотивированным». Ни в данном случае, ни в ответах на мои заявления/жалобы/обращения/ходатайства, господа Чабров и Касянчук из прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, ни С.Л. Анапольский из Ростовской областной прокуратуры не соизволили соблюсти установленную основным нормативно-правовым актом их места работы законодательную норму. За что, мы надеемся, областной прокурор с них спросит со всей строгостью закона и сообщите об этом мне и моему защитнику-адвокату Пешикову П. С. в установленные федеральным законодательством сроки.

Здесь стоит напомнить, что исполнителем документов-отписок за подписью заместителя районного прокурора Чаброва С.С. в мой адрес с самого начала моего попадания в эту грязную нелицеприятную историю был и есть все тот же С.Ю. Касянчук. Но обвинительное заключение по обвинению меня в совершении вымышленного следствием преступления 22.02.2019 г. подписал самостоятельно и единолично С.С. Чабров. 20 февраля 2019 г. прокурору Пролетарского района г. Ростова-на-Дону А.В. Мальцеву данный практически полностью состоящий из фальсификата документ вместе с тремя томами уголовного дела № 11801600095001525 после составления наспех, на скорую руку старшим следователем ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону И.С. Швецовой и подписанием ее руководителем М.У. Сердеровым был направлен нарочно, т.е. не по почте, а курьером. Вся эта группировка очень торопилась. С чем же связана спешка? Сутки пауза и уже 22 февраля обвинительное заключение подписано зам. районного прокурора Чабровым. Неважно ему было, что сторона защиты не представлена в тексте еще одним свидетелем - зафиксированным в материалах дела. Умышленно не вписала следователь Швецова его туда, как и описание положительных характеристик, наградных листов, благодарственных писем, подтверждающих невозможность моего выступления вместо антинаркотического фронта, где я крепко стоял все эти годы с соратниками, на стороне наркодилеров - убийц российской молодежи и будущего нашего Отечества. А ведь этот свидетель, помимо свидетеля защиты В. Ю. Беглярова, полностью разбивает в пух и прах, опровергает показания лжесвидетеля обвинения Красильникова М.Г.

Это руководитель антинаркотического отдела Шахтинской епархии, священнослужитель Русской Православной Церкви, протоиерей Евгений Литвиненко. Он пояснил, что в тот день, что лжец, связанный с НАС, Красильников, описывает как день активного потребления мною наркотиков до приезда на встречу в том числе с отцом Евгением в г. Шахты Ростовской области из Краснодара, я был абсолютно трезв. Дал и характеристику меня как личности. Вот фрагмент из протокола его опроса, проведенного 23.01.2019 г. защитником моих интересов, адвокатом Новочеркасского филиала Ростовской областной коллегии адвокатов имени Д.П. Баранова П.С. Пешиковым: «О Каклюгине Н.В. узнал примерно с 2015 г. после его выступления на конференции в Донском государственном техническом университете, куда он был приглашен для выступления на тему: "Духовная безопасность, антинаркотическое направление"... /... /... Знакомство произошло в связи с тем, что мне нужно было найти человека на должность директора мотивационного подготовительного центра в г. Шахты... /... /... В период весна-начало лета 2018 г. ... /... /... Каклюгин Н. В. позвонил мне и предложил рекомендованную им кандидатуру из г. Краснодара - Красильникова Максима... /... /... По приезду ко мне, я провел и ознакомил их с территорией центра, с планами, что и где должно происходить с людьми на первой стадии реабилитации... /... /... Я человек, постоянно занимающийся реабилитацией зависимых людей, общающийся с наркозависимыми людьми, и могу сказать с уверенностью, что Каклюгин Н. В. и Красильников М. в момент встречи со мной были трезвы (без признаков наркотического и алкогольного  опьянения)... /... /... Зная Каклюгина Н. В., за что и как он борется в нашей стране, он бы сам никогда этого не допустил - приехать ко мне, будучи в опьянении. Этим поступком он бы перечеркнул все свои достижения, которые добивался своими силами, а этого он никогда не сделает, зная им цену, поверьте мне... /... /... Зависимых людей я вижу сразу, и Каклюгин Н. В. таковым не является». См. том 3, л.д. 54-56. Вполне понятно, почему «оборотень в погонах» Швецова не стала размещать эти дискредитирующие все ее фиктивное «расследование» с первых букв данных пояснений слова в обвинительном заключении. Но пока верится с трудом, что этого мог не заметить и не отреагировать соответствующим его правовому статусу и должностным инструкциям образом заместитель прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, советник юстиции Чабров С.С. При этом им было допущено оставить в тексте обвинительного заключения после моих показаний и показаний свидетеля защиты В. Ю. Беглярова невероятно лживые и далекие от истины комментарии следователя И.С. Швецовой, что, к примеру: «Показания свидетелей по данному уголовному делу (прим. авт. - умышленно написано до показаний В. Ю. Беглярова)... /... /... являются достоверными, последовательными и логичными».

Ярчайший пример таких достоверных, последовательных и логичных показаний, больше похожих на бредоподобную фантазию шизоидного характера, приведен на стр. 13-15 обвинительного заключения. В материалах дела это листы 132-135 том 2. Речь идет о показаниях бывшей супруги председателя правления Национального антинаркотического союза Н.В. Лушникова Любови Игоревны Лушниковой, которая более 10 лет вместе со своим супругом провела в неопротестантской (неопятидесятнической) секте Украинского происхождения «Царство Бога», ответвления международного харизматического движения со штаб-квартирой и управлением из США, структур, близких к американскому Государственному департаменту. Именно с выпуском мною в сентябре 2018 года документального фильма-расследования о данной разветвленной по миру структуре, в России последние годы наиболее активно раскинувшей свои вербовочные сети под прикрытием бренда «Национальный антинаркотический союз» и подконтрольных ему через своих лидеров реабилитационных структур для алко- и наркозависимых лиц, я в первую очередь связал свое нынешнее уголовное преследование с предварительными встречей в Ростове-на-Дону, особо мне не нужной, и после нее подбросом мне в карман сразу во время странного, но явно заранее спланированного захвата и задержания, расфасованных кем-то наркотиков. В том же вышеупомянутом протоколе моего дополнительного допроса от 25.10.2018 г. я сообщаю то, на что не посчитали нужным и важным обратить внимание до сих пор ни следствие, ни Управление собственной безопасности ГУ МВД России по Ростовской области, ни, судя по всему, контролирующая весь процесс вплоть до приговора, районная прокуратура, а именно: «Подозреваю в организации подброса мне наркотических веществ председателя правления Национального антинаркотического союза, ширмы-прикрытия харьковской харизматической секты неопятидесятников «Царство Бога», против которого я выпустил недавно фильм - это Никита Вячеславович Лушников 13.08.1982 г. р., уроженец г. Белгород. С ним у меня сложились неприязненные отношения на профессиональной почве. За 2 дня до моего задержания я выпустил вторую часть фильма "Наркополитика 2010-2018 гг." в сети "Интернет" на "Ютубе" на моем канале (https://fr.xxxl-hub.lv/video/3OggKnKbjqTkpVc%3D.html). Первый фильм назывался "Национальный антинаркотический союз - сектантская империя"...» (https://youtu.be/GnVz71MLIsk). Этот мой комментарий от октября 2018 года, как мне тогда казалось, направит следствие в единственно правильное русло - где и будут обнаружены все виновные в моем попадании ни за что, за верное многолетнее служение своему народу и своему Отечеству, сначала в ростовский изолятор временного содержания (ИВС), а через несколько дней на многие месяцы заточения в следственный изолятор - СИЗО-3 г. Новочеркасска Ростовской области. Но комментарий следователя Швецовой И.С. от февраля 2019 г., прописанный под этими моими показаниями в обвинительном заключении, окончательно расставил все точки над «i»: «Показания подозреваемого, обвиняемого Каклюгина Н. В., могут быть ничем иным как искусственным созданием алиби, с целью введения следствия в заблуждение и получения возможности избежать уголовной ответственности за совершенное преступление».

Честно говоря, после таких слов непонятно, зачем вообще нужно следствие, адвокаты, защита, свидетели защиты?.. Быть может, снова как в 1937-м году, богатом на кровавый урожай жертв и десятилетий отсидок сотен тысяч, миллионов жертв репрессий в лагерях ГУЛАГА, снова ввести институт знаменитых «расстрельных троек»?! Как раз и бюджет государственный сэкономим, оптимизацию бюджета, так сказать, проведем. И будут снова, как тогда, приговоры утверждать без суда и следствия, за 5 минут. В моем деле, как и в целом ряде других, о которых, в частности, упоминали общественники Татарстана, так и происходит. Но еще следователи типа Швецовой нужны. Хотя бы для отвода глаз. Чтобы близкие к галлюцинаторным переживания таких свидетелей обвинения, как Л.И. Лушникова приобщать к заказным делам, как «достоверные, последовательные и логичные».

Выборочно из л. д. 148-150, том 2 давайте оценим их в этом ракурсе и мы: «С Каклюгиным Н. В. мы лично познакомились весной 2016 года, он предложил мне помощь, заключающуюся в "защите от сект", убеждал меня в том, что я сделала правильный шаг, разведясь с супругом... /... /... на тот момент я разводилась с супругом (прим. авт. - сразу две версии в одной истории: уже развелась или еще разводилась, память явно «повреждена»)... /... /... На первой встрече Каклюгин Н. В. убеждал меня в том, что меня "заказал" и хочет убить мой супруг... /... /... отношений у меня с ним никаких не было, просто знакомый, который постоянно пытался выпросить у меня информацию о моем супруге... /... /... Каклюгин Н. В. даже врывался в мою квартиру, выбрасывал все вещи из шкафа... /... /... В 2017 году мы с Николаем не общались, а в 2018 году по инициативе моей матери (но точно я не помню) возобновили общение... /... /... По приезду в Москву (в конце апреля) при первой же встрече принес с собой букет цветов, хотя у нас не было на тот момент никаких романтических отношений... /... /... на тот момент он был добрым и действительно оказывал некую психологическую помощь (сейчас я понимаю, что он в мягкой, не свойственной ему до того момента, манере запугивал меня тем, что мне не нужно ни с кем общаться). То есть, он приехал тогда ко мне домой, а когда я через час после начала нашей встречи вышла на улицу, чтобы поговорить по телефону (прим. авт. - зачем нужно было выходить на улицу?), он вызвал машину (которую я убеждала не вызывать), убеждал меня, что надо нам последовать в "одно место"... /... /... держал меня за руки, взял и приподнял за ворот куртки, когда я начала выворачиваться, посадил меня в машину». Дальше начинается самое интересное, что у любого следователя-профессионала, дорожащего своей репутацией, потребовало бы проведения психолого-психиатрической экспертизы такого оригинального и экстравагантного, вакханирующего сюрреалистическими образами и историями свидетелями, а у прокурорских работников, контролирующих по территориальности ход и качество расследования дела - возвращения его по совокупности всех признаков на дополнительное расследование: «По дороге Николай положил руку мне на плечо и начал очень сильно (полунасильно) прижимать к себе (прим. авт. - полунасильно, безусловно, крайне изысканное юридическое определение, принятое почему-то следователем ГСУ ГУ МВД России по г. Москве Ю.С. Шило в данном случае как допустимое, как и все показания в целом), после чего насильно засунул три таблетки неизвестного мне вещества ко мне в рот. Я проглотила таблетки, так как он тремя пальцами продавливал мне их, держал рот руками в течение пяти минут (прим. авт. - ни у следователей, ни у прокурорских работников не возник вопрос об обязательном наличии мощного рвотного рефлекса в ответ на подобные действия, а также цель придерживания рта руками неестественно долгие 5 минут, но нет - принято), я находилась в бредовом состоянии. Далее он привез меня в гостиницу... /... /... По выходу из ванной комнаты, он опять засунул мне две таблетки тремя пальцами в глотку, пихал мне стеклянной бутылкой в рот, чтоб я наверняка проглотила их (прим. авт. - здесь стоило бы следователю провести следственный эксперимент с запихиванием двух таблеток стеклянной бутылкой жертве в рот так, чтобы она не задохнулась, не были выбиты зубы и не повреждена глотка, а рядом поставить утвердившего данное обвинительное заключение советника юстиции С.С. Чаброва для своевременного вызова бригады скорой мед. помощи в момент удушья или непременных травм). Далее в грубой форме обращался со мной, после чего совершал имитирующие действия сексуального характера... /... /... После того, как я приехала домой, он названивал мне... /... /... поинтересовался тем, как я себя чувствую... /... /... Последующие разы (2-3 раза) он также увозил меня в отели, я не понимаю, почему это у него вообще удалось... /... /... Дальше он увез меня в Краснодар... /... /... Он не давал мне ни с кем общаться и разговаривать по телефону... /... /... Каждое утро (ближе к 9 часам утра) он давал мне таблетки (в извращенной форме), обматывал в простыню, включал музыку 80-х иностранную и русскую музыку и уходил на примерно 2 часа. Также он "накуривал меня" несколько раз, чем - я не знаю, предполагаю, что марихуаной». И так далее по тексту. Как в случае со всеми свидетелями обвинения, так и в данном случае, вообще непонятно, какое отношение их показания имеют к предъявленному мне обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 - п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, и почему я десятый месяц сижу в СИЗО непонятно за что и за кого?!

Такие вот показания, которые на неведомом здравому смыслу и трезвому рассудку основании следователь Швецова называет вместе с прокурорским работниками из Пролетарской районной прокуратуры г. Ростова-на-Дону называет достоверными, последовательными и логичными.

Такими же она считает и показания президента Национального антинаркотического союза Ю.А. Павлюченковой, которые в реальности не содержат никакой конкретики, опираются лишь на ее откровенные домыслы и самую натуральную клевету (л. д. 124-127, том 2). Все они были полностью опровергнуты на судебном заседании в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону 23.04.2019 г. По его итогам готовятся несколько исков о защите чести и достоинства в адрес этой дамы, приглашенной осенью 2018 года в статус свидетельницы обвинения оперуполномоченным УКОН ГУ МВД России по Ростовской области (3-й отдел), майором полиции А.Ю. Болдыревым. Один из исков готовит мой старший брат - он никогда не привлекался к уголовной ответственности и не проходил обвиняемым или подозреваемым по любому уголовному делу, как утверждала в своих показаниях клеветница Ю.А. Павлюченкова. Не поставлял я никого в наркотическом опьянении в реабилитационные учреждения стационарного типа для наркозависимых. На мою просьбу 23.04.2019 г. назвать конкретные реабилитационные центры, куда, по ее информации, поступали от меня пациенты в одурманенном состоянии, она назвала организации «Кубань - территория здоровья», «Ростов без наркотиков» и «Спасо-Преображенский центр», подконтрольные или связанные через руководителей с другим свидетелем обвинения - Н.О. Новопашиным, в свою очередь тесно взаимодействующим последние годы с Национальным антинаркотическим союзом и его лидером - все тем же Н.В. Лушниковым. Ю.А. Павлюченковой был назван на судебном заседании 23.04.2019 г. и другой реабилитационный центр, куда я, якобы, поставлял наркологических пациентов в измененном состоянии сознания - «Решение». Его руководитель - Олег Болдырев также теснейшим образом связан с Н.В. Лушниковым, который в «Решении» является бизнес-партнером и совладельцем. Но ни в одну из этих организаций я никого никогда ни в каком состоянии не привозил и не передавал для вхождения в реабилитационную программу. Документально подтвердить факт доставки не смогла и это в принципе невозможно - что подтвердила 23.04.2019 г. и сама Ю.А. Павлюченкова. Она же допустила ошибку, которая именуется в законодательстве Российской Федерации не иначе как заведомо ложные показания свидетеля с обвинением лица в совершении тяжкого преступления - ч. 2 ст. 307 УК РФ (до 5-ти лет лишения свободы). Среди реабилитационных организаций для наркозависимых лиц, куда я, по ее словам, якобы, поставлял «клиентов» в «обдолбанном», как она выразилась, состоянии, был назван и реабилитационный центр отца Андрея Лазарева в Кимрах (г. Кимры Тверской области). 01.05.2019 г. протоиерей Андрей Лазарев, руководитель РЦ «Радуга», Тверской региональной общественной организации социальной помощи и реабилитации наркозависимых «Радуга» подписал и направил на имя федерального судьи Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону А.Е. Попова информационное письмо, в котором сообщил: «За время функционирования Реабилитационного Центра "Радуга" г. Кимры Каклюгин Н. В. для прохождения реабилитации в наш центр никого не рекомендовал и не сопровождал».

Готовятся для направления федеральному судье А.Е. Попову еще ряд информационных писем, подтверждающих клеветнический характер показаний Ю. А. Павлюченковой со всеми вытекающими для нее, следствия и органов прокурорского надзора, пропустившими их в обвинительное заключение, несмотря на разъяснения стороны защиты и меня лично, последствиями.

(Окончание следует)


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме