Методология науки: инженерный стиль научного письма

Короткие формулировки в научном исследовании

 

В настоящей статье исследуются вопросы, связанные с использованием коротких конструкций формулировок в научном исследовании. Авторы объясняют суть, область применения и техники инженерного стиля научного письма. Авторы описывают детерминанты обоснованности употребления коротких научных текстовых конструкций в научной работе, в частности - юридической.

 

Абрис вопроса

За текстом любого научного произведения всегда проглядывает, просматривается стиль и манера научного письма его автора, накладывающие уникальный отпечаток на это произведение. Однако стили научного письма могут быть типизированы и деконструированы для дальнейшего синтеза определённых шаблонных подходов, которым вполне можно обучать.

Действительно надлежащее обучение академическому научному письму в российской науке - это большая редкость, и это весьма недооценённая проблема. Отсюда некачественный стиль письма не только у множества начинающих (коим, может, и простительно), но хуже всего - у немалого числа именитых учёных. Отсюда - нередко странные беспредметные споры («не по существу») на заседаниях кафедр, диссертационных советов, экспертных советов ВАК. Отсюда много других проблем отечественной науки.

Стиль научного письма взаимосвязан со стилем научного мышления, как «совокупностью характерных черт мышления ученых, система ориентаций на те или иные идеи, методы, образцы исследования, интерпретации и оценки; готовность к направленному восприятию и соответствующему пониманию того, что воспринято» [9; 11, с. 162].

И.Б. Короткина относит краткость текста («точнее, отсутствие лишних слов и лишних мыслей») научного продукта к его главным достоинствам [3, с. 19-20].

Стиль доминирующего оперирования краткими лексическими формами иначе называют инженерным стилем письма. Инженерный стиль научного письма, являющийся одним из стилей академического письма, применим вовсе не только в инженерии. Это просто название, устоявшееся для обозначения этого стиля.

Понятно, что в технических, физических и математических науках инженерный стиль письма - плоть от плоти этих наук, вполне им имманентен. Но насколько он применим в юридической и экономической, иных обществоведческих, в гуманитарных науках, в медицинской науке? Более чем применим.

В медицинской науке встречаются иные - персонифицированные - названия этого стиля, например: «пироговский стиль научного письма» [5, с. 260].

«Мы, носители русского языка, часто пишем многословно и эмоционально, особенно в гуманитарной и социально-политической сфере. Мы склонны к рассуждениям и отступлениям, метафорам и обобщениям», - пишет И.Б. Короткина, добавляя: «К сожалению, ни учёная степень, ни даже совершенные автором открытия не делают его тексты ясными, краткими и понятными. Письму нужно учиться отдельно» [3, с. 19, 64].

По мнению А.Е. Каткова, высказанному им когда-то одному из авторов настоящей статьи, «умение владеть инженерным стилем научного письма - это и одно из условий становления настоящего учёного, и важный элемент его академической грамотности ("academic literacy") и, при наборе мастерства, высший пилотаж учёного в инженерии знаний».

Однако заметим, что инженерный стиль научного письма (как функциональный способ академического письма) - это вовсе не панацея от всех болезней в науке и не ключ ко всем дверям в ней, не некий элитарный стиль.

Хотя бы уже потому, что вовсе не для всех задач просто дать чёткое описание цели [6, с. 40]. Очевидно, что умение общаться кратко и по делу не только упрощает и ускоряет решение конкретных рабочих вопросов [1, с. 21], но краткие формы не всегда могут быть применимы или эффективны.

У инженерного стиля есть своя область релевантной применимости и свои пределы применения. Именно этому стилю, восполнению некоторых пробелов о нём и посвящена настоящая статья.

 

К вопросу о сути инженерного стиля научного письма

И.Б. Короткина интерпретирует академическое письмо посредством образной формулы: «персональный процесс и практика → публичный продукт», объясняя: «Продуктом письма является текст, причём научный текст, адресованный неизвестному числу неизвестных автору людей, у каждого из которых есть свои интересы, мнения и опыт исследования. Таким образом, для читателей он является готовым публичным продуктом, детали создания которого их не интересуют. Для автора же текст является не столько продуктом, сколько результатом сугубо индивидуального, персонального процесса, за которым стоит не менее индивидуальный опыт создания других текстов, т.е. практика» [3, с. 25].

Инженерный стиль научного письма, если вкратце, - это писать, следуя императивному правилу «сокращать фразу до размера мысли».

Согласно концепту авторов настоящей статьи, инженерный стиль научного письма - это способ (модальность) предельно предельно-лаконичной (подчас даже отрывочной) и содержательно-исчерпывающей, ёмкой и сжатой (синтезированного концентрата, прагматически-релевантной «свёртки») подачи научного материала через репрезентацию субстратов смыслов транслируемой информации, упакованных в короткие и простые лексические формы (конструкции).

Но это не просто написание короткими наборами слов, а так, чтобы в идеале было, как образно писал Н.В. Гоголь, - «всё лаконизм... Слов немного, но они так точны, что обозначают всё. В каждом слове бездна пространства; каждое слово необъятно...» [2, с. 95].

Чтобы лучше прояснить мысль: здесь речь идёт о простоте - не как о примитивизированном и упрощённо-схематизированном чём-то, не об упрощённости ради упрощённости. Здесь простота - «по-умному», как простота гениального решения, как простота сложного для того, кто понимает это сложное.

Это когда самые сложные теоретические положения в интерпретации автора звучат как прописные истины, легко доступные для восприятия и очень хорошо понятные [10, с. 639].

То есть, на самом деле, здесь речь идёт о «простоте» онтологизированных образов научных текстов (научных продуктов).

В общем значении, принцип простоты, входящий в «сеть» методологических принципов науки (симметрии, дополнительности, неопределённости и др.), - это эвристический принцип, обобщающий опыт познания, согласно которому при прочих равных условиях предпочтительна наиболее простая познавательная конструкция (теория, гипотеза, научно-исследовательская программа и т.п.). И этот принцип соответствует методологической максиме Оккама «Entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem» («Не следует умножать сущности сверх необходимости») [8].

Не случайно И.П. Павлов указывал, что «идеалом ума, рассматривающего действительность, есть простота, полная ясность, полное понимание. Хорошо известно, что до тех пор, пока вы предмет не постигли, он для вас представляется сложным и туманным. Но как только истина уловлена, все становится простым. Признак истины - простота» [7, с. 19]. Но очевидно, что понятия сложного и простого следует понимать в именно тех значениях здесь, какие вкладывал сам И.П. Павлов (ибо его собственные работы - это далеко не самое простое, надо сказать, чтиво).

Понятно, что тут сразу возникает сложность в разграничении тривиальностей, да еще и изложенных плохим языком, и действительно ёмкой научной мысли, облечённой в краткую лексическую форму. Но это в общем касается и более широкой онтологии научного знания, а далеко не только обсуждаемой темы.

 

Применимость и некоторые техники

Короткие лексические формы в изложении и результирующих формулировках научного исследования могут вполне органично соседствовать со сложными и развёрнутыми конструкциями формулировок в научном исследовании (см. нашу статью в первом номере за 2019 год настоящего журнала). Употребление того или иного подхода детерминируется целью и задачами исследования, сложностью исследуемой предметно-объектной области и характеризующими ее такими параметрами, как мера энтропийности и стохастичности, мера неопределённости. А также может зависеть от дизайна научной работы (научная статья с объяснениями полученных результатов, научная статья с заданием параметров начинаемого эксперимента, научная статья с постановкой научной проблемы и т.д.).

Как обоснованно указывает О.А. Хазова, «соображения прагматизма требуют, чтобы мы излагали наши мысли в юридическом документе максимально кратким образом... Хорошее юридическое письмо кратко», однако тут же замечает, что «данное требование нельзя понимать буквально. Бывает и наоборот: ясность, понятность и эффективность юридического письма могут быть достигнуты только путем подробного изложения, имеющего целью разъяснить читателю какой-либо сложный вопрос. Кроме того, как уже отмечалось, юридический язык не допускает кривотолков. Чтобы обеспечить точность изложения и исключить различное толкование, часто приходится прибегать к детальному изложению и повторениям слов, словосочетаний, а иногда даже и предложений. Это, безусловно, утяжеляет текст, но отказ от детализации и повторов может быть рискованным» [12, с. 34].

Способности оперирования краткими лексическими формами в научном продукте определяются онтологичностью мышления.

В онто-инженерии оперируют вопросами - «что есть в проекте?» (онтология) и «как формально и компактно это записать?» (онтологическое описание) [4]. 

Согласно концепту авторов настоящей статьи, онтология (применительно к сфере права) интерпретируется и объясняется следующими способами: 1) интегральный инструмент формализованной концептуализации и топологизации сферы права и, шире, сферы юридических знаний (правовой науки, профессионально-экспертной сферы знаний и т.д.); 2) средство конструирования и/или репрезентации правовой реальности (действительности) и правового универсума (правового пространства, правового ландшафта); 3) аппроксимированная к условно-идеальному правовая форма; 4) научное учение о бытии и формах бытийствования права; 5) специфические формы (дискретные или длящиеся) бытийствования правовых норм (и правовых массивов), правовых феноменов, правовых процессов и правоотношений, фреймированные определёнными нормативно-правовыми порядками и нормативными экстра-правовыми порядками, в том числе деонтологическими (ценностно-нормативными) порядками.

Онтология как инструмент как раз и имеет дело с короткими, предельно формализованными юридико-лексическими формами, их компактными записями и образами, их «свёртками».

Производятся короткие лексические формы двумя способами: 1) продуцируются изначально сразу в такой форме; 2) в них трансформируются сложные развёрнутые текстовые конструкции за счёт упрощения их онтологизированных образов.

Согласно концепту авторов настоящей статьи, упрощение онтологизированных образов научных конструктов означает применение принципов разумной рациональности и релевантной соразмерности к научным конструктам (переполненным бессодержательными или малосодержательными, «рыхлыми» мыслями) и представляет собой интегральный научно-исследовательский инструментарий, отражающий устоявшийся смысл понятия «упрощение» (как действия по снижению внутренней чрезмерной сложности, запутанности, конфликтности чего-либо) применительно к научному конструкту, предусматривающий прошивку (в том числе с применением метода синтеза) научного конструкта внешним упорядочивающим теоретико-концептуальным порядком и тщательную депозицию (отделение и отбрасывание) после этого из общего лексического объема научного конструкта всех излишних лексем и лексических конструкций, без которых возможно обойтись без критического ущерба для концептуально-смыслового ядра.

Такие действия позволяют превратить рыхлый продукт, напоминающий «поток сознания», в хорошо структурированный, краткий и содержательный документ [1, с. 184].

Примером второго случая является ситуация, когда сложные научные теории и концепции в дополнение к ним снабжаются синтезированными краткими, но ёмкими реферированиями - выжимками (executive summary). В идеале, производится упрощение по лексико-конструктивной форме (но не по содержанию). Такой подход помогает более ясно представить и лучше понять сложности развёрнутых вариантов полученных результатов.

Еще одним примером можно привести надлежащую модальность работы рецензента (тем более официального оппонента) по диссертации или иной научной рукописи. Когда общение рецензента с автором сводится исключительно к форме его (автора) необъективного расхваливания или, напротив, огульного очернения, или же выражается в нарочито-искусственном навязывании объективно чуждых («флюсовых») авторской концепции элементов и подходов, необходимость которых не обусловлена ничем, кроме как субъективизмом рецензента, - это ненадлежащая модальность поведения и отношения рецензента. Рецензент должен (и призван) докапываться до самой сути, для чего и может быть применим метод упрощения онтологизированных образов научных конструктов.

Короткие тексты (с преимущественно короткими текстовыми формами и «без воды») пишутся также для высших руководителей организаций, в том числе - государства, что определяется и объясняется целым рядом вполне рациональных причин и соображений.

При этом искусственное упрощение реальности, оставляя за бортом важные факты, не является разумно-рациональным, релевантным, а потому в результирующем продукте главные мысли должны работать на весь продукт и не должны пересекаться или дублировать друг друга, при этом ничто по-настоящему важное не должно быть упущено [1, с. 146 и др.].

 

Вместо заключения

Данная статья, в любом случае, является установочной, является приглашением к научной дискуссии, призвана обозначить основные содержательные моменты и артикулировать тезис о необходимости обсуждения затронутых в ней вопросов, требующих существенно более масштабного обобщения и описания.

 

Литература

1. Безручко П. Без воды: Как писать предложения и отчёты для первых лиц. -  М.: Альпина Паблишер, 2016. - 188 с.

2. Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений и писем: В 3 т. Т. 3. - М.: Наука, 2009.

3. Короткина И.Б. Академическое письмо: процесс, продукт и практика: Учеб. пособие для вузов. - М.: Юрайт, 2015. - 295 с.

4. Левенчук А. Онтология, схема / онтология инженерного проекта и схемное / онтологичное мышление // <https://ailev.livejournal.com/1159110.html>. - 11.01.2015.

5. Москаленко В.Ф., Фомин П.Д., Виленский Ю.Г. Василий Дмитриевич Братусь. Путь на вершины хирургии. - Винница: Нова Книга, 2012. - 512 с.

6. Осуга С. Обработка знаний: Пер. с япон. - М.: Мир, 1989. - 293 с.

7. Павлов И.П. Об уме вообще, о русском уме в частности // Вестник практической психологии образования. - 2009, апрель - июнь. - № 2. - С. 15-19.

8. Порус В.Н. Простоты принцип // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. - М.: Канон+; Реабилитация, 2009. - 1248 с. - С. 761-762.

9. Порус В.Н. Стиль научного мышления // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. - М.: Канон+; Реабилитация, 2009. - 1248 с. - С. 931-933.

10. Толстик В.А. Просто о сложном // Юридическая техника. - 2010. - № 4. - С. 638-641.

11. Флек Л. Возникновение и развитие научного факта. Введение в теорию стиля мышления и мыслительного коллектива. - М., 1999.

12. Хазова О.А. Искусство юридического письма. 2-е изд., испр. и дополн. - М.: Юрайт, 2012. - 181 с.

 

Понкин Игорь Владиславович, доктор юридических наук, профессор кафедры государственного и муниципального управления Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, профессор

Редькина Алена Игоревна, кандидат юридических наук, доцент кафедры спортивного права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА).

 

УДК 340; 001.8; 001(075.4)

 

В печатном виде опубликовано в журнале «Право и образование». - 2019. - № 8. - С. 17-22.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. Re: Методология науки: инженерный стиль научного письма

Понятно, что в технических, физических и математических науках инженерный стиль письма - плоть от плоти этих наук, вполне им имманентен.

Очень спорный тезис. Труды больших ученых всегда отличает великолепный литературный слог, даже в сухих статьях или учебниках они позволяют себе роскошь метафор и остроумных аналогий. С каких это пор считается нормой понижение качества академического письма? ЕГЭ берет свое, бакалаврики не умеют строить сложноподчиненные предложения? Лаконизм хорош только в специально отведенных местах, например, при передаче текста азбукой Морзе или посредством СМС. А в академической речи давайте не спешить с "новациями", выдавая безграмотность и халтуру за... "инженерный стиль". Вообще, именно язык красноречивее всего отражает культуру изъясняющегося. О математике В.И.Арнольде мы судим не только по его выдающимся математическим результатам, но и по удивительному вкладу в пушкинистику, где он сделал маленькое, но замечательное открытие. А математик И.Р.Шафаревич? Донес бы он всю глубину своих оригинальных философских взглядов незатейливым "телеграфным" способом, если мы не можем "догнать" оный в блестящем "традиционном" изложении?

Но насколько он применим в юридической и экономической, иных обществоведческих, в гуманитарных науках, в медицинской науке? Более чем применим.

Да ладно! С такими заявлениями мы и олбанский язык скоро будем считать образцом "высокого штиля". Что-то мне это напоминает... не эпатажный ли манифест поэтов-модернистов: "Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее иероглифов. Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода Современности"? Да ведь только авторы не эпатируют публику, а вещают на полном серьезе. Далеко ли только уплывем без Пушкина и сослагательного наклонения? К суржику и пиджин-инглишу!?

Полтораки / 19.08.2019
Игорь Понкин:
Заключение на второй анти-культурный законопроект Ямпольской
Мнение юриста об идеологической диверсии против России
17.10.2019
«Пролетарское понимание свободы совести» актуально в современном российском государстве?..
Заключение на монографию Н.В. Бутусовой «Государственно-правовые отношения между государством и личностью», М., 2019
29.08.2019
Методология науки: инженерный стиль научного письма
Короткие формулировки в научном исследовании
18.08.2019
«Проект федерального закона № 717228-7 должен быть отклонен...»
Об Основах законодательства Российской Федерации о культуре
06.08.2019
Все статьи автора
Алена Редькина:
Методология науки: инженерный стиль научного письма
Короткие формулировки в научном исследовании
18.08.2019
«Доклад основан на непроверенной и недостоверной информации...»
Заключение по Второму докладу Ричарда Макларена от 09.12.2016 «Расследование ВАДА обвинений российских участников Олимпиады в Сочи в употреблении допинга»
25.12.2016
«Доклад уже нанёс существенный вред всему российскому спорту в целом...»
Заключение по Докладу Р. Макларена от 16.07.2016 «Расследование ВАДА обвинений российских участников Олимпиады в Сочи в употреблении допинга»
05.10.2016
Все статьи автора