Проблемы духовно-нравственного воспитания в трудах монахини Александры (М.В. Захарченко)

Памяти ученого

 

31 января сего года ушла из жизни удивительный человек, выдающийся ученый - монахиня Александра (в миру Марина Владимировна Захарченко, профессор, доктор философских наук). Автору этих строк посчастливилось не просто быть знакомым с ней, но и работать под ее руководством над диссертацией, посвященной теоретическому осмыслению духовно-нравственного воспитания военнослужащих в традициях дореволюционной России. Матушка Александра запомнилась многим, и мне в том числе, как человек, спешащий жить. Обсуждение вопросов моего исследования проходили иногда на бегу: в транспорте, в перерывах между лекциями, в ожидании встречи с другими соискателями, что не мешало Марине Владимировне четко излагать свои мысли. Её отличала способность видеть научную проблему во всей ее полноте, умение схватывать идею на самом раннем этапе ее рождения. В предлагаемой статье сделана попытка обобщить взгляды матушки Александры на вопросы духовно-нравственного воспитания, в том числе и в военной среде.

Воинская служба своей сложностью и эмоциональной напряженностью отличается от любого вида гражданской деятельности не только в военное, но и в мирное время. Военный человек обязан вести строго регламентированный образ жизни, точно и в срок выполнять все приказы и приказания, большую часть времени и сил посвящая подготовке к защите Отечества. Такая подготовка проводится в условиях, максимально приближенных к боевым, вдали от исторических и культурных центров. Для моряка она сопряжена еще и с долгим отрывом от семьи, с ограничением жизненного пространства и дефицитом общения с людьми. Наличие сложной боевой техники и вооружения, влияние неблагоприятных природно-климатических условий, вахтенный режим труда и отдыха, недостаток информации, бытовые неудобства, вредность среды обитания (вибрация, постоянный шум, перепады температуры и давления, наличие взрывоопасных и токсичных веществ, источников мощного электромагнитного и радиоактивного излучения) и другие факторы постоянно сопровождают военнослужащего при выполнении им своих обязанностей. Лишь чувство долга, не связанное ни с какими материальными благами, способно подвигнуть человека к защите Родины. И это чувство должно быть предметом воспитания военнослужащих. Вооруженные Силы в силу своего специфического предназначения всегда были и будут чувствительными к любым социальным и политическим изменениям. Поэтому сейчас в условиях существующего нравственного кризиса особенно важно обратить внимание на воспитание духовных и нравственных качеств у российского воинства.

Как отмечает М.В. Захарченко (в прошедшем времени писать о ее взглядах рука не хочет), категория духовно-нравственный для нормативно-правового тезауруса - новое[1]. В абсолютном большинстве исследований духовно-нравственное воспитание представляется как одно из многочисленных направлений воспитания, а в отдельный работах, как составная часть патриотического воспитания. Но, как справедливо, на наш взгляд, считает Марина Владимировна, «...это подход тупиковый. Следуя по этому пути, мы утрачиваем потенциал методологического развития, заложенный в новых категориях»[2]. Духовно-нравственное воспитание есть и система, и процесс, и деятельность, и организационная структура, и субъективно-объективное взаимодействие. Рассматривать духовно-нравственное воспитание как отдельное направление или часть патриотического воспитания нельзя, так как оно аккумулирует в себе все направления (патриотическое, трудовое, эстетическое и т.д.). Каждое из направлений воспитания решает свои задачи. Но духовно-нравственное пронизывает все их и присутствует во всех сферах деятельности военнослужащих. Оно проникает во все звенья жизни и реализуется на всех этапах воинской службы.

Современные научные интерпретации понятий духовность и нравственность весьма многочисленны и многогранны. Эти категории имеют философское (как общие понятие), культурологическое (как ценностная структура культуры), социологическое (общества, социальных групп, личности), психологическое (как чувства и представления), теологическое и другие толкования.

В материалистическом понимании дух - всего лишь «высший цвет материи». Однако, понятие духовность выходит за пределы понимания земного бытия. Оно, пишет М.В. Захарченко, должно «пониматься как трансцендирование, как проявление фундаментальной двойственности человеческой природы, ее динамического начала, ее устремленности к самосовершенствованию»[3]. Духовность связана с высшими ценностями, которые находятся за пределами существования личности, это то, во что верит человек, - как заметил в одном из своих выступлений член. кор. РАО В.И. Слободчиков. Духовность разнолика. Верит человек в коммунизм - у него коммунистическая духовность; верит он в то, что человек является центром вселенной - антропоцентрическая духовность; верит он в то, что счастье в незаконно добытом богатстве - у него уголовная духовность. Поэтому апостол Иоанн в своем послании учит: «Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они» (1Ин.4:1).

В культурологическом понимании мерило духовности человека заключается в знакомстве человека с широким кругом прекрасного: классической литературой, музыкой, живописью, скульптурой, фольклором и т.д. Но, по замечанию М.В. Захарченко, «... такого рода понимание духовности ограничивает сферу духовной жизни»[4]. В таком ракурсе категория духовный отождествляется с культурный, и душевное выдается за духовное. С приглашением же известной похабной личности Сергея Шнурова наставником в популярный теле-проект «Голос» и с дальнейшим назначением его в Общественный Совет при комитете по культуре Госдумы ведет к извращению самого понятия культуры.

Важнейшей категорией в процессе духовно-нравственного воспитания является свобода. «Дух и свобода рассматриваются во взаимной связи. Человек может жить "по закону плоти" - и тогда он порабощен. Но он может освободиться от этого закона и жить "по закону духа" - тогда он свободен. Это воззрение получило свое полное выражение в христианской традиции»[5], - замечает М.В. Захарченко. Здесь речь идет не о внешней свободе, а о воспитании свободы внутренней, свободы воли. Именно истинная внутренняя свобода есть главный плод религиозной духовности. Задача воспитателя состоит в том, чтобы помочь человеку обрести эту свободу. «Свободный человек - это человек, включенный в другого; человек, ежеминутно готовый проявить заботу о другом; человек жертвенный. Максимально проявляется свобода в отношении взаимной любви. Человеческие отношения, освященные искренней любовью, являются свободными. Свобода есть связь, а не отсечение (за исключением греха - А.Б.),»[6] - пишет профессор А.А. Остапенко.

Понятие нравственность в педагогике традиционно определяется как «совокупность норм и правил, регулирующих отношения людей в обществе на основе общественного мнения, стимулирующих или тормозящих их поведение и деятельность; состояние взаимосочувствия со всем миром, но прежде всего со всем народом»[7]. То есть это понятие рассматривается как самостоятельная категория. Однако такие ученые как М.В. Захарченко, С.Ю. Дивногорцева, А.А. Остапенко, В.И. Слободчиков и др. рассматривающие явление духовно-нравственного воспитания в свете православной педагогики, считают, что нравственность производна от духовности. Нравственные принципы исполняют роль регуляторов чувств, желаний, поведения людей в обществе. В православии они закреплены формулой: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7:12).

По мнению М.В. Захарченко «нравственность - способность человека к осуществлению нравственного закона как "закона свободы"»[8], - свободы от порока, страстей, эгоизма. Цель нравственного совершенствования человека заключается в свободном преодолении греха и в обращении к добру. Если в светском понимании нравственные нормы зарождаются в обществе из человеческих взаимоотношений и складываются с течением времени в результате проб и ошибок, то для православного человека нравственные ценности задаются свыше, имеют сверхчеловеческий источник.

Духовность и нравственность неразрывно связаны между собой, но в то же время они имеют разную направленности. Духовность характеризует «вертикальные» устремления человека к высшим идеалам (в православии - к Богу: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всем разумением твоим» (Мф. 22:37)), а нравственность - «горизонтальные», то есть отношения с людьми и обществом («Возлюби ближнего своего, как самого себя» (Мф. 22:39)). В этой связи, опираясь на мнение профессора А.А. Остапенко, можно предположить, что нравственность есть отражение в душе высоты духа. «Высокий стыкуется со словом дух, а широкий - со словом душа»[9]. Чем выше дух, тем шире горизонты души.[10] Нравственность же есть видимое проявление этих горизонтов, это видимое выражение духовности в поведении человека, в его взаимоотношениях с окружающим миром. И духовность, и нравственность, существуя нераздельно и неслиянно, раскрываются в человеке по мере его духовного становления: духовность определяется качеством (высотой) помыслов, а нравственность - качеством поведения человека[11]. Как нравственность не существует без духовности, так и духовность не существует без нравственности. «Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога?» (1Ин. 4:20) Любовь по вертикали без любви по горизонтали представляет собой лишь абстрактное умозрение.

Таким образом, духовно-нравственное воспитание слагается из духовного (воспитание помыслов) и нравственного воспитания (воспитание поступков). Этот процесс должен быть направлен в первую очередь на воспитание положительных традиционных духовно-нравственных качеств человека. В широком смысле традиции, по мнению М.В. Захарченко, следует понимать «как способы организации совместной деятельности людей, устойчиво сохраняющие свои существенные характеристики на протяжении многих поколений»[12]. Эта трактовка традиции предлагает смотреть на нее как на способ самоорганизации общества, как на систему условий духовно-нравственного становления человека, которая направлена на раскрытие его творческого потенциала, его уникального бытия как личности. «Традиция не ограничивает развитие личности, а обусловливает ее становление, образует его форму и содержание»[13].

Традицию можно рассматривать как предание, передаваемое из поколения в поколение. В Православии предание рассматривается как Священное Предание. Связь традиции со Священным Преданием определяет ее как цивилизационную традицию. «Если рассматривать религию в историческом времени со стороны ее влияния на образ жизни носителей цивилизационной идентичности, на культуру и государственность, то система связей религии с другими сторонами данной цивилизации выступает как цивилизационная традиция»[14], - пишет М.В. Захарченко. Цивилизационная традиция является стержнем, пронизывающим жизнь народа. Это своего рода уникальный код, который направляет все изменения, происходящие в обществе, верности заветам отцов, защите родной земли, готовности отдать «душу свою за друзей своих» [Иоан. 15:13], соборности, взаимопомощи, и т.д. В этой связи М.В. Захарченко выделяет в качестве важного элемента духовно-нравственного развития - религиозное воспитание, которое весьма значимо в наших традициях, и которое, по ее мнению, «не может быть не духовным»[15].

В основе православного учения о духовно-нравственном воспитании личности лежит представление об иерархическом устроении человека: тело должно быть подчинено душе, а душа духу. Эта иерархия нарушена в результате грехопадения. Человек, изначально призванный быть хозяином своей природы, стал ее рабом. В исправлении человеческой природы важнейшую роль имеет церковь, как хранительница Священного Предания и цивилизационных традиций.

Устоявшиеся стереотипы в отношении православной традиции воспитания, ассоциируют ее с жестким подчинением человека религиозным нормам. Однако это не так. Нормы лишь образуют условия, при соблюдении которых возможно духовно-нравственное становление личности. К соблюдению этих норм невозможно принудить, их можно только свободно принять. Духовно-нравственное воспитание, в основе которого лежат базовые цивилизационные традиции, пробуждает людей к истинной, внутренней свободе, делает их самостоятельными, целостными, стремящимися совершенствованию, к познанию высших ценностей.

Духовно-нравственное развитие «неотделимо от жизни человека во всей ее полноте и противоречивости, от семьи, общества, культуры, человечества в целом, от страны проживания и культурно-исторической эпохи, формирующей образ жизни народа и сознание человека»[16]. В процессе духовно-нравственного развития личность приобретает особенные, ей одной свойственные черты и вместе с тем вбирает в себя вселенскую полноту, хранимую в традиции, приближаясь к своему первозданному состоянию.

Обобщив мнения М.В. Захарченко можно сказать, что духовно-нравственное воспитание военнослужащих - это организованный и целенаправленный педагогический процесс, который, основываясь на стремлении личности к высшим ценностям и идеалу, способствует развитию и совершенствованию у нее духовных и нравственных качеств, вырабатыванию правильного понимания смысла жизни, с любовью и уважением относиться к другим, умению сочетать свое личное достоинство с послушанием старшим. В православии воспитание послушания направлено на свободный отказ от собственного выбора, подчинение собственной воли воле духовного наставника. Своя воля при этом не заглушается, а направляется на путь соответствия с Божественной.

Отдельно следует остановиться на особенностях духовно-нравственного воспитания в Вооруженных Силах. Хотя для защитника Родины недопустимы противоправные действия, однако воинское служба в процессе защиты Отечества предусматривает применение силы и даже войну, в ходе которой совершаются далеко не праведные и безнравственные деяния - убийства. Сама война есть следствие глубокой испорченности людей. Даже самая справедливая и священная война это не истина, а лишь борьба за истину бесчеловечными средствами. Только человек окончательно нравственно падший может чувствовать радость в убийстве другого, пусть даже и врага. Война оказывает разрушительное воздействие на моральный облик человека. У ее участников стирается грань между праведностью и преступностью. Война разлагает и отдельных военнослужащих, и воинские коллективы. В выполнении оборонных задач заложено огромные духовно-нравственные противоречия.

Сложности воинского служения, наделенность военнослужащих правом применения оружия требуют от них стойкости духа и накладывают высокую нравственную ответственность. Только люди с высокими духовно-нравственными идеалами и добросовестным отношением к порученному делу могут обеспечить безопасность страны. Тяжесть воинского служения, проходящего на острие, разделяющем добро и зло, предъявляет к воину высокие требования. В уничтожении врага есть две нравственных стороны: одна - страшная и жестокая, связанная не только с лишением жизни противника, но и калечащая душу убивающего; другая же - жертвенная, ибо воин жертвует в бою, как своей жизнью, так и своей невиновностью в крови другого человека. Выполнение воинского долга по защите своего Отечества ни в коей мере не противоречит христианскому учению, ибо сказано в Новом Завете, о начальнике и воине, что он «не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» [Рим. 13:4]. Воин не должен быть равнодушным к каинским поступкам одних по отношению к другим. «Выбор в сторону добра - это не выбор в строгом смысле слова: это умение держаться доброго, уклоняться от злого»[17], - замечает М.В. Захарченко. Неумение замечать зло приводит к непротивлению ему и к допущению его в себя. М.В. Захарченко считает, что религиозная составляющая здесь доминирует. «Духовность характеризуется как проявление "человеческого в человеке". Духовность - это то, что возвышает личность над физиологическими потребностями, этическим расчетом, рациональной рефлексией, то, что относится к высшей способности души, что заложено в основание его личности»[18], - отмечает она. Духовность человека определяется качествами его души.

Подводя итог статьи, следует отметить, что вера в Бога во все времена была опорой в вопросах воспитания духовности и нравственности, фактором, способствующим повышению боеготовности вооруженных сил. По мнению М.В. Захарченко, исторический путь народов связан с тем, какую религиозную традицию он выбрал и как он остается ей верен на важных исторических поворотах[19]. Особенность православной веры в том, что она всегда дает возможность оступившемуся человеку исправиться, вернуться к праведной жизни. Вера служила воинам и нравственным ориентиром, и болеутоляющим средством, и помощью в трудных ситуациях. Она формировала у военнослужащих ответственность за свои мысли и поступки, высокую нравственность, соответствующую христианским заповедям, послушание, сострадание, любовь к Родине. Опыт свидетельствует о том, что верующий воин более исполнителен, более ответственен при выполнении приказов и приказаний. Для него присяга - это не набор красивых фраз, а священная клятва, которую надо неукоснительно выполнять. Верующий человек воспринимает свое служение народу, как поручение Божие. Воспитание высоконравственного, религиозного, любящего свою Родину, почитающего традиции своего народа защитника-патриота есть одна из важнейших задач и сегодняшнего дня.

Поскольку духовность и нравственность присущи только человеку, то духовно-нравственное воспитание представляет собой педагогическое явление, направленное на формирование в человеке стремления к идеалу, ориентации его на высшие ценности и характер взаимоотношения с другими людьми на основе этих ценностей. Духовность и нравственность - это цементирующая сила, которая объединяет народ, помогает мобилизовать внутренние резервы при возникновении опасности, это иммунитет народа, противостоящий внутренним социальным болезням и внешним «инфекциям», это один из важнейших факторов безопасности страны.

Беляков Александр Петрович, канд. пед. наук, капитан 1 ранга в отставке

 

Список литературы:

1.              Захарченко М.В. Духовно-нравственное воспитание - перспектива развития российской школы // Mатериалы XII Межрегиональных Знаменских чтений «Духовно-нравственное воспитание в новой школе России». СПб.: СПбАППО, 2009. С. 7 - 15.

2.              Захарченко М.В. Духовно-нравственное развитие и воспитание как ключевые категории в методологии проектирования образовательных программ // Системно-деятельностный подход в воспитании. Духовно-нравственное развитие и воспитание - главные приоритеты образования: материалы I Межрегиональной  научно-практической конференции. СПб, 26 октября 2010 г. СПб: Изд-во Политехн. ун-та, 2010 С. 6-15.

3.              Захарченко М.В. Духовно-нравственное развитие и воспитание школьников: учебно-методическое пособие. СПб.: СПбАППО, 2011.

4.              Захарченко М.В. Категория «духовно-нравственная культура» в перспективе методологического развития категориального аппарата педагогической науки // Академия педагогического поиска: учитель - ученик: сборник научных статей / под общ ред. С.В. Алексеева, А.Н. Бакушиной. Вып. 1. СПб.: СПбАППО, 2011. Ч.3 (Научно-педагогические школы). С. 30 - 37.

5.              Захарченко М.В. Категория духовности в современном дискурсе об образовании// Образование, экономика, общество. № 1-2 (17-18), февраль - апрель. 2010. C. 32 - 36.

6.              Захарченко М.В. Понятие цивилизационной традиции и его значение для моделирования образовательного процесса в школе России // Православный ученый в современном мире: сборник материалов второй международной научно-практической конференции. Том 3. Воронеж: Истоки, 2013. С.77 - 85.

7.              Захарченко М.В. Проблемы воспитания в книге игумена Георгия (Шестуна) «Православная педагогика» // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология 2009. Вып. 1(12). С. 111-126.

8.              Захарченко М.В. Теория и практика духовно-нравственного развития и воспитания школьников: Монография. СПб.: СПбАППО, 2014.

9.              Захарченко М.В., игумен Георгий (Шестун), игумен Киприан (Ященко) Методологические основы новой образовательной области «духовно-нравственная культура» // Педагогика. №9. 2008. С.40-46.

10.           Нравственность // Педагогика. URL: http://www.pedpro.ru/termins/96.htm (Обращение 14.03.19г.)

11.           Остапенко А.А. Со-Образность образования: Очерки православной педагогики. Saarbrücken, Deutschland: Sanktum, 2015.



[1] Захарченко М.В. Духовно-нравственное развитие и воспитание как ключевые категории в методологии проектирования образовательных программ // Системно-деятельностный подход в воспитании. Духовно-нравственное развитие и воспитание - главные приоритеты образования: материалы I Межрегиональной  научно-практической конференции. СПб, 26 октября 2010 г. СПб: Изд-во Политехн. ун-та, 2010 С. 8.

[2] Захарченко М.В.  Духовно-нравственное развитие и воспитание школьников: учебно-методическое пособие. СПб.: СПбАППО, 2011. С. 11.

[3] Захарченко М.В. Категория духовности в современном дискурсе об образовании // Образование, экономика, общество. № 1 - 2 (17 - 18), февраль - апрель. 2010. С. 33.

[4] Захарченко М.В. Духовно-нравственное воспитание - перспектива развития российской школы // Mатериалы XII Межрегиональных Знаменских чтений «Духовно-нравственное воспитание в новой школе России». СПб.: СПбАППО, 2009. С. 8.

[5] Захарченко М.В. Категория духовности в современном дискурсе об образовании. С. 33.

[6] Остапенко А.А. Со-Образность образования: Очерки православной педагогики. Saarbrücken, Deutschland: Sanktum, 2015. С. 146.

[7] Нравственность // Педагогика. URL: http://www.pedpro.ru/termins/96.htm (Обращение 14.03.19г.)

[8] Захарченко М.В. Категория «духовно-нравственная культура» в перспективе методологического развития категориального аппарата педагогической науки // Академия педагогического поиска: учитель - ученик: сборник научных статей / под общ ред. С.В. Алексеева, А.Н. Бакушиной. Вып. 1. СПб.: СПбАППО, 2011. Ч.3 (Научно-педагогические школы). С. 35 - 36.

[9] Остапенко А.А. Со-Образность образования: Очерки православной педагогики. С. 92

[10] Там же. С. 95.

[11] Остапенко А.А. Со-Образность образования: Очерки православной педагогики. С. 108.

[12] Захарченко М.В. Категория «духовно-нравственная культура» в перспективе методологического развития категориального аппарата педагогической науки. С. 36

[13] Захарченко М.В. Проблемы воспитания в книге игумена Георгия (Шестуна) «Православная педагогика» // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология 2009. Вып. 1(112). С. 114

[14] Захарченко М.В. Понятие цивилизационной традиции и его значение для моделирования образовательного процесса в школе России // Православный ученый в современном мире: сборник материалов второй международной научно-практической конференции. Том 3. Воронеж: Истоки, 2013. С.83

[15] Захарченко М.В. Теория и практика духовно-нравственного развития и воспитания школьников: Монография. СПб.: СПбАППО, 2014. С.16

[16] Захарченко М.В. Духовно-нравственное развитие и воспитание как ключевые категории в методологии проектирования образовательных программ С.7

[17] Захарченко М.В. Понятие цивилизационной традиции и его значение для моделирования образовательного процесса в школах России. С. 85.

[18] Захарченко М.В. Категория духовности в современном дискурсе об образовании. С. 33

[19] Захарченко М.В., игумен Георгий (Шестун), игумен Киприан (Ященко) Методологические основы новой образовательной области «духовно-нравственная культура» // Педагогика. №9. 2008. С. 44.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий