Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Императоры войны не желали и от престолов не отрекались...

Борис  Галенин, Русская народная линия

100-летие Первой мировой войны / 30.01.2019


Реквием последним христианским монархам Европы и их верноподданным …

 

Совсем недавно, 1 августа 2014 года, мы отметили столетие начала Первой мировой войны.

И вот уже неумолимо подошло и наступило 11 ноября 2018 года - столетие так называемого Дня Перемирия - по-английски - the Dayof Armistice. Перемирие это было подписано 11 ноября 1918 года в Компьенском лесу в вагоне командующего войсками Антанты маршала Фердинанда Фоша. Подписи под ним поставили: от Антанты - сам Фош и британский адмирал Первый Лорд Адмиралтейства сэр Росслин Уимисс, от Второго Рейха - глава немецкой делегации Маттиас Эрцбергер, граф Альфред фон Оберндорф - министр иностранных дел, от армии генерал-майор Детлоф фон Винтерфельдт и от флота адмирал Эрнст Ванзелов.

Перемирие это сильно напоминало безоговорочную капитуляцию, тем более непонятную, что германская армия на момент его подписания контролировала территорию от примерно ста верст к северу от Парижа на западе, до Черного и Азовского морей на востоке. Капитуляция, замаскированная под перемирие, стала результатом предательства руководством Германской армии своего Верховного вождя императора Вильгельма II, как за полтора года до этого победоносная Русская Императорская Армия во мгновение ока превратилась в толпу дезертиров и мародеров после аналогичного предательства своими генералами Императора Всероссийского и Верховного Главнокомандующего Николая II.

Таким образом, на самом деле 11 ноября 2018 года - это столетие даты окончательной гибели всех христианских империй Европы, в той или иной степени преемников и наследников Римской Империи Константина Великого - православной Российской, католической Австрийской, и преимущественно лютеранской Германской. В скобках можно отметить, что одним из составляющих полного титула монарха четвертой, погибшей в этой войне империи - Османской, - был титул - Цезарь Рима.

В своей совокупности крушение империй знаменовало конец старой Европы и окончание «длинного» XIX века. И уж совершенно точно - конец эпохи, которую сами европейцы назвали «Прекрасной Эпохой» ‒ «Belle Époque», а мы, русские, Серебряным Веком. В качестве синонима, употребляют еще выражение - «Эпоха Модерна».

 

«Belle Époque»

 

Современному человеку трудно поверить, что совсем недавно была эпоха, был век, в котором, казалось, сбываются вековые мечты человечества. Во всяком случае, человечества европейского. И веком таким был век XIX, в немного смещенных временных рамках 1815-1914 годов. Недаром последние десятилетия этого века вошли в историю под названием «Прекрасной Эпохи» ‒ «Belle Époque», она же - эпоха Модерна.

Действительно, в этом веке стоявший до тех пор долгие тысячелетия на месте или шедший весьма неспешно технический прогресс сорвавшись с места ринулся вперед со скоростью курьерского поезда. И скорость эта все возрастала.

Стремительно стали сокращаться расстояния на земном шаре, и сам он стал превращаться в один большой дом для всех живущих на нем:

 

Мир еще огромный дом ‒ семь морей лежат на нем,

И не счесть народов разных стран;

И мечта, родившись в Кью, станет плотью в Катмандью,

Вора Клепэма накажет Мартабан.

 

Чуткие души ощутили веяние «прогресса» даже раньше вступления его в полную силу. Иван Александрович Гончаров в своем «Фрегате ПАЛЛАДА», вспоминая начало своего путешествия в 1853 году, вздыхает: «Не величавый образ Колумба и Васко да Гама гадательно смотрит с палубы вдаль, в неизвестное будущее: английский лоцман, в синей куртке, в кожаных панталонах, с красным лицом, да русский штурман, с знаком отличия беспорочной службы, указывают пальцем путь кораблю и безошибочно назначают день и час его прибытия.

Между моряками, зевая апатически, лениво смотрит "в безбрежную даль" океана литератор, помышляя о том, хороши ли гостиницы в Бразилии, есть ли прачки на Сандвичевых островах, на чем ездят в Австралии?

"Гостиницы отличные, ‒ отвечают ему, ‒ на Сандвичевых островах найдете все: немецкую колонию, французские отели, английский портер ‒ все, кроме ‒ диких".

В Австралии есть кареты и коляски; китайцы начали носить ирландское полотно; в Ост-Индии говорят все по-английски; американские дикари из леса порываются в Париж и в Лондон, просятся в университет; в Африке черные начинают стыдиться своего цвета лица и понемногу привыкают носить белые перчатки. Лишь с большим трудом и издержками можно попасть в кольца удава или в когти тигра и льва ...

Пройдет еще немного времени, и не станет ни одного чуда, ни одной тайны, ни одной опасности, никакого неудобства.

И теперь воды морской нет, ее делают пресною, за пять тысяч верст от берега является блюдо свежей зелени и дичи; под экватором можно поесть русской капусты и щей.

Части света быстро сближаются между собою: из Европы в Америку ‒ рукой подать; поговаривают, что будут ездить туда в сорок восемь часов, ‒ пуф, шутка конечно, но современный пуф, намекающий на будущие гигантские успехи мореплавания.

Скорей же, скорей в путь!

Поэзия дальних странствий исчезает не по дням, а по часам.

Мы, может быть, последние путешественники, в смысле аргонавтов: на нас еще, по возвращении, взглянут с участием и завистью».

Но путь от Кронштадта до Японских островов занял, однако, в то время у Гончарова и его соплавателей порядка десяти месяцев, или трехсот дней. Для кругосветки времени потребовалось минимум столько же. И удобств при переходе через океаны было, прямо сказать, немного.

А меньше чем через двадцать лет всем известный Филеас Фогг смог совершить полноценное кругосветное путешествие уже за восемьдесят дней, и если бы не пари, заставлявшее его иногда забывать об удобствах, то дней за сто он бы обогнул земной шар практически с тем же комфортом, что предоставлял ему элитный лондонский клуб.

Каждый, кто читал в детстве Жюль Верна, Герберта Уэллса, Редьярда Киплинга и подобных авторов, навсегда сохранил в душе ощущение, что вот еще чуть-чуть, и весь мир действительно ляжет к ногам европейского человека - считая Северную Америку в этом смысле отколовшимся куском Европы.

Представьте только себе. В конце XIX ‒ начале XX века европейцы обладали такими правами и свободами, о которых сейчас не приходится и мечтать. Никаких виз для людей из «приличных стран» в помине не существовало. Можно было объехать весь мир вообще не имея документов, как объехал один французский географ, имея с собой только набор визиток.

Любая валюта - фунты, доллары, рубли, франки, марки, кроны - была конвертируема и взаимозаменяемая. Факт, что Европа - центр мира - не нуждался в доказательствах.

Все, что было связано с наукой, с технологией, с управлением, с государственными законами, с судом - все это имело единственный стандарт - европейский. Европейский мир, не смотря на отдельные противоречия отдельных держав, ощущал себя чем-то единым.

А поскольку Российская Империя уже двести лет была одной из великих европейских держав, то европейский стандарт простирался от Атлантики до Тихого океана.

Китайские и японские дипломаты носили сшитые в Париже фраки и изъяснялись по-французски.

Мундиры турецких генералов копировались с европейских образцов.

Возникавшие войны, которые на фоне масштаба бывших наполеоновских и грядущих мировых, вернее отнести к числу военных конфликтов, даже такие как франко-прусская или русско-японская, велись в целом по-джентльменски.

В них использовалось все более технологичное, но при этом относительно «гуманное» оружие. Антигуманное типа разрывных пуль «дум-дум» запрещалось конвенциями.

О пленных заботилось как свое правительство, так и правительство страны интернирования. Еще в русско-японскую войну наши раненные пленные в Японии пользовались лучшими японскими врачами. Им предлагалось, особенно, конечно офицерам, лечение на самых фешенебельных курортах и в столь же фешенебельных клиниках и госпиталях.

Императоры во время войны посылали друг другу телеграммы с выражением благодарности и восхищения мужеством их воинов. А микадо вообще мог наградить русского офицера, наиболее проявившего себя в схватках с самураями, высшим японским орденом. Как, скажем, командира легендарного «Варяга» Всеволода Федоровича Руднева, ‒ орденом Восходящего Солнца, который и был принят с разрешения Императора Всероссийского.

Возникший к закату века стиль модерн в живописи, архитектуре и литературе достиг такого совершенства, что если бы красота действительно могла спасти мир, то в 1890 - 1910 годы она несомненно бы мир спасла.

Благосостояние среднего «образованного» европейца позволяло ему пользоваться всеми перечисленными выше достижениями цивилизации и культуры. Принимаемые социальные программы, позволяли надеяться, что к этим благам в самом обозримом будущем подтянутся и трудящиеся массы, именуемые «народом».

Так, положение английских наемных работников с 1875 года по 1896 год улучшилось примерно вдвое. Короткий рабочий день по субботам ‒ способствовал тому, что люди смогли массово посещать мюзик-холлы, возникшие в то время, или спортивные зрелища... Скоростные морские перевозки дополнили фруктами растущее внутреннее производство. Варенье появилось на каждом столе. К 1905 году два-три банана стоили не больше пенса...

В Российской Империи последние годы перед Мировой войной зарплата квалифицированного рабочего превысила жалование обер-офицера Императорских армии и флота.

При этом общепринятое законодательство и правила приличия придерживались, - по крайней мере формально, -христианских основ. Что позволяло говорить еще накануне Первой мировой о торжестве во всемирном масштабе христианской цивилизации и культуры.

И в каком-то смысле это и было так.

И вот вся эта красота, эта цивилизация и эта культура, а самое главное - исторический оптимизм и вера в прогресс и его благодетельность, ‒ рухнули навсегда в бездну жарким летом 1914 года. Причем ни одна из вступивших в войну сторон не смогла по сей день отчетливо сформулировать во имя чего, ради каких идеалов состоялся этот «Крестовый поход Европы» против себя самой.

Не выиграл из европейских участников войны ‒ никто. Про погибшие великие империи: Российскую, Германскую и Австрийскую - и говорить не приходится. Как и про попавшую под раздачу империю Османскую.

Но и Франция - потерявшая почти 10% процентов самого «пассионарного» населения, так и не смогла оправиться за двадцать лет до начала следующего «Крестового похода Европы» против Европы.

Вдобавок, все воевавшие страны получили «потерянное поколение», и о «Прекрасной эпохе» пришлось забыть навсегда.

Казалось бы, в очевидном выигрыше осталась империя Британская, сокрушившая, или приведшая в ничтожество своих континентальных соперников и союзников. Чтобы впервые с 1694 года влипнуть в долги у своей бывшей колонии. И чуть больше чем через четверть века распасться, ‒ сразу после Второй, выигранной ею мировой войны. А сама Англия на глазах превращается, ‒ по словам очень тепло к ней относящегося нашего философа Виктора Тростникова, ‒ в «место, где жили англичане».

Неужели, ‒ спросил бы известный персонаж, ‒ она, Англия, сама так управилась с собой? Не правильнее ли думать, что управился с ней некто совсем другой?

Может быть были и другие силы, заинтересованные в этой войне?

 

Причины Мировой войны - версии официальные

 

Внятного «материалистического» объяснения причин возникновения Мировой войны до сих пор нет, не считая «блеяния» о межимпериалистических противоречиях. Понятно также, что поскольку в непосредственном выигрыше остался все же англосаксонско-французский блок, походя предавший свою союзницу Россию, то ‒ «для удобства победителей», ‒ вина за развязывание войны официально была возложена на блок австро-германский, к которому неофициально присоединили и Россию. [Причем объективные на вид аргументы в пользу такой трактовки действительно есть!].

А так как все эти три страны - имперские, а императорам русскому и даже германскому приписывались, а иногда и сейчас приписываются, единолично-руководящие функции, то в «общественное мнение» внедрялась мысль, что Мировой войны желали именно Императоры, как не контролируемые «народом» руководители, с их империалистическим планами покорения - на выбор, ‒ Сербии, Франции или Босфора с Дарданеллами, ‒ а заодно для отвлечения народов от борьбы с отечественными тиранами.

А когда не вышло - пришлось от престолов отречься.

В результате в «цивилизованных странах» стало принято считать Первую мировую войну ‒ войной западных «демократий», так сказать «народных режимов», с режимами автократическими, войной опять же за торжество принципа демократии, усиленного «правами народов на самоопределение».

Примерно такая точка зрения и вбивается уже многие десятилетия в головы всем обитателям Единой Европы и Америки, от учеников младших классов «болон'к'ской» системы и далее.

По счастью, в России еще осталось ненулевое подмножество бывшего великого русского народа, упорно не желающее пополнять собою ряды всемирной демократии. Именно эту часть русского суперэтноса можно называть сегодня русскими, наследниками православной имперской русской культуры. Для которых является жизненной необходимостью верное понимание истинных причин гибели Православной Российской Империи, равно как и других христианских монархий, посильно удерживавших мировое зло.

Начиная с первых после революционных лет, тогда в основном в эмигрантской среде, и особенно в последние десятилетия уже в России и ее окрестностях, предпринимались неоднократные и иногда талантливые исследования в этом направлении.

Но полной, или хотя бы удовлетворительной картины конца имперской Европы нет до сих пор. Постараемся хотя бы в некотором приближении эту картину воссоздать.

 

Мировая война - этапы подготовки

 

Сначала несколько слов о том, что дало России служение ей ее царей и императоров, начиная с первого венчанного Царя Ивана Васильевича Грозного. В качестве иллюстрации остановимся на аспекте геополитическом. Россия даже в наши дни является самым большим по площади государством земного шара, но до 1917 года, она была больше нынешней почти в полтора раза, больше даже чем Советский Союз перед своим крушением.

Думаю, вам интересно будет узнать «скорость» расширения территории нашей родины начиная, скажем, с 1547 года, с года венчания Царя Ивана на царство. Скорость эта такова.

С 1547 года и до 1917 территория России увеличивалась в среднем на 146 кв. км в сутки, или на 53 000 кв. км. в год. И так все 370 лет. Понятно, что график этого роста в реале имел разную крутизну. Но средние приведенные цифры неотменимы.

Недавно мы, русские люди, пережили радостные дни ‒ дни возвращения России Крыма. Так вот, для наглядности. Площадь Крыма составляет 27 000 кв. км. следовательно, пока Россией правили ее цари и императоры, средний ежегодный прирост территории составлял «два Крыма».

В подавляющем большинстве случаев наше распространение, особенно на Восток, было практически мирным. Под руку Белого Царя шли охотно, не всегда удавалось принять всех желающих. Например, в конце XIX века к нам усиленно просился Тибет, Россию там считали Северной Шамбалой. Но ошибки нашей, в верхах своих, скажем мягко, «европоориентированной» дипломатии, не позволило пойти навстречу «трудящимся Востока».

Впрочем, в случае победы в Первой Мировой войне возможны были варианты. Особенно учитывая наш сверхсекретный договор о союзе с Японской империей конца 1916 года. Суть которого - Азия для азиатов. Русских таковыми японцы готовы были признать.

Остальное понятно, - вытеснение «просвещенных мореплавателей» совместными усилиями откуда можно. А можно было...

Ведь военная победа России в Мировой войне уже к концу 1916 года просматривалась невооруженным глазом. Но через пару месяцев все закончилось крушением Российской Империи и раздроблением России, в финальной фазе которого мы ныне обретаемся.

Дело в том, что сама Мировая война была «сконструирована» враждебными России и иным христианским монархиям силами за много лет до ее начала в такой конфигурации, что победу в ней именно Царской России одержать было практически невозможно.

Это была в полном смысле слова - запрограммированная война. Что касается слов «за много лет до ее начала», то их можно трактовать в разных временных масштабах. В некотором смысле Мировая война стала двухтысячелетним итогом противостояния христианской цивилизации и всех антихристианских сил. Если же говорить о конкретной подготовке, то можно достаточно обоснованно говорить примерно о тридцатилетнем периоде.

Так еще в 1887 году один из основоположников марксизма Фридрих Энгельс в статье «Введение к брошюре Боркхейма...» с абсолютной точностью наметил сценарий, грядущей почти через тридцать лет Мировой войны, и предсказал ее результаты. Главный из этих результатов - гибель всех основных христианских монархий Европы, включая русскую и германскую:

«Для Германии невозможна уже теперь никакая иная война, кроме всемирной войны. И это была бы всемирная война невиданного раньше размера, невиданной силы. От восьми до десяти миллионов солдат будут душить друг друга, и объедать при этом всю Европу ... как никогда еще не объедали тучи саранчи...

Опустошение, причиненное Тридцатилетней войной, - сжатое на протяжении трех-четырех лет и распространенное на весь континент, ... крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, - крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны; абсолютная невозможность предусмотреть, как это все кончится, и кто выйдет победителем из борьбы...»[1].

Говоря про «абсолютную невозможность предусмотреть» результат предсказанной всеевропейской бойни, классик марксизма очевидным образом скромничает. Все он уже предусмотрел: во Франции корон нет. Следовательно, из приведенных слов непреложно следует, что в ожидаемой войне победителем выйдет про-французский блок. Но - без России!

Россия же у Энгельса неявно присутствует именно во французском блоке. Поскольку в противном случае Германия вместе с Россией разделались бы с Францией. Одной бы Германии за глаза хватило. И Англия с Америкой не помогли бы. Да они в этом случае, скорее всего, и вмешиваться не стали бы. И короны в этом случае, что характерно, все целы бы остались.

Все это тем более любопытно, что до возникновения противоестественного русско-французского альянса оставалось долгих шесть лет. РЕЗОННЫЙ ВОПРОС: Не во исполнение ли предначертанной цели он и начал подготавливаться?

Написаны эти провидческие строки 15 декабря 1887 года в городе Лондоне. Примерно за 30 лет до того, как предсказанная война состоялась в точности по описанному сценарию и с детально совпадающим результатом. Словно бесы на ухо нашептали. Прямо духовидец какой-то, а не марксист!

Так же уверенно писал Энгельс 27 декабря 1894 года в письме к Виктору Адлеру, что «раз уж камни покатились, они остановятся не так скоро, ‒ в России начало конца царского всемогущества, так как самодержавие едва ли переживет эту последнюю смену монарха»[2].

Следует четко понимать, что основой явной и тайной мировой политики последних десятилетий XIX века и первых десятилетий века XX, была подготовка мировыми финансовыми кругами всеевропейской или Мировой войны, в которой должны сойтись в смертельной схватке последние европейские христианские монархии, наследницы Римской Империи.

Для простоты изложения различные авторы именуют совокупность этих финансовых кругов «интернационалом финансистов» или Денежной державой. Штаб-квартира ее с момента создания Банка Англии в 1694 году и до 1913 года находилась в Лондоне, а после создания в 1913 году Федеральной Резервной Системы переместилась за океан.

В подготовке Мировой войны сама Англия, как и вся Британская империя, играли вспомогательную роль, обслуживая интересы Денежной державы, возможно в полной мере и не осознавая этого факта. Последнее следует иметь ввиду, когда в дальнейшем изложении будет упоминаться Англия, «англосаксы» и политика провоцирования Первой мировой войны.

Именно этой всемирной силе с многовековым опытом управления, по крайней мере мировыми финансовыми потоками, с первых дней своего правления пришлось противостать Государю Николаю Александровичу, отнюдь не имея под рукой аппарата управления, сравнимого по эффективности с опричниной.

Существующий аппарат управления Российской Империи объективно не был приспособлен для необъявленной, но тотальной войны против христианской, прежде всего православной цивилизации. Образованный слой империи, из которого этот аппарат пополнялся, находился под сильным влиянием европейской «идеологии прогресса» во многом инициированной агентами, как добровольными, так и платными Денежной державы.

А потому объективно, часто вопреки своим жизненным интересам, имперский аппарат управления играл роль «пятой колонны» нашего духовного и геополитического противника. Максимально затрудняя, а иногда откровенно срывая проведение в жизнь стратегически верных решений Государя.

Пример февраля 1917-го или августа 1991-го показывает, что в роли «пятой колонны» в государстве иногда выступают достаточно широкие массы населения. С достаточно печальными для большинства последствиями.

Чтобы нагляднее уяснить «расклад» европейских держав перед Первой мировой войной, который и привел большинство из них к гибели, вернемся вновь к пророчеству Энгельса.

Дело в том, что Денежная держава, избравшая с 1694 года своей штаб-квартирой Англию ‒ «мировой остров» тех лет в терминах геополитики, всегда болезненно относилась к усилению «континента» Евразии, прежде всего так называемой «Срединной Европы» и Сердца Земли ‒ Хартленда ‒ области условно соответствующей территории Российской Империи.

Понятно, что Германская империя, «железом и кровью» созданная Бисмарком в череде войн конца 1860-х - начала 1870-х годов, и занявшая как раз «Срединную Европу», немедленно попала под пристальное внимание «англосаксов», и сразу стала претендовать на роль «главного врага». До создания Второго рейха «главным врагом» «мирового острова» была Россия, традиционно владеющая Хартлендом. Таковым она, впрочем, и продолжала оставаться. Но сильная Германия создала «просвещенным мореплавателям» новую головную боль.

Помочь «мировому острову» устранить Россию или Германию могла только европейская война, где в смертельной схватке сошлись бы Германия и Россия.

В настоящее время уже некоторые англо-американские авторы стали признавать очевидный факт, что именно Британия (или те силы, что за ней стояли, что в данном случае безразлично) стала творцом Мировой войны. Собственно, таковые находились еще в 1930-е годы, например, известный американский историк Сидней Фей в своем капитальном исследовании «Происхождение Мировой войны» убедительно показал всю вздорность обвинений Германии в развязывании Мировой войны.

Так, американский политэконом и историк итальянского происхождения Гвидо Препарата еще в 2005 году в своем исследовании о происхождении Первой и Второй мировых войн, говорил, что к 1900 году Британская империя, «напуганная ростом могущества юного германского рейха, начала разрабатывать и приводить в исполнение секретный план стратегического окружения Евразийского массива.

Главная цель этого масштабного окружения ‒ не допустить создания стратегического союза между Германией и Россией: если эти две державы сольются в "братском объятии", то, как не без оснований полагали британские правящие круги, они обеспечат себя такими неисчерпаемыми источниками ресурсов, людей, знаний и военной мощи, что смогут угрожать самому существованию Британской империи в наступающем столетии.

Придя к этому пониманию, Британия начала кампанию, имевшую целью расчленение Евразии»[3].

К тем же выводам приходит, и английский политолог Джон Уолкер, относя при этом начало британских усилий на четверть века раньше: «Всю последнюю четверть XIX века опытнейшая английская дипломатия проводила многоходовые операции по недопущению союза Германии с Россией или Францией...

Для интуитивной антигерманской политики англичанам не хватало только теоретической базы, и она не заставила себя долго ждать. В 1897 в той же Германии (sic!) вышел труд "Политическая география" географа-историка Фридриха Ратцеля, который был [за семь лет! - БГ] творчески переработан сэром доктором Хэлфордом Маккиндером, доложен и опубликован в 1904 в виде статьи "Географическая ось истории" в журнале Королевского географического общества.

Так родилась "наука" геополитика ‒ настоящее руководство к действию англо-саксонских элит на весь ХХ, а если повезет, то и на весь ХХI век...

Коронное геополитическое блюдо кошмар сэра Маккиндера:

Германия с ее науками, техникой и культурой сливается с Россией с ее просторами, энергией и фантазией в едином Евразийском порыве, и недоступный Хартленд покрывается сетью железных дорог и промышленных предприятий, возникает непобедимая и самодостаточная Всемирная Империя, которая срочно строит гигантские боевые флоты, которые быстро-быстро топят родные британские.

Чистый ужас ‒ конец экспорту, конец морскому владычеству, конец колониям, конец Британской Империи!»[4].

Для взаимного избиения континентальных соперников Англии и была, в конце концов, создана Антанта. Никакой иной функции она изначально не несла.

 

«Баланс сил в Европе» или «разводка лохов»

 

Следует отметить, что у Англии имелся многовековой опыт натравливания континентальных европейских государств друг на друга для «вящего прославления» англосаксов.

По-английски такая политика именуется «The ballance of power in Europe», что переводится на русский как «Баланс сил в Европе». Генерал Вандам в своем пророческом труде о грядущей Мировой войне цитирует английского публициста подполковника Поллок[5]: «Пока Европейские державы разделены на группы, и мы в состоянии будем противопоставлять их одну другой, Британская Империя может не опасаться никаких врагов, кроме Палаты Общин». «Мы сражались с Наполеоном не на жизнь, а на смерть по тем же причинам, по каким в ближайшем будущем будем сражаться с Германией, или позднее с другой державой».

Сказано, заметим, минимум за пять лет до Мировой войны.

Надо признать, долгие столетия политика «баланса сил в Европе» исправно служила Англии, помогая ей держать под контролем континентальную Европу без особых жертв со своей стороны. Это в определенной степени удалось ей и в Первую и Вторую мировые войны. Хотя здесь следовало бы точности ради, говорить уже об успехе стратегии не столько английской, сколько «англосаксонской».

Один современный автор, назвал такую политику «разводкой лохов», напомнив, что лох - боевое подразделение в армии Александра Македонского, типа роты, составляющая четверть моры - греко-македонского аналога батальона из тысячи бойцов. Таким образом, мора = 4 лоха.

Говоря о лохах, составляющих мору, автор использует греческую терминологию, но при этом уточняет, что по латыни мора (mora) означает умирание, замедление. И именно такая мора нужна была Англии, для того, чтобы континентальная часть Европы начала умирание или замедление в своем развитии, что так блестяще выявили, например, эти мировые войны. Так, по мнению современного итало-американского историка, «немцы и итальянцы превратились в два опустошенных, лишенных собственной идентичности племени. ...

Германия, о которой стоило бы говорить, просто исчезла. Все, что мы видим на ее территории, ‒ это парализованное, оцепеневшее и отупевшее население, загнанное в упряжку пригнанной к местным условиям автоматизации, вооружаемое и направляемое британцами [точнее, англо-американцами]»[6].

Нечто подобное происходило уже на наших глазах и в России, как следствие проигранной нами Третьей мировой холодной войны.

 

Провокации успешны при участии провоцируемых

 

Справедливо отмечено, что ни одна провокация не имеет успеха, без активного участия самих провоцируемых. В нашем случае имеются в виду как объективные противоречия между Германией, Австрией и Россией, так и противоречия, возникшие в результате неудачных действий правительств этих стран, и противоречия, возбуждаемые искусственно с помощью органов массовой информации. К объективным относятся, например, застарелые противоречия между Россией и Австрией на Балканах.

К возникшим в результате неудачных действий правительств можно, например, отнести крайне неудачный по своим последствиям отказ Германии в 1887 году разместить у себя русские ценные бумаги. В результате кредитором Российской Империи стали парижские банки, что послужило началом «финансового» сближения России и Франции.

Отказ Германии возник тоже не на пустом месте. Взаимные обиды и недоразумения начались значительно раньше. Достаточно указать на весьма неудачный для дальнейших судеб Российской и Германской империй демарш либерала и франкофила канцлера Горчакова в 1875 году, когда Бисмарк хотел поставить точки над «i» в отношениях с Францией, а Россия в лице своего канцлера помешала.

Большинство исследователей справедливо указывают на этот эпизод, как на роковую точку, с которой началось охлаждение дружеских отношений двух империй, а также на то, что «миролюбие» Горчакова позволило Франции продолжить свой экономический подъем и готовиться (теперь уже по-настоящему) к будущему реваншу, ставшему роковым для христианских империй.

Уму непостижимо, что до сих пор многие «россиянские» историки восхищаются этим дипломатическим «успехом» Горчакова, достигнутым им в противостоянии не только и не столько Бисмарку, но, ‒ главное! ‒ «собственным правящим кругам, поддерживавшим прогерманскую ориентацию императора Александра II».

В ответ мы получили «честное маклерство» Бисмарка на Берлинском конгрессе, что навсегда вызвало обиду у боевого генерала русско-турецкой войны Александра III. Это о взаимных обидах - навскидку. И хотя это все по большому счету пустяки, по сравнению с англо-германским и англо-русским противостояниями, роль свою они сыграли.

Сам железный канцлер Бисмарк, издавший в 1887 году указ о запрещении Германскому государственному банку принимать в залог русские государственные обязательства, вряд ли предвидел, что этот камешек ляжет в основание лавины, которая сметет с лица земли обе империи.

Но те, кто поставили задачу взаимоуничтожения этих империй, обратили внимание на промах канцлера.

Подтверждением этого служит и вышеупомянутая статья Энгельса, и тот факт, что с того же 1887 года, в декабре которого Энгельс написал свои «провидческие строки», в английских масонско-оккультных кругах циркулирует карта будущего облика Европы после мировой войны. (Карта № 1).

Австрийская монархия на этой карте расчленена в ряд республик.

Германская федеративная республика сохраняет менее половины территории Германской империи.

Российская империя преобразована в славянскую конфедерацию.

Все западноевропейские выходы к морям на этой карте заштрихованы, как зоны влияния Англии - в классической геополитике силы «Океана», воюющей с «Континентом».

Что же касается противоречий, возбуждаемых с помощью средств массовой информации, то надо помнить, что все эти «средства» со сколько-нибудь значимыми тиражами уже с XVIII века контролируются тем самым международным финансовым капиталом.

Поэтому организация нужного общественного мнения, в странах, предназначенных к взаимо- или самоистреблению, является, как нам хорошо известно из нашей недавней истории, делом техники. Как принято говорить сейчас, - информационной технологии.

 

 

 

 

 

Следующий интересный кадр. В лондонском еженедельнике «Правда», в предновогоднем выпуске 1890 года, - за 24 года до начала Мировой войны, - некий сэр Генри Лабушер, масон, член парламента и издатель означенного еженедельника, принадлежавший к тем кругам в Лондоне и, обратим внимание, в Ватикане, которыми и была составлена программа будущих войн, революций и уничтожения христианских монархий[7], поместил карту будущей Европы, весьма напоминающей контуры этой Европы конца XX века.

 

 

 

 

Карта № 2. Результат операции «Русская пустыня»

 

Монархий нет, последние монархи в левом верхнем углу идут под конвоем, согнувшись, в работный дом или в тюрьму, а на месте России - огромное багровое пятно с черными буквами «Русская Пустыня».

За два года до появления Записки Дурново наш талантливый геополитик и разведчик генерал Алексей Вандам в своей, вышедшей в 1912 году в Петербурге, книге «Наше положение» подчеркнул, что уже в конце XIX века «самыми сильными англосаксонскими умами» был разработан план завоевания англосаксонской расой господствующего положения на всем земном шаре.

Для чего необходимо уничтожение России и русского народа, как главного врага англосаксов. Должны быть решены следующие основные задачи.

Задача 1. Уничтожить торговый и военный флот России. Ослабить Россию до пределов возможного и оттеснять от Тихого океана в глубь Сибири.

Задача 2. Приступить к овладению всею полосою Южной Азии между 30 и 40 градусами северной широты и с этой базы постепенно оттеснять русский народ к северу.

Так как по обязательным для всего живущего законам природы с прекращением роста начинается упадок и медленное умирание, то и наглухо запертый в своих северных широтах русский народ не избегнет своей участи.

Выполнение первой из этих задач требует сотрудничества главных морских держав и тех «русских» политических организаций, которые заинтересованы в разложении России[8]. Что касается второй задачи: планировалось, что самая середина вышеуказанной полосы, заключающая в себе Тибет и Афганистан, будет занята с главной английской базы - Индии, а в отношении Китая, с одной стороны, и Персии и Турции, с другой, должны быть приняты особые меры.

Тогда же была сформулирована третья задача, о которой не упоминает в своей книге даже генерал Вандам, в силу ее особой засекреченности, но приводит игумен Серафим (Кузнецов) в своей книге 1920 года.

Игумен Серафим известен большинству тем, что сквозь неуправляемый хаос Гражданской войны, смог доставить в Иерусалим мощи преподобномученицы Великой Княгини Елизаветы Федоровны. А во время вынужденной остановки в Пекине успел подготовить и издать свой уникальный труд «Православный Царь-Мученик», в котором, в частности, очень четко обрисовал истинных виновников Мировой войны.

Но помимо этого игумен Серафим был настоятелем Свято-Серафимовского скита Пермской епархии, одного из так называемых «Царских скитов», имел прямые контакты с большинством из православных патриархов Востока во время своего паломничества на Святую землю и Святую гору Афон, был одним из духовников Великой Княгини, и имел неоднократные аудиенции у Государя Императора.

Кроме того, с большим трудом добившись отправки на передовую, большую часть Великой войны отец Серафим прослужил военным священником Гвардейского Корпуса, возможно, самого героического подразделения героической Русской Императорской Армии. И был во всех отношениях крайне информированным и вдобавок прозорливым человеком.

Так вот, формулировка упомянутой третьей задачи такова[9]:

Задача 3. Уничтожение трех самых сильных монархий мира: России, Германии и Японии, путем стравливания их в войны между собой.

При этом четко объяснялось, чем каждая из этих держав опасна для достижения планов мирового сообщества:

Россия - сильна верой,

Германия - крепка государственным порядком,

Япония - несокрушима национальным духом.

Если монархическая власть в какой-либо из этих стран не сможет быть уничтожена сразу, то она должна быть приведена к состоянию фактического бессилия.

Особой опасностью признавалась возможность заключения союза между тремя этими державами или хотя бы любыми двумя из них. Об этом собственно и предупредил кого надо английский географ и геополитик Хэлфорд Маккиндер в статье 1904 года «Географическая ось истории»: «...Скоро перед нашим взором явится мировая империя. Это может случиться, если Германия захочет присоединиться к России в качестве союзника»[10].

 

О немецком стремлении к мировому господству

 

Типичный вопрос, который часто задают мне: Борис Глебович, но ведь не на пустом месте возникли труды, в которых также документировано показано, что если не основной, то существенной причиной Мировой войны, и, главное для нас, войны между Германией и Россией, послужило немецкое стремление к мировому господству?

Ответить на него просто. Есть совершенно несекретное, но при этом редко приводимое почти «официальное заключение» о степени виновности Германии в Мировой войне.

18 декабря 1923 года американский сенатор Роберт Оуэн доложил в Сенате результаты своего, предпринятого по поручению Сената исследования причин Мировой войны. Для нашей темы представляют интерес следующие из выводов сенатора Оуэна.

Во-первых, Оуэн назвал «фальшивыми», «нелепыми» и «лживыми» основополагающие утверждения «антантской» пропаганды о том, что Антанта в целом, и США в частности, были вынуждены сражаться для того, чтобы

1) расстроить кайзеровские планы установления мирового господства,

2) обеспечить надежный демократический мир,

3) отстоять американские, а говоря шире - демократические идеалы.

Во-вторых, Оуэн утверждал, что «ни русское, ни французское правительство в действительности не верили в то, что германское правительство намеревалось начать агрессивную войну против них, но военная подготовка Германии и надменность и высокомерие некоторых немецких шовинистов создало удобный, хотя и насквозь фальшивый повод для британской и французской [равно как российской] пропаганды обвинить германских лидеров в заговоре с целью военного покорения всего мира...

В 1914 году у Германии не было никаких объективных причин начинать войну, у Германии не было нерешенных территориальных проблем, не было причин для мести и было понимание того, что большая европейская война сможет легко разрушить ее торговый флот, нарушить торговлю, которая в то время бурно развивалась, и кроме того, война могла привести к потере колоний»[11].

 

Второй Рейх - зачинщик Мировой войны?

 

Другой столь же типичный вопрос: Тем не менее, есть никем не отрицаемый факт, что именно Германия начала эту войну объявив ее 1 августа 1914 года по новому стилю Российской Империи, а 3 августа - Франции. Получается, что все-таки именно Второй Рейх объективно стал виновником и зачинщиком Мировой войны.

Даже наши историки-монархисты обвиняют в развязывании войны Германию.

В качестве «документально-художественного» аргумента посмотрим на: Сцены из спектакля «Германия идет на войну»:

В 17.00 по Берлину (19.00 по СПб.) 01.08.1914 (н. ст.) Германия начинает войну - объявляет войну России. То есть, Германия как бы начинает войну на Востоке.

Причем по «стандартной версии» начинает ее сам Кайзер Вильгельм II. А оценка его действий уже в зависимости от политических симпатий и взглядов: «агрессор и русофоб», или, наоборот: «довели человека!».

В это же время, то есть в 17.00 по Берлину, военачальники буквально вкладывают в руку Кайзера перо для подписи под приказом о мобилизации[12]. Что, согласитесь, довольно странно для руководителя страны, только-только, якобы по его воле, вступившей в войну.

Но поскольку «германская армия всегда готова» она и без мобилизации немедленно на эту войну устремляется...

В строго противоположном от объявленного направлении - на Запад!

В 20.00 (по Берлину) 16-ю дивизию с трудом тормозят ‒ по телефону! ‒ на границе с Люксембургом. Примерно в это же время Кайзер отбивает последнюю телеграмму Императору Николаю II, в которой сообщает, что ему пришлось объявить контр-мобилизацию в ответ на русскую, и умоляет не нарушать границы Рейха!!!

В принципе телеграмму Кайзера можно рассматривать как первое предложение сепаратного мира. Хотя никому кроме России пока война не объявлена.

На телеграмме осталась карандашная надпись Николая: «Получена после объявления войны».

Англия, прекрасно знающая о плане Шлиффена-Мольтке, обязательным элементом которого является проход германской армии через нейтральную Бельгию, снова призывает к миру, трубит о своей готовности к нейтралитету и заверяет конфиденциально днем того же 1 августа, что и Англия и Франция не примет сторону России в предстоящем германо-российском конфликте, если Германия не нападет на Францию: «В этот день, в противоречие с тем, что он говорил немцам, начиная с 16/29 июля, Грей предложил Лихновскому обсудить следующий проект: он гарантирует нейтралитет Англии и Франции, при условии, что немцы обещают не нападать на эту последнюю.

Таким образом, Грей задумывал прямое предательство России.

Явный смысл его плана заключался в том, чтобы, бросив Германию на Россию, самому остаться в стороне. Конечно, Кайзер пришел в восторг от проекта Грея»[13].

(Официальная англосаксонская история этот факт, разумеется, отрицает, в крайнем случае, по сей день говорит, что тупая и агрессивная Германия не так поняла чистую, наивную и верную своим союзникам Англию).

Понимая, что мало шансов получить позитивный ответ на последнюю телеграмму Царю, Кайзер пытается уговорить генералов все же начать войну с Россией - раз уж все равно объявлена, а тут еще и Англия с Францией, глядишь, останутся нейтральными.

На это начальник германского Генерального Штаба Гельмут фон Мольтке-младший говорит, что это невозможно, так как нет даже плана перевозки войск на русскую границу[14]. Кайзер пробует настаивать, тогда Мольтке отвечает, что в этом случае Его Величеству придется лично взять на себя командование всеми войсками вплоть до дивизии...

На вопрос Кайзера - могут ли быть все же выставлены хоть какие войска против России, ‒ Мольтке отвечает, что может быть дней через несколько какие-нибудь пограничные патрули[15].

Кайзер соглашается с Мольтке, что значит, придется воевать с Францией, как и положено по плану Шлиффена. На вопрос - зачем объявлена в таком случае война России, - ответа не дает.

В ночь на 2 августа в Берлине становится известным, что Эдвард Грей ничего Германии не обещал, его просто не понял князь Лихновский, но крючок сыграл свою роль: Германия тормозит наступление, и требует от Франции в качестве гарантии нейтралитета сдачу крепостей Верден и Туль.

Понятно, что Франция отвергает этот ультиматум, и 3 августа 1914 года «Германия тупо объявляет»[16] войну Франции. «Попадая из одной волчьей ямы в другую, Германия предстала перед всем миром в обличье кровожадного агрессора»[17].

Французский вице-министр иностранных дел Абель Ферри с удовлетворением записывает в свой дневник: «...паутина сплетена, Германия попала в нее как громадная жужжащая муха...»[18].

Поскольку нарушение нейтралитета Бельгии становится отныне неизбежным, 4 августа 1914 года миролюбивая Англия объявляет войну Германии.

Между тем Австрия, из-за которой в общем-то весь сыр-бор, упорно объявлять войну России не желает.

5 августа генерал Мольтке говорит адмиралу Тирпицу, что если Австрия не объявит войну России, следует немедленно заключать мир на любых условиях![19]

Адмирал Тирпиц там же отмечает, что когда «Кайзер убедился в неудаче своих усилий спасти мир, он был глубоко потрясен. Один издавна близкий ему человек, встретившийся с ним в первые дни августа, рассказывал, что он никогда не видел такого трагического и взволнованного лица, как у Кайзера в эти дни».

6 августа 1914 года Австрия наконец объявляет войну России.

А две недели спустя после объявления ей войны, 14 августа, а фактически 16-го, «подвергшаяся германской агрессии Россия» первой переходит границу агрессора и начинает боевые действия в Восточной Пруссии!

Для сравнения: это как бы Гитлер официально объявил 22 июня войну СССР, а 6 июля Красная Армия перешла бы в наступление на Варшаву!

Трудно не согласиться, что такой «агрессии», как германская против России образца августа 1914 история не знает и вряд ли узнает впредь.

 

Тема «Императоры войны не желали...» будет продолжена в дальнейших публикациях.

 



[1] Энгельс Ф. Введение к брошюре Боркхейма. «На память ура-патриотам». Соч. М. и Э. - М., 1961. Т. 21. С. 356-361.

[2] Энгельс Ф. Виктору Адлеру, 27 декабря 1894 г. Соч. М. и Э. - М., 1966. Т. 39. С. 293.

[3] Препарата Гвидо Джакомо. ГИТЛЕР, Inc. Как Британия и США создавали Третий Рейх. /Пер. с англ. А.Н. Анваера. - М.: Поколение, 2007. С. 17.

[4] Уолкер Джон М. Мировая война, или прикладная геополитика. Ч. 1-4. //ЗИНОВЬЕВ. Исключительный журнал. 2008, № 2 (3), 2009, № 1 (4), № 2 (5), 2010 № 1 (6). Часть 1.

[5] Вандам не уточняет, какого именно Поллока он имеет ввиду, но стоит отметить, что Поллок- один из древнейших кланов Шотландии. К этому клану принадлежат такие видные фигуры британской истории, как сэр Джонатан Фредерик Поллок, Лорд-Казначей Великобритании, фельдмаршал сэр Джордж Поллок, лорд-главный судья Бомбея, сэр Фредерик Поллок, известный адвокат и кодификатор английских законов, а также ряд известных американских политиков, как, например, Джеймс К. Поллок, 11-й президент Соединенных Штатов.

[6] Препарата Гвидо Джакомо. ГИТЛЕР, Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх. - М.: Поколение, 2007. -448 с. С. 13, 21.

[7] Подр. см.: Нарочницкая Н.А. Россия и русские в мировой истории. - М., 2005. Глава 7.

[8] Вандам А. Наше положение. - СПб., 1912. С. 78-79.

[9] Игумен Серафим (Кузнецов). Православный Царь-Мученик. - М.:, 1997. C. 190.

[10] Маккиндер Х.Дж. Географическая ось истории. // Полис. 1995. № 4. С. 162-169.

[11] Owen Robert L. The Russian Imperial Conspiracy [1892-1914] (New York: Albert and Charles Boni, 1927), p. vii, 3, 25-26.

[12] Шапошников Б.М. Мозг армии. Книга 3. - М.-Л., 1929. С. 174; Макдоно Дж. Последний кайзер Вильгельм Неистовый. - М., 2004. С. 556. Макдоно ошибочно указывает дату 31 июля, но достоверно доказано, что указ о мобилизации подписан 1 августа.

[13] История дипломатии. Т. 2. - М.-Л., 1945. С. 263.

[14] Такман Б. Августовские пушки. - М., 1972. С. 134; Стариков Н.В. Кто «заказал Россию». С. 371.

[15] Тирпиц А. Воспоминания. - М., Воениздат, 1957. С. 294.

[16] Уолкер Джон М. Мировая война, или прикладная геополитика. Часть 1.

[17] Препарата Гвидо Джакомо. ГИТЛЕР, Inc. С. 55.  

[18] Препарата Гвидо Джакомо. ГИТЛЕР, Inc. С. 55; Уолкер Джон М. Мировая война, или прикладная геополитика. Часть 1.

[19] Еще 5 августа утром имперское морское министерство, ссылаясь на положение наших судов в Средиземном море, обратилось к министерству иностранных дел с письменной просьбой добиться, наконец, объявления войны Австрией. К моему ужасу Мольтке заявил мне, что если австрийцы пойдут на попятный, нам придется купить мир любой ценой. //Тирпиц А. Воспоминания. С. 295. ‒ Примечание адмирала Тирпица.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Влад.Атласов : Между прочим ,
2019-01-30 в 20:34

Да,императоры войны не желали.
Но есть конкретные слова Вильгельма почему он поддержит Австрию,зная ,что это означает войну с Россией.- В 1905 году я мог протянуть руку и взять...(Не дословно).
Тоесть, Вильгельм,как и японцы,знал о революционных настроениях в РИ.И поэтому на них расчитавал.Ну что ж ,расчет оказался верным.Правда это не спасло Вильгельма и Германию.
1. Василий В.В. : Re: Императоры войны не желали и от престолов не отрекались...
2019-01-30 в 14:59

" Так вот, формулировка упомянутой третьей задачи такова[9]:

Задача 3. Уничтожение трех самых сильных монархий мира: России, Германии и Японии, ‒ путем стравливания их в войны между собой.

При этом четко объяснялось, чем каждая из этих держав опасна для достижения планов мирового сообщества:

Россия - сильна верой,

Германия - крепка государственным порядком,

Япония - несокрушима национальным духом.

Если монархическая власть в какой-либо из этих стран не сможет быть уничтожена сразу, то она должна быть приведена к состоянию фактического бессилия.

Особой опасностью признавалась возможность заключения союза между тремя этими державами или хотя бы любыми двумя из них. Об этом собственно и предупредил кого надо английский географ и геополитик Хэлфорд Маккиндер в статье 1904 года «Географическая ось истории»: «...Скоро перед нашим взором явится мировая империя. Это может случиться, если Германия захочет присоединиться к России в качестве союзника»[10]. " (с)

Как-то странно и неуместно в этом союзе выглядит Япония. Она на Востоке играла приблизительно такую же роль, как и Англия на Западе, конечно же, в меньших масштабах, да и сама находилась до некоторой степени под пятой Англии. Но войти в ту " мировую империю ", появления которой так боялась Англия, Япония не смогла бы по своей природе. Политический и экономический союз России с Германием, вхождение Тибета, а затем и Монголии, в состав Российской Империи, действительно, могли бы создать " мировую империю ". Однако Японии в ней, на мой взгляд, не было бы места. Да и Хэлфорд Маккиндер о ней тоже ничего не говорит.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме