Трагическая судьба девушки с хрустальной душой

Царские дети. Великая княжна Ольга Николаевна

 

3(15) ноября 1895 года  у императора Николая II и его супруги Александры Федоровны родилась дочь - великая княжна Ольга Николаевна. Венценосные родители были счастливы появлению на свет их первенца. В этот день императрица писала своей сестре, принцессе Виктории: «Тебе пишет сияющая, счастливая мать. Можешь представить себе наше бесконечное счастье теперь, когда у нас есть наша драгоценная малышка. И мы можем заботиться и ухаживать за нею». А счастливый отец с волнением записал в дневнике после рождения Ольги: «Боже, что за счастье!.. Утром любовался нашей прелестной дочкой...» Таинство Крещения новорожденной совершил придворный протопресвитер и духовник царской семьи о.Иоанн Янышев в церкви Царскосельского дворца 14 ноября, в первую годовщину бракосочетания родителей девочки.

Затем в царственной семье Романовых на свет появились царевны Татьяна (1897), Мария (1899), Анастасия (1901) и наследник Алексей (1904). Атмосфера взаимной любви, согласия, крепкой дружбы и взаимопомощи царила между всеми членами этого большого дружного семейства. Камердинер императрицы Александры Федоровны Алексей Волков свидетельствовал: «Это была самая святая и чистая семья». Любимицей же Волкова была великая княжна Ольга. «Ольга - это Романова!» - с гордостью говорил он.

Великие княжны воспитывались в строго религиозном духе. Например, Александра Федоровна так наставляла свою старшую дочь Ольгу: «Научись любить Бога всеми силами своей души, и Он всегда будет с тобой. Молись Ему от всего сердца. Помни, Он видит и слышит всё. Он нежно любит Своих детей, но они должны научиться исполнять Его волю». Наставления матери не прошли даром: все, кто близко знал великую княжну, свидетельствовали о ее глубокой евангельской вере. Чарльз Сидней Гиббс, учитель английского языка, писал в своих воспоминаниях об Ольге: «Она была по-настоящему верующей». Её воспитательница С.И. Тютчева вспоминает, как однажды государь запаздывал на литургию, и в ожидании его придворные чины переговаривались между собой. 12-летняя Ольга на это сказала: «Я возмущаюсь, что эти господа громко разговаривают в церкви... А когда придет папа, все сразу замолчат. А кто выше? Бог или папа? Ведь митрополит Филипп не боялся говорить правду самому Иоанну Грозному».

В детстве великая княжна Ольга была веселой, живой, несколько упрямой девочкой, любимицей отца, которого любила больше всего на свете. Учитель французского языка Пьер Жильяр писал о первом знакомстве со своими ученицами: «Старшая из Великих Княжон, Ольга, девочка десяти лет, очень белокурая, с глазками, полными лукавого огонька, с поднятым слегка носиком... От этого ребенка веяло чистотой и правдивостью, которые сразу привлекали к нему симпатии...» Фрейлина Анна Танеева писала об Ольге: «Ольга Николаевна была замечательно умна и способна, и учение было для нее шуткой, почему Она иногда ленилась». Княжна Ольга была самой одаренной из царских детей, все учителя поражались её памяти. Она получила прекрасное образование, владела английским и французским языками, увлекалась историей, литературой; играла на рояле, училась в Петрограде пению, хорошо рисовала, любила посещать театр, прекрасно ездила верхом.

Все те, чья судьба пересеклась с жизненным путем Царской семьи, единодушно свидетельствовали о нравственной чистоте старшей царевны, её доброте, скромности, отзывчивости, чувстве справедливости. Как и остальные сестры, Ольга трепетно ухаживала за матерью, когда императрице нездоровилось, а также за младшим братом Алексеем в продолжительные периоды его тяжелой болезни. К младшим сестрам относилась с материнской нежностью. Маленькая Анастасия очень любила старшую сестру Ольгу, всюду ходила за ней и с нежностью целовала ее руки. Ю.А. Ден, подруга императрицы Александры Федоровны, вспоминала об Ольге в эмиграции: «Это было милое создание. Всякий, кто ее видел, тотчас влюблялся».

Генерал М.К. Дитерихс писал: «Великая Княжна Ольга Николаевна представляла собой типичную русскую девушку с большой душой. На окружающих Она производила впечатление Своей ласковостью, Своим чарующим милым обращением со всеми. Она со всеми держала себя ровно, спокойно и поразительно просто и естественно. Она не любила хозяйства, но любила уединение и книги... Она была очень скромной и не любила роскоши».

С.К. Бухсгевден, фрейлина императрицы, вспоминала: «Великая Княжна Ольга Николаевна была красивая, высокая, со смеющимися голубыми глазами... Она была очень обаятельная и самая веселая... Она была щедра и немедленно отзывалась на любую просьбу, действуя под влиянием сердечного, горячего порыва и огромного чувства сострадания, сильно в ней развитого».

Когда ей было 20 лет, Ольга получила право распоряжаться своими деньгами, и первое, что она сделала, - оплатила лечение ребенка-инвалида, которого она видела во время прогулок. Мальчику сделали операцию, он расстался с костылями, и это была для нее истинная радость. О ее душе, сострадательной к чужому горю, писал лейб-медик Е.С. Боткин, потерявший на войне любимого сына: «Я никогда не забуду тонкое, совсем не показное, но такое чуткое отношение к моему горю... Посреди моих темных дум забегала в комнату Ольга Николаевна - и, право, точно ангел залетел».

Любимым местом отдыха Царской семьи была Ялта. Ежегодно здесь проводился день «Белого цветка», удивительный по своей доброте и красоте праздник, организованный по инициативе императрицы. В этот день при личном участии Александры Федоровны и царских детей продавалось огромное количество белых цветов, средства от продажи которых предназначались на лечение туберкулезных больных. На благотворительных базарах Ялты продавались также собственноручные работы императрицы и великих княжон - рисунки и вышивки. Вырученные деньги пошли на строительство прекрасного туберкулезного санатория.

Из всех дочерей императора только Ольге посчастливилось однажды танцевать на взрослом балу. Она и Татьяна в своей короткой жизни успели испытать чувство первой любви. Великая княжна Ольга в 16 лет безнадежно влюбилась в мичмана Павла Воронова, одного из начальников яхты, на которой Царская семья проводила лето. Это чувство длилось более двух лет и приносило ей радость. Она называет его в дневнике «счастьем», «милым», «дорогим», «золотым». Кажется, и он любил Ольгу, но их брак не мог состояться в силу её особого социального статуса, и в итоге любовь причинила ей боль и горечь разочарования. Воронову дали понять, что его женитьба на графине Кейнмихель весьма желательна. Он подчинился, и 7 февраля 1914 года состоялась свадьба, на которой присутствовала вся императорская семья, и можно только догадываться, что чувствовала Ольга, видя своего возлюбленного женихом другой девушки. М.К. Дитерихс писал: «Великая Княжна Ольга Николаевна оставляла в изучавших её натуру людях впечатление человека, как будто бы пережившего в жизни какое-то большое горе».

Когда Ольге исполнилось 18 лет, родители рассматривали возможность её брака с румынским принцем, но она, горячо любившая Родину, наотрез отказалась: «Я никогда не хочу покидать Россию. Я - русская и хочу остаться русской». Были и другие женихи из членов Императорской фамилии, но они по многим причинам были отвергнуты матерью-императрицей. В ноябре 1915 года царица писала мужу: «Когда я гляжу на нашу взрослую Ольгу, моё сердце наполняется тревогой и волнением: что ее ожидает? Какая будет ее судьба?»

С началом Первой мировой войны царевна Ольга, пройдя курсы хирургических сестер, вместе с матерью и сестрой Татьяной ухаживала за ранеными воинами в Царскосельском лазарете. Великая княжна всегда была внимательна к раненым, добра, приветлива и проста в общении, ничем не показывая своего высокого положения. С.Я. Офросимова вспоминала: «Великую княжну Ольгу Николаевну все обожали, боготворили; про нее больше всего любили мне рассказывать раненые». Ольга Николаевна с ее слабым здоровьем и нервами недолго вынесла работу хирургической сестры, но продолжала работать в палатах, тщательно убирая за больными. Раненый офицер С.П. Павлов писал о ней: «По характеру своему - это воплощенная доброта. Принесет, бывало, лекарство, улыбнется ласково, поздоровается, спросит, как вы себя чувствуете, и уйдет неслышно».

Все три года войны она выхаживала раненых. В Екатерининском дворце был устроен большой склад вещей для отправки на фронт. В эмиграции перед мысленным взором С.Я. Офросимовой вставали картины прошлого, и она живо представляла себе великую княжну Ольгу на этом складе: «Наискось от меня сидит Великая Княжна Ольга Николаевна... К ней меня влечет неодолимая сила - сила ее обаяния... Вся она, хрупкая и нежная, как-то особенно заботливо и любовно склоняется над солдатской рубашкой, которую шьет... Она вся ясная и радостная. Невольно вспоминаются слова, сказанные мне одним из ее учителей: «У Ольги Николаевны хрустальная душа»». Кроме госпиталя, Ольга и Татьяна работали и председательствовали в благотворительных комитетах помощи семьям воинов. Занимались они и сбором пожертвований для нужд фронта.

После Февральской революции Ольга вместе с семьей в течение пятимесячного пребывания в Царском Селе находилась под арестом. Обладавшая легко ранимой психикой, она остро реагировала на происходившие события. С.К. Бухсгевден писала о великой княжне Ольге: «Ужас революции повлиял на нее гораздо больше, чем на других. Она полностью изменилась, исчезла её жизнерадостность».

1 августа 1917 года семья была сослана в Тобольск. В страшное время сибирской ссылки утешение в перенесении скорбей царственным узникам давали молитва, чтение духовных книг, богослужения, Причащение. Дети своей любовью и трогательной заботой старались облегчить родителям горечь обид и унижений, которые выпали на их долю в период заключения.

26 апреля 1918 года по приказу из Москвы императора, императрицу и великую княжну Марию перевезли в Екатеринбург. Наследник был болен, и везти его было невозможно, а потому он был оставлен на попечение остальных сестер. С.К. Буксгевден свидетельствует: «Ольга Николаевна сильно переменилась. Тревоги и волнение из-за отсутствия родителей, и та ответственность, которая легла на нее, когда она осталась главой дома, чтобы ухаживать за больным братом, произвели перемену в нежной, красивой двадцатидвухлетней девушке, превратив ее в увядшую и печальную женщину средних лет». Переехав в Ипатьевский дом в Екатеринбурге, Ольга держалась отчужденно и большую часть времени проводила с больным братом.

Через великую княжну Ольгу государь передал свою последнюю волю. Она в письме из Тобольска приводит слова императора: «Отец просил передать всем тем, кто ему остался предан...чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится... Не зло победит зло, а только любовь».

В ночь с 16 на 17 июля великая княжна была расстреляна со всей семьей в страшном подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге. Она умерла в одно мгновение, получив пулю прямо в сердце. Перед смертью она успела перекреститься. Так погибла прекрасная девушка, единственная вина которой состояла в том, что она - царская дочь. Она была захоронена в Ганиной Яме. В 1998 году прах великой княжны Ольги Николаевны был перезахоронен в Екатерининском приделе Петропавловского собора Петербурга.

20 августа 2000 года великая княжна Ольга вместе с родителями, сестрами Татьяной, Марией, Анастасией и братом цесаревичем Алексием прославлена в сонме новомучеников Российских на юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви. Ранее, в 1981 году, они же были канонизированы Русской Зарубежной церковью.

Святые Царственные страстотерпцы, молите Бога о нас!

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Мария Тоболова:
Не могу молчать!
Слово в защиту Православной Церкви в России
01.10.2019
Противоречивая Болгария
Лукавые болгарские правители пляшут под американскую дудку, а простые люди, особенно старшего поколения, считают по-прежнему русских братьями
12.09.2019
Прошу слова!
Почему между нами, православными, нет единства?
09.09.2019
Все статьи автора
"100-летие Царской Голгофы"
«Все ж помяну вином и хлебом погибшей армии солдат…»
Первая мировая и Гражданская: в Калуге состоялось открытие выставки полотен талантливого и неординарного художника Андрея Ромасюкова
30.08.2019
«Я удивляюсь, как государю удалось сделать для страны столько!»
В московской библиотеке прошла историко-художественная выставка «Царские времена… От отца к сыну»
26.08.2019
В стране невыученных уроков
Сможем ли мы сегодня избежать ошибок столетней давности и предотвратить угрожающий нам ныне «московский майдан»
22.08.2019
Романс «Пошли нам, Господи, терпенье» вне закона?
Стихи Царского поэта Сергея Бехтеева в «чёрном списке» Роскомнадзора
07.08.2019
Все статьи темы