Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Афера с именем Канта. Юридический аспект

Протоиерей  Георгий  Бирюков, Русская народная линия

Русофобия / 11.12.2018


О выборе имени для аэропорта Калининграда в конкурсе «Великие имена России» …


Завершилось финальное голосование конкурса «Великие имена России». Для калининградского аэропорта «Храброво» россияне выбрали имя императрицы Елизаветы Петровны. Однако само голосование прошло довольно драматично. Свидетели Канта попытались присвоить аэропорту города Калининграда имя иностранца, ничего полезного не сделавшего для России. Детали этой аферы ещё предстоит выяснить. В первичном списке из десяти имен имени Канта не было, но в лонг-листе оно появилось. При формировании «короткого списка» (шорт-листа) путем некого «социологического опроса» имя Канта в нём осталось. Хотелось бы знать имена людей, утвердивших лонг-лист и шорт-лист для аэропорта Калининграда и получить от них объяснение своих провокационных действий, приведших к скандалу. Объяснения секретаря Общественной палаты РФ Валерия Фадеева выглядят совершенно неудовлетворительными:

«Великий философ Кант вошел в шорт-лист, и некоторые активисты считают, что немецкий философ неуместен в списке великих русских имен. Я понимаю этих активистов, но, во-первых, Кант четыре года был подданным русской короны и, во-вторых, был избран членом Петербургской академии наук», - пояснил Фадеев, добавив, что он не видит аргументов, по которым «его могли бы исключить».[1]

Интересный секретарь в Общественной палате РФ, однако. Он умудрился не увидеть, что само включение имени Канта в лонг-лист и шорт-лист противоречит положению об общенациональном конкурсе «Великие имена России». С положением об этом конкурсе он обязан был ознакомиться прежде, чем что-либо заявлять. Читаем:

«3. Критерии выбора имен-претендентов

3.1 В качестве имен-претендентов для присвоения аэропортам могут быть предложены имена выдающихся СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ, ВНЕСШИХ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ ВКЛАД В СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РОССИИ, в том числе получивших мировое признание...»[2]

Вклад Канта в становление и развитие России можно считать отрицательным. Но об этом следует говорить отдельно. Сейчас же остановим свое внимание на том факте, что Кант не является нашим СООТЕЧЕСТВЕННИКОМ. Валерий Фадеев, видимо, считает иначе. В качестве аргумента он заявил: «во-первых, Кант четыре года был подданным русской короны и, во-вторых, был избран членом Петербургской академии наук». Но всем известно, что Кант на заседании Петербургской академии наук 28 июля 1794 года был утвержден почетным ИНОСТРАННЫМ членом. Читаем полный текст письма, направленного Канту:

«По повелению светлейшей и могущественнейшей государыни императрицы ЕКАТЕРИНЫ ВТОРОЙ, всея Руси самодержицы Я, Екатерина княгиня Дашкова, кавалер ордена св. Екатерины, директор Академии Наук, согласно праву, дарованному мне государыней, провозглашаю настоящим почетным дипломом Иммануила Канта, профессора философии в Кенигсберге, мужа знаменитейшего, достойного всяческого отличия за его славные успехи в науках, по общему решению всей Петербургской академии, ИНОСТРАННЫМ ЧЛЕНОМ этого общества и надлежащим образом жалую его почетом, привилегиями и милостями, дарованными корпорации академиков».[3]

Итак, Кант был провозглашен ИНОСТРАННЫМ ЧЛЕНОМ! А положение о конкурсе «Великие имена России» чётко определяет: «В качестве имен-претендентов для присвоения аэропортам могут быть предложены имена выдающихся СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ».

Известно, например, что первым русским членом Лондонского королевского общества по развитию знаний о природе был избран в 1714 году сподвижник Петра Великого Александр Данилович Меньшиков. Письмо о принятии было направлено ему лично Исааком Ньютоном, оригинал письма хранится в архиве Российской Академии Наук. Что скажут англичане, если им предложить назвать в честь Меньшикова какой-нибудь аэропорт в Великобритании? По логике Валерия Фадеева Меньшиков является для англичан СООТЕЧЕСТВЕННИКОМ, так как был избран членом Лондонского королевского общества. Согласны ли с этим англичане?

Первым русским членом Парижской академии наук стал в 1717 году Петр Первый. Признают ли его французы СООТЕЧЕСТВЕННИКОМ на основании почетного членства в своей академии? До сих пор этого не произошло. И аэропорта имени Петра Первого во Франции мы не наблюдаем.

Таким образом, аргумент Фадеева о значении членства Канта в Петербургской академии наук можно сразу отвергнуть, как ложный. Более убедительным на первый взгляд выглядит его аргумент о четырехлетнем подданстве Канта русской короне. Но это убедительно только на первый взгляд. Общеизвестно, что занятая русскими войсками часть Прусского королевства с Кенигсбергом так и не была включена в состав Российской империи. Да, действительно, в Кенигсберге находился российский генерал-губернатор. Да, в Кенигсберге русскими чеканилась особая монета. Но юридически включение Восточной Пруссии в состав Российской империи не было оформлено никак. Восточная Пруссия не была аннексирована Россией, она была оккупирована. Оккупация же сама по себе не влечет изменения юридической принадлежности территории. Территория Восточной Пруссии продолжала считаться частью Прусского королевства всеми европейскими государствами, включая и саму Россию. Судьба Восточной Пруссии должна была быть решена после окончательной победы над Фридрихом Великим и заключения мирного договора. Переговоры с союзниками (Австрией и Францией) о послевоенной судьбе Восточной Пруссии продолжались вплоть до смерти императрицы Елизаветы Петровны и выхода России из войны. Это дополнительно свидетельствует о том, что Восточная Пруссия официально так и не вошла в состав Российской империи, а Кенигсберг так и не стал русским городом.

Аналогично, во время Второй мировой войны германские власти назначали генерал-губернаторов и рейхскомиссаров для управления оккупированными территориями. Губернатор Ганс Франк находился в Кракове, рейхскомиссар Эрих Кох выбрал «столицей» рейхскомиссариата «Украина» город Ровно, а рейхскомиссар Генрих Лозе управлял рейхскомиссариатом «Остланд» из Риги. Для оккупированных территорий германские власти печатали особые денежные единицы: оккупационные рейхсмарки, карбованцы (рейхскомиссариат «Украина»), злотые (генерал-губернаторство). Но юридически оккупированные территории так и не были включены в состав Третьего Рейха. Судьба их должна была решиться после окончания боевых действий. В то же время существовали территории, включенные в состав Третьего Рейха, аннексированные Германией. Такими регионами были, например, Австрия (аншлюс юридически оформлен законом «О воссоединении Австрии с Германской империей»); Судетская область (её включение в состав Третьего Рейха юридически оформлено международным Мюнхенским соглашением 1938 года); Мемельская область Литвы (включение в состав Третьего Рейха юридически оформлено Договором с Литвой об уступке Мемельской области Германии) и другие.

В случае с оккупацией русскими войсками Восточной Пруссии в годы Семилетней войны не было ни международных договоров о признании её включения в состав Российской империи, ни указов императрицы Елизаветы Петровны о включении этих земель в состав России (аннексия).

С территорией Восточной Пруссии более или менее понятно? Повторю, что юридически Восточная Пруссия оставалась частью Прусского королевства. Каким же образом Кант, живший в Кенигсберге, на территории, принадлежавшей Прусскому королевству, мог в течение четырех лет быть «подданным русской короны»? Валерий Фадеев утверждает это, не утруждая себя приведением каких-либо доказательств. Можно понять, что его ошибочное мнение о четырехлетнем российском подданстве Канта основывается на принятии некой присяги на верность русскому правительству жителями Кенигсберга в 1758 году. Присяга жителями Восточной Пруссии действительно принималась, но стали ли они после этого полноправными российскими подданными? Что это была за присяга?

Напомню, что в 18 веке в России ещё не существовало понятие гражданства. Утверждения некоторых дилетантов о российском, якобы, гражданстве Канта иллюстрируют их невежество. В 18 веке существовало понятие подданства - политико-правовой односторонней связи физического лица и монарха. Существовал сенатский Указ от 27 августа 1747 года «О клятвенном обещании иностранцев, ЖЕЛАЮЩИХ присягать на вечное подданство России». Он вводил момент ВЕЧНОСТИ в текст клятвенного обещания:

«Аз нижеименованный, БЫВШИЙ ПОДДАННЫЙ, обещаюся и клянуся Всемогущему Богу, что я Всепресветлейшей, Державнейшей, Великой Государыне, Императрице Елисавет Петровне, Самодержице Всероссийской, и прочая, и прочая, и прочая, и Ее Императорского Величества Высокому законному Наследнику, Его Императорскому Высочеству Благоверному Государю, Великому Князю Петру Федоровичу, который по изволению и Самодержавной Ее Императорского Величества власти определен, и впредь от Ее ж Императорского Величества по Самодержавной Ее Императорского Величества власти определяемым, и к восприятию Престола удостоенным Высоким Наследником, хочу верным, добрым и послушным рабом и ВЕЧНО ПОДДАННЫМ С МОЕЮ ФАМИЛИЕЮ БЫТЬ, и никуда без Высочайшего Ее Императорского Величества соизволения и указа за границу не отъезжать, и в чужестранную службу не вступать; тако ж и с неприятельми Ее Императорского Величества вредительной откровенности не иметь, ниже какую заповедную корреспонденцию внутрь и вне Российского Государства содержать, и никаким образом против должности верного подданного Ее Императорского Величества не поступать, и все к Высокому Ее Императорского Величества Самодержавству, силе и власти, принадлежащие права и прерогативы (или преимущества) узаконенные и впредь узаконяемые, по крайнему разумению, силе и возможности предостерегать и оборонять, и в том во всем живота своего в потребном случае не щадить; и притом по крайней мере стараться споспешествовать все, что к Ее Императорского Величества верной службе и пользе Государственной во всяких случаях касаться может. О ущербе же Ее Величества интереса, вреде и убытке, как скоро о том уведаю, не токмо благовременно объявлять, но и всякими мерами отвращать и не допущать тщатися буду. Когда же к службе и пользе Ее Величества какое тайное дело, или какое б оное ни было, которое приказано мне будет тайно содержать, и то содержать в совершенной тайне, и никому не объявлять, кому о том ведать не надлежит и не будет повелено объявлять; сие должен и хочу я верно содержать, елико мне Всемогущий Господь Бог душевно и телесно да поможет. В заключение же сей моей клятвы целую Слова и Крест Спасителя моего. Аминь».[4]

Желающий получить российское подданство подписывал два экземпляра присяги. Один экземпляр оставался у местных властей, второй отсылался в Правительствующий Сенат.

Такую ли присягу приняли жители Восточной Пруссии (в том числе и Кант) в 1758 году? Отметим сразу, что принятие ими присяги не было добровольным. Они отнюдь не желали добровольно становиться подданными императрицы Елизаветы Петровны. Их присяга была вынужденной. Текст этой присяги можно прочитать, например, в книге  Альфреда Рамбо «Русские и пруссаки. История Семилетней войны»:

«Я, нижеподписавшийся, клянусь всемогущим Богом и Его Святым Евангелием в верности и послушании наиславнейшей и наимогущественнейшей Императрице и Самодержице Всероссийской Елизавете Петровне ... и Его Императорскому Высочеству Великому Князю и наследнику Петру Феодоровичу и обязуюсь всеми своими силами споспешествовать августейшим интересам Ее Императорского Величества. И ежели станет мне ведомо о каких-либо противу Нее изменах, то незамедлительно по обнаружении оных обязуюсь не токмо донесть о сем, но и всеми наличествующими способами и средствами противустоять оным изменам, дабы исполнить данную мною клятву, в коей ответствую перед самим Богом и его Страшным судом. Да сохранит Всемогущий Господь тело мое и душу!»[5]

Как мы видим, текст этой присяги значительно отличается от текста клятвенного обещания вступающего в русское подданство, установленного сенатским указом от 27 августа 1747 года. Так, в нем отсутствует ключевое определение «БЫВШИЙ ПОДДАННЫЙ». То есть жители Кенигсберга отнюдь не отрекались от подданства Прусского королевства. Отсутствует обещание быть «верным, добрым и послушным РАБОМ и ВЕЧНЫМ ПОДДАННЫМ» со всей семьей (фамилией). То есть жители Кенигсберга отнюдь не принимали российское подданство. Они всего лишь клялись в верности и послушании императрице Елизавете Петровне, обязались следовать её интересам, доносить на изменников и всеми средствами противостоять этим изменам. Так что же это за присяга такая была?

Объясняю для непонятливых! Русской оккупационной администрации совершенно не хотелось, чтобы население завоёванной провинции развернуло партизанскую войну, занялось саботажем и устраивало диверсии. Можно, конечно, было бы взять заложников с угрозой всех перестрелять, организовать концлагеря и т.д. Так поступали, например, немецко-фашистские оккупанты в XX веке. Но в веке XVIII русские оккупанты предлагали местному населению просто принести перед Богом и Его Святым Евангелием клятву в лояльности главе вражеского государства, после чего им гарантировалась мирная и счастливая жизнь, местное самоуправление, продолжение действия довоенного прусского законодательства и т.д. и т.п. С момента принесения этой клятвы вмешательство русской оккупационной администрации в жизнь занятой провинции было минимальным. А с уходом русских войск местное население в одностороннем порядке освобождалось от принесенной клятвы на лояльность к оккупантам. Так, губернатор Фёдор Воейков издал приказ об освобождении жителей Восточной Пруссии от присяги на верность, и этим дело закончилось. Повторно приводить жителей Восточной Пруссии в прусское подданство при этом не требовалось, так как от прусского подданства они и не отрекались.

Мошенники от истории, кстати, сочинили красивую сказку о том, что, когда император Петр III вернул королю Пруссии утраченные в ходе Семилетней войны города и земли, то, якобы, Кант отказался переприсягать своему королю. Он, якобы, сказал, что присягать можно только раз в жизни. Мол, так и остался российским подданным. Но это - сказка для особо легковерных на голову.

Итак, Кант никогда не был российским подданным. Он просто поклялся, что не будет партизанить, осуществлять диверсии и совершать акты саботажа. Кант также обязался «стучать» на патриотов Прусского королевства, замысливших заговор против злых российских оккупантов. Таким образом, все аргументы секретаря Общественной палаты РФ Валерия Фадеева оказываются совершенно ложными. Никаких оснований для включения имени Канта в списки для голосования конкурса «Великие имена России» не было и нет. Однако, как сказано выше, имя Канта в этих списках чудесным образом появилось. Кому-то захотелось осквернить замечательную идею этого конкурса. Включение имени Канта в списки для голосования и разыгравшийся после этого скандал продемонстрировал наличие в Калининградской области неплохо организованной пятой колонны.

Отмечу, что сказанное выше должно быть хорошо известно калининградским историкам и краеведам. Их, этих историков и краеведов, в Калининграде немало. В Балтийском федеральном университете имени Канта, в институте гуманитарных наук есть кафедра истории. Там одних профессоров штук девять, да ещё штук шестнадцать доцентов. А сколько оный БФУ имени Канта ежегодно выпускает бакалавров и магистров по специальности «история»!? Наконец, в Калининграде существует региональное отделение РВИО, которому само название сей почтенной организации велит знать досконально всё о Семилетней войне на территории нынешней Калининградской области.

Историками и краеведами написано и издано несколько книг, в которых рассказано о жизни Восточной Пруссии во время русской оккупации 1758-1762 гг. Статей про этот период истории опубликовано очень много. Предполагается, что историки и краеведы предварительно изучили исторические источники. Так вот, исторические источники утверждают, что местные жители (в том числе Кант) не числились подданными русской короны. Они поступили под ПРОТЕКЦИЮ русской императрицы Елизаветы Петровны. Слово «протекция» означает «покровительство», «влиятельная поддержка», «защита», но не более того. Протекция отнюдь не есть подданство.

Так, генерал-аншеф Фермор перед взятием Кенигсберга направил 26 декабря 1757 года воззвание к жителям Восточной Пруссии о подчинении их русской власти: «Объявляю сим в силу данной мне от моей всепресветлейшей и всемилостивейшей монархини полной власти ее величества всевысочайшим указом во всенародное известие, что <...> всем тем королевства прусского жителям, которые победоносному всероссийскому оружию противиться не будут и в своих жилищах, торгах и ремеслах спокойно останутся и всевысочайшей ее императорского величества всероссийской ПРОТЕКЦИИ добровольно подвергнутся, объявить, что оным ни малейшей обиды и притеснения учинено не будет, но всякому ее императорского величества всемилостивейшее защищение оказано будет».[6]

10 января 1758 года Фермор написал в Реляции императрице Елизавете о занятии Кенигсберга: «Все здешние начальные и чиновные люди меня в шлосе встретили и ПРОТЕКЦИИ вашего императорского величества себя подвергнули».[7]

Таким образом, Кант никогда не был российским подданным. Во время оккупации русскими войсками Кенигсберга он, вместе со всеми жителями завоеванной провинции, был под протекцией русской императрицы Елизаветы Петровны, оставаясь при этом подданным прусского короля Фридриха.

Однако ни один из местных профессиональных историков или краеведов не счел нужным довести до организаторов конкурса или хотя бы обнародовать в СМИ факт отсутствия у Канта российского подданства, то есть факт отсутствия каких-либо оснований для включения имени Канта в список для голосования. Они-то, историки и краеведы, хорошо знали этот факт, но скрыли его от народа. Таким образом, на калининградских историках и краеведах лежит определенная ответственность за накал страстей при голосовании.

Очень вероятно, что кто-нибудь из этих историков и краеведов не просто предпочел позицию стороннего наблюдателя, а был напрямую причастен к афере по включению имени Канта в список для голосования. Видимо, надо продолжить анализ ситуации, а также рассмотреть моральный аспект этой аферы. Каким образом категорический императив смог довести свидетелей Канта до подлога? Так что продолжение будет...

 



[1] https://великиеимена.рф/news/152

[2] https://великиеимена.рф/assets/6e6e3139ca4e251f6c71763fefe23413.pdf

[3] А.Гулыга Кант.М., 1981. С.229-230.

[4] http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/65208

[5] http://академия-собор.рф/sites/default/files/rambo_russkie-i-prussaki-istoriya-semiletney-voyny.pdf

[6] http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVIII/1740-1760/Semilet_vojna/Materialy_russ_arm_flot/81-100/90.htm

[7] http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVIII/1740-1760/Semilet_vojna/Materialy_russ_arm_flot/81-100/95.htm


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме