Поймёт ли «город и мир» то, о чём мы говорим друг другу? 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Поймёт ли «город и мир» то, о чём мы говорим друг другу?

Павел  Тихомиров, Русская народная линия

Русская цивилизация и Ватикан / 30.05.2018


Доклад на VII-й Международной Конференции по установлению истины о системе концентрационных лагерей Ясеновац …

 

 

От редакции. 22-23 мая в столице Республики Сербской городе Баня-Лука прошла VII Международная конференция по выяснению правды о лагерях смерти Ясеновац учредителем и организатором которой является известный ученый и общественный деятель из Великобритании академик Срболюб Живанович. Конференция традиционно проходит при поддержке президента Республики Милорада Додика. В конференции приняли участие главный редактор Русской народной линии Анатолий Степанов и сотрудник РНЛ Павел Тихомиров. Предлагаем вниманию читателей доклад, прозвучавший на конференции.

***

Когда мы, русские, пытаемся в самых общих словах растолковать иностранцу суть проблем, которые пытается решить классическая наша литература, то, обычно отшучиваемся на тему того, что вся наша проблематика сводится к двум вопросам: «Кто виноват?» и «Что делать?» [1]

Уважаемые коллеги подробно и убедительно рассказали «городу и миру» о том, «кто виноват».

Теперь нам представляется исключительно важным определиться с конкретными шагами: «что делать?»

Поскольку многие из собравшихся в этом зале так или иначе связаны со Средствами Массовой Информации, то речь уже должна сводится к методике организации той или иной информационной кампании, кампании, призванной достигнуть вполне определённой цели.

Все мы прекрасно понимаем, что сколь бы скрупулёзной и самоотверженной не была бы работа наших уважаемых исследователей, если результаты этих исследований не появятся в телевизоре, то для подавляющего большинства представителей «города и мира» этих исследований даже как будто бы и не будет существовать.

Хуже того. Речь идёт, конечно, не о неких академических исследованиях, но о тех злодеяниях, о которых мы тут друг другу в который раз рассказываем.

Уверен, в этом зале собрались люди трезвомыслящие, которые понимают, что цели желательно ставить осуществимые, дабы наша работа приносила ощутимые плоды.

Мы приехали из России. Несмотря на то, что некоторая часть русского патриотического сообщества за последние несколько лет пережила как состояние невиданного подъёма, так и, мягко говоря, разочарование, связанное со всем тем, что происходит у нас с Украиной и прочими бывшими братьями, тем не менее, интерес к Сербии не угасает.

Это не значит, что наши читатели с нетерпением ждут новых разоблачений режима усташей, однако, русский православный патриот среднего возраста прекрасно знает: что такое Сербия, чем она отличается от Хорватии, и как правильно относиться к клерикальному нацизму.

О чём это говорит?

Это говорит о том, что наша задача состоит в том, чтобы поддерживать интерес к Сербии, а уж те, в ком интерес этот не угасает, непременно получат информацию в том числе и о лагере смерти Ясеновац.

Что же касается донесения правды о лагере, мне кажется, что единственно эффективным средством на сегодняшний день есть только кино.

И вас в бывшей Югославии и у нас в бывшем Союзе ССР героизация событий 2 Мировой Войны (Великой Отечественной) была частью официальной идеологии, картин снимали много на эту тему. Ваше «партизанское кино» у нас немного известно старшему поколению. Но я не думаю, что югославское партизанское кино может стать нашим помощником в деле донесения правды о хорватском клеро-нацизме.

Я на одной из Конференций предлагал немцам возвысить свой голос, напомнить о том, что от рук гитлеровских нацистов на Балканах пострадало людей на порядки меньше, нежели от нацистов местных. Это не значит, разумеется, того, что гитлеровцы были хорошими, но это значит только лишь то, что были кроме немцев ещё кое-какие «плохие парни», о которых в лучшем случае помалкивают, а в худшем - пытаются преподнести в качестве героев. Как это имеет место в Хорватии, Прибалтике и на Украине.

Итак, кино.

Разговоры на эту тему то вспыхивают, то угасают, только на моей памяти г-н Милорад Додик неоднократно эту тему озвучивал. Например, год назад у нас проходила информация о том, что живо отреагировал на эту идею «последний охотник на нацистов»  Эфраим Зурофф.

Я не уверен, что можно сделать нечто, вроде сербского «Списка Шиндлера», поэтому поставил бы менее амбициозную цель.

Например, лет 5 назад мой кум вернулся из поездки в Сербию, где проходил какой-то международный фестиваль специалистов по мультипликационным фильмам. Посетил он, разумеется и городок Эмира Кустурицы, пообщался с сербскими коллегами. И загорелся идеей снять со студентами ВГИКа [2] фильм о Сербии. 

Будучи человеком трезвомыслящим он сразу определил: какие темы непременно должны там прозвучать, чтобы фильм был интересен серьёзному зрителю как в России, так и на Балканах, и чтобы этот фильм можно было смотреть.

Я с небывалым, как сейчас помню, вдохновением приступил к работе над синопсисом фильма.

Сейчас я позволю себе отнять у вас несколько минут, чтобы поделиться основной идеей картины.

Весна 1941. Русские эмигранты в Югославии, сокрушённой в Апрельской войне. Скорее всего, действие происходило бы в Среме. Молодёжь горит желанием принять участие в Крестовом походе против большевизма. В том походе, разговоры о котором они слышали от своих родителей на протяжении всей своей сознательной жизни, начиная от приезда в Королевство С.Х.С. , где тысячи русских людей спасались от зверств Совдепии.

Тут включались бы ретроспективно эпизоды «сокольской» жизни юношества, жизни «на чемоданах», первой любви...

Неслучайно я тут обращаю внимание на выражение «жить на чемоданах», ибо всем известно, что Русская эмиграция не собиралась ассимилироваться, но горела верой в то, что большевизм рано или поздно рухнет, и можно будет вернуться домой.

Тем не мене, сердцу не прикажешь, и главный герой нашего повествования влюбляется в югославскую девушку.

Я не случайно говорю «югославскую», поскольку в её трагическом образе хотел показать воплощение утопических идей интегрального югославянства. Папа там планировался в качестве выходца из семьи «сербов Моисеевой веры», т.е. евреев, мама - из обычной сербской семьи, однако, мама Славу не славит, вместе с папой верят в Прогресс и всё такое.

И вот юноши, которые жили упованием на борьбу с каким-то далёким злом, большевизмом, в обыденности сталкиваются с другим злом - нацизмом.

Вот тут решается вопрос, весьма злободневный для современного Русского патриотического сообщества.

Однако, гамлетовские терзания не слишком долго мучают нашего героя, поскольку его возлюбленную забирают усташи, и наш герой уходит в лес.

Как видите, тема очень простая, не претендующая на эпичность. Мы даже решили не усложнять проблему углублением в вопросы проблематики внтрисербских идеологических конфликтов.

Это совершенно ни к чему, как показывает практика моего участия в конференциях, люди у нас, к сожалению, понятия не имеют  ни об идейных противоречиях между Льотичем и идеологами Дражи, ни об идейных войнах между соратниками Тито. Ни даже толком о борьбе в этом роковом треугольнике трёх сербских тупиков: «четники»-«партизаны»-«льотичевцы».

Поэтому пусть уж будет просто «уход в лес», чтобы бороться с нацистами.

Конкретное зло оказывается ярче и недвусмысленнее идей «крестовых походов», а раздавленная любовь - несокрушимым импульсом, непосредственным поводом для действия.

Ну, вот такой незамысловатый план сценария мы подготовили. Но, как это часто у нас бывает, денег ни у кого не нашлось, а народ творческий нервный и нетерпеливый - что во Всероссийском институте кинематографии, что в каком ином киношном заведении на любом из континентов нашей планеты. Так что тема не пошла.

Но, как мне кажется, могла бы пойти вполне.

Если, конечно, мы хотим, чтобы представители «города и мира» были способны воспринимать материалы тех исследований, о которых уважаемые коллеги подготовили столь предметные доклады.

 

Примечания

[1] «Кто виноват?» - роман в двух частях Александра Ивановича Герцена 1846 года. Согласно Большой Советской Энциклопедии, «один из первых русских социально-психологических романов».

«Что делать?» - роман русского философа, журналиста и литературного критика Николая Чернышевского, написанный в декабре 1862 - апреле 1863 гг., во время заключения в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга.

[2] ВГИК - Всероссийский государственный институт кинематографии имени С. А. Герасимова- федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего и послевузовского профессионального образования.

 

Фото: Боян Милияшевич


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме