Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Великая тайна бытия

Лариса  Кудряшова, Русская народная линия

16.04.2018


И вечность дышит рядом - близко, близко …

 

 

«Наше же жительство - на Небесах, откуда мы ожидаем

 и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа» (Флп. 3, 20)  

 

 

Нет ничего более загадочного в земной жизни человека, чем время. Безвидное и неосязаемое, как воздух, которым мы дышим, оно движется вперед, не останавливаясь и не повторяясь.

 

От жизни той, что бушевала здесь,

От крови той, что здесь рекой лилась,

Что уцелело, что дошло до нас?

Два-три кургана, видимых поднесь...

(Ф.И. Тютчев)

 

Время - одна из форм земного бытия, мера длительности всего совершающегося; хронометр, отсчитывающий секунды, минуты, часы, дни, месяцы, годы, неуклонно и необратимо приближая нас к вечности. Тщетно противостоять времени. Время абсолютно не подвластно  воле человека.

Это ощущение ветхости, бренности земного мира, мимолетность и временность которого есть не что иное как результат грехопадения праотцев, человек, еще не понимая сути земной жизни и не догадываясь о существовании жизни вечной, испытывает уже от самого своего рождения.

 

Я - маленький, горло в ангине,

За окнами падает снег.

И папа поет мне: «Как ныне

Сбирается вещий Олег...»

Я слушаю песню и плачу,

Рыданье в подушках душу,

И слезы постыдные прячу,

И дальше, и дальше прошу.

Осеннею мухой квартира

Дремотно жужжит за стеной.

И плачу над бренностью мира

Я, маленький, глупый, больной.

 (Д.С. Самойлов)

 

В разные периоды своего существования на земле человек по-разному воспринимал и ощущал   категории времени и вечности. Чем более устремлялся дух человека к Небу, к Богу, тем менее ощущал  человек тяготы, утраты и заботы, которые накладывает время на каждого, живущего на земле. Ибо для верующей православной души жизнь не заканчивается на земле с окончанием земного времени.

 

«Ночь тихая, весенняя,

Черемухой пьянящая,

Христова воскресения

Спасением манящая.

И сказочно, но верится.

И тайное сбывается.

Постом, как чашей мерится,

А счастьем изливается,

На всенощное бдение,

Полночное стояние.

Колоколов гудение

И слезы покаяния.

Вот этою безгрешною

Таинственною ночью

Мы видели Воскресшего

Спасителя воочию,

Очищенные начисто

В надежде на спасение.

Все кончено, все начато

Христовым Воскресением.

                      

                             (С.К. Поликарпов)

 

От сосца и до подола,

От надежды и мечты -

До таблетки валидола

И до каменной плиты.

 

Этот вечный образ мрака,

Что возник из ничего,

Сколько раз я в детстве плакал,

Натыкаясь на него.

 

Он болезнью быстротечной

Посетил мое жилье.

Только, смерть, и ты не вечна, -

Жало вырвано твое.

         

                          (Протоиерей Анатолий Трохин)

 

В период Древней Руси - период наивысшего духовного подъема нашего земного Отечества, человек в быстротекущем времени как бы и не жил, он был весь обращен к вечности. И хотя вечность - свойство мира горнего, тогда как время - принадлежность земного, человек, не тронутый еще обмирщением и весь устремленный к Богу, ощущал себя частью всего Божественного мироздания, а время земной жизни понимал как подготовку к вечности. Он жил на земле предощущением жизни в Отечестве Небесном и более тревожился и заботился о спасении души для вечности, нежели о земном долголетии и благополучии. Поэтому  конечность  времени не страшила его как конечность бытия.

Этот духовный настрой русского человека отразился не только в агиографических произведениях и словах святых отцов Православной Церкви, но и в духовных стихах самого народа - в народных песнях на религиозные сюжеты. Песни эти пелись бродячими певцами-странниками - каликами перехожими везде, где находилось достаточное число благочестивых слушателей.

Приснопамятный Владыка Иоанн (Снычев) пишет об этом времени нашей истории в своей работе, посвященной духовным стихам народа, так: «Живя в мире церковного опыта, народ твердо знает, что вся вселенная управляется всемогущим Промыслом Всеблагого Бога:

 

Основана земля Святым Духом,

А содержана Словом Божиим.

 

А я верую самому Христу, Царю Небесному,

Его Матери Пресвятой Богородице,

Святой Троице неразделимой...»

 

Владыка говорит: «Спасение души - смысл жизни человеческой. Этой главной цели подчиняется, в идеале, народная жизнь. Русь не потому "святая", что живут на ней сплошные праведники, а потому, что стремление к святости, к сердечной чистоте и духовному совершенству составляет главное содержание и оправдание ее существования».

 

«Блажени чистии сердцем:яко тии Бога узрят» (Мф. 5, 8).

 

С секуляризацией общества, а особенно явственно это проявилось на Руси в XVII веке, в эпоху реформ Петра I, поставившего государственность - как славу и могущество Империи - выше ценностей духовных, выше Православия, человек начинает воспринимать время по-другому.

 Утрачивая связь с вечным, Божественным, человек становится частью только этого земного материального бренного мира, частью тленной земной природы, которой отведено даже больше времени, чем человеку. Федор Иванович Тютчев, который много задумывался в своих стихах о том, что же такое жизнь человеческая и что же такое время, глядя на дубы, выросшие на древнем кургане, горестно вздыхает:

 

...Красуются, шумят и нет им дела,

Чей прах, чью память роют корни их.

 

Человек нового времени, поклоняющийся земному более, нежели Небесному, начинает ощущать бег времени и быстротечность земной жизни - как трагедию, как боль и ужас. Пренебрегая мыслью о спасении и обратившись к поискам исключительно земного счастья, человек становится как бы заложником времени, в страхе недоуменно застывая в этом тупике.

 Ведь о каком счастье можно мечтать, если быстротекущее время уничтожает все - и человека, и все его земные достижения, сокровища и надежды? Поэт ощущает это с особой обостренностью. А там, где недоумение и растерянность перед временем сталкиваются с тоскою по вечности, там высекаются искры настоящей поэзии.

  Гаврила Романович Державин пишет слабеющей рукой на грифельной доске свое самое последнее стихотворение:

 

Река времен в своем стремленье

Уносит все дела людей

И топит в пропасти забвенья

Народы, царства и царей...

 

Александр Сергеевич Пушкин размышляет:

 

Брожу ли я вдоль улиц шумных,

Вхожу ли в многолюдный храм,

Сижу ль меж юношей безумных,

Я предаюсь своим мечтам.

 

Я говорю промчатся годы,

И сколько здесь не видно нас,

Мы все сойдем под вечны своды -

И чей-нибудь уж близок час.

 

Вот как пишет о неуклонном и безостановочном течении лет более близкая к нам по времени Анна Ахматова:

 

Но как нам быть с тем ужасом, который

Был бегом времени когда-то наречен?

 

Но ведь в любые времена человеку дана возможность, и мудрость, и выбор спасаться для горнего или возлагать все упование только на земное. Русский человек с его открытой, чуткой душой и жаждой праведности во все периоды нашей истории сознательно и религиозно или подсознательно, интуитивно нес в себе ощущение вечности. Не от этого ли русская душа никогда не удовлетворялась только земным, тоскуя по вышней красоте, гармонии, правде. Эту тоску по вечному, возвышенному и надмирному во все века отражала наша русская классическая поэзия, где переживания о неумолимой быстротечности времени неизбежно сопрягаются с мыслью о спасении.

 

... Далекий, вожделенный брег!

Туда б, сказав прости ущелью,

Подняться в вольной вышине

Туда б, в заоблачную келью

В соседство Бога скрыться мне!..

 

                                    (А.С.Пушкин)

                    

Дорог мне перед иконой

В светлой ризе золотой

Этот ярый воск, вожженыый

Чьей неведомо рукой.

Знаю я свеча пылает,

Клир торжественно поет;

Чье-то горе утихает,

Кто-то слезы тихо льет,

Светлый Ангел упованья

Пролетает над толпой...

Этих свеч знаменованье

Чую трепетной душой:

Это - медный грош вдовицы,

Это - лепта бедняка,

Это... может быть... убийцы

Покаянная тоска...

Это - светлое мгновенье

В диком мраке и глуши,

Память слез и умиленья

В вечность глянувшей души...

 (А.Н.Майков)

 

И цветы, и шмели, и трава, и колосья,

И лазурь, и полуденный зной...

Срок настанет - Господь сына блудного спросит:

«Был ли счастлив ты в жизни земной?»

 

И забуду я все - вспомню только вот эти

Полевые пути меж колосьев и трав  -

И от сладостных слез не успею ответить,

К милосердным коленям припав.

 (И.А. Бунин)

 

Это предощущение горнего пронизывает всю русскую поэзию. Недаром же многие из наших поэтов говорили о том, что чувствуют себя всего лишь странниками на земле. Пушкин, Лермонтов, Есенин, Рубцов... Как удалось Николаю Рубцову, воспитаннику советского детдома, современнику поколения строителей коммунизма сказать такие слова?

 

И думаю я - смейтесь иль не смейтесь! -

Косьбой проворной на лугу согрет,

Что той, которой мы боимся, - смерти,

Как у цветов, у нас ведь тоже нет!

 

 Рождение человека в жизнь вечную -  наивысшее напряжение всех его душевных, физических и духовных сил. Это великая тайна, сопряженная и со скорбью, и с надеждой, и с утешением. И об этой тайне взволнованно и в то же время мудро говорит нам наша русская поэзия.

Вот и отмаялась мама,

В доме лежит не дыша.

Тихая - как телеграмма

В небо вспорхнула душа.

... Больше ничто не свершится,

Весть беспросветно горька,

Душенька мамы кружится

Рядышком с телом пока.

... Время последней разлуки

Скорбно стоит впереди,

Мамины мертвые руки

Замерли на груди.

...Завтра с утра запогодит,

Да не развеет печаль, -

Мама тихонько уходит

В чистую вешнюю даль.

Где собираются в стайки

И пропадают вдали

Белые-белые чайки -

Души страдальцев земли.

 (С.А. Хомутов)

 

С моего рожденья и поныне

Вечность - предо мною и за мной,

И рождается посередине

Вечности - мой каждый миг земной.

 

Но из нас любой однажды встретит

Самое протяжное мгновение,

Чье начало здесь, на этом свете,

А на том - зияет продолжение...

(Ю.М. Шестаков)

 

Я к вам спешу, откройте двери мне,

Никто из вас не умер, все вы живы.

Мальчишкою, как в тот песок с обрыва,

Я к вам лечу, и в сердце страха нет...

 

... Небесный свет зажжется надо мной,

Как будто  бы открыли двери Рая...

Мы во Христе живем, не умирая,

Не унижая памяти земной.

 (Протоиерей Анатолий Трохин)

 

Аще и во гроб снизшел еси, Безсмертне, но адову разрушил еси силу, и воскресл еси, яко Победитель, Христе Боже, женам мироносицам вещавый: радуйтеся! и Твоим апостолом мир даруяй, падшим подаяй воскресение

 

Христос Воскресе!  Воистину Воскресе!

 

Лариса Пахомьевна Кудряшова, русский поэт и литератор


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме