Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Патриаршая елка

Николай  Кокухин, Русская народная линия

11.01.2018


Рождественский рассказ …

 

                          Рождественский рассказ

 

                                   1.

 

        

         Хотите, расскажу вам о самом счастливом дне своей жизни? Ну, тогда слушайте.

         Однажды мама сказала:

         -Доченька, хочешь поехать на Патриаршую елку?

         -Конечно, - сказала я. - А Патриарх там будет?

         -Ну, разве может быть Патриаршая елка без Патриарха?

         -А кроме него, кто там будет?

         -Дети. Такие же, как ты. Его Святейшество будет вас поздравлять. И дарить подарки.

         -Ой, как здорово! - Я запрыгала на месте.

         -Катенька, - продолжала мама, - ты тоже должна подготовить подарок.

         -Кому?

         -Конечно, Патриарху.

         Подарок! Самому Патриарху! Как мило!

         -А какой?

         -Вот ты и подумай.

         Что лучше всего подарить Патриарху? Можно нарисовать картину. Акварелью или гуашью. Можно смастерить игрушку, например, зайца. А еще лучше Ангела. Можно прочитать стихотворение. Некрасова или Тютчева. Нет, я лучше спою песню. Это будет самый лучший подарок.

         -Мама, какую песню мне выбрать? - спросила я.

         -А что у тебя есть?

         -Лирическая элегия «Ночь тиха над Палестиной», рождественская песня «Елочка» и «Колыбельная» Чайковского.

         Я уже третий год учусь в музыкальной школе и, конечно, у меня не три готовых произведения, а гораздо больше.

         -Я, право, не знаю. Спроси у Ольги.

         Оля - моя старшая сестра. Ей шестнадцать лет, она учится в музыкальном училище при Московской консерватории и хочет стать певицей.

         -Оля, душка, на чем мне остановиться?

         Сестра немножко подумала и сказала:

         -Решай сама.

         Что мне выбрать? Сразу и не решить. И первое произведение хорошее, и второе, и третье. Остановлюсь, пожалуй, на «Елочке». У нее такой приятный мотив.

         А кто мне будет аккомпанировать? Конечно, Таня. Во-первых, мы учимся в одной музыкальной школе, во-вторых, ей столько же лет, сколько и мне и, в-третьих, мы давно дружим.

         До Патриаршей елки оставалось еще два дня, и мы с Таней успели провести несколько репетиций. Кроме мамы и сестры, нас слушали наши подружки. Они нас подбадривали.

 

                                            2.

 

         И вот наступил день праздника. Я надела свое самое нарядное платье, любимые туфельки, мама повязала мне  на голову белый бант. Я посмотрела на себя в зеркало - можно ехать.

         Мы входим в Данилов монастырь. Как здесь красиво! Огромный Троицкий собор. Если побежать, то и то нескоро  обежишь! Ели стоят не шелохнувшись. Наверно, боятся уронить снег с ветвей. За монастырскими стенами городской шум не слышен - мы попали совсем в другой мир.

         -Мама, это кто? - Я показываю на красивую мозаичную икону.

         -Это благоверный князь Даниил Московский. Он основал этот монастырь.

         Я смотрю на его лик, на его руки.

         -Он был очень добрым, - говорю я.

         -И милостивым, - добавляет мама.

         Мы прикладываемся к иконе и идем дальше. Перед нами - Патриаршая резиденция. Какое красивое здание! Два его боковых придела похожи на крылья птицы. Ярко светятся окна, в них мелькают люди. У входа в дом - молодой казак. Увидев нас, он берет под козырек:

         -Добро пожаловать на праздник!

 Едва мы подходим к дверям, они словно сами собой открываются.

Какие тут внимательные люди!

Мы входим внутрь. Светлый просторный зал. Меня поражает обилие света - как будто зажглось сразу сто солнц! Они сияют и справа, и слева, и над головой!

На второй этаж ведет лестница, покрытая бордовым ковром. Ее перила украшены еловыми ветками. На лестничной площадке - группа девушек, одетых в длинные русские народные платья. В руках они держат ноты - я сразу догадалась, что это ноты. Они пели такие чудные, такие удивительные песнопения, каких мы никогда не пели в нашей музыкальной школе. Я стояла и слушала, не в силах сойти с места, - так, наверно, поют Ангелы на Небесах. 

Вдруг я заметила четырех человек. Как же я раньше не обратила на них внимание? Они как будто сошли со страницы старинной книги. Я попробую их описать. Они были одеты в светлые сюртуки с большими блестящими пуговицами, а на голове у них были парики. Панталоны у них доходили до колен. На ногах у них были туфли с загнутыми острыми носами, толстые бежевые чулки, а на руках - перчатки.

Они стояли прямо, не моргали и смотрели в одну сторону. А может, они не живые? Я подошла к одному из них, что был  поближе, и потрогала пальцы его руки.

-Ты живой? - спросила я.

-Да, - ответил он.

-Как тебя зовут?

-Флегонт.

Какое интересное имя.

-А ты кто такой?

-Я мажордом.

Это слово было для меня новое, и я не знала, что оно обозначает.

-Дом - это понятно, - сказала я. - А остальное непонятно.

-Мне тоже не очень, - ответил мой новый знакомый.- Но ты не унывай.

-Я и не думала унывать.

-Молодец!

-Я вообще никогда не унываю!

-Трижды молодец!

А вообще этот дядька, кажется, ничего! Классный дядька!

-У тебя есть медведь? - спросила я.

-Ученый?

-Да.

-Нет, хотя я всю жизнь мечтал иметь именно такого медведя.

-Бурого?

-Да. И с белым пятнышком на лбу.

-А что бы ты с ним делал?

-Я бы водил его на цепочке, а он показывал бы разные забавные фокусы.

-Я очень жалею, что у тебя нет такого медведя.

-Я тоже.

-А ты любишь мороженое?

-Очень.

-А какое?

-Пломбир.

-А еще?

-Эскимо.

-А знаешь, какое я люблю?

-Какое?

-Вафельный рожок.

-О! У тебя, моя дорогая, отменный вкус!

-А еще я люблю лимонад под названием «Колокольчик». А ты?

-Я, мой птенчик, чаще разношу лимонад, чем пью.

-Кому?

-Разным людям. Например, сейчас приедет Патриарх, должен я ему предложить лимонад?

-Конечно.

-А приятно ему это будет?

-Еще бы!

-А вот он и легок на помине.

 

                                            3.


         В этот момент обе створки широких дверей распахнулись, и в их проеме показался Патриарх Алексий. Он был в темной строгой шуршащей рясе и с Патриаршим жезлом в левой руке. На голове у него был белый куколь с вышитым дивным ангелом на лбу и с крестиком наверху; две белые ленты куколя падали на грудь, и на каждой ленте был изображен ангел. Войдя в помещение, Патриарх остановился. Кругом были дети. Он улыбнулся и сказал:

-Здравствуйте, мои ангелы!

И благословил всех.

Дети поклонились ему. И хотя мы с Флегонтом находились вдали от дверей, мы тоже поклонились.

Патриарх прошел через зал и поднялся на второй этаж.

-Мой зайчик, тебе пора, - сказал Флегонт.

Я оставила свою шубку маме и вместе с другими мальчиками и девочками (некоторые из них были старше меня, а некоторые - младше) поднялась наверх. Все  взрослые остались внизу  - такие уж здесь были правила.

На втором этаже было еще красивее, потому что здесь была елка. Она была высокая-высокая, до самого потолка. На ней было много игрушек - и фонарики, и снежинки, и сосульки, и лесные шишечки - чего только здесь не было! Ну и конечно, Снегурочка с Дедом Морозом. Елка без них - это уже не елка!

         Вы все видели глобус. Сверху вниз его пересекают меридианы. Так и елку пересекали светлые искрящиеся гирлянды. И тонкие сверкающие нити - «дождик».

         На передней стене был портрет Его Святейшества. Он был изображен во весь рост. С Патриаршим жезлом в руке. Он смотрел вперед и о чем-то думал. Но живой Патриарх был лучше.

На противоположной стене я увидела икону Пресвятой Девы. Она, икона, была такая лучистая, такая притягательная, что хотелось побыстрее подойти к ней и прикоснуться губами. Я так и сделала. Я попросила Божию Матерь быть мне всегда заступницей и помощницей.

         Начался концерт. Выступали только дети. Со всей Москвы съехались сюда юные артисты.  Среди них были и танцоры, и певцы, и балалаечники, и пианисты, и акробаты - всем хотелось порадовать Его Святейшество. Он сидел на маленьком мягком сиденье и наслаждался концертом, который был подготовлен специально для него. 

         И вот артист, ведущий концерт, объявил:

         -Рождественская песня «Елочка». Исполняет ученица третьего класса Катя Семенова. За роялем - Таня Ильина.

         Мы с Таней вышли к елке, около которой стоял прекрасный черный рояль. Таня села за инструмент, проиграла вступление, а я запела:

 

                          Вот е-ель в ле-есу, как зе-еле-ена

                          И ка-а-ак о-она-а пре-екра-а-асна-а,

                          Но все-е ж пре-екра-асне-е о-она-а,

                          Когда-а в до-ому, све-ече-ей полна,

                          О-она си-и-я-а-а-ет я-а-асно.                        

 

         Я выступала в разных местах, в разных концертных залах, но нигде мне не пелось так легко и свободно, как здесь, в доме Святейшего Патриарха. Рядом с ним сидело несколько взрослых,  чуть поодаль - дети, а еще больше мальчиков и девочек стояли.

 

                          В одну-у из ра-адо-остны-ых но-очей

                          Госпо-о-одь И-и-исус ро-одился-а.

                          Он - То-от, Кто-о и-иску-упил лю-удей,

                          Ведь без Не-его во тьме-е сво-оей

                          Мир э-этот за-а-аблу-уди-ился.                     

 

         Я нисколько не волновалась (иногда это бывает со мной) и чувствовала себя так, как будто  приехала в гости к очень близкому мне человеку. От Патриарха исходили...  как бы это сказать...  тепло и доброжелательность, они придавали мне сил и уверенности.

 

                          Для все-ех, кто-о ве-е-ерит во Хри-иста,

                          И но-очью све-ет си-ия-а-а-ет.

                          А эта-а но-очь для на-а-ас свя-ата,

                          Да бу-удет ра-адо-ость все-ех чи-иста,

                          Иисус зде-есь пре-е-ебы-ыва-а-ает.

 

         Чем дальше я пела, тем светлее становилось у меня на душе,- ведь я пела не о ком-нибудь, а о Самом Христе. Мне казалось, что это пела не я, а моя душа.           

 

                          Впусти-и Е-его, ди-итя, в сво-ой до-ом:

                          Он в се-е-ердце о-о-оби-ита-а-ает,

                          Он са-ад устро-о-оить хо-очет в не-ем,

                          Обо-огатит то-ого пло-одом,

                          Кто в до-ом Е-его впу-уска-а-ае-е-ет.

 

         Таня взяла заключительные аккорды, звуки рояля постепенно угасли, и раздались дружные аплодисменты. Аплодировали дети, аплодировали взрослые, аплодировал Его Святейшество.

         Мы с Таней раскланялись, а потом подошли к Патриарху. Он вручил нам по коробке прекрасных шоколадных конфет.

Его Святейшество погладил меня по голове.

-Храни тебя Господь, - сказал он.

         Вот какой счастливый день подарил мне мой Боженька! Если я проживу еще семьдесят лет, нет, если я проживу еще хоть сто лет,  даже не сто, а двести, я все равно не забуду этот чудесный день!

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме