Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Вещий сон генерала Корнилова

Вадим  Кулинченко, Русская народная линия

100-летие революции 1917 года / 25.12.2017


В романе Михаила Шолохова «Тихий Дон» …

 

 

Посвящаю своему деду, верхне донскому казаку Афанасию Фатеевичу Кулинченко, участвовавшего в двух войнах: русско-японской 1904-1905 годов и Первой мировой войнах, но отказавшегося участвовать в Гражданской войне. Он рассуждал так и нас учил: «Надо меньше дурью маяться, а надо работать - тогда и страна будет процветать, и крови не будет!». Воистину золотые слова.

АВТОР

 

Шолохов и сталинщина, Шолохов и, как принято говорить, руководители партии и правительства. Я надеюсь, что хотя бы сейчас наступит время начать рассказывать правду. И образ писателя и гражданина предстанет совсем не таким, как это внушалось и внушается. Он всю свою жизнь стремился быть независимым.

Светлана Шолохова, 1993 год

 

***

Вообще-то речь пойдёт больше о величайшем творении русской литературы нашего времени - романе Михаила Шолохова «Тихий Дон». Ведь не зря роман был удостоен Нобелевской премии, но в дальнейшем, к сожалению, его глубокое прочтение и осмысливание было заменено другим - разбирательством о подлинности авторства. И вот когда стараниями Льва Колодного была найдена рукопись романа, бесспорно установлено авторство, вышла книга журналиста «Кто написал «Тихий Дон» (Москва, «Голос», 1995 г.), всё затихло. Казалось, спор разрешён и самое время вернуться к рассмотрению самого романа, проникнуть в суть изображённого, в мысли автора, возбудить интерес к роману сегодня, ведь он очень актуален, но, увы! Большинство умов сегодня привлекает детективная литература - однодневка, а такие романы относят уже к истории, забывая о том, что история многому учит. Такие произведения, отображая события своего времени, много говорят о будущем, и это видение будущего писатели выражают обычно через сны героев своих произведений.     

         Вспомните ранее широко известный роман Николая Чернышевского «Что делать?», основная идея которого построена на снах Веры Павловны. Четвёртый сон состоит из  2 глав, где ясно выражено, что сон - это видение будущего: «То, что мы показали тебе, нескоро будет в полном своём развитии, какое видела теперь ты...». Можно привести массу литературных произведений широко известных и не очень, где используется приём сна героев. Не избежал его и Михаил Шолохов в своём романе, известном на весь мир, который так и не учёл уроков Гражданской войны, так образно показанной в романе. Если Лев Толстой показал войну между народами и странами,( к слову, в романе «Война и мир» также использованы приёмы сна - В.К.) то Шолохов продолжил рассмотрение ужасов войны внутри страны, то есть войны Гражданской, самой жестокой из всех видов войн.                               

         Как и во времена «Тихого Дона», междоусобная распря и её механика вовсе не стали для нас страницей минувшей истории, тяжкой, трагической, но минувшей.... Жестокий оскал Гражданской войны реальность наших дней (октябрь 1993 г., Чечня по настоящий день, обнищания масс и обогащение  других...). Жертвы после распада Союза исчисляются тысячами.... Зная это, как может человек в здравом уме внимать лукавой пропаганде о том, что если к власти придут «они», то устроят нам гражданскую войну. Война уже идёт, а степень принадлежности и рукотворной противопостовляемости людей по признакам миро возренческим (религиозным и имущественным) достигла такого накала, что, если и далее она будет умышленно поддерживаться, это не может, в конце концов, не вылиться в новую масштабную междоусобицу. Если говорить о причинах междоусобиц, их природе, то можно уверенно сказать, что они общественным сознанием не постигнуты, хотя «Тихий Дон» для уяснения её даёт богатую пищу.

         Технически шагнув далеко вперёд за прошедшее столетие, на сознательном уровне мы остались в прошлом - позапрошлом веке, а, возможно, даже деградировали. К примеру, если в тех переделах был лозунг «Грабь награбленное!», то сегодня он дополнен лозунгом «Грабь и заработанное!». А любой передел  вызывает беспредел у тех, кто мало съел или остался не у дел.

         Михаил Шолохов придавал особое значение личности генерала Корнилова, об этом говорит и тот факт, что по замыслу роман должен был начаться с похода генерала на Петроград. В автобиографии для журнала «Прожектор» Шолохов писал: «Начал первоначально с 1917 года, с похода на Петроград Корнилова. Через год взялся снова...». Почему потом этот эпизод возник только во второй книге романа, пока неизвестно.

         Но даже скрытый в середине романа, образ Корнилова заставил обратить на себя внимание «вождя народов». Сталин спросил у автора: «Почему в романе так мягко изображён генерал Корнилов? Надо бы его образ ужесточить». Это само по себе уже говорит о  том, что здесь находится главный мировоззренческий узел времени, изображённого в романе. Поэтому мы должны внимательно всмотреться в то, как Михаил Шолохов изображал генерала Корнилова в «Тихом Доне». По сути дела, образом Лавра Георгиевича Корнилова, его сном, небольшим текстом, автор «Тихого Дона» решал ту же мировоззренческую задачу о судьбе России, что и Александр Блок в «Скифах»: «И вы, глумясь, считали только срок, когда направить пушек жерла...».

         Совершенно ясно, что та ситуация, в которую попал Корнилов, описанная Шолоховым в главах 13 - 18 4-й части романа, к сожалению, вовсе не изжита, она всё ещё длится, повторяется сегодня до пугающих подробностей. Разница лишь в том, что не находится личности масштаба и уровня Корнилова (была, но её убрали, генерал Рохлин - В.К.), готовой взвалить ответственность за страну на свои плечи....

         Снова, как и тогда, патриотическим силам по какой-то странной логике отказано в самом праве на существование, снова патриотизм объявляют национализмом, «реакционным» и «консервативным», под предлогом того, что им, якобы, чрезмерно спекулируют. Словно «демократией» не спекулируют? Превращение «демократии» в слово ругательное «дермократия», говорит о том, что ею спекулируют гораздо в большей степени, чем патриотизмом. Но дело ведь не только в спекуляциях, а в том, что всякий патриотизм выставляется как сила, якобы, «реакционная» в принципе по принадлежности  Отлично понимая это, Шолохов не посмел назвать Корнилова патриотом, а просто дословно приводит генеральское воззвание, которое характеризует его, как волевую и патриотическую личность:

«... Не мне, кровному сыну своего народа, всю жизнь свою на глазах всех отдавшему на беззаветное служение ему, - не стоять на страже великих свобод великого будущего своего народа. Но ныне будущее это - в слабых, безвольных руках. Надменный враг посредством подкупа и предательства распоряжается у нас, как у себя дома, несёт гибель не только свободе, но и существованию народа русского. Очнитесь, люди русские, и вглядитесь в бездонную пропасть, куда стремительно идёт наша Родина!..».

         Вот почему Шолохов «мягко» изображает своего героя, спасая его от новых демократов - большевиков. Ведь «прогрессивными» выставляются силы «демократические», печальные плоды деятельности которых,  уже вполне проявились. Но они всё так же упорствуют, хотя уже потерпела полный крах идеология и старой, и новой демократии. Но «третья сила», как понятно, не та и не эта....

         Тогда «третьей силой» стала «корниловщина», на которую списали всю трагедию государства и большевики, и временное правительство. Но это противоречит истине, что подтверждает и писатель. Корнилов был человеком действий: «... Нет, мы привыкли сначала делать, а потом говорить. Они поступают на оборот. Что же... будет время - пожнут  плоды своей политики полумер. Но я не желаю участвовать в этой бесчестной игре! Я был и остаюсь сторонником открытого боя, блудословие не в моём характере».

         Но русский народ привык больше верить болтунам. Чудо - вот вера народа, ему обещают, и он думает, что всё это исполнится. Вся наша история пример этому. Не только наивные из современников наших, но весьма учёные и благоразумные, всё ещё верят декларациям о том, что Россия наконец-то освободилась от того безжалостного спрута, который вот уже около века терзает её. Если освободилась, то какой тогда силой совершенно разрушение великого государства, пагубность которого очевидна в экономическом и духовном падении? Продолжается обнищание народа, казнокрадство, борьба за власть, продажа последнего достояния страны и прочие анциферские действа! Пикантность ситуации придаёт то, что разрушители сегодня выдают себя за устроителей, а те, кем нас пугают, снова, как и было, - наиболее здравомыслящие, и патриотически, настроенные, люди....

         Целые поколения не прочитали внимательно «Тихого Дона» (фильм совершенно не то), питаясь пустыми спорами об авторстве романа, так и не поняли апокалиптического смысла той трагедии, которая на нас обрушилась и которая изображена в романе. Современная литература вообще ушла от темы гражданской войны, хотя она бушует за окном. А стало быть, народ не тогда, не сейчас не вырабатывает в себе защиту против нового невиданного нашествия, не различает добра от зла, он вновь не устоял в брани духовной, попавшись на самые примитивные идеологические фетиши....

         Не буду я касаться богатой биографии генерала, это дело историков и исследователей биографии, а обращусь, как читатель, только ко сну генерала и обстановке, в которой он случился.

         Понятно, что этот сон литературный, и явно имеет значение мировоззренческого  и эстетического момента, а не биографического. Вполне можно предположить, что подобное могло и присниться генералу Корнилову, но это не суть важно. Сон этот в первую очередь интересен тем, какое значение он имеет в « Тихом Доне», поскольку здесь Корнилов не столько реально-исторический военачальник, сколько персонаж, герой романа. Ведь, скорее всего сон выдуман. Но для чего?

         Современного человека трудно чем-либо удивить. Он знает всё или почти всё, любые чудеса объясняет с лёгкостью необычайной: то ли телепатией, то ли космическим излучением. В последнее время модной стала астрология, а вещие сны как бы отошли на задний план.... Однако, все объяснения остаются словами, а тайны многих явлений так и остаются тайнами. Все знают, что гениальное научное открытие - знаменитую «Периодическую таблицу» -  Дмитрий Иванович Менделеев увидел во сне. Но никто до сих пор не смог подвести под этот феномен какой-то базы, всё так  и истолковывается примитивно - наивно - когда, мол, о чём-то много и долго думаешь, то это и снится. Возможно, Михаил Шолохов, работая над романом, и это, несомненно, думал о судьбах России и тех, кто эти судьбы вершил.

         В пору, так называемого, социалистического реализма, основной исторической движущей силой считался народ, что зримо и отражали писатели в своих произведениях, а в душе считая иначе, ведь весь ход истории противоречит народности. Народ, толпа, люди - это материал для личности, что ясно понимаешь при бесстрастном прочтении и такого величественного романа, как «Тихий Дон».

         Как известно, основной особенностью литературного сна является то, что он иносказателен, что в нём в образной форме выражаются переживания человека, в большей степени автора. Литературный сон вовсе не повторяет жизненные ситуации. Как этому учат бульварные сонники. В смысле переживаний сон очень близок образной природе литературы. Обращаясь к изображению сна, автор, конечно, разрешает какую-то свою задачу, которую иными средствами передать не может. То, что изображается с помощью сна, в какой-то иной форме более в тексте не повторяется, не дублируется, но так или иначе связано со смыслом и значением постигаемого и раскрываемого в произведении. А поэтому, можно сказать, что сны являются ключевым местом для понимания произведения в целом. Ничего не значащим, «лишним» в тексте художественном, он быть не может, тем более, в такой ответственный момент, когда решалась судьба России....

         И эту судьбу выбрали те казаки, которые, отказавшись повиноваться Корнилову, «заварили кашу», что в русской литературе имеет однозначный смысл - посеять губительный революционный хаос.... Знали бы те казаки, предавшие Корнилова, что пройдёт всего лишь чуть больше года и выйдет директива, по сути о поголовном уничтожении казачества (аналогия: современные шахтёры поддержали Ельцина, а теперь проклинают. Историю никто не хочет воспринимать всерьёз. А зря... - В.К.).... Они действовали бы совсем иначе, если.... Оказалось, что та опасность, которая исходила от Корнилова, была несравнимой с тем бесовским наваждением, которое надолго разгулялось на просторах России. Такова, видно, неизбежная закономерность революционного бунта в такой открытой и восприимчивой стране, как Россия. В результате упорного противостояния сторон к власти, непременно, приходит «третья сила». (В том моменте «третьей силой», явились большевики. Вспомните слова В. Ленина: «Есть такая партия!» - В.К.). А она - вовсе не ни какая-то несговорчивая оппозиция, а сила совсем иная, апокалиптическая, действия которой так ещё памятны....

         Обстоятельства же, в которых рассказывается сон (какая-то, вроде, и совсем неуместная бабочка - «Корнилов, суетливо выкидывая руку, пытался поймать порхавшую над ним крохотную лиловую бабочку...»), можно понять и так, что автор уподобляет своего героя этой безвольной бабочке, которой управляет сила обстоятельств. Ведь Корнилов, прежде чем возглавить движение за освобождение России, немало способствовал и тому критическому положению, в котором оказалась страна к тому времени.

         Автор романа, в какой-то мере симпатизируя генералу и, используя его жизненный опыт, именно ему вручает свой мировоззренческий сон:

« Сегодня я видел сон. Будто я - бригадный командир одной из стрелковых дивизий, веду наступление в Карпатах. Вместе со штабом приезжаем на какую-то ферму. Встречает нас пожилой, нарядно одетый русин. Он потчует меня молоком и, снимая войлочную, белую шляпу, говорит  на чистейшем немецком языке: «Кушай, генерал! Это молоко необычайно целебного свойства». Я будто бы пью и не удивляюсь тому, что русин фамильярно хлопает меня по плечу. Потом мы шли в горах, и уже как будто не в Карпатах, а где-то в Афганистане, по какой-то козьей тропе.... Да, вот именно козьей тропкой: камни и коричневый щебень сыпались из-под ног, а внизу за ущельем виднелся роскошный южный, облитый белым солнцем ландшафт...».

         После этого странного и как бы неуместного сна далее в тексте романа идёт вроде бы отвлечённая картина незыблемого русского простора: «Лёгкий сквозняк шевелил на столе бумаги, тёк между распахнутыми створками окна. Затуманенный и далёкий взгляд Корнилова бродил где-то за Днепром, по ложбинистым увалам, искромсанным, бронзовой прожелтенью луговин».

         В корниловском сне соединены два сюжета: галицийский, европейский - западный, и афганский - восточный сюжеты, связанные между собой биографией генерала, тем, что он был участником происходящих событий в этих противоположных местностях. Можно сказать, что в его судьбе проявилась судьба России, её извечная, трудная, мучительная участь быть между разными мирами - западным и восточным. Восток и Запад в данном случае понятия не буквальные и уж никак не географические. Скорее под западом здесь можно понимать ложное представление о «прогрессе», а под востоком - следование закономерностям, вытекающим из истории, судьбы народа и страны. Россия - это единственная уникальная территория, которая на протяжении всей истории мировой цивилизации (а это более 5000 лет) развивалась под переменным и, очень мощным воздействием, как Востока, так и Запада. Эту-то уникальность, территориальную и историческую, игнорируют сегодняшние политики, поступившись русской самобытностью. Ведь понятно уже всякому здравомыслящему, что ни один советник с Запада и мудрец с Востока не подскажет нам, что именно нужно сделать с российской экономикой, чтобы она выздоровела и расцвела. Они своими советами просто доят Россию, как послушную корову. И чтобы вытащить страну из навозной ямы, придётся рассчитывать только на свой умишко - это и есть задача № 1 для любого движения и партии! А ложиться то ли под Запад или Восток, дело пропащее. В этом отношении сон генерала Корнилова заставляет задуматься.

         В Афганистане было наше давнее влияние без применения всякой силы, что явно претило Англии. Об этом свидетельствует вся деятельность другого нашего генерала Андрея Евгеньевича Снесарева (1865 - 1937 гг.), геополитика и военного, который был другом не только афганцев, но и других среднеазиатских народов, который писал, что к азиатским народам надо «... идти в их среду другом, а не победителем, собратом, а не умственным аристократом...». У него был свой взгляд по отношению к азиатскому миру. Европейская «предвзятость и высокомерие» мешали, по его мнению, изучению Азии, её истории, жизни её народов. За что его и убрало оттуда ещё царское правительство по требованию англичан. Вся политическая и демагогическая риторика запада была направлена на то, как справедливо пишет Борис Николаевич Белоголовый, что, если послушать: «Европейские державы и явились-то в Азию единственно во имя справедливости, остановить колонизацию Россией беззащитных азиатских народов. И Англия-то в своё время заняла Индию, чтобы предупредить русское варварское вторжение!..». Та же риторика и сегодня, только слова другие.

         Печально и обидно, что явная политическая демагогия об имперских устремлениях России, и её, якобы, намерениях насадить коммунизм в другие страны, который был навязан самой России тем же Западом, при неумелой политике советского руководства всё-таки восторжествовала (имею в виду Афганскую войну - интернациональную помощь, от которой нам и сегодня икается - В.К.). Эта политика принесла такие жертвы, продолжившись войной уже в родных пределах, конец которой угадывается смутно.... Список «афганцев» пополняется жертвами войны чеченской.

         Мы очень болезненно реагируем на «мировое» мнение, считай американское, поступаясь своими интересами, а оно, не считаясь с другими, делает своё дело....

         Но вернёмся к роману «Тихий Дон», ко сну генерала Корнилова. Нет никаких сомнений в том, что в этом сне сопоставлены и противопоставлены разные миры и миропонимания - восточное и западное. По логике сна и по судьбе Корнилова, как героя романа, получается, вроде бы так, что восточный мир как бы более благоприятен, чем западный, и он должен если не восторжествовать, то не быть ликвидированным. Но всё сложилось вопреки этой логике. Мы ведь не можем сказать, что тогда после революции победило западное направление. Отнюдь, не западная цивилизация воцарилась в России и не восточная, а нечто иное, что не смогло внести гармонии в развитие России, как уникального государства.

         Что из этого следует? Сам факт этого пугающего повторения вселяет надежду на то, что абсолютного совпадения трагедии не произойдёт (этим пытаются сегодня пугать нас В.К.), что патриотические силы всё-таки не удастся, на сей раз, окончательно выставить «реакционными». Следует из этого, конечно, и то, что тот, кто потерпел крах идеологический (сегодня читай демократический, раньше был интернационалистический), кто для своего спасения спешно перехватывает патриотические лозунги у своих противников, первым может прибегнуть к оружию и насилию, чему мы уже были свидетелями в наши дни....

         Я не претендую на глубокое исследование романа, остановившись только на одном малом его эпизоде. Он хотя и малый, но показывает, что «Тихий Дон» - это судьбоносное произведение в истории России, и он должен попасть в обязательную программу политического воспитания.

         Хотя умом и понимаешь, что не все, даже и вещие, сны сбываются, но всё же в них что-то есть прорицательное..., и хочется верить в чудо!

***

СПРАВКА: КОРНИЛОВ Лавр Георгиевич (18(30).8.1870 - 13.4.1918 гг.) родился в г. Каркаралинске (ныне Карагандинская обл. Казахстана). Окончил Михайловское артиллерийское училище в 1892 г. и Академию Генштаба в 1898 г. Служил в Туркестане, занимая различные командные должности, где досконально изучил самобытность народов Средней Азии (тогда зарождалась такая наука, как геополитика, основоположником которой стал Андрей Евгеньевич Снесарев (1865 - 1937 гг.), коллега Корнилова, впоследствии стал тоже генералом). Участник русско-японской войны 1904-1905 годов. В 1907-1911 годах военный агент (атташе) в Китае. С началом войны 1914 года был назначен командиром 48-й пехотной дивизии. В 1915 году попал в плен к австрийцам, но бежал. В 1916 году, после побега из плена, был назначен командиром стрелкового корпуса, а в марте-апреле 1917 г. уже командовал войсками Петроградского военного округа, а затем 8-й армией и Юго-Западным фронтом. С 19.7(1.8) по 27.8(9.9) 1917 года Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами России. Как видно из послужного списка Лавр Георгиевич не был паркетным и штабным генералом, а чисто боевым, и погиб в строю при наступлении Белой Армии на Екатеринодар (Краснодар)...

В период Советской власти образ генерала Корнилова был демонизирован, что лишило его портрет исторической правды.

Патриот и воин в первую очередь, он видел гибельность политики верхушки, борящейся за власть, и попытался спасти Родину и народ от последующих потрясений. Он хотел блага России и не был «врагом народа», как его представили большевики. Он желал добра России, и её народу, но часто судьба несправедлива к таким людям, свидетелями чего мы являемся и в наши дни (генерал Рохлин)....

 Хотя и робко, но история всё ставит на свои места. Начался пересмотр и таких личностей, как Александр Колчак и Лавр Корнилов. Беда таких людей, что их не поняли в своё время, а в дальнейшем  их стремление к правде и любовь к Родине просто очернили. Казаки предали Лавра Георгиевича Корнилова, за что потом жестоко поплатились....

ВАДИМ  КУЛИНЧЕНКО, капитан 1 ранга



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Иван Ледоруб : Re: Вещий сон генерала Корнилова
2017-12-25 в 15:25

Трагедия этих генералов, типа Корнилова, есть прямое следствие их предательства Царской России, - как ни парадоксально, - из любви к Отечеству.
На казаках же до сих пор лежит тяжкий грех предательства Государя и его Наследника, который был их шефом: именно казаки (опора власти!) первые из военных изменили присяге и поддержали бунтовщиков в феврале-марте 1917 года в Петрограде. За сей грех (по сей день тяготеющий) Господь наказал их почти поголовным истреблением руками советской власти...

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме