Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

В оккупации. Деревня Сычево. Рассказ Валентины Андреевны

Вадим  Кулинченко, Русская народная линия

70-летие Победы в Великой Отечественной войне / 05.12.2017


К годовщине битвы за Москву …

 

Предупреждая о тщетности попыток завоевать Россию, К.Клаузевиц добавлял следующее (наверное, уже для всех нас!): «Такая страна может быть побеждена лишь собственной слабостью и действием внутренних раздоров».

Автор.

 

 

         С Валентиной Андреевной Сысоевой судьба меня свела в Солнечногорском санатории ВМФ. Люди пожилые, мы больше вспоминали о прожитых годах, к чему, несомненно, подталкивает нестабильная обстановка последних лет. Мы оба в свои детские годы пережили «радость» оккупации: я в Воронежской области, она на рубежах битвы за Москву - в деревне Сычево, что в 18 км от Волоколамска в сторону Москвы. Бои в районе Волоколамска и за Волоколамск вошли в историю. С таким же упорством, как под Волоколамском, защитники Москвы сражались в конце ноября и за другие подмосковные города, в том числе и за Солнечногорск. Но уже 11 декабря 1941 года Солнечногорск был освобождён. За героизм и отвагу при освобождении города 64-я и 71-я бригады морской пехоты, сформированные на Тихоокеанском флоте, получили наименование Гвардейских. О них написано много книг, и повторяться не хочется. Скажу лишь одно:  тогда все - от рядового до генерала - не жалели ни сил, ни жизни, чтобы преградить врагу путь к Москве. Так пишут все военачальники различных рангов в своих мемуарах, а вот населения как будто на этих территориях и не было. Истощив силы в боях под Волоколамском и севернее его, гитлеровские войска остановились. Наступила передышка в несколько дней, когда велись, так называемые, бои местного значения, при которых больше всего страдали местные мирные жители.

         Деревню Сычево спасло от полного уничтожения, наверное, только её положение вдали от главных дорог, по которым катилась стальная волна фашистских армейских групп. «Мне было 13 лет, нас направляли на рытьё окопов, вернее, это был сплошной широкий ров, - говорит Валентина Андреевна. - Мы видели наши отступающие части. Никакого сравнения с немецкой наступающей техникой. И всё-таки мы выстояли! Этого не могут осмыслить до сих пор даже историки».

         Валентина Андреевна из того поколения, которому, как сказал поэт:

                                   В блокадных днях мы так и не узнали:

                                   Меж юностью и детством где черта.

                                   Нам в сорок третьем выдали медали,

                                   И только в сорок пятом паспорта!

Ведь на плечи 14-15-летних тяжесть войны ложилась далеко не символически, а полным грузом, не считаясь с полом. Только здесь одно «Но». После освобождения Волоколамска нашими войсками всех детей в возрасте 14-15 лет призвали в Москву на оборонные предприятия, где, ускоренно обучив, поставили к станкам, от которых они не отходили по 12 часов в сутки. Но медали им «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» не дали, потому что они побывали на оккупированной территории, хотя это и было в пределах всего одного месяца. Было деление на тех «кто был, и кто не был» на оккупированной территории. Испытавшие унижение, тягости оккупации, люди получили ещё и моральную травму - недоверие. За    что? Разве они, граждане одной страны, были хуже тех, кто трудился на Урале, Алтае, в Сибири? Когда говорят о великой Победе, умалчивают этот факт. Как о штрафниках, так и бывших в оккупации почему-то молчат до сего времени. Вы что-нибудь читали об этом? Не говорю о подпольщиках и партизанах, их была малая часть того народа, который своим патриотизмом и стойкостью, иногда просто молчаливой неуступчивостью, не дал оккупантам стать хозяевами на нашей земле. Сравните Францию  и Союз того времени, имею в виду оккупированные фашистами территории, и вы сразу поймёте - почему Победа началась с России, а не с Запада?

         - Помню один случай - это из тех моментов патриотизма, которые мало отражаются в литературе.

         Через нашу деревню гнали колонну заключённых из тюрем Волоколамска на восток. Измождённые, легко одетые люди, в охранении мордатых, одетых в полушубки и валенки, надзирателей. Один из заключённых уже не может идти, падает, его поддерживают товарищи.... Упал. К нему подходит охранник и наставляет ружьё.... Увидела это наша мама, бросилась к охраннику с криком: «Что же ты делаешь, ирод! Это же наши люди!». Охранник отступил под её напором: «Если хочешь, забирай его!».

         Колонна прошла через деревню, а мы на саночках перевезли этого доходягу к себе в дом. Благо, у нас была корова Дочка, худая и неказистая - скелет на длинных ногах. Из-за этого её никто и не тронул: ни наши, ни немцы. А молока она давала много. Стали мы отпаивать этого парня, он оказался молодым, молоком. За три дня он отошёл, но был ещё слаб. А тут уже поползли слухи, что немцы близко. Собрался наш Коля, точно имя уже и не помню, уходить. Как мама не уговаривала его ещё поправиться, он стоял на своём. Он рассказал, что его посадили за три опоздания на работу, такие были жёсткие времена и законы! Но он не враг своей Родины! Ушёл на восток.

         А через месяц, когда наступали наши, вбежал к нам в дом здоровый и румяный красноармеец и бросился обнимать нашу маму: «Не узнаёте, Пелагея Сидоровна? Это я. Вы меня к жизни вернули. Буду жив, обязательно к Вам загляну!..».

         Это был тот «доходяга», которого обидела власть, но он забыл эту обиду во имя спасения своей Родины. Он выстоял и уже шёл на Запад! Мы так его и не дождались, ещё столько было впереди боёв и жертв!

         Да и сколько их, наших безымянных защитников, лежит неопознанными в нашей земле. А в чужой, куда они принесли освобождение? Где-то прочитала, что только в Германии покоится более шестисот тысяч наших солдат и офицеров. К сожалению, около полумиллиона их имён неизвестно.

         Помню, что немцы для захоронения своих погибших солдат, вырыли у деревни четыре большие ямы. Копали их наши пленные, потом их куда-то угнали. В двух немцы с почестями похоронили своих, а две остались пустые до освобождения деревни нашими. Эти ямы стали братскими могилами для наших бойцов. Кто здесь был захоронен, неизвестно до сих пор. И вряд ли наступит ясность, так как на том месте, где были эти могилы (и наши, и немецкие) разрабатываются карьеры....

         Конечно, время всё сравнивает с землёй. Где те римские легионеры, которые потрясали мир? Но всё-таки хочется, чтобы ближайшие поколения знали всех поимённо тех, кто дал им жизнь и мир!

         - Валентина Андреевна, а что Вам помнится о днях оккупации? Сейчас стало модным представлять фашистскую армию «культурной» - мирных жителей не трогали, воевали, мол, с партизанами, коммунистами....

         - Только плохое. За месяц насмотрелись всякого, страдали физически и морально. На наших детских глазах столько было пролито крови. Нашей деревне ещё повезло, что до нас не успели добраться, так называемые, «тыловые учреждения» фашистов. Но и со стороны наступающих войск вермахта были разные люди. Забирали всё, что им понравилось, стреляли без суда и следствия тех, кто им не приглянулся.

         У нас был приличный дом почти в центре деревни, поэтому в нём располагались то наш, то немецкий какой-то штаб. Наших застали врасплох, их было семь человек. Вывели во двор, стали допрашивать. Мы наблюдали это от своего сарая. Что они там говорили, мы не понимали. Видим, один из наших, очевидно командир, достаёт из сумки карту и рвёт её. Раздаются автоматные очереди, и все наши падают убитыми среди двора. Мы хотели их похоронить. Но пока немцы были в деревне, они не разрешали подходить к убитым. Только дней через 10, когда немцы покинули нашу деревню, пришёл старик сосед и сказал маме: «Пелагея, давай захороним наших ребят по христиански, пока этих извергов нет!».                

         Захоронили. Чуть передышки, и опять на постой нагрянули другие «культуришь»..., а русский «швайн» - опять в сарай.

         Конец ноября. Морозное, солнечное утро. Радостно выбегаем на улицу. Недалеко толпа людей. Подбегаем и видим немцев - несколько человек в полушубках. С повязками на рукавах, а на перекладинах столбов... двое повешенных  с табличками на груди «Партизан». От страха оцепенели. А немцы фотографировались на фоне повешенных и хохотали.... После этого мы реже старались выходить на улицу....

         - Оккупация не сахар, какие бы цели она не преследовала, - перебиваю я рассказ Валентины Андреевны. - Вот «освободители» - янки не принесли спокойствия в Ирак, а уж фашистский режим.... Мы с Вами пробыли небольшое время под игом завоевателей, и то самые мрачные воспоминания о том времени. А мой товарищ, проживающий ныне в Литве, вспоминает: «Ведь и я, и моя жена, тоже были в оккупации. Только не шесть месяцев, как жители Острогожска, а целых три года (с конца июня 1941 г. до июля 1944 г.), так что оккупационного лиха вместе со своими родителями хлебнули сполна. Пришлось натерпеться не только от оккупантов - немцев, но и от их прихвостней, как местных (мы тогда жили на территории Гродненской области Белоруссии), так и пришедших вместе с немцами литовцев, латышей и прочих, а также разных «партизан» и просто грабителей-бандитов...».

         - Да, - продолжает Валентина, - не радужные воспоминания о тех временах. А, ведь, почти вся европейская часть нашей страны пережила это лихо, но почему-то об этом уже стали забывать. Видимо, светлые лучи Победы вспоминать легче, чем принесённые в жертву ей страдания и смерти людей. Вы правы, тема жизни в оккупации забыта совсем, а это не способствует знанию всей правды о войне....

         Сегодня о том, что было на Волоколамско-Тверском направлении наступления от Москвы, напоминают только многочисленные памятники воинам, погибшим в той знаковой битве за Москву, да изредка страшные находки той войны, когда на освобождённой территории всюду были видны следы разрушений и зверств гитлеровцев, варварского уничтожения памятников культуры. В Клину оккупанты разграбили дом-музей П.И.Чайковского, в Солнечногорске опоганили санатории.... Зная, что им долго не удержаться под Москвой, фашисты жгли, разрушали, убивали местных жителей. Об этом рассказывали оставшиеся в живых мирные жители, своими глазами видели наши наступающие бойцы....

         Готовясь встретить славную 76-ю годовщину битвы за Москву, нельзя забывать и жестокий лик войны, проявившийся во всём своём обличии.

 ВАДИМ  КУЛИНЧЕНКО,  капитан 1 ранга, ветеран боевых действий

Московская обл.

                                                    


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме