Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Десятилетие правления Государя Императора Николая II

Андрей  Вязигин, Русская народная линия

Воинство Святого Георгия
Консервативная классика
100-летие революции 1917 года / 28.10.2017


К 150-летию со дня рождения автора …


К 150-летию со дня рождения (15/28 октября 1867 г.) замечательного русского учёного, общественного деятеля-патриота, лидера фракции правых в III-й Государственной Думе, профессора Императорского Харьковского университета Андрея Сергеевича Вязигина (зарублен в ночь на 24 (11) сентября 1919 г.) (См. о нем: «Только вера дает силу жить...» ) мы помещаем одну из его статей.

Публикацию  (специально для Русской Народной Линии по книге: Вязигин А.С. В тумане смутных дней. - Харьков, 1908. - С. 224-235, в сокращении) подготовили составители сборника трудов А.С. Вязигина «Манифест созидательного национализма» (М.: Институт русской цивилизации, 2008.- 397 с.) профессор А.Д. Каплин и гл. редактор РНЛ А.Д. Степанов. Примечания - составителей.

 

+   +   +

 

Истекшее десятилетие правления ныне благополучно царствующего Государя Императора Николая II в достаточной степени выяснило руководящие идеи, положенные им в основу царственного служения России и раскрываемый в ряде Высочайших манифестов.

Первое место между этими обращениями Царя ко всем его верноподданным, безспорно, занимает Манифест от 26 февраля 1903 года [1] , на который обращено ныне усиленное внимание общества. Здесь Император всея России подчеркивает, что Он «изволением Промысла Божия вступил на Прародительский Престол и приял священный обет пред лицем Всевышняго и совестью Своей - свято блюсти вековые устои Державы Российской и посвятить жизнь свою служению возлюбленному Отечеству».

Всем хорошо известно, что главным из вековых устоев исторической жизни нашей Родины было Православие: оно приобщило наших предков к мировой культуре; оно дало нам зачатки просвещения и гражданственности; оно насадило и всегда поддерживало государственные порядки; оно избавило нас от тех религиозных смут и потрясений, какие выпали на долю народов Запада, ибо Св. Писание, живой источник вселенской истины, сделалось доступным всему народу русскому тотчас по его обращении в Христианство. Вечные идеалы были поставлены перед Россией заветами Евангельскими и в неуклонном стремлении к их достижению указан смысл существования Российской державы.

И вот Император Николай II, подобно своим предкам, подает пример чисто сыновьего почтения и уважения к Православной Церкви и ее предписаниям: он свято и неукоснительно соблюдает все обряды церковные и прилагает рачительное попечение о внедрении христианских заветов в сердца своих многомиллионных подданных. Особое внимание Он неизменно обращает на воспитание юношества в духе религиозно-нравственном, как свидетельствуют, между прочим, Его заботы о церковно-приходских школах. Он желает, чтоб христианские истины сознательно усваивались подрастающими поколениями, а потому в старших классах средних учебных заведений вводится ознакомление учащихся с выводами богословских наук.

Самая жизнь общественная, по мысли Государя, должна стоять в тесной связи с приходом, бывшим некогда основной ячейкой нашего общественного строения: «задачею дальнейшего упорядочения местного быта Манифест от 26 февраля ставит сближение общественного управления с деятельностью приходских попечительств при православных церквах. Улучшение имущественного положения православного сельского духовенства признается также необходимым для усугубления плодотворного участия священнослужителей в духовной и общественной жизни их паствы».

Но наше Отечество имеет миллионы инославных и иноверных подданных - всем им по-прежнему «предоставляется свободное отправление их веры и богослужения по обрядам оной, тогда как Православная Церковь благоговейно почитается первенствующей и господствующей». Государь выражает настойчивое желание укрепить неуклонное соблюдение заветов веротерпимости, начертанных в основных законах империи Российской. И эта просвещенная, истинно-христианская точка зрения проводится в жизнь.

Светская власть не принимает у нас никаких мер против гр. Л. Толстого [2], тогда как на просвещенном Западе законодательным путем затрудняется даже воспитание детей на христианских началах: Франция вынесла распятия из школ и воспретила преподавание начатков веры христианской. Посещение храмов детьми вменяется в преступление родителям, которые за говенье и причащение попадают в особые списки, усердно составляемые масонскими ложами с целью повредить служебному положению верующих.<...>

Вторым устоем самостоятельного бытия Российской державы является Самодержавие, идеальная форма чисто нравственных уз, соединяющих в одно целое Царя и вверенные Богом его заботам народы.

Самодержавие было для нас цементом, связующим разноплеменные и иноверные части Русского государства с его основным ядром. Христианский Самодержец издревле считался воплощением закона, орудием Божественной воли, проводником евангельских указаний в жизнь человеческих обществ. Долгий исторический опыт показал, что лучшее будущее может дать только власть, основанная на религиозных верованиях, проникнутая сознанием своей великой ответственности перед нелицеприятным Судией, власть, чуждая партийных расчетов, не способная подпасть соблазну подкупа или личной выгоды, опирающаяся на все классы населения, а не на одну какую-либо сословную группу.

Так понимает свое самодержавное призвание и Император Николай II, призывая «всех верноподданных содействовать Ему в утверждении в семье, школе и общественной жизни нравственных начал, при которых, под сению самодержавной власти, только и могут развиваться народное благосостояние и уверенность каждого в прочности его прав».

Посвящая все свои силы благу народному, ныне благополучно царствующий Государь обещал охранять начало Самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его незабвенный Царь-Миротворец. Но отсюда вовсе не следует, что самоуправление должно прекратить свое существование. Только теоретики, воспитавшие свою мысль на западных началах, могут утверждать, что Самодержавие исключает самодеятельность общества и подавляет народную свободу.

Наоборот, наш Верховный Вождь задумал «преобразование губернского и земского управлений для усиления способов непосредственного удовлетворения многообразных нужд земской жизни трудами местных людей, руководимых сильной и закономерной властью, пред Ним строго ответственной». «С помощью Божией и при тесном единении всех верных сынов Отечества Император Николай II надеется «исполнить свои помышления об усовершенствовании государственного порядка установлением прочного строя местной жизни, как главного условия преуспеяния Российской Державы на твердых основах веры, закона и власти».

Стало быть, подобно своим великим предшественникам, христианским самодержцам, Русский Монарх желает властвовать над свободными, а не над рабами, воздавая каждому по справедливости должное. Эта справедливость приводит к возникновению понятия великой семьи русского народа, ибо исторические условия включили в состав государства нашего несколько миллионов иноплеменников и иноверцев. Отсюда вытекает необходимость определить их отношение к нам - русским.

В противоположность западным государствам у нас нет гонений на народные языки: во Франции Комб [3] борется с бретонцами, навязывая им суровыми мерами язык французский; в Германии родители подвергаются карам за то, что учат своих детей молитвам на польском языке; закон воспрещает даже дома членам семьи обучать своих домашних польской азбуке. А у нас рядом с русскими безвозбранно существуют инородческие школы; в некоторых из них даже вовсе не преподается русский язык! Местные правовые обычаи и законы у нас остаются неприкосновенными, поскольку их существование совместимо с интересами целого - с благом всей империи и общеимперскими нуждами. Насильственное обрусение, вроде онемечения славян в Германии, не полагается нашим Государем в основу его внутренней политики, и всем открывается возможность добровольного и мирного слияния с господствующей народностью, как это было и в древнехристианских державах Рима и Византии.

Наше же Отечество призвано к продолжению их великой задачи - примирению общечеловеческих идеалов с национальными запросами путем мирового служения заповедям Христовым.

Та же приверженность испытанным старинным способам управления сказывается в заботах о вящем укреплении и развитии благосостояния «основных устоев русской сельской жизни - поместного дворянства и крестьянства». Таким образом, попечения о духовенстве, дворянстве и крестьянстве, вынесших на своих плечах многовековое историческое служение России, по-прежнему остаются близкими сердцу Российского Самодержца.

Но Он вовсе не является поборником старины во всех ее проявлениях и противником нововведений. Он неоднократно указывает на «возникающие потребности народной жизни», выражает непреклонную решимость незамедлительно удовлетворить назревшим нуждам государственным - передавая, например, «предначертанные труды по пересмотру законодательства о сельском состоянии» на места для дальнейшей их разработки и согласования с местными особенностями в губернских совещаниях при ближайшем участии достойнейших деятелей, доверием общественным облеченных». Выход из общины облегчен для отдельных крестьян и приняты меры к отмене стеснительной для крестьян круговой поруки; позорное телесное наказание, тяготевшее на русских крестьянах, также уничтожено, ибо оно не соответствовало изменившимся общественным воззрениям.

Новые условия мировой жизни вызывают со стороны Престола усердные попечения о русской промышленности и рачительные заботы об улучшении положения многочисленного рабочего люда, который в законодательных предначертаниях находит удовлетворение важнейших из своих запросов.

Многочисленные недочеты современной русской школы привлекают особое внимание Государя, желающего дать подрастающим поколениям национальное, чисто русское воспитание и удовлетворить ясно сознаваемую общественную потребность в более жизненной постановке учебного дела. Да и вообще всякая современная нужда встречает в Царе живой отклик, как свидетельствует длинный ряд правительственных мероприятий в различных областях управления.

Всякому непредубежденному человеку ясно, что действительно только сочетание глубокой преданности испытанным устоям нашей жизни с стремлением дать удовлетворение назревающим потребностям, только взаимодействие сильной государственной власти и самоуправляющихся местных учреждений может вывести наше Отечество на торный путь дальнейшего и столь необходимого развития и преуспеяния.

Таковы несомненно благие намерения нашего Верховного Вождя, руководимого ясными и определенными воззрениями на задачи своей деятельности. Осуществление этих благородных намерений безусловно привело бы Россию к вожделенному благоденствию.

Но всем нам понятно, что всякая политическая программа для своего осуществления нуждается в тысячах исполнителей, и ее успех не зависит исключительно от воли одного, хотя бы и могущественного работника. Современная действительность показывает, что желанная удача далеко не увенчала широкие и благотворные стремления нашего Государя. Многие ищут объяснения этого явления в бюрократическом гнете, сковывающем силы, потребные для творческой работы. Жалобы на средостение, на бюрократию сделались у нас уже давно поистине общим местом; чиновничество уже давно служит «козлом отпущения», и на него сыплются обильным градом всевозможные нарекания и укоризны. Оно-де является виновником всех бед и за все привлекается к ответу.

Полно, так ли это? Ведь эта стена, отделяющая Царя от народа, состоит из великого множества отдельных кирпичей, постоянно обновляемых всесильным временем. Эта стена слагается из живых людей, вышедших из того же общества, в нем живущих, вращающихся, работающих. Разве чиновники не плоть от плоти, не кость от кости того же общества? Разве они не сыны той же общей матери нашей - России? Если у нас плоха, как говорят, бюрократия, то это значит, что само общество доставляет плохой материал для создания необходимого во всяком государстве механизма.

Откуда у нас может появиться уверенность, что те же люди, при других порядках, сразу сделаются иными, станут лучше, честнее, добросовестнее?

Действительность безжалостно разбивает эти наивные мечты, ибо и в земских, и в городских управлениях порой замечаются многочисленные недочеты, происходят прямые злоупотребления, и общественные интересы неоднократно приносятся в жертву личным выгодам. Да и при парламентском строе оказываются возможными хищения Панамы, подкупность депутатов и продажность печати, мошенничества, вроде дела Терезы Эмбер или графа Мирбаха; у народов, обладающих «говорильней», процветают, однако, тайные и явные сообщества, смеющиеся над законом; вспомним итальянскую мафию, американскую Тамани Компанию, многочисленные тресты и синдикаты, безпощадно обирающие потребителей и тратящие сотни миллионов ради обеспечения избрания соответствующих их целям деятелей на посты народных представителей или носителей власти в «конституционных государствах».

Своеобразная «бюрократия» сохраняет могущество и при представительном правлении, которое близорукие или слепые мечтатели настойчиво выдают за всеисцеляющее лекарство: ведь большинство депутатов в сущности блюдет собственные интересы, оттирает «новых людей», в течение многих лет просиживая свое депутатское кресло, подобно каким-либо «канцелярским чиновникам». «Депутаты», несомненно, образуют особую группу в массе населения и отожествляют свои личные или классовые интересы с интересами народа, сводят своекорыстные счеты, покровительствуют родственникам, берут взятки, плохо знают живые потребности страны, витают в мире книжных и бумажных построений, плодят запросы и проекты, отстаивают централизацию...

Никто не может отрицать, что бюрократия свила себе теплое гнездо и в наших городских и земских управлениях. «Выборные люди» порой очень любят изображать из себя сановников и получать многотысячные оклады, постоянно увеличиваемые; иные «избранники общества» сводят свою деятельность к посещению всех торжественных обедов и празднеств, произнесению пышных речей и посулов, величественному приему посетителей, решениям «по личному усмотрению» и сердитому ворчанию на гласность, изобличающую их промахи и бездарность. Крепкой стеной земская и городская «бюрократия» ограждает для присных доходные места и образует, в иных случаях, чуть не замкнутую касту, с наследственной передачей прибыльных должностей.

Пора же всем понять, что рядом с хорошими, полезными обществу чиновниками немало найдется у нас совершенно непригодных так называемых «общественных деятелей!»

Трудно возложить все надежды на общественную самодеятельность, когда на Западе, этом «образце» для наших политиканов, сотни тысяч избирателей не хотят пользоваться своими «правами», когда «депутаты» пропускают заседания и предоставляют вершить все кучке заинтересованных лиц. У нас тоже много кричат о необходимости штрафами заставить гласных внимательнее относиться к своим обязанностям и принимать более деятельное участие в решении земских и городских дел, ибо сколько раз наши самоуправления вовлекали своих доверителей в невыгодные сделки, тормозили решение неотложных дел, откровенно благоволили своим присным! Хороша общественная потребность в самоуправлении, когда надо принудительными мерами обеспечивать возможность правильного действия выборных учреждений!

Ясно, что сами по себе учреждения безсильны коренным образом изменить действительность, и степень их пользы определяется качествами отдельных лиц, образующих живой организм любого института. Ведь люди не переменяются, их страсти и недостатки не улетучиваются, если они служат в общественных, а не казенных учреждениях.

В мире человеческих отношений улучшения не происходят словно стихийные перемены: времена года сменяются в природе правильной чредой, независимо от воли человека, наоборот, свободный почин, творчество личности, самосознание общества определяют превратности его судьбы. Вот почему в переживаемое нами смутное время, чреватое опасностями и невзгодами, все искренно желающие столь необходимых нам улучшений должны соединиться возле Престола Самодержавного Государя, знаменующего собой торжество свободной совести христианина над темными происками враждебных сил.

Монарх, наследник кесарских полномочий, и есть тот «слуга Божий», в покорности коему для «воздаяния всем, делающим злое» (Рим. 13, 4), наставляет нас Апостол (1 Пет. 2, 13). Каждый убежденный христианин, как воин Царя Небесного, обязан облегчать это противодействие царящему в мире злу, памятуя, что зло - явление мировое и независящее от формы правления.

Великий поэт Гете сделал очень верное замечание, что единственной и глубочайшей темой истории мира и человека, темой, которой подчинены все остальные, остается борьба между неверием и верой. Борьба эта в наши дни повсюду принимает все более напряженный характер, ибо древние враги Христа в современном обществе занимают очень влиятельное положение и пользуются всякими средствами для приобретения еще большого могущества и натиска на христианские твердыни. Одной же из главных преград на пути, ведущем плутократов к мировому преобладанию, стоит христианское Самодержавие.

Здесь кроется ключ к разумению событий последних лет.

Уже целые десятки годов идет упорная борьба русских творческих начал с началами, чуждыми русской жизни, препятствуя общей работе по улучшению народного благосостояния. Непрерывная волна смут, покушений, даже безчеловечных убийств силится ниспровергнуть Самодержавный Престол и помешать осуществлению высокого идеала - единения Царя с народом.

К внутренним нестроениям присоединился ныне яростный напор внешних врагов: хитрые, храбрые японцы выступают исполнителями велений международных плутократов, а последние события показали воочию, что у нас нет верных друзей и надежных союзников. Мы остались одинокими, ибо вражда к православной империи всюду деятельно насаждалась путем всяческих клевет и наглых измышлений. На наших глазах старинный недруг - коварный Альбион, бряцает оружием за то, что бдительность русского флотоводца охранила наши броненосцы от наглого покушения и тем разрушила тайные ковы противников, страстно желающих спасти слабеющую Японию, оказавшуюся неспособной ниспровергнуть с разбега русского исполина.

Это желание явственно сказывается в стремлении запугать русское общество угрозой новых внешних осложнений и внутренних потрясений. Опять пущены в ход старые средства: снова злые вороги стараются превратить часть русской молодежи в союзников изнемогающих японцев. Ведь всякая весть о «непопулярности войны в России» или «о требовании мира» только увеличивает мужество врага и ослабляет мощь наших воинов. Самые тяжелые, неизлечимые раны наносят им печальные вести с тыла, ибо они причиняют глубокую душевную скорбь о Родине, терзаемой внутренними смутами перед лицом вооруженного неприятеля. Для победы над ним прежде всего нужен бодрый дух, уверенность в прочности домашних порядков, в неколебимом всенародном решении наказать дерзкую наглость японцев так, чтоб и другим неповадно было лезть на Россию с боем. К сожалению, ради внесения смуты и по данному вопросу в народную среду приняты обычные меры виновниками наших внутренних злоключений.

Наше общество они хотят сбить с правильного пути воплями о необходимости немедленного мира с врагом, получившим уже ряд тяжких поранений; нашу молодежь заставляют ходить с флагами по улицам с криками «долой войну», ибо кто поверит, что русский юноша сам по себе будет желать позора своего Отечества и унижения перед Японией, равносильного признанию своей слабости. Наш народ пытаются отвратить от пожертвований на военные нужды, и в годину войны, требующей страшного напряжения платежных сил, поднимают вопрос об образовании народного фонда для всеобщего обучения, заранее осыпая бранью и угрозами всех, кто осмелится указать на несвоевременность и неосуществимость этой затеи: всеобщее обучение потребует сотни миллионов, тогда как сборы дают всего лишь тысячи рублей. Победив же Японию, можно употребить военную контрибуцию на образование народное и тем разрешить назревший вопрос.

Но, к счастью, не так легко разрушить инстинктивное стремление простых людей, неизменно готовых не мудрствуя лукаво, поддержать свою Родину в борьбе с врагом. Вот один красноречивый пример из множества подобных: наборщики харьковской губернской типографии еще на днях отказались от празднования своего годового праздника (17 октября) и внесли свои трудовые гроши на общерусское дело, хотя рабочему человеку так потребно отвлечение от будничной суеты. И это пожертвование происходит в те именно дни, когда всюду разбрасывают нелепые воззвания и устраивают уличные демонстрации. Люди труда, лишенные образования, дают урок тем якобы образованным юношам, которые обнаруживают поразительное отсутствие политического воспитания и общественного такта. Это уродливое явление в жизни студенчества требует дружного общественного осуждения и чисто культурного противодействия.

Необходимо всем воспрянуть духом, памятуя, что желанный мир тем скорее осенит наше Отечество, чем полнее будет поражение высокомерного противника. Это единственный выход, способный обеспечить нам безопасность от притязаний соседей и пресечь надоевшие внутренние неурядицы. Для скорейшей же победы всем верноподданным надлежит сплотиться вокруг своего прирожденного и Богом венчанного Вождя.

Первый пример должны показать члены Русского Собрания, если они правильно понимают современное положение дел. На нас лежит сугубый и священный долг дать своему Государю сердечный отклик на царственный призыв, обращенный ко всем русским людям. Надо рядом дел показать, что в России не перевелись верноподданные, готовые всячески поддержать своего Самодержца и оправдать Его высокое доверие к общественной самодеятельности, направленной к водворению безсмертных начал христианской гражданственности.

Примечания

[1] Манифест 26 февраля 1903 г. «О предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка». В Манифесте Государь призвал «к тесному единению всех верных сынов Отечества для усовершенствования государственного порядка установлением прочного строя в местной жизни». Манифест отменял принцип круговой поруки у крестьян, провозглашал основы веротерпимости и др. меры.

[2] Толстой Лев Николаевич (1828-1910) - граф, великий русский писатель, публицист и общественный деятель. В конце жизни за пропаганду еретического учения отлучен от Церкви.

[3] Комб Луи Эмиль (1835-1921) - французский политический деятель. В июне 1902 - январе 1905 гг. возглавлял кабинет министров, который подготовил закон об отделении церкви от государства, принятый в конце 1905 г.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме