Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Петя, держись! (На стыке веков)

Владимир  Крупин, Русская народная линия

21.10.2017


Пьеса …

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

 

ДЕРЖАВИН ПЁТР ВАСИЛЬЕВИЧ, БЫВШИЙ ОФИЦЕР, ДОКТОР НАУК

«ПЁТР», ДВОЙНИК ПЕТРА ВАСИЛЬЕВИЧА

ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ, ЕГО ОТЕЦ, ВОЕННЫЙ ПЕНСИОНЕР

ВИКТОР АНДРЕЕВИЧ, ФРОНТОВОЙ ДРУГ ПЕТРА

СЕРГЕЙ ЛЬВОВИЧ, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЛАВЫ ГОРОДСКОЙ АДМИНИСТРАЦИИ

ЛАРИСА, ЕГО ЖЕНА

КИРА, КИРИЛЛ, ИХ СЫН, ШКОЛЬНИК

ЕВДОКИЯ, МАТЬ ЛАРИСЫ

ЛЕНА, ПЛЕМЯННИЦА ЛАРИСЫ, СТУДЕНТКА

АДОЛЬФ БОРИСОВИЧ, АДИК, ЧЕЛОВЕК  НЕОПРЕДЕЛЁННЫЙ

ПАХАН, ТЕНЕВОЙ АВТОРИТЕТ

АРХИТЕКТОР

АДМИНИСТРАТОР ЭСТРАДНИКОВ

ЛИ ДАНЬ, КИТАЯНКА, АСПИРАНТКА

ЭНДЖЕЙ, АСПИРАНТКА, АНГЛИЧАНКА

СТУДЕНТ

СТУДЕНТКА

ПЕРВЫЙ ЖУРНАЛИСТ

ВТОРОЙ ЖУРНАЛИСТ

ТРЕТИЙ ЖУРНАЛИСТ

ОХРАННИК

КРУПНЫЙ ОБЛАСТНОЙ ГОРОД. НАШИ ДНИ. ОСЕНЬ.

 

1 действие

Забор у строительной площадки. Крупно: «СМУ-13 строит культурно-массовый комплекс для детей и подростков». Другие «самопальные» надписи: «Динамо», не крути динаму!», «Спартак» - давно бы так!», «Новые русские - старые буржуи», «Мир - народам, хлеб - голодным, «Кепка», лысым». И прочий нынешний кич.

На скамейке пожилой, но ещё бодрый мужчина В а с и л и й. Видно, что к чему-то прислушивается. За забором заводится экскаватор. Ревёт, но неуверенно. Потом перебои в моторе, чихание - и тишина.

 

В а с и л и й.  Вот так вот! Заглохни и молчи! (Встаёт, потягивается.) Где свет луны, пенье птиц? Где след лодки на воде? Где ветер, носивший листья над землёй? Где всё? «Всё унесла ты с собой...»

Е в д о к и я.  (в годах, но энергичная женщина). Можно, я с вами присяду?

В а с и л и й. Рискните.

Е в д о к и я.  Я всё гляжу - вы один и один.

В а с и л и й.  Тихо сам с собою я веду беседу.

Е в д о к и я. И вправду тихо. Экскаватор не роет.

В а с и л и й.  Я ему в мотор песку насыпал. Не сахарного.

Е в д о к и я. Ничего себе шуточка.

В а с и л и й. Да, пошутил. Заслужили. В шутку вроде. А не заводится всерьёз... Объясняю всем гражданам нашего города: тут подлым образом строится одновременно казино, автостоянка, дом терпимости под видом сауны и остальное.

Е в д о к и я. Идите в прокуратуру.

В а с и л и й. Это уже вы начинаете шутить. А я вспомнил народную мудрость, что и один в поле воин,  вступил в борьбу. Не заведут. А заведут, опять вступлю.

Е в д о к и я. Какой вы молодец. А я у новых русских живу.

В а с и л и й. В прислугах?

Е в д о к и я. Если бы! Нет, тёща его, мать его жены, он зять мой, этот, который строительством командует. Я боюсь, его посадят.

В а с и л и й. Это меня скорее посадят. За горсть песку (Пригляделся.)

 Е в д о к и я. Уйду я от них, уйду! Ко внуку не подпускают, ходит с охранником. Посуду мыть не дают. Вымыла вчера, так она, родная дочь! - при мне велела прислуге, молодой девчонке, дальней родне, студентке, велела перемыть. Уйду! Мне много не надо - избёнку, пусть лубяную, пусть ледяную. Уйду! (Зарыдала.)

В а с и л и й. Прекратить! Ну! Резко! Руки по швам! Цыц! Я те пореву.

Е в д о к и я (оторопев). Вот это да, вот это чувствуется мужчина! А ты сам откуда?

В а с и л и й. А вроде тебя. Тоже не у дел. Так что всё у нас одинаково, только ты буржуйка, а я пролетарий. Тебе есть чего терять, а мне нечего.

Е в д о к и я. Я с детства в массах. Я песенница была, сочиняла складно. Любого неугомона убаюкаю. Баю-баю, надо спать, все придут тебя качать. Тебя как зовут?

В а с и л и й. С утра Василием был.

Е в д о к и я.  ...будет Вася засыпать. Сама сочиняла. Или: «Иди, котик, на торжок, купи, котик, пирожок. Надо Васеньке дать, Вася съест и будет спать». Чего молчишь?

В а с и л и й. Сплю. Убаюкала. Тем более и экскаватор молчит, спать не мешает.

Е в д о к и я. «Баю-бай, баю-бай, спит на ветке горностай. С горностайчиком вдвоём Васе шубочку сошьём. Будет Васенька ходить, нову шубочку носить...»...

                Затемнение.

Квартира. Л а р и с а возлежит на тахте. Перед нею Адик, лет 35-ти.

Л а р и с а. Отстань, отвали, отлипни! Отвали уже! Не нужна мне никакая твоя любовь. Тебе не любовь, тебе постель нужна. А мне всё это надоело. Я тебя терплю за болтовню, ты и радуйся. Надоешь - прогоню.

А д и к. Ларочка! Первая мазурка - моя! Зачем смеяться, если сердцу больно?

Л а р и с а. Иди вон к Ленке, племяннице, мой дурак к ней клинья бьёт, прикалывается. А ты перебей, переприколи.

А д и к. Если партия прикажет, комсомол ответит: есть!

     Кафедра. Часть аудитории. П ё т р  В а с и л ь е в и ч складывает бумаги в папку.             Подходят две аспирантки.

Л и  д а н ь. Вы позволите, Пётр Васильевич, немного задержать вас?

П ё т р. Если это не навсегда.

Л и  д а н ь. Мы, я и Энжей (та присела) , очень любим ваши лекции, особенно доказательство того, что у России свой путь развития. Но ведь есть же общие законы экономики, денежных систем, банковского капитала...

Э н д ж е й. ...Кредитовая, предпринимательства, международного права. Меня, кстати, зовут Энджей, по-русски Анжела. А Ли дань из Китая, по-русски Лида. Я из Англии. Мы подруги. Так как?

П ё т р. Всё так, как вы говорите. Но вот ты стоим, трое. Это какой треугольник? Или это ось: Лондон - Москва - Пекин.

Л и  д а н ь. Нет. Пекин - Москва - Лондон.

Э н д ж е й. Это непринципиально. Россия - загадка для всего мира.

П ё т р. Для меня загадка в том, что Россия - загадка. Россия проста необычайно. Она охотно, даже в ущерб себе, не таит никаких секретов, она рада всем. Это, опять же, плохо в современных условиях напряжённости. Раз уж изо всей аудитории остались только вы, могу сказать, что мне очень нравится в политике Китая, Америки, Англии, Израиля то, что им наплевать на любые интересы, кроме собственных. Так же надо поступать и России.

Л и  д а н ь. Но Россию ввергли в нищету реформы Ельцина. Она очень отстала...

П ё т р. Россия отстала от вас по, допустим, компьютерам, а вы навсегда отстали от нас по Пушкину, Чайковскому, «Троице» Андрея Рублёва. И что важнее?

Э н д ж е й. О, а ваш балет! Хоккей! Шахматы, теннис!

П ё т р. Спасибо. То есть во всём надо определять вершину. Кто идёт впереди всех в мире? Америка? Тем, что бомбит мирный Белград?

Л и  д а н ь. Мы против политики Америки. И Израиля.

Э н д ж е й. Да, я тоже не согласна с политикой своего правительства.

Л и  д ан ь.  Вот и заяви это в своём туманном Альбионе во всеуслышание.

Э н ж е й. Но я государственная стипендиатка,.

П ё т р. Простите. Мобильник. Да.  Слушаю, Сергей Львович... Что? Ничего себе. Когда?...Где?...Как?...Кто?...Ну да. Еду. Домой? А почему не в мэрию? То есть к вам домой? Милые девушки, дела службы заставляют меня вас покинуть. Думаю, мы договорим. (Торопливо уходит.)

Л и  д а н ь. Интересный мужчина.

Э н д ж е й. Ещё бы. Крупный учёный, воевал в Афганистане, ранен...

Л и  д а н ь. Когда ты это всё успела узнать?

Э н д ж е й. Английская разведка всегда была самой лучшей в мире.

Л и  д а н ь. Ну уж нет. Китайская разведка узнала главное:  Пётр Васильевич не женат.

Э н д ж е й.   И я не замужем. Какое совпадение!

Л и  д а н ь. И ты можешь уехать навсегда в Россию? Из Англии?

Э н д ж е й. В Россию? Не знаю. Но за Петром Васильевичем куда угодно. А ты свою страну восходящего солнца променяешь на любовь русского?

Л и  д а н ь. Восходящее это в Японии. У нас незаходящее. Китайцы уже заполняют Сибирь.

Э н д ж е й. Это захват? Пока демографический.

Л и  д а н ь. Нет, это пространство для предпринимательства.

Эн д ж е й. Моей Англии хватит Украины и Прибалтики. Так что поделим.

Л и  д а н ь. (картинно). А как поделить русского Петра?

                               Квартира Ларисы.

Л а р и с а. Да. Да? Да ну? Вообще отлично! ( Прикрыв трубку, Адику.) Мэра пристрелили. Только что. (В трубку). Имеешь шанс...  Приезжай!

А д и к. Да-а, на кладбище всё спокойненько. И закусочка на бугорке. С кем-то не поделился, кому-то не отстегнул. Или, может, он такой принципиальный?

Л а р и с а. Какая разница? Кресло свободно - вот главное. Надо моего дурака толкать, а? Только честно.

А д и к. (отходя к окну и  посмотрев в него). Честно? Сергею не светит. И ты понимаешь, почему. Народ не любит богатых, это в России традиционно. Богатый - значит ворюга.

Л а р и с а. Он в детский дом телевизор подарил.

А д и к. Телевизор! Вот если б особняк он отдал под детский дом.

Л а р и с а. А я где буду жить? Свинья ты, Адик.

А д и к. Ты просила честно сказать. Нет, у Сергея Львовича не проханже. Журналисты, смишники всё разнюхают. А их купить нынче дорого. Хотя.. Нет, не катит Сергею Львовичу. Не товар...

Л а р и с а. А кого тогда?

                      С ы н. Жующий бритый о х р а н н и к.

К и р а. Мам, почему вы меня Кириллом назвали? Меня Киркой обзывают.

Л а р и с а. Может, поздороваешься?

К и р а. Я мысленно поздоровался. Назвали же! Витька говорит: вырастешь, будешь кирять. У него отец - ментовский начальник. Витька говорит: мой отец твоего отца возьмёт за шкирман и в тюрягу. Говорит: давай сто зелёных, а то посадят. Дай, мам двести зелёных. Сто ему, сто мне: Танька просит подарок.

Л а р и с а. А чего не тыщу?

К и р а. Ну, давай. Витька говорит: вырасту, ментом буду и тебя посажу.

Л а р и с а. За что?

К и р а. Я же крутым буду. Буду в законе, это вообще, мам, так мазёво. Киллера найму. У нас Севка хочет киллером быть.

А д и к. (отойдя к охраннику). Слышал, мэра грохнули?

О х р а н н и к. (жуя). Нет. А что?

А д и к. Твои дружки наверное, а?

О х р а н н и к. Допускаю. Работу не нашли по потребностям, а тут аккордно.

А д и к. Но кто это мог?

О х р а н н и к. Вскрытие покажет.

А д и к. Кому это надо?

О х р а н н и к. Кому-то надо.

К и р а. А я Витьку по стенке размазал. На компе. Убивал, оживлял, опять убивал. Во всех играх. У меня есть много их. Витьке слабо со мной играть. Он всё порнуху крутит.

Л а р и с а. Ужас. И ты смотрел?

К и р а. Да надоело уже. Игры лучше. «Фантазии мертвеца», «Реки крови», «Волосы дыбом», «Скелеты подземелья», «Мёртвое мясо» - вот какие игры. Мам, давай деньги, пойду играть. А не дашь, ма, я сговорюсь с кем надо, меня украдут, с вас ещё больше возьмут. Сейчас так многие делают.

Л а р и с а. Ну и сволочь же ты, сыночек!

К и р а. А что? У нас на истории было: в Древнем Риме Цезаря брат убил. Цезарь говорит: и ты, брат? Мам, я брата у тебя просил, лучше не надо.

А д и к. Не брат, а Брут. Друг был.

К и р а. Какая разница?

 Л а р и с а. Вот, пожалуйста, Адик. Вот чему учат в самой блатной, элитарной школе. Иди, Кира, иди. Твоим девочкам хватало раньше на мороженое, на кино и на жвачку.

А д и к. Они растут, и аппетиты растут.

К и р а. Да. Танька говорит: давай мне перстень с брюликом, а то с Витькой буду ходить. Или с Серым будет. С Серёгой. А он без тормозов.

Л а р и с а. У тебя же Лиза была.

К и р а. Лиза меня больше не зажигает, не заводит. Если вся в коже от кутюр, то это не факт, что всех умнее. Мам, дай деньги, дай, а то физику не буду учить.

Л а р и с а. (охраннику). Гоша, ну и разговоры у него. С чего это, а?

О х р а н н и к. Я же не воспитатель, охранник. Прибавьте пару штук, буду воспитывать.

А д и к. Надо ящик включить, а то, может, уже передают про убийство.

К и р а. Настоящее? Вот здорово!

 

     У подъезда. Л  е н а  роется в сумочке, потом листает записную книжку. Набирает номер на домофоне. Неверно. Опять набирает.

П ё т р  (подходя). Можно вместе с вами войти?

Л е н а. Ой нет, мне от тётки влетит, если я с чужим в подъезд войду. Я же когда код набираю, у них сигнал, включается камера, на экране смотрят, кто идёт, а тут я с мужчиной.

П ё т р. Хорошо, я отойду. Нашли?

Л е н а. Да, вот он. Правда, вы отойдите. (набирает код. Слышен сигнал, дверь открывается, она входит)

П ё т р. Ну и жизнь, одни цифры в голове: телефоны, прямые, кривые, сотовые, коды подъездов, индексы, страховые свидетельства, банковские карты, тут ещё ИНН. Как хоть девушки-то их запоминают. (Набирает номер. Сигнал.) Я к Сергею Львовичу по его приглашению. Державин. Пётр Васильич.

Г о л о с.  Его нет дома.

С е р г е й  Л ь в о в и ч. (подходя.)  Как это нет, вот и я. (в домофон)

Сам открою, ключом. Здорово, Пётр Васильевич. Ну что, надо перетереть. Там уже менты и фээсбешники. Уже из Москвы летят. Событие. Николай Николаевич всё же! Мэр. А то всё жители обижаются: мало о нас Москва говорит. Сейчас заговорят. Слушай, ты мне пару-тройку фраз подскажи, мне же на похоронах выступать. А то получится, как с Брежневым. Вернулся с похорон, говорит жене: какие у нас в Политбюро не джентльмены. Когда заиграла музыка, только я догадался пригласить даму на танец.

П ё т р. Как ты здорово переживаешь смерть начальника!

С е р г е й  Л ь в о в и ч. Все там будем. А чего комедию ломать? Он повязан был с криминалом, вот и всё. А кто у нас не повязан?

П ё т р. Ну, судя по тому, что я сплю спокойно...

С е р г е й  Л ь в о в и ч. Счастливый.

П ё т р. А ты повязан?

С е р г е й  Л ь в о в и ч. Для ясности умолчим. Давай зайдём, по конине, по коньячку ударим, а то на после обеда полномочный представитель собирает правительство области, администрацию осиротевшую и силовиков. Видимо, назначать время выборов и кандидатов. Место-то важнейшее, так ведь? Областной город, три четверти бюджета области. А сколько в центр отстёгиваем.

             Входят в подъезд.

 

       Забор. В а с и л и й  и Е в д о к и я.

В а с и л и й. Я гармонистом был. Первейшим. У меня «Играй, гармонь!» - любимая передача.

Е в д о к и я. Да, да! И в этом сходство. Я тоже - как гармонь заиграет - всё во мне шевелится. Знаешь эту частушку?

В а с и л и й. Да я их сам тоннами сочинял. Ещё до всяких гласностей. И про кого угодно. «Сидит Ленин на берёзе, Троцкий выше, на ели. До чего, христопродавцы, вы Россию довели?» Открыто пел. А то нас все безгласными изображают. Я решительный мужик. Как кто не по мне - считай покойник.

Е в д о к и я. Я заметила. Я таких люблю. Но таких только ты один... Вася, а давай сочиним частушки и на передачу подадим заявку, а?

В а с и л и й. Толку-то что? Только выкричаться. Вот, когда цены на водку поползли, ещё при Брежневе, стала бутылка шесть рублей, сочинили: «Передайте Ильичу, нам и десять по плечу», а дальше предупреждали: «Если будет двадцать пять, снова Зимний будем брать». И что, взяли? Да с нашим народом что хошь делай.

Е в д о к и я. Ой, не знаю. А вот скажи, Василий, есть революционная ситуация: верхи не могут, а низы не хотят. Или уже нет классов?

В а с и л и й. «Пока мы здесь тары-бары, Боря пишет мемуары. Вот такие дристуны растащили полстраны».

Е в д о к и я. Может, дристуны - грубо?

В а с и л и й. Ну, если дристун, так так и надо говорить. Или: нынче свет у нас в квартире часто выключался, видно, рыжий выключатель крепко поднабрался».

А хошь ещё вот такую: «Кто горбушку ест сухую, кто икру да пряники. При деньгах счас депутаты, воры да нефтяники».

Е в д о к и я. Здорово. Главное - точно. Но не пропустят. Ещё надо телевизор критикнуть, протянуть покрепче. А то такой срам показывают.

В а с и л и й. «Я гляжу по телику, плююся на Америку. Нашли в России дурачка, везут ему окорочка».

Е в д о к и я. А для женщин есть у тебя чего?

В а с и л и й. Для женщин нет, для старух есть. «Запою, заухаю, плохо быть старухою».

Е в д о к и я. А мы, что, не женщины? Да и я не старуха вовсе.

В а с и л и й. Помню, помню, всё в тебе шевелится. «Похожу, потопаю, повиляю попою».

Е в д о к и я. Нет, это обидно.

В а с и л и й. Хорошо. «Похожу, потопаю, стану мисс Европою». А?

Е в д о к и я. Да, для Европы надо вилять.

В а с и л и й. А заканчивать или начинать вот этим: «Широка страна родная, много в ней лесов и рек. До сих пор я удивляюсь, как в ней дышит человек?»

Е в д о к и я. (восхищённо). Вот я всегда, всегда! Знала.

В а с и л и й. Что?

Е в д о к и я. Что мужчины умнее, чем женщины. Только боялась сказать.

В а с и л и й. Кого боялась?

Е в д о к и я. Женщин. Но теперь не боюсь. Я за тебя поймаюсь и буду защищена. Как Конституцией.

В а с и л и й. В чём же я умный? Я не от себя говорю, за народом повторяю.

Е в д о к и я. Точно! Точно, Вася, народ! Я всегда знала, что народ умнее женщин. Вася, скажи честно, ты не имеешь вредных привычек?

В а с и л и й. Вредных привычек нет, но сам я вредный.

Е в д о к и я. Ну, с этим я справлюсь. Вася, давай сойдёмся.

В а с и л и й. Дуся, зачем мне хомут? Ты сколько мужиков уже в гроб загнала? Или меня первого загонишь?

Е в д о к и я. Как тебе не стыдно? Я верила, я всей душой...

                      Ревёт экскаватор.

В а с и л и й. Видно, отремонтировали. Но ничего, песок ещё есть на детской площадке. А кончится, из меня посыплется. Не сдамся!

Е в д о к и я.  Ну да, я была несправедлива, только тебе признАюсь, к мужьям. Но я же такого, как ты, ждала. Мне нужна крепкая мужская рука. А дочери, прямо скажу, кулак нужен. Чтоб по шее, чтоб поумнела. И откуда взялась? Раньше меня девственность потеряла. Ей, собаке, ошейник нужен. А она всё своему котяре: я бриллиант, мне нужна оправа.

В а с и л и й. Кому она так?

Е в д о к и я. Кому ещё, мужу! Ворюга такой, вся она в мехах, в золоте, такой бандюган, домина у них как тюрьма, ещё два этажа в земле. Он, зятёк-то мой, над нею трясётся, она им помыкает на все сто. Много он ей власти дал, кобыле такой. Её надо оседлать, взнуздать, в оглобли загнать и объездить. Если что, чересседельником по хребтине. И никаких болезней! Халда такая!

В а с и л и й. У меня одна мечта - женить сына и дождаться внука. Отдать внука в офицерское училище, потом женить и умереть! Это программа максимум. Мы же все офицеры. Дед, помню, ещё с Первой мировой артикулы показывал (берёт палку). Вот так: вперёд коли! Назад прикладом бей! От кавалерии закройсь!

Е в д о к и я. Вася, можно я тебя так буду называть?

В а с и л и й. Ты уже называешь.

Е в д о к и я. А я Дуся. Для тебя. Так-то я оч-очень неприступная! Вот только дочь-сволочь вырастила, это моя эксклюзивная вина. Видишь, как выражаюсь. Я ведь, Вася, культурная, галстук умею завязывать.

В а с и л и й. Я их не ношу.

Е в  д о к и я. Правильно! Давай по вечерам будем в парке петь. Забрали телевидение, нам плевать! Сейчас улица становится решающим фактором, улица будет наша! А то такая шпана на голову села, и мы терпим! Вася! Но чего это я перед тобой выплясываю, ты как будто ничего не понимаешь?

В а с и л и й. Чего я должен понять?

Е в д о к и я. У тебя, что, насчёт любви не работает чердак? Тебя никогда не любили?

В а с и л и й. Меня? Да за мной босиком по снегу бежали.

Е в д о к и я. Я хоть сейчас разуюсь. 

В а с и л и й. Охо-хО, да о-хо-хОх! Что ж я маленьким не сдох? Я в любви не нуждаюсь, у меня военная пенсия, я человек гордый. У сына Петьки ни копья не беру. Ему же и кашу варю.

Е в д о к и я. У тебя никто в родне не сидел?

В а с и л и й. А за что? Все честно служили, доносы не писали, чужих квартир не занимали. Ни хамами не были, ни холуями. О, (об экскаваторе) замолчал сам. Но утром замолчит вынужденно. Тут казино не будет, тут будет детская спортивная школа. И мой внук здесь будет заниматься греко-римской русской борьбой. Ну что, Дуня-тонкопряха, по коням!

                             Квартира Ларисы.

К и р а. Ма!

Л а р и с а. Аушки?

К и р а. Позелени ручку! Мне же ещё биологичке надо за четвёрку заплатить. Неохота мне биологию учить. Да и русский неохота. Я существительное выучил, например, дверь - это существительное, а прилагательное не буду учить, лучше заплачУ. ЗаплачУ, и спи спокойно.

Л а р и с а. Это ужас! Кира, ты серьёзно?

К и р а. А чего бы я тебя тогда грузил? Ты никак не догонишь  - деньги нужны. Меня же надо выучить. Ты же сама говорила - в Англию поеду учиться. С тройками ж туда не возьмут. Так ведь? Или всё никак не въедешь?

Л а р и с а. Гоша, уводи его. (Роется в кошельке.) На. Бери, пей мою кровь! Нет! Убери руки! Иди к отцу! Он в кабинете! Лена! Лена где? Гоша, скажи Лене - чай будем пить здесь. Кира, ещё не ушёл? А тебе не стыдно так с матерью разговаривать? У тебя же всё есть: игровая комната, спортивный зал, бассейн, велосипеды, корт теннисный, что ещё?

К и р а. Всё есть, а денег нет. Мани-мани нет в кармане. А это стрёмно, когда денег нет.

Л е н а.  (входит). Тётя Лара, вам кофе?

Л а р и с а. Убью и не вздрогну! Какая я тебе тётя? Да ещё при гостях, а?

Л е н а. Я как-то не могу вас на ты называть и без тёти.

Л а р и с а. Тогда молчи. Ты меня скоро в гроб загонишь. Иди на кухню и репетируй. Кофе, бутерброды, коньяк, прочее...

             Лена уходит.

К и р а. Дядя Адольф, а у вас не будет пару сотенок?

А д и к. Мы в твои годы мечтали быть космонавтами и хоккеистами.

К и р а. Да я вначале тоже. А потом подумал: это ж на тренировки ходить потеть, мне без мазы. Рэкетиру лучше: наставил железо и уже с деньгами без проблем. Ну так же? Отдам с процентами. Отец отдаст.

А д и к. Возьми прямо у него.

К и р а. Жмоты вы все. Я вам включу счётчик. (уходит с жующим Гошей.)

С е р г е й  Л ь в о в и ч (входя с Петром). Ларик, я совсем забыл, я тебя знакомил с Петром Васильевичем?

Л а р и с а. Мы могли и без тебя познакомиться? Не пугайтесь, Пётр Васильевич, шутка.

А д и к. Его испугаешь - Афган и Чечню прошёл. Привет, Петруха!

П ё т р. (в недоумении, подавая руку). А, а с кем имею честь?

А д и к. Друзей забывать - это как? Мы же часто на всяких тусовках визави. Да вот и на инаугурации, никак не выговорю, покойника, были вместе.

П ё т р. Там же сотни людей.

Л а р и с а. Пётр Васильевич, это Адольф, но не Гитлер, Борисович. Его должны знать все, потом что уж он-то знает всех. Ладно, встаю. А то я как Обломов, всё лежу и лежу, а за окном всё события да события. (Примеряя шали.) А что, господа-товарищи-мужчины, есть ещё классовая борьба?

П ё т р . Борьбы нет, но классовая ненависть есть и увеличивается.

А д и к. Да? А что её, так сказать, подпитывает?

П ё т р. А за что любить бездомному буржуя?

А д и к. А! Это плесень, они на бунт неспособны. Вот перемрут, и очистимся. Вывезти их в поселения.

П ё т р. Адольф Борисович, простите, наше знакомство я вынужден начать с несогласия с вами: вы очень неуважительно сказали о людях, назвав их плесенью.

                  Лена с подносом, слушает.

А д и к. А кто они? Двигают науку, искусство, стоят у конвейера? Это балласт общества.

П ё т р. Это наши сограждане, наши соотечественники, это позор демократии.

А д и к. Эти грязные пьяницы?

П ё т р. Пока человек жив, он может спастись.

Л е н а. Это очень хорошие люди! Они несчастные! (Смутилась). Простите. Тётя, ой! Лар...очка, куда ставить?

Л а р и с а. Всё туда же... сестричка. Вот, пожалуйста, страдалица за народ. Сколько она одежды утащила на улицу, обуви...

Л е н а. Но в...но ты же сама говорила - отдай.

С е р г е й. Ларик, отдавай. Твой Серый тебя в состоянии одеть.

 П ё т р. ( Лене). Я вам помогу.

Л е н а. Ну что вы, я ж не безрукая, не у мачехи росла.

П ё т р. Логично. (Вполголоса ей в сторону Ларисы). Запрещает тёткой называть?

Л е н а. Ой, правда, запрещает. А врать же нельзя, нехорошо.

А д и к. А помянуть Николай Николаича нечем?

С е р г е й. Вроде рано.

А д и к. Хорошее дело никогда не рано.

Л а р и с а. Оцените. Эта шаль оттеняет мои красоты и скрывает мои недостатки?

А д и к. У тебя, Ларочка, нет недостатков!

Л а р и с а. Ты -  бабский угодник, я тебя не спрашиваю. Как, Пётр Васильевич?

Пётр. Бесподобно!

Л а р и с а. Все вы такие комплементщики. Это у вас как штампы, ничего не стоят. Я мы, дуры, слушаем, верим. Лена, принеси мужчинам.

С е р г е й. Эту шаль я из Индии привёз.

Л а р и с а. Ты, если не помнишь, хотя бы не врал.

С е р г е й. А что?

Л а р и с а. А то! Это в Греции. Пока вы там чего-то болтали. На каком-то симпозиуме меня возили на фабрику народных промыслов.

 А д и к. В Греции всё есть.

П ё т р. Уже не всё. У Бетховена есть сочинение «Афинские развалины», вот только они и остались. Для туристов.

С е р г е й. ЧтО нам Греция, что мЫ - в Греции?

Л е н а. (входя). Вот. Но я не умею вино разливать. Тем более, коньяк.

А д и к. Позволь сие дело алконавту.

Л а р и с а. А как вы, Пётр Васильевич, относитесь к реформам?

C е р г е й. Ты ещё спроси, как он относится к домашним животным. Может, он цветы на окнах выращивает. Реформы! Все реформы для проформы.

Л а р и с а. Я не тебя спрашивала.

П ё т р. Отец цветы всегда разводил. Жили в дальних гарнизонах, даже кошек и собак всегда держали. С утра к порогу и бездомные прибегали. (смотрит на Лену). Отец кричит: Петька, узнай погоду. Термометра не было, телевизор не достигал. У порога валенок стоял. На правую ногу. Я его надеваю, выхожу. И какая животина первая подвернётся, её подпинывал...

Л е н а. Ой!

П ё т р.  Да. И глядел. Высоко полетела - к ясной погоде, пониже - к переменной, облачной, совсем низко - к дождю или снегу.

Л е н а. Так даже шутить нельзя.

П ё т р. Но я же в валенке, им не больно, им же самим интересно погоду узнать.

Л а р и с а. А какие цветы ваш отец разводит? У меня мамуся одно алоэ, говорит: гной из нарыва вытягивает. Я говорю: ты в каком веке?

П ё т р. Вообще, если бы цветами засадить все пустыри, люди бы стали лучше.

Л е н а. Это правда. При цветах стыдно быть плохим.

А д и к. А на цветниках могут трупики лежать. Подходите, всё готово.

С е р г е й. Помянем Николай Николаевича.

П ё т р. Мне он всегда казался глубоко порядочным человеком.

А д и к. Не чокаемся.

Л а р и с а. Ты и так всегда чокнутый.

А д и к. (крякает). Отличная штука! Не из Греции? Взбадривает. На «Послеполуденный сон фавна» Дебюсси потянет.

Л а р и с а. Это вам, Пётр Васильевич, ответ на «Африканские развалины» Бетховена.

П ё т р. Но я же не знание музыки показывал, я, кстати, о Греции, о былом могуществе.

А д и к. А «Кремлёвские развалины» при нас сочинят?

П ё т р. Этого никогда не будет! Да, Лена?

Л а р и с а. Что вы всё к Лене адресуетесь? Ей ещё рано в политику, и вообще. А вот принести что-то к столу не рано, в самый раз.

Л е н а. В самом деле - нехорошо забывать о своей роли. (Уходит.)

Л а р и с а. Она во всём такая. Я её могла толкнуть в дипакадемию, пошла в пед. Могла бы на полном содержании, пошла давать уроки.

А д и к. Но оч-чень не пошлА? Или это звучит пОшло? Простите за каламбур.

С е р г ей. Пётр Васильевич, поднимай. Я вынужден напомнить о разговоре. Ты сказал: сразу ничего не смогу сказать. Уже не сразу. Да или нет?

Л а р и с а. Что это вы за данеткали? Больше двух - говори вслух.

А д и к. Ларочка, а я угадаю с двух нот. Хоть не был с ними. Речь о выдвижении Петра Васильевича на главу городской администрации. Так? Я чувствую, что слово мэр для вас мэрзко.

С е р г е й. Васильич, тут все свои. Считай, что начинаем формировать предвыборный штаб.

Л а р и с а. Ну, Серый, если это твоя идея, я тебя уважаю. Выпивай с женой, я тебя уважаю, понял? А серьёзно - это серьёзно. Пётр Васильевич, а? Ведь если не мы займём пост, займут сволочи. Как говорят: свято место не будет пусто.

П ё т р. Какое же это святое место?

А д и к. Тогда другой афоризм: природа не терпит пустоты.

П ё т р. Какая же это природа?

С е р г е й. Короче - дело к ночи. Решайся!

П ё т р. Да я никаким боком к властным структурам, а ты всю жизнь в них. Вот тебе и карты в руки.

Л а р и с а. У власти в руках только шестёрки. А у вас тузы да козыри.

П ё т р. Как это?

Л а р и с а. Кто сейчас из нормальных людей верит власти?.. Молчание? Никто не верит. Портфель Серёжа носить в состоянии, но у него нет биографии, у вас есть. Я живьём вас впервые вижу, но наслышана. Войны, ранения, докторская. Это дорогого стоит.

П ё т р. Так и Сергей Львович с кандидатской.

Л а р и с а. Ай, бросьте! Это у властей теперь модно. За них пишут, за них. Теперь это престижно. И начальник, да ещё кандидат, авторитет наращивают.

А д и к. Называется имидж, а также, сиречь, реноме. Ну что, за успех!

С е р г е й. Куда гонишь? Ещё не помянули. Васильич, ну!

П ё т р. Вы меня без меня женили. С чего вдруг?

А д и к. С какого бодуна? А с такого! Народ тебе не жалко? Наш город на общероссийском фоне совсем захирел. Спросим: когда же он охиреет? Только под твоим мудрым руководством.

П ё т р. Простите, мне пора.

Л а р и с а. А обед? (Громко.) ЛенОчек! Подавай! Пётр Васильевич, они всё равно вас додавят, соглашайтесь. Я примерно представляю, кто будет претендовать, всё мелочь пузатая, вы - вне конкуренции.

П ё т р . Я всё-таки пойду.

С е р г е й. Да и мне срочно уже пора. Подожди внизу. У меня машина.

П ё т р. (сталкивается в дверях с Леной). Простите, чуть не коснулся. Спасибо за угощение.

Л е н а. Пожалуйста, скажите, что вы пошутили про валенок.

П ё т р. Но погоду надо было как-то узнавать. (Уходит.)

С е р г е й. Адик, ты общнись, с кем надо.

А д и к. Обижаешь. Уже. Я думал, пахан по телефону не будет обсуждать, нет, шпарит открытым текстом. Тогда, что же? Получается, что не он это с Николай Николаичем. Или алиби железное, или...

С е р г е й. Или! Ему зачем алиби? Шлёпнули через третьи руки. Исполнитель или уже закопан, или летит на Канары.

Л а р и с а. Чего-то вы, гляжу, раздухарились. А Петечка ваш мне запал, неровно к нему я дышу, слышь, Серый? Предупреждаю. Не говори потом, что опять неожиданно.

А д и к. Он и Леночке приглянулся, а, Леночка? Да вы же не прислуга, садитесь с нами. Понравился кандидат в мэры?

Л е н а. Если он собак и кошек пинает, как он может мне понравиться? Тётя Лара, убирать?

Л а р и с а. Убью! (Встаёт решительно.) Нет, живи! Вперёд, в тренажёрный зал!

                                      У забора.

В а с и л и й. Входили в деревню, кричим частушку: «Шире, улица, раздайся, шире вдоль и поперёк! Да ещё раздайся шире, широко наша берёт!» Нас не сузишь! Поём - стёкла дребезжат: «По деревнюшке пройдём, на конце попятимся. Старых девок запряжём, к молодЫм покатимся!» Слово за слово - стычка. Выпускают в начале какого-нибудь шибздика, он задирает. Всё, вроде, в шутку, потом всерьёз. Мне кричат: «Васька, играй на драку!» Потеха.

Е в д о к и я. А говорят - русский народ миролюбивый.

В а с и л и й. Так-то оно так. Но кровь играет.

Е в д о к и я. А потом мирились?

В а с и л и й. А чего мириться, мы же не ссорились.

Е в д о к и я. А драка?

В а с и л и й. Это так. Ух, я наяриваю. «Выходи на середину, атаман-головорез! Заведём такую драку, зашумит зелёный лес». Наяриваю и думаю: «Буду, буду в тридцать лет полковником!»

Е в д о к и я. И стал?

В а с и л и й. Петька стал. Я в сорок.

Е в д о к и я. Василий. Ты, конечно, Иванович?

В а с и л и й. Естественно.

Е в д о к и я. Ты не подумай, я тебе не навязываюсь, на шею не вешаюсь, хотя и могла бы. Я, конечно, честно сказать, плоховатая. В моральном смысле. Детей не любила, грех. Вот и одна кукую. Давай вместе куковать, а? Всех перекукуем.

В а с и л и й. Это исключено. На триста процентов. У меня жена, жена такая была, что... Уйди, я сейчас заплАчу! Вот какая жена. Что она видела? Гарнизоны какие. В каких условиях жили! Пелёнки просушить - себе на голое тело наматывали. Она, она... уйди! (Отворачивается.) Жена - это святое. И не надо о ней говорить!

Е в д о к и я. Если святое, то тем более надо говорить, я так считаю. И не ревную нисколько. Вместе будем память беречь.

В а с и л и й. Да разве может быть кто-то ей равен? Знаешь, меня в чём похоронят? В гимнастёрке! Она её постирала! Совсем уже больная была. Вася, говорит, я твою гимнастёрку не буду в стиральную машину класть, я её своими...своими (плачет) руками постираю. И я её ни разу с тех пор не надел, надену только в гроб. Так и Петьке сказал. Всё! Уйди. Никто моих слёз никогда не видел.

Е в д о к и я. А я плАчу, я часто плАчу. Я люблю плакать. Вот вроде бы совсем не с чего, а я возьму и заплачу. Люди думают, что это с ней? А это я, такая загадочная. Женщина же должна быть загадочной. Так ведь?

В а с и л и й. Всё - отойди! У меня ночная смена - песок в подшипники сыпать.

                                     Аудитория.

П ё т р. (на кафедре). Подытожим. Россия была и будет и сильной, и непобедимой. Только вот бы учесть ей новые условия наступившего века. Болтовня об открытом обществе, мире без границ приведёт к краху. Выше забор - лучше соседи. Тот закон подражания, которые определяет жизненное поведение всего живого, звери и люди, родившись и вырастая, подражают родителям, но этот закон губителен, когда он применяется ко взрослым и особенно к обществу. Чему можно научиться у Америки, ей подражая? Только хамству в отношении к другим. Россия, как и Китай, Индия, Япония, другие единственна и неповторима. Она - душа мира. Тело мира смертно, душа бессмертна. Что вы зашумели, с чем не согласны? Смотрите: перестройка в России. Распад СССР. Всё провалилось, всё обрушилось. Идеология, где они марксизмы-ленинизмы? Военная мощь Варшавского договора где? Польша, задрав штаны, бежит в НАТО. Экономическая взаимопомощь, где она? Все готовы друг друга купить и перепродать. Что сохранилось? Церковь православная, церковь спасла Россию.

Г о л о с а  и з  а у д и т о р и и. И буддизм!

- И мусульманство!

П ё т р. Согласен. Но Россию создало и вырастило Православие.

Э н д ж е й. (подняв руку). Но ведь и англиканская церковь авторитетна в мире. Она идёт навстречу людям.

П ё т р. Семимильными шагами. Уже венчают однополых.

Э н д ж е й. Вы очень резки. И не впадаете ли в опасный национализм?

П ё т р. Назвать любовь к родине опасной?

Л и  д а н ь. Вы не учитываете огромность конфуцианства. Мы тоже на востоке возрождаем национальное.

П ё т р. Вы его не теряли. Это нам надо возрождать.  (Смотрит на часы.)

Вы заметили, очевидно, сегодня, что я не просто лекцию по политологии читал, а репетировал... Чего? ПризнАюсь в том. Тем более надо объявить, что мои занятия прерываются на период предвыборной борьбы. Да, я дал согласие на выдвижение моей кандидатуры на пост главы нашего города. Ну, пока нечему аплодировать. Там претендентов много. Так что, к радости вашей или вашему сожалению, лекции мои прерываются.

Л и  д а н ь. А в этот период с вами можно будет увидеться?

А д и к (подскакивая. Оказывается, он тут). Не только увидеться, но даже стать доверенными лицами. Пред вами начальник предвыборного штаба Петра Васильевича - Адольф Борисович. Для вас - Адик.

П ё т р. Он шутит. Какие же доверенные лица - иностранцы?

А д и к. Пётр Васильевич! За вас весь мир - от крайнего запада до крайнего востока. (Уходящим аспиранткам.) Красавицы, до встречи, телефоны штаба на каждом предвыборном плакате.

П ё т р. Ты чего здесь?

А д и к. А где мне быть сейчас? Только при тебе. Встреча, о которой я говорил, сейчас. И здесь. Здесь безопасно. Минут через десять.

П ё т р. Ты тумана не напускай. Что такое безопасно? Я в своей стране.

А д и к. Ты или наивняк, или Ваньку валяешь. Ты теперь оч-чень заманчивая мишень. И вообще, давай договоримся, что эти все твои разговоры: Россия там, народ там всякий - это для твоих студентов да для избирателей. И со мной можно без этого.

П ё т р. Без чего?

А д и к. Ну без этой романтики, без наворотов. Со мной-то можно откровенно. Нам нужна власть! Тебе не обидно, что всякая сволота покупает яхты, клубы, острова, да ещё и гордится тем, что это наворовано? Время такое. Коммуняки воровали, но втихую, сейчас условия другие. Надо пользоваться.

П ё т р. Запомни - я согласился идти во власть как раз для того, чтобы именно с этим бороться.

А д и к. Три ха-ха, как говорит Кирюша, наследник Ларисы и Сергея. Даже он тебя умнее. Но я чувствую, что ты мне не до конца доверяешь, поэтому и крутишь попсу.

П ё т р. Я говорю то, что думаю. 

А д и к. Нет, ты всё-таки чего-то не догоняешь. Не въезжаешь, не врубаешься. Власть! Ты идёшь во власть. Ты политолог или кто? Власть достигается тремя способами: это деньги, это баба, это связи. Баба, в данном случае, Лариса, вся за тебя, цени и не потеряй её поддержки. Может, придётся и переспать. Это уж как она захочет. Связи у тебя слабоваты, но биография, точно, есть. Денег нет. Нету. То, что выделено, съедят одни предвыборные плакаты. А журналюг надо купить? А актёришкам, этой продажной эстраде, надо сунуть?

П ё т р. Ты знаешь, я от тебя откажусь.

А д и к. Никуда ты без меня не денешься. Кстати, и мне надо будет отстегнуть. И прилично. Но это потом. Сейчас ты встанешь в позу и будешь вопрошать: откуда ты такой взялся? Да ниоткуда: сейчас все такие. Один ты не такой. Да и то, думаю, притворяешься. Народ, народ! Что тебе до этой слизи?

П ё т р. (хватая за грудь). Ты!

А д и к. Всё-всё-всё! Проехали! Это была проверка, проверка была. Я тоже за народ, у меня тоже такие взгляды. Я нарочно (вырывается), нарочно я!

П ё т р. И в самом деле - откуда ты такой?

А д и к. Карьера моя прошла через постели жён больших начальников. А знаешь, кто научил? Режиссёр, он ещё что-то про курочку-рябу снимал. Он хвалился, что спал со старухами-знаменитостями. Слушаю, думаю, мне это неприятно: старухи. Есть же другой вариант. И - точно. Возишь жену начальника по магазинам, тащишь сумки до подъезда и дальше. Дальше дело техники. Ты так, конечно, не сможешь, ты высоко летишь. Но прошу, не бросай товарища в бидэ. (Смотрит на часы.) Он точен, поэтому кратко: он за тебя. Он сидит на чемодане денег, хочет, думаю, выйти из тени и    сесть на банк. Он никого, сразу успокою, не грабит, он облагает богатых, то есть он на тебя будет тратить народные, возвращённые деньги. Ему надо немного: он сейчас пасёт игровую мафию, но хочет и сам разжиться, строит под видом спорткомплекса развлекуху. С размахом: сауна, бильярды, всякие фитнес, боулинги, прочая хренота. Приедут иностранцы: «О, да тут Европа!» Вот что важно. И раскошелятся. Налоги городу. Понимаешь - выгода городу. Прямая выгода городу. Живые деньги. И всего-то там - расширить площадку, два-три домика смахнуть. Но и квартиры выселенцам, конечно, дать. Всё по уму. Всё по понятиям, всё путём. Кто-то же должен стричь богатых, жадных, алчных, азартных, всяких сволочей. Над тобой взял шефство благородный человек. Он такой спонсёр, что заботиться тебе будет не о чем.

П ё т р.  Только о нём.

А д и к. Это уж как сам пожелаешь.  Но вообще, Петя, язык дан человеку, чтобы скрывать свои мысли. И надо молоть электорату то, что он ждёт. Главное - обещать. Обещать! Такая схема.

П ё т р. Русский офицер - и не выполнит обещания?

А д и к. Ну, это для избирателей накручивай патриотизм, со мной можно проще. Ты ещё пахану не ляпни про слово офицера. Но про народ можно, он тоже убивается за народ.

 

   Без стука входит стриженный, крепкий парень, оглядывает помещение. Уходит. Входит  П а х а н.

 

А д и к. Вас одних оставить?

П а х а н. Да. (Адик скрывается.) Имя моё знать необязательно, меня тоже. Я вас знаю, этого достаточно. Мы протрясли вашу анкету, прикинули, прощупали и поставили на вас. По рукам?

П ё т р. (пожимая руку). Добрый день.

П а х а н. Значит, по рукам. Ого, какая ручища, прямо клещи! По рукам?

П ё т р. Нет, я пока просто поздоровался.

П а х ан. Отлично. Давай присядем. Ты этого Николая Николаевича знал?

П ё т р. Немного.

П ё т р. И как?

П ё т р. Надеялся, что порядочный.

П а х а н. Убрали его не мы. Думаю, московская ментура дотянется до заказчиков. Местные давно куплены, а бригаду из центра за неделю не купишь. Скажу тебе: мы в мэры хотели Серёжу двинуть, но не потянет, рыло в пуху, жаден. Но я его на всякий случай повязал с Николай Николаевичем.

П ё т р. Как?

П а х а н. Ну как? Зам. Неважно, кто сам, важно, кто зам. Запустили такую мыслишку, что захотел стать самом, вот и всё. А уж куда и как запустили, чего тебе объяснять. Не отмыться. Убитый не мне одному мешал, но повторяю, его на меня не повесят. Он мне говорил: строй спортшколу. Я ему говорил и тебе говорю, как будущему градоначальнику: и до спортшколы дойдём. Но дай разбогатеть. Будем дела крутить. Нам с тобой надо организовать стрижку баранов, понял? Ты военная кость, человек чёткий, мозгач. Сколько терпеть сволочей? Сели на шею!

П ё т р. А ты, значит, им на шею сядешь?

П а х а н. Вот что, Петя, Пётр Васильич, давай проще. У тебя имя, у меня деньги. Мы на тебя поставили, мы в тебя будем вкладывать. Капиталовложения. Вернёшь с процентами. Шучу. Парочку указов протянешь,  хватит с тебя. А копейка тебе нужна. Газету издавать, плакаты, листовки, ну, это наши сявки лучше знают. Потом купить эту шпану эстрадную, чтобы с концертами попрыгали в твою пользу, но это пусть тебя не касается. Твоё дело - выходить и говорить. А говорить ты умеешь, мне крутили запись. Главное, у тебя получается так, что верят. Верят. Вот главное. Смотри, сколько политиков разоряется по ящику, думаешь, хоть одному верят? И разные обозреватели шустрят, стрекочут, хрюкают, соловьями заливаются,   изрекают, веры им нет никому. Тебе - поверили. Мы ещё в тебя копейки не вложили, ты раз мелькнул, и сразу заметили. Талант! По рукам?

П ё т р. Но как-то я должен вас, тебя называть? Кликуха-то есть? Ты в законе?

П а х а н. Да ты ещё и с юмором. Зови меня просто Ильич. По рукам?

П ё т р. Надо подумать.

П а х а н. Верно. Думай. Но ни с кем не советуйся. Каждый мужчина имеет право налево. Ты понимаешь, что каждый твой шаг мне известен? Этот болтун будет на связи. Болтнёт лишнего - заменим. Сутки. Пока живи. Я так шучу.

            Уходит. Подбегает Алик, вглядывается.

А д и к. Крутой мужик...Да?

П ё т р. На такого и шестерить приятно. Да?

А д и к. Давай не будем.

П ё т р. А если будем, то давай? Ты, Адик, меня в это дерьмо не вляпывай. Если я решил пойти во власть, то я и без этого Ильича обойдусь.

А д и к. Не смеши меня, мне и так смешно. Куда ты без денег? Тебе официально выделят столько, что даже на то, чтоб выпить с горя, не хватит. Деньги Ильича честные... Да, да! Ему отстёгивают всякие подпольные казино, бандюганы, рыночники, проститутки. Не с народа же гребёт. А тебе этими деньгами поможет победить бороться за народ.

П ё т р. Вы, естественно, сговорились?

А д и к. А ты, естественно, только что проснулся. Куда без денег? «Жеребиться» начнёшь с другими кандидатами. И выпадет первый номер.

П ё т р. И что?

А д и к. И провал. Говорить надо последнему и стать первым. А результат жеребьёвки купить трудно. Но возможно. Мне, знаешь, что в пахане нравится? Он говорит: есть трудно решаемые проблемы, есть долго решаемые проблемы, но нерешаемых проблем нет. Теперь тебе всё: или кранты или полный вперёд, до самого полного с этим паханом к светлому будущему. Мэр города разве последняя ступень для такого зубра, как ты? Это аэродром подскока, специально употребляю военные термины. Осмотришься, дозаправишься, и в полёт. Тебя зацепило и поволокло. Лови удачу.

П ё т р. Я в такое дерьмо ещё не вляпывался.

А д и к. Во власти чистеньких нет. Теорию читал про власть, проверь на практике... И меня за дурака не держи. Серые кардиналы бывали поумнее начальников.

П ё т р. То есть, ты - мой серый кардинал? Здорово девки пляшут. Вот кем  обзавёлся. Вот спасибо!

А д и к. Вот пожалуйста! Ну, мне пора в предвыборный штаб. Тебе-то что, тебе болтать перед электоратом, а мне дело делать. Да, кстати, тебе от пахана подарок - мобильник. Звонить по нему не надо, но надо всегда носить с собой и не выключать. У него, видимо, для юмора, позывной звонок - это траурный марш Шопена. (Уходит.)

  П ё т р  (вертит в руках мобильник, хочет запустить в пространство, но раздумывает, суёт в карман). Ну что, Пётр Васильевич? Пошла сигнальная ракета? А парни погибшие - что сказали бы мне? Держись, комбат, мы с тобой! Эх, парни! (Думает, ходит.) Нет лучше той смерти, чем погибнуть за други своя! Парни, пока мы с вами воевали за Россию, её всякая сволота грызла изнутри. Нет, парни, вам за меня стыдно не будет. Ну-ка, что тут за позывной? (Проверяет мобильник, тот играет траурный марш.) В самом деле Шопен. Заменим! (Настраивает.) Это другое дело!  (Позывные: «Тореадор, смелее в бой!»)

 

 

 

                                        ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

 

Тот же забор. Те же плакаты, плюс предвыборные. Крупно фотография Петра. Экскаватор молчит. Входят Василий и Евдокия. Она явно принаряжалась. Василий в том же, в чём был.

 

Е в д о к и я.  Вася, ну дай, ну дай, я тебя заякорю под ручку.

В а с и л и й.  Евдокия, прекрати маневры. Слышишь - тишина, чистый воздух.

Е в д о к и я. Ох, Вася, ведь ты опять рисковал. Опять песок сыпал в подшипники?

В а с и л и й. Сегодня не песок, сегодня я им подсластил - сахара сыпанул в горючее.

Е в д о к и я. А охранники?

В а с и л и й. У них тоже есть классовая ненависть. Да пузырёк. (Замечает плакат). Петька?! Знакомься - сын!  Нравится?

Е в д о к и я. Какой красивый мужчина! Кандидат? Лучше не бываепт!

В а с и л и й.  Ещё бы.

Е в д о к и я.  Отлично. Вот это порода! Да за такого и агитировать не надо, все и так проголосуют. (На другие плакаты) А этот - тьфу! И этот - тьфу! А уж этот - совсем тьфу и тьфу!

В а с и л и й. Я его уговаривал:  зачем тебе это? Ведь башку тут можно сломать. Зачем? Уже зав кафедрой. Ещё бы жениться, а тут ввязался. 

Е в д о к и я. Но хорош! Где таких делают, ещё трёх закажем! Я за него! Руками и ногами!  Мы будем за него выступать. Кто тебя знает, что ты отец. Частушек подбавим, подсочиним. В парке, на площадках дворовых. Все пенсионеры - наши. Голоса у нас, победа за нами! Эх, похожу, потопаю, повиляю... нет, это уже сообщала. Да, тебе пой не пой, тебя не покорить. А я, Вася, всю жизнь была передовая, ещё со школы. Отличницей была, хорошисткой, в хвостистках не числилась, на доску позора не заносили. Бедно жили, Вася, а весело. Босиком плясали, всё ждали молочных рек, кисельных берегов. А дожили - из дома страшно выйти.

В а с и л и й. Нам хотели запретить по этой улице ходить. Все окошки разобьём, по этой улице пойдём! Дуся, русский народ велик и немерян. И царя-батюшку, и генералиссимуса на ты называл.

Е в д о к и я. Как это, как это?

В а с и л и й. Сидит Гитлер на берёзе, а берёза гнётся. Посмотри, товарищ Сталин, как он навернётся.

Е в д о к и я. Я тебе сейчас главный козырь хлопну. Сядь. Сел? Вася, я очень богатая, очень. Со вчерашнего дня. На книжках, мне зять срочные книжки завёл, одна валютная, другая рублёвая,  - не меряно, не считано. Он надеется, что оно, богатство-то его, у меня перележит, но...   (показала кукиш). Я дочару  переживу, я крепкая в кости, не морда табачная. Конечно, валюты нынче ненадёжны, хоть какую возьми, все от нефти зависят, так ведь? Но, почувствуй разницу, дом, то, другое - всё на меня переписано. Я - вла-де - ли - ца!

В а с и л и й. Но мне-то что до этого, зачем?

Е в д о к и я. Как? Тогда я тоже сяду (села). Всё же тебе, к твоим ногам. Могу я в старости пожить за каменной стеной?

В а с и л и й. Ты и так не за фанерной.

Е в д о к и я. Да это-то что! Вот! ( ударяет Василия кулачком в грудь). Вот моя каменная стена. Молчание. Значит, тебя ни дом, ни сберкнижка не прошибли? А домина какой! По двести метров каждый этаж, да два в глубину. А сама я? Да за такие деньги любую косметическую операцию сделаю. Подтяжку, перетяжку. Как девушка стану. Престижно же тебе пройтись с молодочкой, а? Дай поцелульку в щекульку!

В а с и л й. Не престижно, а противно. Подтяжка! Да когда любишь, тогда любая морщинка мила. Я думал, ты шутишь, весёлая пенсионерка, а ты так. Зачем? Какой мне дом? Мне, Дуняша, уже не двести метров надо, а два в длину. Да метр в ширину.С какого мне перепугу жениться? Стирать, стряпать умею.

Е в д о к и я. А поговорить?

В а с и л и й. Ну вот - говорим же.

Е в д о к и я. Я так не хочу.

 

                  Ревёт заведённый экскаватор.

А д и к. (перед журналистами). Ну что, мои хорошие, господа-друзья-товарищи или, короче, пиарщики, всё ясно? Учёного учить - только портить. Тут все профессионалы, мастера кисти, камеры и пера...

Г о л о с. Особенно камеры.

А д и к. Мимо! Предоплату вам сунули.

Г о л о с. Маловато. Могут перекупить.

А д и к. Ах ты, хороший! Так ведь это не окончательно. Основная плата при предъявлению публикаций и сюжетов. Вы же, паки и паки повторяю, не за подлеца будете агитировать. Наш кандидат - человек отборный, редкий, единственный, штучное изделие, уникальный, неповторимый, учитесь искусству синонимов, за такого сражаться - одно сплошное удовольствие. Городу повезло, что он здесь родился, живёт. Замечу, дружочки, что платят больше тем, кто подлеца во власть протягивает. Да-с, такой вот-с парадокс-с.

Г о л о с. То есть, если мы просим прибавить, то не кандидат подлец, а мы подлецы?

А д и к. Это вы сказали сами. Шутка. Ну-с, цели определены, задачи ясны. Пресс-релизы, фотографии, биографии у вас. Кто не получил, получи...В выражениях не стесняйтесь. Бейте по нервам. Вспоминайте, как учил великий Чубай-сан: больше наглости! По коням!

               Журналисты  отходят.

Да, студенты же ещё. Есть студенты? Пришли? Отлично. Идите, цыплятки, к наседке.

Ж у р н а л и с т другому. Слушай, я всё прослушал, кого надо тащить, кого не пущать?

Д р у г о й журналист. Гони бутылку французского, скажу.

П е р в ы й. Мне сегодня бутылка самому нужна. Я почему прослушал, бабу одну за вечер срубал. Скажи.

Д р у г о й. Пусть твоя баба подругу для меня вызвонит.

П е р в ы й. Всё будет. Встряхнёмся, оттянемся по полной.

Д р у г о й. Вот (показывает листовку). Этого, мордатого, тащи. Воевал, якобы не ворует. Учёный. Вроде без компромата. Этих - мазать. Ну что, впервой тебе что ли? Только смотри, чтоб мне подруга была не совсем страшная.

Т р е т и й. А вот, мужики, говорят, что скоро будут не выбирать, а назначать. Тогда как?

В т о р о й. Без работы не останемся. Всё равно же надо будет кого-то отмазывать, кого-то замазывать. Тебе-то что, платили бы.

П е р в ы й. Так не так, перетакивать не нам. (Третьему). Пошли с нами. Среди бабья попиарим.

                             Уходят. Адик и студенты.

С т у д е н т. Какие же мы цыплятки, мы реальная сила в государстве. Скоро будем на улицы выходить.

А д и к. Это ещё зачем?

С т у д е н т.  Правительство свергать. Помайданить хочется.

С ту д е н т к а. Дядя под наивного косит.

А д и к. Дядя косит под богатого. Кто же вас будет поить-кормить, пока вы глотки будете драть? Пушкин? Убит. Америка? Сама нищая. Короче, я плачу и, кстати, хорошо плачу, за пустяковые дела: сдирать плакаты конкурентов, или просто мазнуть по ним краской, или чего-нибудь писануть. Искусство такое заборное, кич называется.

С т у д е н т к а. Грубо, дядя. Да и противно. Это для шнурков, для пацанвы, для тинейджеров.

А д и к. А кто вам мешает их нанять? Развивайте способности к предпринимательству, предприимчивости. Не хотите сами - пусть работают негры.

С т у д е н т. Вы сколько нам хотели заплатить?

А д и к. Сколько надо.

С т у д е н т. Вот это сколько надо умножьте на три.

А д и к. А я-то думал, за нами идёт поколение, которое любит Россию. А оно денежки любит.

С т у д е н т к а. У вас учимся.

А д и к. Так ведь кандидат-то какой? Отборный, единственный...

С т у д е н т. Слышали. А  нам без разницы. Платите, или расскажем по телику, какие у вас методы.

А д и к. Орлы! Восхищён! Я в ваши годы Шекспира читал. Но одно хорошо - с вами легче договориться.

                        Уходят.

 

                   Квартира Ларисы

Л а р и с а. Серый, я от того только тебя не называю сволочью, что мамашка моя оказалась ещё большей сволочью.

С е р г е й. Ты ничего не поняла, дура!

Л а р и с а. Что-о?

С е р г е й. То!  Провернул такие  операции с недвижимостью, с деньгами. Ты всё думаешь, что это только ты умная. Должность мэра может ещё оказаться не выборной, а назначаемой. А кого назначат? Ну? Первого зама. Конечно, будут копать и нюхать, а у меня всё в ажуре.

Л а р и с а. Что ж тогда такая за твоего Петра кипит агитация? Адик даже похудел. (Думает.) Назначат, значит? Тебя?

С е р г е й. Сто пудов, как говорит сыночек.

Л а р и с а. Всё это пока иллюзии. А Петя - это реально. Ставь на него.

С е р г е й. Он неуправляем. Он до идиотизма честен. При нём от пирога не отщипнёшь.

Л а р и с а. А мы ему жёнушку такую приставим!

С е р г е й. Где ты такую возьмёшь?

Л а р и с а. Надо будет и собой пожертвую.

С е р г е й. Ну, заговорила!

Л а р и с а. Ты почему, идиот, всё на мать переписал? Не хватило соображаловки оформить развод и всё мне оставить? Сговорились? Все мы сволочи, но уж вы - парочка ещё та. Я же с твоими начальниками спала, чтоб тебя, шибздика, двигать.

С е р г е й. Ты! Я тебя голой взял! Да не твои ли акульи потребности меня в угол загоняли? Ты привыкла меня за недоумка считать, а за счёт чего ты в нарзане купаешься? Тебе уже мало Шарм-эль-Шейха, Канары захотела? Да-а, Петя этот оказался таким Петей, что я и подумать раньше не мог. Вместе защищались, на банкете перешли на ты, я думал его в референты перетянуть, в консультанты, он ушёл на преподавательскую. Ничего, и на него накопаем. Если что. Был бы человек, статья найдётся. Так раньше шутили. Прежнее возвращается. Ты же видишь, Россия не хочет демократии, хочет авторитарности. Нам-то что, нам лишь бы жить.

 

                         Улица

Л и  д а н ь. Вообще, он отлично идёт. Ни одного неверного шага. Фантастическое чутьё на запросы любой социальной категории.

Э н д ж е й. Это не чутьё, он такой и есть. И это люди чувствуют. Таких один на миллион.

Л и  д а н ь. Мне прислали ксерокопию статья «Лидер будущей России рождён в провинции». Петра Васильевича называют будущим президентом России. Такая ментальность, о! Он не сидел?

Э н д ж е й. Это раньше требовалось - диссидентство, тюрьма, эмиграция и триумфальное возвращение. Сейчас нужны белые одежды. Хотя в Англии любят российских уголовников.

Л и  д а н ь. Нет, на Востоке прежде всего - доброе имя. Но, если что, ему не сносить головы ни от спецслужб, которые будут двигать своих кандидатов, ни от тех, кто его сейчас продвигает. Бедная Россия: меж  Сциллой и Харибдой, меж диктатурой власти и диктатурой коррупции. А, в самом деле, кто его продвигает?

Э н д ж е й. Господь Бог... Скоро выборы, посмотрим. Но если ему надо будет где-то укрыться, я его увезу к родителям. У них поместье под Лондоном, они уже старые.

Л и  д а н ь. А у меня ещё очень молодые. Старинный наш род восходит ко времени первых императорских династий.

Э н д ж е й. Так ведь и мы из пэров, из лордов. Только зачем это всё ему? Нашему Петру. Весь мир погибает от того, что тщеславится, ищет знатность предков, Россия тем и побеждает, что у неё качества человека на первом месте. Они от станка, от сохи, а ни разу не были побеждены.

Л и  д а н ь. А начало двадцатого века? Русско-японская война?

Э н д ж е й. А середина девятнадцатого? Русско-англо-французская война? Да это всё пустяки для России. Она и сейчас временно отступила. Но Россия - это пружина, которая сжимается, но от этого становится ещё сильнее.

Л и  д а н ь. Мы от того такие умные с тобой, что ни тебе, ни мне Петра Васильевича не видать как ушей.

Э н д ж е й. Ну да, они закрыты шляпкой. Не видать своих ушей, Лида! Своих!

Л и  д а н ь. Тебе не видать, а я буду посмотреть. Браки на иностранках скоро будут престижны.

Э н д ж е й. Не обольщайся. Это браки с русскими девушками престижны.

Л и  д а н ь. Очень мы снова стали мечтательны. Ему в России не дадут развернуться. В России к власти приходят серые люди. Яркие личности почти никогда.

 

              На трибуне Адик и «Пётр».

 

А д и к. Через все трудности и ошибки первой приватизации, когда народное достояние досталось прохиндеям и жуликам, мы, когда мы придём к власти, сможем справедливо распределить бывшую госсобственность...

Г о л о с.  Опять воров будете кормить? Пётр Васильевич, отвечайте сами, что ж это всё за вас говорят?

«П ё т р» (сверяясь по бумаге). Вплоть до верхних эшелонов власти! Продовольственная корзина должна быть вдвое тяжелей. Уважение многодетных! Молодым специалистам - жильё и работу! Долой инвестиции грабительского капитала! Долой хождение иностранной валюты на территории России! Удешевление бензина! Вопросы транспорта! Достойная зарплата!

Г о л о с. Всё это мы уже слышали! Это популизм!

А д и к. Дорогие друзья, время истекло! Программа депутата вам роздана. Дела нашего кандидата не разойдутся со словами! Спасибо за внимание! (Оттаскивает «Петра» в глубину сцены). Ну, сегодня ты  совсем лох последний! Умного лица даже сделать не можешь! Ты же доктор наук, боевой офицер и так мямлишь..

«П ё т р». Всё, что вы велели, я выучил (смотрит в бумажку). Да, вот это забыл: «Все позитивные моменты программ других претендентов будут изучены и учтены». В следующий скажу.

А д и к. Следующего раза не будет. Вот тебе (даёт конверт). Много не пей и не проболтайся, что кандидата изображал.

«П ё т р». А что, и у Сталина были двойники. Я бы запросто. Немножко подгримировать - усы, трубка, акцент. «Ми умели щютить, таварищ Жюков!»

 

                        Квартира Ларисы

К и р а. Ну, ма, это ващще - у восьмиклашек уже групповуха, а мы всё мороженое жрём, да пузыри из жвачки пускаем.

Л а р и с а. Можно мне объяснить, что такое групповуха?

К и р а. Откуда я знаю - они же хвалятся, а не говорят. У нас-то только порнуха, да уж надоело смотреть.

Л а р и с а. Ну ты добьёшься, что пойдёшь в нормальную школу.

К и р а. В нормальную? Ура! И без охранника буду ходить? А то он меня уже достал. Лечит и лечит. А в компьютерных играх не сечёт. Я в любой игре выше его на три уровня. Покойников накидаю тыщу, хлоп-хлоп, они падают, а он тащится в первом уровне. Я ему штрафных навтыкаю, он только глаза таращит. С ним скучно. Учит: главное - во время смыться.

Л а р и с а. Я поняла только одно, что ничего не поняла.

А д и к. (входя) Смею без доклада. Ларочка, ибо известие пренеприятное - наш подзащитный вышел из-под контрооля, неуправляем. Мы так не договаривались. Наорал на меня как на ефрейтора.

Л а р и с а. На тебя и надо орать. Интересно, за что на сей раз?

А д и к. За инициативу. Много же мест надо обсудить, везде же не успеть, ему же помогаю. Сделал двойника - похож как две капли, дал заучить тексты, сам с ним езжу по избирателям, упираюсь рогом и вот - награда. Предсказываю, что он скоро меня совсем выпинает как собаку валенком. Скажи ему, что так поступать со мной опасно. За мной пахан. До него, что не доходит? Пахан. Хозяин города.

Л а р и с а. Видно, не совсем хозяин, если за Петра ухватился.

А д и к. Он мог бы и сам пройти, если б захотел.

Л а р и с а. Ах-ах-ах, какие мы пушистые! (звонит телефон, Лариса слушает, опускает трубку растерянно) Серёжу арестовали. Вот эта бригада, которая из Москвы. Вот тебе и пахан. Срок будет или условно, но ясно же, что с конфискацией имущества. Получается, Серёжка чувствовал, что так повернётся? Или, в самом деле, собирался во власть?

А д и к. Ларочка, так ведь и для меня жареным запахло. Одно спасает, я нигде не работаю, а на что живу - личное дело.

Л а р и с а. Давно про вас сказано, что вы выкупили свою шкуру чужой шеей. (Решительно) Это я мужа посадила, я, мои аппетиты. Сынок, твоя мечта о нормальной школе и жизни без охранника сбылась. Кричи ура.

К и р а. Ура! Отец в тюрьме - вот здорово! Мне все позавидуют!

Л а р и с а. (давая ему пощёчину) Для начала.

К и р а. Много себе позволяешь. Уйду и вернусь с ментами. Чтоб и тебя посадили. Чтоб квартиру не разменивать.

Л а р и с а. Квартира уже не твоя и не моя, а бабки твоей.

К и р а. Точно? Ну, с бабкой я договорюсь. Сто пудов.

Л а р и с а. Вот тебе ещё! (пощёчина. Подходит к зеркалу, своему отражения). А тебе вообще надо с двух сторон.

 

 

                    Квартира Петра и Василия. Евдокия хлопочет.

 

 В и к т о р. Ты ведь, Петя, никогда не курил? А я  всё никак с соской не расстанусь. Сам с усам - метр курим, два бросам. Ты позволишь?

П ё т р. Кури. Помнишь, говорили: дай в зубы, чтоб дым пошёл?

В и к т о р. Петя, ну а как же я забуду? Война - главное событие в жизни тех, кто воевал, да? А мне не забыть два случая, которые с тобой оба связаны. Сказать?

П ё т р. Рискни.

В и к т о р. Ох, комбат! Я же всегда знал, что тебе пригожусь. Когда город залепили твоими плакатами, я грудь надул - наш! Сразу подумал, комбат во власти нашим поможет. Венька афганец запил, жена выгнала, бомжует на вокзале. Его бы в дом престарелых. Я пробовал, говорят: молод. Да полнО проблем, полнО.

П ё т р. И до Вени дойдём. Витя, мне очень нужна твоя помощь. Ты в состоянии мне помочь?

В и к т о р. Батя! Вот эти два случая, они тебе дадут ответ. Первый, когда ты потребовал тебя на ты называть. Перед атакой. Говоришь: «Что ты развеличался? Ты же Господа на ты называешь, а я простой смертный.» А второй случай - это навсегда. Ты послал мой взвод в ночь, в рекогносцировку, пошли без карт, без съёмки местности со спутника, в общем, в неизвестность. И, уходя, я оглянулся! И вижу - ты меня крестишь! Вот тогда я и сказал себе - умру за батю! Мы же тебя батей называли. Война это же навсегда. Я до сих пор, когда вхожу в незнакомое особенно место, тут же мгновенно помимо меня в голове щёлкает: в случае чего первым вот этого вырубать, здесь угол, здесь окно... спецназовство, в общем. Альфа.

П ё т р. (смеётся). Альфонство.

Е в д о к и я. (Входя и внося еду) А вот извольте откушать моего кое-чего. 

В а с и л и й. (Входя с напитками) Петь, ты позволишь? (Виктору, представляясь) Василий Иванович. Не Чапаев, но шашкой тоже помахал. Я и сейчас воюю, Дуня в курсе. Тут какие-то жуки-навозники строят под видом комплекса для детей всякую мерзость. Я воюю, стройка буксует.

П ё т р. Отец, это Виктор, Витя - мой друг фронтовой. Как же я не позволю. Когда три боевых офицера собрались. Мне три капли.

Е в д о к и я. Мне четыре. Три простых, а четвёртую дл - о - олгую. А где же это помощница моя? Лена!... Нет, так не придёт, надо идти лично. Без нас не начинайте. (Выходит)

П ё т р. Витя, как ты понимаешь, я тебя позвал не случайно. По телефону я всего не мог сказать: жизнь такая, что уже и это приходится учитывать. У тебя оружие есть?

В и к т о р. Конечно. Нехорошо в деревне без нагана, а в городе без кирпича. Или ещё так: тяжело сегодня без нагана, но с наганом тоже тяжело.

В а с и л и й. Надо же, и ваше поколение это знает. Как вы понимаете, и я не без Макарова. А ты, Витя, не без Калашникова?

П ё т р . Ну, у тебя-то, отец, именной. А у тебя, Витя, есть разрешение на ношение оружия? Чего ты смеёшься?

В и к т о р. Ты уже как ба-алшой началнык. Разрешение - я сам. Думаешь, один я с войны с оружием вернулся? Эта сволочь вооружается, а мы будем с носовыми платочками ходить, сопли и слёзы утирать? Нет, батя, я уверен, что и ты вооружён и очень опасен. Да если б нынешняя шпана не знала, что парни из Афгана и Чечни не с голыми руками, они б давно уж нас слопали. Смотри, как в день десантников торгаши разбегаются и отсиживаются, понимают кое-что. Так что про разрешение не спрашивай, а говори, что делать. «Ты скажи, ты скажи, где укрылся Абдулла». Помнишь, пели? Ну, комбат, слушаю заказ.

Е в д о к и я (Входя с Леной) Заказывайте, заказывайте, мы с Леной мигом. Вот и наша Лена. Это...

П ё т р (Вставая) Мы знакомы. Прошу вас. Это мой папа, это армейский друг Виктор ... Андреевич, да?

В и к т о р. Ну у тебя, комбат, и память.

П ё т р . Лена, уверяю вас, что ни разу в жизни никакого животного я ни рукой, ни ногой, даже в валенке, не задел.

Л е н а. Так даже шутить не надо.

П ё т р. А как надо?

Е в д о к и я. Не задавай девушке трудных вопросов. Васечка, поднимай!

В а с и л и й. Броня крепка, и танки наши быстры!

Е в д о к и я. Леночка, это он тоже шутит. Он сказал: за любовь.

В а с и л и й. Пока за дружбу.

В и к т о р. Пели раньше: за хорошей дружбой прячется любовь.

Е в д о к и я. Не надо ордена, я в крайнем случае согласна на медаль. Ну! (поднимает бокал) Прощай, разум, здравствуй, дурь!

П ё т р. Угощайтесь. (Увидя, что Лена перекрестилась) Ох, Лена, простите, что мы даже молитвы перед едой не прочли.

Л е н а. Это же дело каждого, разве я осуждаю.

Е в д о к и я. У нас Лена такая, такая...В церковь ходит. Я говорю: Лена, Бог в душе, а ты уж больно себя мучишь.

Л е н а. Какое же это мучение, это счастье. Пётр Васильевич, у нас прихожане собираются вам написать прошение. Около церкви здание. Оно церковное. И оно очень нужно для воскресной школы. Девочек учить шитью, мальчиков столярному делу. Для занятий пением, рисованием. А помещение захватил банк. Оно же старинное, им престижно. Конечно, отреставрировали, теперь требуют, чтобы платили им за восстановление. А это заоблачная сумма. Здание же наше, так ведь. И ещё: вы могли бы прийти к нам на встречу?

П ё т р. И там, конечно, будут вопросы про это здание?

Л е н а. Обязательно. Но это же очень нужно.  Около банков милостыни не просят.

В а с и л и й. Безполезно.

 П ё т р. Хорошо, Лена. Я ещё пока никто, но моя позиция - это ваша позиция.

Л е н а. А вы знаете, не думайте, что я вам комплимент говорю, это правда, все говорят, что изберут именно вас. (Застеснялась).

В а с и л и й. Между первой и второй перерывчик небольшой. Витёк, командуй парадом. Я это слово тамада терпеть не могу. Главнокомандующий застольем - это звучит гордо.

П ё т р. Отпусти главнокомандующего на десять минут. Мы быстро.

Е в д о к и я. Нехорошо девушек одних оставлять. И какие уж такие у вас дела?

П ё т р. Очень мужские.

 

          Отходят в сторону с Виктором.

В а с и л и й. У нас хозяин не скупой, хозяйка скуповатая, подача редковатая. Эх, мелки пташечки поют, что-то нам не подают.

Е в д о к и я. (подносит рюмочку). Выпей, золотой, пригуби. Вот, Леночка, в ногах у него валяюсь, не хочет жениться.

В а с и л и й. Дуняша, я тебе не пара, ведь я глухой, бухой и старый.

Е в д о к и я. Сам сочинил?

В а с и л и й. Мне дублёров не надо.

Е в д о к и я. Вот, Елена, как такого не любить?

В а с и л и й. Пока их нет, давайте разучим вятскую народную застольную песню. Простая как веник. Но оч-чень мудрая. Подпевайте:

            В деревне живали, метёлки вязали

            В деревне живали, метёлки вязали.

            Метё-метё-метёлки вязали.

            Метё-метё-метёлки вязали.

            Метёлки вязали, в Москву отправляли.

            Метёлки вязали, в Москву отправляли.

            В Москву, в Москву, в Москву отправляли.

            В Москву отправляли, деньгу наживали,

            Деньгу, деньгу, деньгу наживали.

            Деньгу наживали и всё пропивали.

            И всё, и всё, и всё пропивали,

            И всё, и всё, и всё пропивали.

            И всё пропивали, домой уезжали,

            Домой уезжали, метёлки вязали.

            Метё-метё-метёлки вязали.

            Метё-метё-метёлки вязали.

 

Поняли, какой русский бизнес. Ничего, никто с нами сделать не может! Лена! Я вот сейчас выпил, немного осмелел...

Е в д о к и я. Да ты всегда и во всём смелый. Полный орёл! Ты в одном только нерешительный.

В а с и л и й. Моя твоя не понимай. А вот Лена меня поймёт. (Становится перед ней на колени) Лена! Петя рождён для вас, а вы для него! Лена, он на вид строгий, а душа у него голубиная.

Л е н а. Что вы, что вы, встаньте!

В а с и л и й. Нет, только так! Лена, станьте женой моего сына! Лена, только вы и никто! Лена, я умру без внука, мне нужен внук! Я буду к нему ночами вставать, пелёнки стирать, памперсы эти заразные я ненавижу, такую фланелечку куплю. В садик буду водить, всё ему буду рассказывать. Я его на руках вместе с вами буду носить.

Е в д о к и я. Уж на руках-то тебе носить будет кого. Встань.

В а с и л и й. Дуся! Если Петя и Лена поженятся, я тут же на тебе женюсь. Слово русского офицера!

Е в д о к и я. (кидаясь на колени перед Леной). Леночка, сделай меня счастливой!

Л е н а. Ну что это такое? Вы же взрослые люди.

П ё т р. (входя) Можно и я встану тоже на колени перед Леной?

В а с и л и й. Становись, становись, из-за тебя же и стоим.

Л е н а. Мы, Пётр Васильевич, песню репетировали. Про метёлки.

П ё т р. Спойте.

В а с и л и й. А где Виктор?

П ё т р. На спецзадании.

 

                    Адик и журналисты.

 

А д и к. (тем же журналистам, что и в первой встрече) Поняли или нет? Приказ по армии искусств: новые данные про кандидата - он не тот, за кого себя выдавал. Скоро будет арестован, им уже занялись. Дни его сочтены. Поняли? Повторяю для сильно грамотных: поворот на сто восемьдесят градусов! Наш кандидат оказался змеёй подколодной. Слышали, прошли аресты в администрации города и области? Рыло в пуху у нашего кандидата. Верьте на слово. И сказочки про его военные подвиги - всё враньё! Соблазнённые и брошенные женщины. Недвижимость зарегистрирована на подставных лиц. Счета в банках Швейцарии. Ворюга первосортный.

П е р в ы й  журналист (восхищённо) Классно! Нет, я буду за него - наш человек. Я давно хочу начать издание для ночных клубов. Такой человек мне поможет. То-то я всё слушаю его: родина, Россия! А-а, думаю, чего-то ты, кандидатик, скрываешь!

В т о р о й  журналист. Про тебя-то знают, что негде пробы ставить, а я? У меня честное имя. (Думает). Придётся объявить, что я по состоянию здоровья временно выбыл.

А д и к. А капуста, а зелень, а бабки? (машет перед носом бумажкой). Да у него дети на вокзале все завшивели, вместе с цыганами. Кому поверили? Мне стыдно, как он ловко меня, первого, обманул. Его надо вдоль и поперёк исполосовать.

В т о р о й  журналист. Эх, не упущу заработок! Буду под псевдонимом жарить.

А д и к. Дело твоё. Но чтоб наш Пётр Васильевич, который оказался не наш, который спекулирует на любви к нашему народу, не прошёл. Даже в первом туре. Усекли? Так. Где-то тут у меня студенты?43

Т р е т и й  журналист, (который всё это время чесал язык по мобильнику.) Чего он говорил? Какие инструкции?

П е р в ы й. Кого ты хвалил, теперь надо обгадить. Понял?

Т р е т и й. А-а. Это мы завсегда могём.  Даже интересно.

А д и к. (студентам). Переориентация, перепрофилировка, рокировка, поворот оверштаг! Эти умные слова говорят о том, что надо помочь нашему кандидату с треском провалиться.

П е р в ы й  студент. А он нам нравится.

А д и к. Притворяется, набирал очки. А на самом деле - о-о! Я вам столько фактов вывалю. Столько чернухи! По секрету - и мокруха за ним есть! Он же привык в Афгане убивать. Однозначно!

В т о р о й студент. Вас, наверное, перекупили? Честно?

А д и к. Не говори глупостей. Впрочем, думайте, как хотите. Если не хотите - гоните обратно денежки и гуляйте. Объявляю вам сплошной Татьянин день.

В т о р о й студент. Но вы же не ответили на вопрос о вашей перестройке, перекупке.

А д и к. Я говорю вам правду: он лжец, притворщик, обманщик, он опасен для общества и нашего города.

П е р в ы й  студент. Это ваша правда, а мы врать не хотим. Когда мы пойдём на улицы, мы назовём нашим лидером Петра Васильевича. За ним - будущее России. Мы за ним - пойдём!

 

        Уходят. Вбегает потный администратор.

 

А д м и н и с т р а т о р. Простите, Адольф Борисович, опоздал.

А д и к. Вы кто?

А д м и н и с т р а т о р. Адольф Борисович, я даже растерялся. Вы, с вашей памятью... Да я же ж администратор эстрады, что вы! Три концерта сбацали за вашего кандидата, а вы не помните.

А д и к. А-а, да. Да, хорошо, что пришли. Сматывайте удочки. Деньги полУчите. Но на прощание всем растрезвоньте, что кандидат оказался безнравственным алкоголиком. Напился, пришёл за кулисы, лез под юбки подпевщицам и певицам. Также лапал певцов.

А д м и н и с т р а т о р.  Да вы что! Мы так не сможем.

А д и к. Ещё как сможете. Под фанеру-то поёте. Вот я вам и даю фанеру. А нет - договор расторгнем и с вас неустойку.

А д м и н и с т р а т о р. За что?

А д и к. Очень у вас певцы и певицы развращены. Пьют, в гостиницу проституток тащат. И даже проституткам не платят. Это уже совсем нехорошо. А у проституток хор-рошая крыша - менты. А менты всегда считают, что им мало платят, я подкину. Так что иди и не трепыхайся. И сваливайте побыстрее. Но помоев и грязи вылейте на Петю побольше. Ну, два раза повторять? У него в лесу плантации конопли. Бомжей набрал, на ночь приковывает. Также рабы из Чечни. Им суд в Гааге и Страсбурге займётся, а уж они-то будут не его сторону держать. Так что... вперёд и с песней!

А д м и н и с т р а т о р. Беру под козырёк (исчезает).

 

 

                 Виктор и архитектор.

 

В и к т о р. Для начала напомню слова то ли Чехова, то ли ещё кого о том, что если в первом действии на стене висит ружьё, то в третьем оно выстрелит. У нас третьего действия не будет, и ружья не будет, времена не те, но пистолет я кладу на стол. Я вижу, вы, Борис Львович, ничего не поняли?

А р х и т е к т о р. Не понял, но мне уже интересно.

В и к т о р. Вы строите казино и боулинг, и всякие фитнесы? А? В глаза, в глаза мне!

А р х и т е к т о р. Я согласился на встречу не для того, чтобы мне хамили.

В и к т о р. Помилуйте, да я воркую, как голубь. Для краткости сообщаю, что я по специальности строитель. Доказать? Рассказать, какой песок подходит для бетона, цемента, штукатурки? Речной или карьерный? А если речной, то какой? Береговой или придонный? А всего лучше боровой, да? Мелкий, жёлтый, золотистый, из соснового бора.

А р х и т е к т о р. Да вы хоть кто будьте, мне-то что.  Ничего себе -   ворвались в кабинет, приказали взять документацию и притащили к вам? Зачем?

В и к т о р. Здесь легче убить и закопать. В береговой песок. (Смотрит документы) Всё правильно: технико-экономическое описание, технико-экономическое обоснование, смета. Отлично! Детская спортивная школа. Залы, бассейн. Раздевалки. Комнаты для секций. Молодец, Борис Львович! В то время, как по всей стране подпольный и хамский бизнес казино, всяких игровых помещений, ночных голубых притонов, домов терпимости набирает силу, в нашем городе появляется реальная забота о будущем России. Молодец, строй дальше, обязательно приду на разрезание ленточки.

А р х и т е к т о р. Спасибо. (Забирает папки) Но всё-таки какую-то моральную или материальную компенсацию вы мне должны принести за пережитые волнения. Ворвались, приказали взять документацию...

В и к т о р. Вот сейчас самое время тебя пристрелить. Это будет заслуженная тобой компенсация. Сволочь ты и мразь продажная. Тебя с потрохами купили, ты отлично знаешь, чего бы стоишь, на кого работаешь, тоже знаешь. Деньги гребёшь с города, там тоже нашлись продажные суки и ещё приплачивает пахан. Ты же строишь центр разврата и это знаешь. Выбирай: ты или сегодня же выметаешься из города, первое, или второе - живым отсюда не выйдешь, или третье: строй то, что у тебя в руках.

А р х и т е к т о р. Вы...вы забываетесь.

В и к т о р. Закрой хайло, и так тепло!

А р х и т е к т о р. Да меня же не вы, так...он...заказчик в асфальт закатает.

В и к т о р. Оно бы и неплохо. То есть у тебя богатый выбор своего ближайшего будущего. Советую строить. Строить то, что написано на заборе - Центр спортивно-культурный или культурно-спортивный. Для молодёжи. Твой заказчик - город.

А р х и т е к т о р. Последний вопрос. Могу я ему сказать о разговоре с вами?

В и к т о р. Почему бы и нет.

А р х и т е к т о р. А... а как сказать, кто вы?

В и к т о р. (почесав стволом пистолета щёку) Побриться надо, щетина, как в горах Афгана. Кто я? Скажи: народ.

А р х и т е к т о р. Но  это же несерьёзно.

В и к т о р. Скажи: народ с пистолетом. Кругом марш.

А р х и т е к т о р. Тогда мне понятно, почему всё последнее время кто-то вредит строительству. У меня уже началось бегство рабочих. Кто-то постоянно выводит технику из строя. Значит, это вы? Понимаете, это впервые. Какое-то проклятое место. Как заколдованное. Стройка не идёт. Нечистое место.

В и к т о р. Будет чистое. Начните строить для детей, техника будет круглосуточно исправна. Кругом марш!

 

                       П Ё Т Р   и   ПАХАН

П а х а н (садясь) Будешь слушать меня стоя. А я присяду. Присяду и спрошу: у нас кто кого за вшивого держит?

П ё т р. Что ж ты так рано садишься? Ножонки дрожат?

П а х а н. (вскакивая) Ты! Кто ты, чтоб так со мной? Ты забываешься! Ты - дитя слюнявое!

П ё т р. Что ты хотел услышать? Я тебя ни слышать,  ни видеть не хотел. И не дожидайся, дитя сопливое, чтоб я опустился до твоего уровня. Твои бритые, жующие тебя пасут? А меня стерегут нормальные парни. Ты отлично понимаешь, что они твоим башку свернут на счёт раз. И не ври, пожалуйста, что у тебя бывшие десантники, я приказал проверить - у тебя одна шпана уголовная. Они тебя продадут и перепродадут вначале с потрохами, а потом без них. У тебя был один парень из наших - Лёха, по кличке Алё-алё. Но он уже вернулся к нам. А рассказать тебе, как он прозвище получил?... Он парень простой, стоял дневальным, звонок. И он вместо того, чтобы сказать: «Дневальный такой-то  по подразделению слушает, - стал говорить: - Алё-алё». А парень в деле был героический. Потом тут его демократы обобрали, кинули, он запил. А вы подобрали.

П а х а н. Вот что, Петя. Петя-петушок. Я думал о тебе лучше.

П ё т р. Ты не лучше думал, а хуже. Ты по себе ровнял. Слушай меня. Если я стану главой администрации, тебе придётся уехать. В лучшем случае. В худшем - для тебя - посажу. Не дёргайся, я знаю, что у тебя в ментуре и в прокуратуре свои люди. Как ты сам понимаешь, мои парни их вычислили. Всех выкину. Заменю на своих.

П а х а н. Ты чего-то раскукарекался. Значит, мне уезжать? Хо! А тебе и уезжать не придётся? Здесь зароем. Здесь! Здесь!

П ё т р. А ты раскудахтался. Ты кому угрожаешь? Да я столько раз смотрел смерти  в глаза, столько видел смертей, что... Да и тебе ли понять, что умереть на родине - радость. Во-первых. Во-вторых, я в Бога верю, всё в его руках, а не в твоих. Не доходит? Не врубаешься, не догоняешь, говоря на твоём языке?

П а х а н. Петя, я не привык повторять то, что сказал. Я надеялся, что имею дело с понятливым офицером и учёным. Я на тебя поставил. И ты не взбрыкивай. Это для тебя плохо кончится. Кровь у тебя не голубая, она прольётся спокойненько. Ну?

П ё т р. Не нукай. Безвинно пролитая кровь есть. Но напрасно пролитой крови нет.

П а х а н. Давай без лозунгов. Ты хочешь добра народу? Городу? Стране? И как ты это мыслишь без меня? Вот ты приходишь во власть. И что, тебя кто-то испугается? Никого ты, кроме уборщицы, не уволишь и не заменишь. Меня! Меня будут бояться. Надо в связке работать. Ты молодой, для тебя область - только аэродром подскока. Я гляжу, я тебя слушаю, мне крутят записи твоих встреч, ты очень наивный. Но - это, честно скажу, твоё преимущество - тебе верят. Это для меня загадка, но тебе верят. Правда, ты должен учесть, и в этом ты тоже повязан, что все шестёрки журналистики, тэвэшники и эстрада куплены мною...

П ё т р. Прости, я бы обошёлся без этого.

П а х а н. Петя, не придуривайся. В наше время победить без денег?

П ё т р . Да, представь.

П а х а н. Вот тебе вопрос: есть сейчас человек, которого нельзя купить?

П ё т р. Ты же меня не купил.

П а х а н. Ну, Петя это западло. Я в тебя вбухал столько, что тебе по гроб не расплатиться.

П ё т р. Ты у кого деньги брал? У того, кто грабил народ? Ты мне внушал: народ меня через тебя поддерживает. Уберём посредника, тебя, и прекрасно победим.

П а х а н (угрожающе) Так?

П ё т р. Так не так, перетакивать не буду.

П а х а н. Я понял, как я тебя уберу. Без шика, по тихому. Мы тебя в дерьме утопим. Не дождёшься героической смерти.

П ё т р. Ты когда на нарах парился, когда тебе шестёрки мясо из баланды таскали, ты тогда осмелел? Ты увидел, что насилие рождает страх? А? Но пора и тебе бояться. Ты - часть сегодняшнего государства. А я - часть России. И ей временно не повезло, что такое государство село ей на шею. Ничего, стряхнём и это. Всё, поговорили. Стрелку забили, стрелку разбили. До чего же мне противно твоим языком говорить. Ты крещёный? Какое твоё имя? Буду тебя в записках о здравии и вразумлении писать. Ведь пока человек жив, он может спастись.

П а х а н. Снова плакаты? Ты понимаешь, что тебя уберут обязательно? Если не я, то спецслужбы, если не наши спецслужбы, то западные. Если не западные, то восточные. Или у тебя соображаловка на нуле? Тебе пора не о России думать, а о своей шкуре.

П ё т р. Ты мне мобильник с похоронным маршем Шопена подарил? Я его переделал. Можешь послушать. Возвращаю на память о кратком знакомстве.

П а х а н. Петя, я думал поговорить с тобой по душам. А ты заставляешь говорить по ушам. Не коси под идиота. Ты знаешь, а не знаешь, узнай, что почти все наши депутаты введены во власть теневыми людьми. Такими, как я. Теневой - не значит плохой. Я люблю Россию не меньше тебя... Хорошо, хорошо, пусть меньше, но люблю. И когда кого-то ставлю во власть...

П ё т р.  Буду тебя поминать в церкви? Вначале о здравии. А потом и...? Ведь крещёный же.

П а х а н. Меня будет кому поминать. А ты ещё побегаешь предо мной на цырлах. Жаль, мобильничек тябя не вразумил.

П ё т р . Ты ещё слова такого - Россия - не знал, плакать по-русски не умел,  я уже был вразумлённым. Руки не подаю. Хотя не исключаю этого в будущем. Всё зависит от тебя. Ты же ПТУ кончил, штукатур - плиточник. Отличная специальность.

                   Уходит.

        Пахан покрутил мобильник, включил. Звучит марш                      «Тореадор». Пахан швыряет мобильник, топчет.

 

           Квартира Ларисы. Она вполоборота смотрит телевизор.

               Не виден, но слышен голос Петра.

 

П ё т р. (голос). Мы в своей стране. Почему надо оглядываться на запад и испуганно ждать, правильно ли мы поступаем. Почему надо доводить людей до нищеты и одновременно прощать миллиардные долги? Например, Ирак. Почему прощены долги? Ах, он не может платить? А кто его сделал неплатёжеспособным? Америка? Пусть она и платит нам за него. Это из внешних проблем. А внутренние ещё проще. Ты приватизировал завод за миллион долларов? А он стоит сто миллионов. Ты продолжай, владей, но за двадцать лет верни долги. Так ставить вопрос юридически грамотно... Ещё: ты вернулся домой с работы, включил телевизор и что: одна чернота, одни запугивания, одна похабщина, одно издевательство над всем святым...

Л а р и с а. (резко и раздражённо выключив телевизор). Он победит! Это дважды два. Он не нуждается в нашей поддержке. Надо что-то делать. Он придёт к власти, он нас слопает. Он патологически честен. Мало того, он ещё и клинически безразличен и к деньгам, и к женщинам.

А д и к. В баню не затащишь, рыбалку не любит. Не пьёт. Как с таким общаться? Я на его встречи с избирателями экстрасенсов запускал. Специалистов по карме и чакре, и чёрной магии - всё вдребезги! Это скала!

Л а р и с а. Карма! Да я вся - сплошная кама-сутра! И даже я, даже я получила у него полный отлуп! Адик, а?

А д и к. Ничего, отомстим. Уже пошли компроматы. Уже напечатано, что он гримируется, особенно пудрит нос и читает стихи: «Ты не бойся, пьяница, носа своего - он ведь с красным знаменем цвета одного».

Л а р и с а. Это сейчас прямой эфир идёт или запись?

А д и к. Запись.

Л а р и с а. Набери его телефон. (Адик набирает, протягивает ей трубку). Пётр Васильевич? Лариса... что вы, для вас без отчества. Сейчас слушала вас. Восхищена, потрясена, открываю вас заново. Вот и дождался народ своего заступника. Не заедете? ... Да что вы, как это по телефону говорить с влюблённой в вас женщиной... Только живьём. ( пропела) Эти глаза непротив... Муж?... Так вытащите его оттуда. Сын без отца растёт, это как? Моя поддержка вам обеспечена. Закон? Пётр Васильич, мы не дети. Что нам законы, нам судьи знакомы... Так заедете, а? Ближе к ночи... (слушает, швыряет трубку) Сволочь какая! «У вас муж в тюрьме, а вы...». Ханжа, солдафон!

К и р а. (входя) Ма, дай денег. Не дашь - буду с пацанами машины угонять, а попадусь - больше заплатишь.

Л а р и с а. Здороваться надо!

К и р а. Некогда. Внизу ждут. Я проигрался.

Л а р и с а. Это твои проблемы.

 К и р а. (упрямо) Мам, дай валюты, а то на иглу подсяду.

Л а р и с а. Вот тебе (показывает кукиш) Это у вас по какому курсу?

К и р а. Потом не говори, что не говорил. (Уходит).

Е в д о к и я. (входя) Чего это парня до слёз довели?

Л а р и с а. Заслужил. А тебе чего, домовладелица?

Е в д о к и я.  Доченька, да разве ж я тебе не родимая маменька? А как мы пели с тобой из репертуара Зыкиной песню Виктора Бокова «Оренбургский пуховый платок»! Я плачу до сих пор всю жизнь. Ларик, дай щекульку, сделаю тебе поцелульку! Ларенька, мне уже ничего не надо, мне уже два метра в длину и метр в ширину.

Л а р и с а. Мать, что с тобой? Что-то ты не в кассу. Серёжка перед камерой тебя озолотил, чего ещё?

Е в д о к и я.  Дочурик, как на духу. Адик, у меня нет от тебя секретов. Я хотела устроить личное счастье, но меня крепко бортанули. Больше ничего не хочу объяснять. А он, вы подумайте, мне: в твои годы о душе пора думать. А ей, жене своей, покойнице, верен даже и сейчас. Меня никто так не любил. Как это понять?

Л а р и с а. Я и понимать ничего не хочу. Адик, звякни самому. Нет, дай сама. (набирает) Милый, ты это куда запропал? Мужа спрятал за решётку, а сам? Как тебе не ай-я-яй? Я жду объяснений... Ну, что ты так грубо? (В сторону) Ничего себе, денёк у меня... Это несерьёзно. Результаты голосования будут под контролем. Ну, купишь одну избирательный участок, ну два... Наблюдателей же будет полно... И их купишь? Орёл. У тебя, что, нефтяная компания? Кстати, дорогой, у Серёжи где-то припрятаны результаты геологических экспедиций. Они бурили... А вот это уже стоит кое-чего... Как ты этого Петра Великого уберёшь? Ты его, я вижу, испугался? Он-то ничего не теряет, ты - всё.

К и р а. (входя в самой примитивной куртке и без сумки). Я говорил, вы не въехали. Вот. Взяли мою фирмовую куртку в счёт долга. И сумку. Сказали, что это ещё половина. Ма, запиши в спортшколу.

Л а р и с а. (в трубку) Прости, перезвоню. (Кире) Вы что, спектакль про бомжей ставите? Свою будущую роль репетируешь?

А д и к. Не переживай, я с ними поговорю.

К и р а. Они счётчик включили.

А д и к. Отключим. Я с ними поговорю.

К и р а. Они сами с вами поговорят. У меня ж больше нет гориллы Гоши.

А д и к. Иди. Делай уроки. (Кира уходит) Ларочка, тут жучков нет, я знаю, Серж проверял. (Евдокии) Мама, я вас так назову. Надо с нашим кандидатом кончать. У меня есть много полезных знакомств и на этот случай. Тридцать капель, и человек готов. И никакое вскрытие ничего не обнаружит.

Е в д о к и я. Ухожу, ухожу! Я ничего не слышала, не видела, ничего никому не скажу. (уходит)

Л а р и с а. (ходит по комнате) И как ты себе это представляешь?

А д и к. Маманя печёт пирожки, в них закапываем капельки, Лена несёт подарок. Именно Лена. Ты же сама знаешь его симпатию.

Л а р и с а. Да, да. Ленку я ему не прощу. Неужели у них что-то было?

А д и к. И не было, и уже не будет. Не допустим.

Л а р и с а. Вообще, может быть, не отравить, а притравить? Пусть живёт, но пусть не действует.

А д и к. Убавим дозу. Я тоже думаю, до трупа не доводить. Тем более, московская ментура ещё по делу Николай Николаича шарит. А у этого кандидата, он же альфовец, фээсбэшник, у него может мохнатая рука в Кремле и на Лубянке есть. Притравить! Отлично сказано.

 

     В дверях появляется Кира. Поцарапан, куртка изорвана.  Босиком.

 

                     Немая сцена.

 

                Аудитория. Аспирантки.

 

Л и  д а н ь. Что скажет Запад Востоку?

Э н д ж е й. То есть, что я скажу тебе?

Л и  д а н ь. То есть да.

Э н д ж е й. То есть о Петре?

Л и  д а н ь. То есть да. Скажу то есть то, что есть - он оказался неуправляем. Или он искусственно и гениально играет...

Э н д ж е й. Искусно. Но неважно. Или что?

Л и  д а н ь. Или... или чувствует непонятную для меня силу.

Э н д ж е й. Я искала аналогии ему в русской истории. Может быть, это Александр Второй или Александр Третий.

Л и  Д а н ь. Скорее Иоанн Третий.

Э н д ж е й. Я так далеко не копала.

Л и  д а н ь. А придётся. Скорее всего, он будущий Александр Невский, когда годы России сочтены.  Она вымирает, гибнет, власти бегут на поклон и западу, и востоку.

Л и  д а н ь. Её разворовывают, криминализируют, развращают...

Э н д ж е й. Кто?

Л и  д а н ь. Только не мы. Нет, подруга, Россия возрождается. Её духовная мощь всегда была сильной. Сейчас усиливается. Я вижу в Петре угрозу, он будет против проникновения востока на запад. Как человек он мне очень симпатичен. Очень. Тут я даже вздохнула. Но... но я представитель своей державы!

Э н д ж е й. То же самое скажу и я, он будет противостоять проникновению запада на восток.

Л и  д а н ь. Это и есть Александр Невский.

Э н д ж е й. То есть мы, обе, и восток, и запад, отказываем Петру в поддержке. Одному ему не выстоять.

Л и  д а н ь. Посмотрим. А вдруг он выдержит? А он выдержит.

Э н д ж е й. Подружка, а что нам друг от друга скрывать?

Л и д а н ь. То есть то, что мы обе из спецслужб? Петр это очень понимает.

Э н д ж е й. И хватит ему понимать. Я уверена, и тебе и мне дадут отмашку - кончать с его карьерой.

 

                                    Подъезд.

 

Л е н а (выходя и сталкиваясь с «Петром», это двойник) Ой! А я к вам. В штаб.

«П ё т р». Хм.

Л е н а. Собственно, если я вас встретила, могу и не идти. Вы к тёте Ларисе?

«П ё т р». Хм (показывает на горло).

Л е н а. Вам передали домашней стряпни. Вот. И в самом деле. Я даже не представляю, когда вы обедаете. Так же можно и желудок испортить.

«П ё т р». (поглощая стряпню) Хм... угу...мда (доедает). Вот спасибо. Пойду сейчас ещё вмажу. Один пирожок на закусь оставлю.

Л е н а. (всмотревшись) Да это же не вы! Ужас. Не вы, сознайтесь!

«П ё т р». Девушка, полумесяцем бровь, не выдавай меня! Меня этот начальник Адольф нанял бывать на встречах, но потом выпер. А я уже втянулся. Где ни покажусь - общий привет. Я же вдобавок, так сказать, если позволите, ещё и выпить люблю, организмус проспиртован. А где мани-мани? Нет в кармане. Вот и приспособился. Встал сегодня с похмелюги, решил сюда пойти, тут Адольф мне встречу назначал.

Л е н а. Но это же очень нехорошо. Так нельзя! У меня есть какие-то деньги, возьмите, только так больше не делайте. Поймите, это же некрасиво. На вас же дети смотрят. Ай! (вскрикивает она, кого-то увидев. Двойник, оглянувшись, тут же исчезает).

П ё т р. (входя) Кто это с вами любезничал? И куда испарился?

Л е н а. Он, он очень на вас похож. И...я даже ему пирожки отдала от бабушки Евдокии.

П ё т р. А-а, дошло! Мне говорили про двойника. Пусть покушает.

Л е н а. А вы обедали сегодня?

П ё т р. Сейчас подумаю... Вчера... вчера точно не обедал, ездил в тепличное хозяйство, потом швейная фабрика, две школы, очень всё было плотно. У меня же сейчас начальник выборного штаба Виктор, помните? Он меня так запрягает, вздохнуть некогда. Да уже недолго осталось, в воскресенье выборы.

Л е н а. Вы не ответили на вопрос об обеде. Вы обедали?

П ё т р. Нет. Молодой - исправлюсь. Но только с вами. Лена, идите к Виктору замом по тылу. Будете заботиться о моём пропитании. Вот только там денег нет никаких. Меня власти и теневые, и такие с довольствия сняли. Вся работа в штабе на общественных началах. Из ваших рук я любое приму. Даже яд.

Л е н а. Что вы! Я... я...(смутилась).

П ё т р. Ах, Лена, сколько же на меня грязи вылито.

Л е н а. Подайте в суд, это же клевета.

П ё т р. Оправдываться противно.

Л е н а. Вам поношение и всяк зол глагол на вас вам во спасение, а им к погибели. А вы просто держИтесь, вот и всё. Держитесь. Мы же все вас поддерживаем.

П ё т р. Идёмте обедать. У меня окошко в полчаса.

 Л е н а. Но вы же к тёте Ларисе шли.

П ё т р. Уже не иду. Я ей просто позвоню. Известие хорошее для неё - Сергея выпускают под подписку о невыезде. (замолчали) Лена... Лена, может, зря я во всё это ввязался. Кругом же, знаете что и кто. Зря, а?

Л е н а. Что вы! На вас столько надежд!

П ё т р. Может, я уже старый, а?

Л е н а. Что вы! Для такой должности - это самое то.

П ё т р. А... для вас? 

Л е н а. Вы же ещё не носите валенки.

П ё т р. Ах, Лена-Леночка, как бы я хотел быть старым дедушкой, да сидеть бы на завалинке, да рассказывать бы внукам сказки.

Л е н а. А много будет внуков?

П ё т р. О, если б это только от меня зависело, тогда бы много. А если бы от вас? Тогда сколько?

Л е н а (засмеялась). Тогда бы ещё больше!

П ё т р. Лена! (целует руки) Да мне сейчас совершенно безразлично, выберут меня или нет.

Л е н а. Внукам не безразлично.

П ё т р. Это да. Знаете, как будут потом читать про наше время? «В конце двадцатого и в начале двадцать первого веков были предприняты очередные попытки покорить Россию силами зла. И в очередной раз эти попытки провалились».

 

                  Забор.  Ревёт явно не один экскаватор.

 

В а с и л и й (архитектору).  Почему ты мне не веришь? Я был один, совсем один, как грузин на кладбище. То песок в подшипники, то горючее солью, а то подсахарю, то крановщику бутылку, то ещё что. Раз мы живём в условиях оккупации, то надо вспомнить партизанские методы. Мы все будем неуловимыми мстителями, пока эта мерзость развратная ползёт в мой город. Как блохи в шубу.

А р х и т е к т о р. Я вас уважаю, но... но ведь это подсудно.

В а с и л и й. Милый, пострадать за народ - это счастье. Вот у меня сын - ведь встал над бруствером, ведь пошёл на врага. Я ему говорю всё время: Петя, держись! Петя, держись!

А р х и т е к т о р. А... а он защитит меня, когда придёт к власти?

В а с и л и й. Твоё дело - дело делать, а там разберёмся... (вдруг) Петя!?

«П ё т р».  Да не Петя я, я с похмелья. Вчера засадил в два заглота два пузыря, еле жив. Ладно ещё закуска была, пирожки. А то бы совсем на ноль помножился. Офонарительно. Я такой проспиртованный, курить боюсь, вспыхну. А похож я, да? Поняли на кого? Голосуйте за истинно народного избранника! Гражданам Отечества - достойную жизнь. Потребительскую корзину... ой, трещит моя бестолковка, кефиру сейчас мне, кефиру! (уходит).

 

                             Квартира Ларисы

Л а р и с а. Как ты думаешь, яд уже подействовал?

А д и к. Непременно. Думаю даже, что исход летальный. Или полный инвалид. Нет, признаюсь тебе, не инвалид он, а уже покойник. Я всё-таки закапал в пирожки по полной программе.

Л а р и с а. А если всё-таки выживет, то что?

А д и к. Ни за что! У него же не лошадиный организм. А если вдруг выживет, из университета выбросим. Ректор у меня вот где (сжал кулак).

Л а р и с а. Может, уже есть сообщение (прибавляет звук в телевизоре).

Г о л о с  Петра. Я очень благодарен всем, кто поверил в меня, кто поддерживал в эти дни и поддержит в день голосования. Вы верите в меня, я верю в Россию. У неё было величайшее прошлое, много раз спасавшее мир. У неё трудное настоящее, но великое будущее...

А д и к. Ларка, это же прямой эфир!

С е р г е й. (появляясь и выключая телевизор) Убью! Ну, Петька, держись! Адик, набери пахана. Лар, я ему отдам карты геологов. Даром! Но чтоб этого (жест в сторону телевизора), чтоб сейчас же, сегодня же, до выборов!

А д и к. Не отвечает, залёг, на дно упал. Или на Канары слинял.

 С е р г е й. Сам убью!

Л а р и с а. Не убьёшь: мы пробовали. (Кричит).  Мать! Где этот предок? Адик, тащи бутылку. Мне водки.

Е в д о к и я. (появляясь) А я пирожков напекла. Будете?

 

                                     Предвыборный штаб.

 

В и к т о р. (Петру) Вот и всё, на сегодня отвоевали. А послезавтра, комбат, держись!

 

П ё т р. Держусь. Помню, дед говорил, держись за землю, трава обманет. Держусь. Я же на родной земле.

В и к т  о р (студентам).  Молодцы! На сегодня последнее задание - снимать плакаты. Успеть до завтра. А то если останутся, и к этому придерутся.

Л е н а. Да, надо успеть. Уже очень много наблюдателей приехало. Даже из-за границы.

В и к т о р. Ничего. Наши тоже будут на всех участках.

Л е н а. Пётр Васильевич, приказываю вам, как зам по тылу, сесть и пообедать. Вместе с нами. И вот вам подарок (достаёт заранее приготовленные валенки). Берегите здоровье.

П ё т р. Эт-то надо отметить! Витя, ребята, кто-нибудь там, в машине ящик с шампанским. Пусть принесут.

В и к т о р. Комбат, а не  рано?

П ё т р. Ничего не рано! Неужели вы не понимаете, что мы уже победили? Дело не в выборах, дело в людях. Я столько видел прекрасных людей, это золото! Россия - душа мира, она бессмертна! Она поднимается любовью. Понимаете, любовью! Это никому не понять, но мы-то понимаем. Любовью! Ах, как же хорошо, что жизни свои мы отдадим России!

 

                        Выходит на авансцену

 

У нас не будет второй жизни, у нас нет запасной родины. Как хорошо, что мы пришли в мир именно в это время, такое трудное для России! Мы выдержим. Мы обязательно выдержим!

          К нему подходят Виктор, Василий, Лена.                 

     

05.02.2005

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Георгий : Re: Петя, держись! (На стыке веков)
2017-10-22 в 03:04

Спаси Господи! Дай Бог, чтобы так и было. Чтобы Матушке нашей России не век это воровское государство на своей шее носить! Русский человек ненависти не имеет, долго терпит, но всякому терпению приходит конец. И этот придет скоро.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме