Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Похищение Европы

Сергей  Попов, Русская народная линия

Конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы» / 25.08.2017


Сочинение на конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы?» …

Памятник

 

А в мыслях неучастие во лжи,

А на душе безмерная печаль...

Попробуй, слово тихое скажи,

Попробуй, соскреби с лица эмаль.

 

Окаменею, но не упаду!

Я обработан новым веществом.

Вот Аполлон, белеющий в саду,

Вот Дискобол, вот Девушка с веслом.

 

Я памятник. Но не себе, а им.

Сегодняшний фальшивый Древний Грек.

Я принял позу и намазал грим,

Но что-то выдает: здесь человек.

 

Обман покоя, твердости обман ...

Здесь человек -  под камнем бьется плоть.

И чуткий к фальши статуй хулиган

Пытается мне руки отколоть.

 

Матрос

 

Матрос пришёл,

Матрос сказал:

«Пойдём со мной, сынок»,

И долго, долго дребезжал

В груди моей звонок.

 

Матрос пришёл,

Матрос сказал:

«Снимай нательный крест -

Священник пьёт, и царь издал

Безбожный манифест!»

 

Матрос пришёл,

Матрос сказал:

«Я Церковь наклоню

И всех торговцев и менял

Оттуда изгоню!»

 

Лежит матрос в земле сырой,

Расстрелянный ЧК,

Он был поэт, он был герой,

Помешанный слегка.

 

Но до сих пор в груди дрожит

Встревоженный звонок,

И кто-то снова говорит:

«Пойдём со мной, сынок».

 

Новый год

 

А где-то в Битце или в Икше

Ребята прочитают Ницше

И заведут свой мотоцикл,

И западный, четырехтактный,

Их повезет на бой контактный...

 

От новогодних фейерверков

Опять всю ночь болит душа,

Чечнёю душу исковеркав,

От хулиганского ножа

Дойти до взрывов на погостах,

Быть может, и не так уж просто,

Но помогает анаша.

Щенки, кого вы убивали

В том неотесанном подвале,

В себе не разглядев врага.

И все решила кочерга...

Который раз в тюрьме забитой

Ты достаешь молитвослов,

Ты, даже матерью забытый,

Добрался до своих основ.

А в тех основах -  доброта,

Но тяжелее всякой пытки

Твои последние попытки

Доподтянуться до креста.

 

***

 

Рушат коптевские бараки...

Ух, сильна ты, баба копра!

Лают коптевские собаки.

Понаехали трактора...

 

А у Красного у Балтийца

Строят сталинские дома.

Здесь же каждый десятый - убийца,

Но какая у нас зима!

 

Я качусь с бесконечной горки...

В Тимирязевском парке народ.

Я сижу у отца на закорках -

Вижу Екатерининский грот.

 

Там Нечаев убил студента

Иванова за просто так.

Значит русским интеллигентам

Захотелось самим в барак.

 

Рушат коптевские бараки!

Ух, сильна ты, баба копра!

Лают коптевские собаки.

Понаехали трактора...

 

Лев

 

Господи, куда его ведешь,

Трезвого, огромного, седого -

В темноте он, кажется, похож

На себя, гусара молодого.

 

Господи, Анафема опять!

Вся семья большая сбита с толку,

Но ему сейчас на всех плевать,

Этому вегетарьянцу-волку.

 

Он один по полю побредет,

Написавший столько славных книжек,

Даже смертью странной не соврет

И смертельной раны не залижет.

 

Большевик

 

Пока не поросли  борщевиком

Колхозные и все другие рынки,

Пройдусь по ним Большим Большевиком,

Сойдя с незабываемой картинки.

 

Глаза мои невыносимо жжёт

Безумие той ненасытной власти,

Которая детей моих сожрёт,

Не подавившись в жадном сладострастье.

 

Они ещё не научились петь

Осанну дружную Живому Богу,

И в этот раз дождь может не успеть

Огню вечнующему преградить дорогу.

 

А я растаю  под таким дождём -

Вся злость моя надолго утолится...

И ржавым, искорёженным ружьём

Напомню внукам, что пора молиться!

                                                        

 

Словами теми же, что отроки в печи

Молитесь за мою больную душу!

Простите все, кого я огорчил,

Чей крепкий сон я поступью нарушил.

Сталин

 

И я запутался совсем,

Я вспомнил Сталина сегодня -

Какой высокий человек,

Такого маленького роста...

Он сходит с одного помоста

И всходит на другой помост.

А там столпились палачи

С игрушечными топорами,

Всезнайки мыльными шарами

Летают, пачкая сюртук...

Да! Перестал он быть марксистом,

И в Адриатику со свистом

Ворвался воздух Крымских гор.

Так почему ж над ним топор

Занес безжалостный очкарик?!

Землей, подвешенной, как шарик,

Играет нехристь голубой...

А ты, рыбак, а ты, ковбой,

Доколе нам терпеть гоморру,

Какую новую «Аврору»

Ведет к нам просвещенный век?!

И я, несчастный человек,

Когда последний вертолет,

О воздух лопасти ломая,

На землю боком упадет,

И, ничего не понимая,

Искать я буду крест рукой,

Тогда, быть может, Стражник Рая,

Перелетая надо мной,

Зачтет мне этот скорбный стих,

Зачтет мне этот стон надежды.

Не про него он, не про них...

Про вас, про нас мой горький стих

О, просвещенные невежды.

 

Похищение Европы

 

В Москве, на площади Киевского вокзала открыт монумент Похищение Европы

                                                                                                   Из газет

 

Когда-нибудь фантазии закончатся,

И перестанем мы ходить в кино,

И нас опять будённовская конница

В прорубленное понесёт окно.

 

Нельзя! Нельзя освобождать Европу!

Европу полагается украсть...

Мычи, как бык! Плыви среди потопа,

Звериную разыгрывая страсть...

 

Кому нужна ты, голая старуха,

На привокзальной площади Москвы?

Клянись! Клянись огнём Святого Духа

Через противотанковые рвы!

 

А впрочем, ладно, не клянись, не надо...

Не жди любовной, розовой зари,

Когда в Париж на площадь Сталинграда

Понурые придут богатыри.

 

"Курск"

 

Слушай, лодка, по переборкам

Я к вам все-таки достучу.

Никаким самым светлым моргам,

Ни священнику, ни врачу,

Ни фельдмаршалу, ни президенту,

Никаким заморским друзьям

Бескозырочек черные ленты,

Души светлые не отдам.

Из московской своей квартиры

Прямо в окна и прямо в пол

Продырявлю огромные дыры,

Чтобы воздух к вам в лёгкие шёл!

 

Пусть помянет Никола Угодник

Всех живущих на самом дне -

Нынче каждый из нас подводник,

Недошедший к своей стране.

 

Ермак

 

Когда Иван Четвёртый Грозный

Стал ханом Золотой Орды,

Почуял Запад знак серьёзный,

Неотвратимый знак беды.

Разрушен Новгород жестоко,

Так ни один монгол не жёг,

Казани с ходу выбив око,

Всё больше любит царь Восток.

 

Уже могучая Литва,

Со страхом справившись едва,

Ему послов с дарами шлёт,

Уже Ермак готов в поход

Куда-то в сторону Пекина,

И кровь Бату и Темучина

Покоя русским не даёт,

И русский крест в тайге встаёт

На радость старицам раскола,

И войско на Сибирь ведёт

Мужик с названьем ледокола.

 

Юра

 

А понедельник - день не мой.

Я повстречался с бомжем Юрой

У нас на Парковой седьмой

И, собственной почти что шкурой

Его накрыв, привёл домой.

 

А Юра - страшный западэнец -

Ещё сказал в конце концов,

Что отомстит, как древний немец,

За поражение отцов.

 

И мы кирнули - я и нищий...

За жизнь. За львовское кладбище.

 

Барбаросса

 

Безумный Фридрих Барбаросса

Опять войной идет на Рим,

Как от огромной папиросы,

Дым черный тянется за ним.

Другое дело, Мартин Лютер:

Достал какой-то новый текст,

И до сих пор Землею крутит

Его руки волшебный жест.

Сгоревший на костре Джордано

Не мог так Землю раскрутить,

Чтоб правоверным христианам

Настолько мысли замутить.

Лежат католики в окопах,

Горит ирландская трава,

А на другом конце Европы

Вздыхает Третий Рим - Москва.

 

В  музее

 

Был освещенный коридор

Уставлен греческой скульптурой,

И палец мраморный в упор

Меня расстреливал культурой,

Но, отступая, я нарвался

На настоящий пулемет -

В соседнем зале выставлялся

Разрушенный немецкий дзот.

 

Перед войной

 

Неподвижны корни праведных

В окруженье сорняков.

Как же ветер слов неправильных

Разделил учеников?

Нам даровано молчание

На пороге у Войны,

Ну а цезарю -  венчание -

Удержание страны.

 

Война

 

На куклу был похож убитый,

На декорацию -  война,

И освещала снег разрытый

Ненастоящая луна.

То был театр такого свойства,

Где зрителям хватало слёз

От безыскусного геройства

Средь бутафории берёз.

 

Капли

 

Все цвета на Земле потемнели,

В океанах утопли лучи,

Только мокрые русские ели

Освещали дорогу в ночи.

 

Вот коснулись простейшие капли

Бесконечной и близкой Луны,

Вот и люди, что зреньем ослабли,

Вдруг прозрели во время Войны.

 

Вот и нам, в окровавленных тряпках

По грязи проползавшим вперёд,

Отразившись в бесчисленных каплях,

Показался единым народ.

 

Родительская Суббота

 

На Родительскую Субботу

Полагается помянуть...

А особенно ту пехоту,

Что внезапно отправилась в путь,

Неотпетую, непрощённую,

В окружении красных снегов,

А особенно некрещёную -

Всю, что нас спасла от врагов.

 

Сорок Мучеников

 

От Севастии до Севастополя

Сорок воинов по морю протопали.

Что Отступник им Юлиан,

А тем более Гудериан?!

Ёлка

 

Яблочко стеклянное.

Ёлка новогодняя.

Сила окаянная,

Сила преисподняя

В нас с тобой прицелилась

Пушками да танками,

А метель метелилась

Валенками, санками.

Ёлка в Лианозове.

Нам всего три годика.

Шуба дедморозова -

Маскхалат Угодника.

 

Музыка

 

Вагнер, Вагнер, что ты понял?

Пил душевное вино...

Аполлон или полоний -

Музыканту все равно!

 

Вагнер, Вагнер, музыканты

Мундштуки вставляют в рот,

Покоряются таланты

Волшебству бесстыжих нот.

 

Вагнер понял всё как надо,

Нибелунгов прочитав,

Пала лишь у Сталинграда

Высота его октав.

 

Песня

 

Русские пьют за победу,

В каком, я не знаю, году -

То ль из Берлина я еду,

Толь из-под Кушки иду.

 

Русские пьют за удачу,

Я ж почему-то молчу -

То ли от счастья я плачу,

То ли от боли кричу.

 

Русские пьют за Россию,

И я подымаю стакан...

«Господи Боже, спаси их» -

Безрукий сказал ветеран.

 

Русские пьют за победу,

В каком, я не знаю, году -

То ль из Берлина я еду,

Толь из-под Кушки иду.

 

Королёв

 

Как представить нам мир невидимый,

Соразмерить с какими чертами,

Что там делается на Проскомидии

За закрытыми Воротами?

 

Пусть останется тайное тайным.

Нужно быть баснословным поэтом,

Чтобы всё, что казалось летальным

Вдруг летательным стало предметом.

 

Новая пустынь

 

Бегство в пустыню - удел космонавта.

Келью свою он несёт в пустоте.

Будет молиться сегодня и завтра,

Будет учиться смотреть в темноте.

 

Столпники, старцы, веригоносцы

Не повидали пустыни такой...

Вот и решили великороссы

Сердцем осваивать космос пустой.

 

Сказка-война

                                    Владимиру Смирнову                                               

 

До чего же красивы колонны,

Уходящие в огненный бой...

Истребителей с песней разгоны,

Дирижаблей веселый конвой.

 

Не спеша подойдут кирасиры -

Кони, как молодые слоны!

До чего же все люди красивы

В предвкушении страшной войны.

 

Вот идут пулеметные роты,

Начинается сказка-война.

Впереди у ковров-самолетов

Ночь, как дерево, сожжена.

 

Миша

 

Напиши за Афган -

Попросил меня Миша.

Но в Афгане я не был

И как напишу я?...

Помню только косую порошу

В переулке московском,

Кажется Банном,

Где на нож посадили приятеля Гошу

Нет, не «духи», не урки,

А так, со двора дружбоганы...

Что сказать про Россию -

Она перед Богом.

Дружбаны эти где-то в году девяностом

На машине разбились. Всмятку.

Видишь, как просто.

Да. Но о чем я?

Просил меня Миша

Написать...

О таком нам известном  далеком Афгане.

Миша,

Осторожнее нужно

Нам думать о странах далеких -

Ведь мы не цыгане...

Слава русским солдатам, не дрогнувшим в брани!

 

Снегири

 

На развалинах Империи

Сядет дудочник-еврей,

Песню грустную затянет -

Песню русских лагерей.

 

Отчего нам так неймётся

Всё крушить и сокрушать,

Отчего нам так поётся

На развалинах опять.

 

Отчего скупое слово

Молчаливых снегирей

Соловьизма удалого

И понятней, и добрей.

 

И духовное дыханье,

Иудейский этот стон

С малороссами коханье

Вызывает в нас сквозь сон.

 

Из тумана заводского

Подымается Москва -

Летом, где-то пол-седьмого

Зажигается глава

 

У Великого Ивана

Надо тьмой других столиц, -

Не сыграть на фортепьяно

Песню русских зимних птиц.

 

Иеремия

Напророчил пророк и заплакал.

Всё сбылось - развалилась страна.

Чем смотреть на кровавую плаху,

Лучше было б прослыть за вруна!

 

И всесильное слово пророка,

И последний крылатый трубач -

Всё для нас, для слепых... а для Бога -

Тот простой человеческий плач.

 

***

 

Воцерковление ума -

Большая русская забота...

То Мавзолей. То Колыма.

То Бранденбургские Ворота!

И здесь и там лежат герои.

Но чем сильнее гром побед,

Тем строже лица у конвоя,

Тем тяжелее ход планет.

А нам не выпало удачи

Кричать: «За Родину, за Ста...».

И проще вроде нет задачи-

К иконе приложить уста.

 

***

 

Там, где город этот бледный

Раскололся на куски,

Там, где всадник этот медный

Зеленеет от тоски,

Где кончается Россия,

Где холодные моря,

Не венчала Византия

Православного царя.

Там, где шпиль Адмиралтейства

Веселей, чем свет лампад,

Ни шедевров, ни злодейства

Не творили наугад.

Есть величие и слава,

Только хочется любви -

Реставрирует держава

Церковь Спаса на Крови.

 

Теракт

 

Мимо солнца

Кусты пролетели,

И автобус как будто просел...

Почему перевернуты ели -

Значит, с неба я к ним прилетел?

Кровь смешалась

Своя и чужая,

Кто-то белый к нам с поля бежит,

И девчонка почти что нагая

На обочине сидя дрожит.

Почему же

Так вольно, так странно,

Словно что-то спустилось с небес,

Повалиться почти бездыханно

И смотреть на нетронутый лес?

 

Дочке Вере

 

Вера, моя Вера,

Кончилось кино...

Левого эсера

Хлопнули давно.

Избы все сгорели,

Все ковбои спят,

И висит на ели

Чей-то автомат.

 

Вера, моя Вера,

Дай мне силы жить,

Снова чувство меры

В сердце мне вложи.

 

Предводительница

 

«Взбранной Воеводе...». Вот так да!

Это что - про Тихую Марию -

Ту, что плача долгие года,

Омывает гордую Россию?!

 

В алтаре священники поют,

Чествуя Воительницу нашу,

Старые и молодые тут

Громогласны, бойки, как на марше.

 

Хопа! Это конский разворот!

Хопа! Голова рогатая в кустах!

И не может устоять народ

На своих настоянных местах!

 

Ты скажи, в какой ещё стране

В алтаре земное и небесное

Так вот собирается к войне,

Где вершится брань противубесная!

«Радуйся, Невесто Неневестная».



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Александр Сорокин : О "Похищении Европы" Сергея Попова
2017-08-28 в 14:05

Объёмная стихотворная подборка Сергея Попова выстроена композиционно и, по-моему, представляет собой маленькую книгу. А в книге должен присутствовать какой-никакой, пусть интуитивный, авторский замысел. Попробуем проникнуть в него.
Весь материал озаглавлен «Похищение Европы», значит, эта тема наиболее важна для автора. В подборке есть стихотворение с одноимённым названием. Проследим сначала за этой линией повествования. В мифологическом плане, добавлю от себя, Россия здесь выступает скорее в образе Медведя, чем античного Быка (Зевс). «Похищение» Европы, неразделённая любовь к ней длятся ни много ни мало с петровских времён. Русское сознание любовно впитывало европейскую культуру, многие её завоевания принимая как нечто родное, своё, чего не скажешь об узком, перегородочном западном сознании, особо остро проявившемся в нынешнее время. По этому поводу вспоминается строфа Юрия Кузнецова:

Только русская память легка мне
И полна как водой решето.
Но чужие священные камни,
Кроме нас, не оплачет никто…

И чем же всегда отвечала вначале стройная и молодая, а теперь уже «голая старуха»? Недоверием, неприятием, злобой, ожесточением против православной веры, агрессией. Необдуманно шла войной на нас. И осаживать её приходилось, давая отпор, с недовольством растревоженного медведя разгоняя шведов ли под Полтавой, доходя до Парижа ли, до Берлина – суть одна. B наши дни Запад по-прежнему нас боится и ненавидит, будто всё ждёт, «когда в Париж на площадь Сталинграда понурые придут богатыри». А ведь может и дождаться. Однако Россия не хочет войны (и никогда не хотела).
В стихотворении «Песня» звучит рефрен «русские пьют за победу», то есть за то, чтобы не было войны. Вроде бы парадокс – за то, чтобы её не было, России из века в век приходится вести праведные войны. Тяжесть такой судьбы, её духовная правота отражены в стихотворениях «Перед войной», «Родительская Суббота», «Музыка». А спасение народа от внешних и внутренних угроз автор прозревает в ЕДИНСТВЕ или, говоря церковным языком, в СОБОРНОСТИ. Войны и трудности мирной жизни духовно закалили и сплотили народ. После Великой Отечественной единство это существует уже на генном уровне:

Вот и нам, в окровавленных тряпках
По грязи проползавшим вперёд,
Отразившись в бесчисленных каплях,
Показался единым народ. («Капли»)

Ещё одна сюжетная линия открывается первым по счёту стихотворением «Памятник». Название, обязывающее ко многому. Кому же поставил памятник Сергей Попов? «Я памятник, но не себе, а им». Так кому же? Вот в современном исполнении парковые статуи Дискобола и Аполлона – образцы поддельной античности. Вот «Девушка с веслом» – яркий пример массовой культуры соцреализма. Под внешностью этих изваяний скрываются фальшь, ложные представления о прекрасном, попросту говоря, безвкусие. И чуткий к подделкам хулиган, пусть и по-хулигански, старается добраться до скрытого под наслоениями лжи ЧЕЛОВЕКА. Поиск такого человека, пусть исковеркованного жизнью, заблуждающегося, но не потерянного для Бога, в разных вариациях продолжается у автора в таких стихотворениях, как «Новый год», «Рушат коптевские бараки…», «Миша». Автор даже надеется «похитить» у Европы упёртого западенца Юру в одноимённом стихотворении.
Ещё одну тему намечает стихотворение «Матрос». Ровно сто лет прошло со времени русской революции, но события тех дней до сих пор аукаются нам. Матрос – символ безбожной веры в справедливость, замешанной на свержении старых основ бытия путём насилия. Он свято верит в будущий коммунистический рай :

Матрос пришёл,
Матрос сказал:
«Я Церковь наклоню
И всех торговцев и менял
Оттуда изгоню!»

И его бунтарский призыв «пойдём со мной, сынок» до сих пор витает в воздухе, и крупица этого матроса, будем честны перед собой, потаённо живёт в каждом из нас. И не случайно «Матросу» своеобразно отвечает стихотворение «Большевик», призывающее к изживанию тёмных сторон прошлого через покаяние: «И ржавым, искорёженным ружьём / Напомню внукам, что пора молиться!» В этом же ряду, как мне кажется, стоит стихотворение «Сталин».
Конечно, сухой схемой не исчерпать всех сюжетных ручейков, тем более, что поэзия воспринимается в первую очередь сердцем, а не умом. И в чём её преимущество перед публицистикой или чисто политическим текстом, так это в том, что она заставляет читателя сначала с доверием пережить написанное, а потом уже свободно осмыслить пережитое. То есть она зовёт к сотворчеству с автором, расширяя читательское сознание. Поэтому в подлинном стихотворении всегда присутствует тайна, заключающая в себе нечто большее, чем составляющие его строки. Взять хотя бы стихотворения «Королёв», «Новая пустынь» или «Сказка-война». О чём они? Вроде бы довольно ясно. Но за чередой истолкований всё равно останется нечто, что ускользает, что каждый по-своему почувствует и осмыслит в зависимости от своего жизненного опыта. Сам автор чувствует эту тайну и намекает о ней в стихотворении «Королёв».

Пусть останется тайное тайным.
Нужно быть баснословным поэтом,
Чтобы всё, что казалось летальным,
Вдруг летательным стало предметом.

Применительно к этому же разговору, стихотворение «Курск» (посвящённое затонувшей подлодке) гораздо шире по смыслу, чем то трагическое событие, на которое опирается автор. Сами поразмыслите, что означает его концовка:

Пусть помянет Никола Угодник
Всех живущих на самом дне –
Нынче каждый из нас подводник,
Не дошедший к своей стране.

И «Теракт» позволяет взглянуть несколько иначе на бесчеловечное действие, виновники которого не могут быть оправданы ни на земле, ни на небе. Как ни странно, это стихотворение, при всём ужасе содеянного, вызывает не ненависть и желание мести, а скорее, звучит утешительно для жертв и их близких, приоткрывая картину необъяснимого умом, высшего милосердия. А стихотворение «Снегири» укрепило мою уверенность, что с развалом советской империи русский мир, несмотря на происки и удалые речи его противников, не разрушен и строится на новых основах. Но по-прежнему «скупое слово молчаливых снегирей соловьизма удалого и понятней, и добрей»:

Из тумана заводского
Подымается Москва –
Летом, где-то пол-седьмого
Зажигается глава

У Великого Ивана
Надо тьмой других столиц, –
Не сыграть на фортепьяно
Песню русских зимних птиц.

Да, не сыграть. Мы другие и у нас свой путь, и с этого пути нас никто не столкнёт. «Вагнер понял всё как надо, / Нибелунгов прочитав. / Пала лишь у Сталинграда / Высота его октав», – пишет Попов в стихотворении «Музыка». Ибо суть русского мира неизменна – это мир православный со времён Владимира Святого. Душа и плоть его – милосердие и отвага. Щит – молитва. Любовь – копьё в духовной брани. Эти мысли подсказаны мне заключительными стихами Сергея Попова «Иеремия», «Воцерковление ума…», «Там, где город этот бледный…», «Предводительница». И последняя строфа «Предводительницы» звучит как заключительный, обобщающий аккорд ко всей подборке:

Ты скажи, в какой ещё стране
В алтаре земное и небесное
Так вот собирается к войне,
Где вершится брань противубесная!
«Радуйся, Невесто Неневестная».

Вот таким образом состоялось моё сотворчество с автором «Похищения Европы». Естественно, я не претендую на всеохватность материала. Конечно же, будут и другие мнения по поводу представленного труда. Но, думаю, мой отзыв вызовет дополнительный интерес к поэту, стихи которого я ставлю высоко среди его талантливых собратьев по перу.

Александр Сорокин
1. Александр Сорокин : О "Похищении Европы" Сергея Попова
2017-08-28 в 13:53

Уважаемые читатели! Вы можете ознакомиться с моим отзывом на подборку стихотворений Сергея Попова, перейдя по следующей ссылке:
https://vk.com/id120377061

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме