Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Россия может и должна победить революцию

Александр  Зеленцов, Русская народная линия

Конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы» / 23.08.2017


Сочинение на конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы?» …

 Онтология Божественного мироустройства и метафизика революционного хаоса

Революция ни в коем случае не есть дело христианское и человеческое и ни при каких обстоятельствах не может быть оправдана. Однако, именно революции принадлежит мрачная заслуга поставить перед человечеством вообще, перед христианским вероучением в частности, а перед православной Россией в особенности ряд фундаментальных проблем, от решения которых зависит многое в исторической судьбе, как христианских церквей, так и всего человечества. Конечно, нельзя сказать, чтобы революции сделали какое-то неожиданное открытие, о котором до них или без них не знало бы человечество, но не пережив революционной болезни оно не имело бы ясного представления о пределах, чтобы не сказать, о беспредельности, мирового зла.

Между тем, чем большими ресурсами и возможностями овладевает человечество, тем более гибельные последствия имеет для него социальный хаос, а революции это сознательно и злонамеренно создаваемый хаос внутри общества. Существует очевидный предел, за которым этот хаос безвозвратно погружает общество в бездну небытия и если народы мира не сумеют остановить на этом пределе раковую опухоль революции она пожрет их в своей геене.

Смысл слова «революция», как впрочем смысл любого слова человеческого языка может существенно меняться в зависимости от контекста, в котором его употребляют. Здесь мы говорим о революции, как о насильственном - методами террора и вооруженного гражданского противостояния - разрушении социально-политического строя данного общества (страны). Говоря о революции, мы говорим именно о разрушении государственного, политического и социального строя, ибо ни одна революция своими собственными методами и средствами никогда и нигде не созидала и не могла созидать на месте возбужденного ею хаоса нечто новое и тем более нечто лучшее, чем то, что ею было разрушено.

Пусть кто-нибудь приведет в пример хотя бы одну революцию, которая, во-первых, была бы вдохновлена духовно здоровыми силами данной страны, а не была бы спровоцирована извне, во-вторых, опиралась бы на традиционные институты страны и ту часть народа, которая является ее жизненной основой, а не на маргинально-преступные ее элементы, в-третьих, какая революция ставила перед собою задачу нравственного и социального оздоровления общества и, наконец, в-четвертых, результаты какой революции не разочаровали бы как переживший ее народ, так и самих революционеров? Какое общество, рано или поздно, не исправляло бы раны и зло революции неизбежной реставрацией?

Но, быть может, главным доказательством того, что революции это всегда безусловное зло для общества является тот непреложный факт, что следствием любой революции является не просто нравственная деградация общества, но установление культа безнравственных ценностей и торжество самых низменных человеческих инстинктов, так что, в конечном счете, все революции выводят на арену истории тот человеческий тип, который в евангельском учении назван человеком греха.

Все эти обстоятельства и особенно последнее из них с неподражаемым цинизмом и откровенностью проявились в русских революциях двадцатого столетия. Русский философ размышляя о том, что следует предпринять русскому народу после того, когда будет потушен революционный пожар и знамена ее будут лежать в пыли, важнейшей и труднейшей задачей считал не восстановление разрушенного хозяйства, не защиту рубежей и не строительство храмов или жилья, а поиск людей, не уничтоженных революционными десятилетиями, не растленных ими и способных с пониманием истинного смысла бытия человеческого благочестиво служить его возрождению.

«Нам не дано предвидеть грядущего хода событий. Мы не знаем, когда и в каком порядке будет прекращена коммунистическая революция в России. Но мы знаем и понимаем, в чем будет состоять основная задача русского национального спасения и строительства после революции; она будет состоять в выделении кверху лучших людей, - людей, преданных России, национально чувствующих, государственно мыслящих, волевых, идейно-творческих, несущих народу не месть и не распад, а дух освобождения, справедливости и сверхклассового единения. Если отбор этих новых русских людей удастся и совершится быстро, то Россия восстановится и возродится в течение нескольких лет; если же нет, - то Россия перейдет из революционных бедствий в долгий период послереволюционной деморализации, всяческого распада и международной зависимости». (И.А.Ильин. Основная задача грядущей России.) Увы, история подтвердила худшие предположения мыслителя.

По плодам узнается древо. Главным результатом революционного века в России стало уничтожение большей части ее коренных сословий и лучшей части ее населения. Через сто лет после Октябрьской Революции в России практически нет более ее коренной национальной основы: нет более крестьянства, составлявшего до 90 % ее населения, хранившего в продолжении долгих столетий ее нравственные и духовные ценности, кормившего всю страну и охранявшего ее бесчисленных посягательств врагов. Нет более многочисленного класса ремесленников, хранившего и передававшего из поколения в поколение секреты тысячи жизненно необходимых ремесел, Почти прервалась непрерывная связь духовных сословий с традицией святости и бескорыстного апостольского служения Истине. Физически уничтожен Катехон Христианского мира в лице Православной государственности. Если не уничтожена, то обессилена духовная элита Русского мира...

Таковы плоды Революции.

Революция предполагает насильственное изменение строя жизни, ее смысла и ценностей, но добиться этого невозможно не уничтожив носителей этих ценностей, этого смысла и этого строя. Никакая благочестивая сила и власть не может ставить перед собою подобной задачи, потому что коренное разрушение и изменение жизненного порядка представляет собою высокомерное посягательство на мир, который предшествовал появлению на свет любого революционера, любого человека, на мир, который, следовательно, старше любого человека, на мир, который освящен временем и отеческими святынями.

Посягательство на эти святыни во всех религиях и культурах считается святотатством. На этом пиитете перед отеческими святынями и храмами держится мир, любое, даже только мысленное непочтение к ним почитается хамским грехом и подлежит всеобщему проклятию. Только безбожный дух, подлое и падшее человеческое существо может поднять руку на ту жизнь, которая родила, вскормила и благословила его жить в этом мире.

Незабываемый урок хамского, злочестивого и безблагодатного отношения к прошлому, к Традиции, к опытам и знаниям прошлых времен был дан человечеству коммунистическим учением и прежде всего, марксизмом. Сам автор этого учения с какой-то осатанелой ненавистью относился ко всему, что освящено временем и вечностью.

Маркс был одним из самых ярких представителей того странного безбожного не имеющего своей родины племени, которое носит по белу свету без корней и истоков, будто перекати поле, и оно люто ненавидит всех тех, кто земными корнями прирос к своей земной родине, а своими духовными корнями тянется к небу и к Богу. «Традиции мертвых поколений тяготеют вроде кошмара над умами живых» - эти слова мог сказать только манкурт, чья генетическая духовная память подверглась глубинному и деструктивному изменению. Они принадлежат К.Марксу и точно отражают весь пафос его учения.

Да, прошлое тяготеет над умами людей и не всегда его память благотворна для них, но не человеку, по крайней мере, пока он сам заключен узами земли, дано право судить свое прошлое. Он дитя этого прошлого, наследник и носитель его святынь и пороков, его мудрости и безумия. Всем, что он имеет он обязан этому прошлому, как он может бросить камень в свое родовое древо, как он может осквернить его не осквернив при этом свою совесть и свою душу? На прошлом можно учиться, можно брать на вооружение его опыт, отвергать его заблуждения и очищать свою жизнь от его пороков, но только при одном абсолютном условии: при глубочайшем сыновнем почтении к тем, кто жил в нем и благодаря кому мы есть.

Благодарность есть высший закон в отношениях между поколениями. Это единственная плата, которую прошлое ждет от будущего за свои труды, жертвы и боль. Там, где нарушается этот закон прерывается связь поколений, там прошлое и настоящее перестают служить будущему.

Не удивительно, что плодом этого учения стал революционный коллапс большей части человечества. Трудно судить о том, хотели ли Маркс и его последователи отомстить миру за свое нравственное уродство или они искренне думали, что таким образом служат миру к его благу, но они добились того, что целые народы, словно обезумевшее стадо бросились разрушать до основания тысячелетиями создаваемое здание своего бытия. Таково наказание человечеству за его непочтение к своим историческим корням и Традициям.

Человек с не разрушенным нравственным существом и живою душою просто не может поднять руку на мир своих отцов и дедов. Прежде чем решиться что-нибудь изменить в его устройстве, он тысячу раз спросит об этом их самих и решится сделать какие-либо изменения, только убедившись, что тем самым не причиняет насилия их чувству, их разуму и их вере, а главное, что этим он не причинит вреда сущности самой жизни. И это не сентиментальное благочестие это сущностное условие жизни вообще.

Жизнь, любая жизнь во Вселенной, сохраняется и продолжается в последующих поколениях благодаря тому, что каждое следующее поколение с священным трепетом относится к сохранению ее генотипа и сущностных свойств. Любое насильственное разрушение жизненного строя что-то необратимо уничтожает в ее естестве, уродует и оскверняет ее природу. И тем самым задерживает надолго его естественное развитие.

Добродетель поэтому никогда не насилует жизнь, даже когда видит очевидное зло и непотребство, но вносит улучшающие жизнь изменения тем же образом, как добродетельный и опытный врач врачует больного, свято следуя заповеди: не навреди.

Бог никогда не действует принудительно ни по отношению к природе, ни по отношению к человеку. Он терпеливо ожидает их свободного созревания, а когда они заблуждаются их свободного покаяния и исправления. Именно по этой причине Христианское Учение, следуя Евангельскому Духу, не только не относилось одобрительно к любым насильственным формам социального действия, а беспощадно и бескомпромиссно изобличало их зло, и именно за это революционеры всех мастей и направлений так люто ненавидели и ненавидят любую Христианскую Церковь, в которой теплится Дух Христа.

Христос, отняв меч у Петра и залечив нанесенную им рану римскому воину, пришедшему Его арестовать, навсегда положил предел праведному гневу благоразумного и благочестивого человека. Ибо по закону Вечности, каждый поднявший меч от меча и погибнет. Урок данный Петру и через Петра не имеет того смысла, что человек вообще не может никогда защищать свое отечество, свой дом и себя самого, ибо Христос слишком хорошо знал, в каком мире живут люди. В другом месте Им было сказано: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 34); «Тогда Он сказал им: но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч» (Лк. 36).

Однако, одно дело защищать свою жизнь и жизнь тех, кто тебе дорог от двуногих хищников и совсем другое дело преобразовывать этот мир к лучшему. Христос, без малейшей возможности иного толкования этого урока, говорит нам: тот, кто хочет изменить этот мир к лучшему, кто призывает его к иному более высокому смыслу и к иному более высокому образу бытия, тот не имеет права поднять на него свой меч.

Только собственной жертвою и добровольным согласием другого человека и мира в целом преобразователь мира имеет право его улучшать. Возможно ли улучшить мир таким образом?

Все лучшее, что создано человечеством за его противоречивую и мучительную историю создано жертвенным служением, свободным творчеством и терпением благочестия, все злое, что разъедает его душу и уродует его жизненную организацию - это следы насилия и злоумышленного растления. Так что вопрос не в том, имеет ли революция моральное оправдание, вопрос в том, чего на самом деле хотят те, кто готовят и творят революции?

Иначе витийствует злой дух революции. Развязно разглагольствуя о свободе, он совершает тотальное насилие над всем, на что распространяется его власть и сила. Ужас и смерть следуют за революцией, она разрушает до основания существующий порядок вещей, но когда народ, совращенный ею, достигает этого основания, то разверзается бездна небытия. Революция всегда и всюду есть абсолютное злодеяние, на которое способна лишь злочестивая воля и власть.

Ее лжеблагонамеренный пафос, якобы неутолимая жажда правды и справедливости и показное болезнование об обездоленном человечестве есть наиподлейшая из всех возможных форм лжи, поскольку она сознательно спекулирует на этих самых сокровенных и святых человеческих чувствах. Она делает это сознательно, расчетливо и цинично. Революция это пиршество дьявола, его торжество и его победа. Пока это не будет человечеством понято и прочувствовано до конца революция не может быть изжита, рецидивы ее будут угрожать этому миру.

Искать оправдание революции это все равно, что искать оправдание холере, чуме или злокачественной опухоли. С нею надо бороться, как со смертельной болезнью, не оставляя ей ни малейшего шанса на успех. Однако, важно при этом понимать следующее: излечить общество от революции средствами ответного насилия невозможно, более того, сами эти средства могут нанести вред общественному организму соотносимый с тем вредом, который приносит революция.

Надо изучать природу революции, ее механизмы, технологии, способы и средства и бороться с нею, во-первых, отсекая ее корневую систему, которая, как правило, гнездится за пределами государственных границ своих жертв, во-вторых, оздоровляя и вовлекая в общественную национальную жизнь те ослабленные, больные и отчужденные слои населения и отдельных граждан, которые являются объектом воздействия и питательной средой революции. В-третьих и это самое важное, успех в борьбе с революцией может быть достигнут только тогда, когда из-под ее ног будет выбит ее основной аргумент - какое бы то ни было основание для обвинений общественной иерархии, то есть элиты общества, в узурпации власти, в нечестии, в ненадлежащем исполнении ею своего общественного и духовного долга, а для этого элита общества должна состоять действительно из лучших и не просто из лучших, а из глубоко добропорядочных и благочестивых людей. Элита общества должна быть выше любых возможных сомнений и подозрений в ее честности, добропорядочности и верности своему народу. Это является самой верной, самой надежной и совершенно достаточной гарантией от революционной демагогии, от ее провокаций и искушений.

Общество, живущее здоровой, благочестивой жизнью, управляемое и возглавляемое сословием благородных и мудрых служителей добродетели, знающее свою историческую задачу, трезво оценивающее свои жизненные обстоятельства и терпеливо работающее на своем жизненном поле никогда не станет жертвою революционного вируса. Его светлая, активная и жизнедеятельная внутренняя среда будет действовать на этот вирус эффективней, чем антибиотики действуют на болезнетворные микробы.

В то же время, надо сказать, что никакие болезни общества, никакие пороки его элиты и иерархии не могут служить оправданием революции и не дают ей право безнаказанно действовать, потому что по самой своей природе и сущности революция это не врачевание. Революционеры не только не имеют своею целью исправление общественных пороков и их лечение, напротив, они провоцирует, распространяет и умножает эти пороки, чтобы ими же оправдать свое право на потрясения и перестройку общественной жизни, но получив или узурпировав это право они тут же начинают свою настоящую работу - уничтожение данного общества и насаждение на его месте иного - по своему образу и подобию устроенного общественного организма, в котором народу отводится униженное и рабское положение.

Общественный идеал революции это мир беснующихся "сверхчеловеков", которые, презрев Правду и Истину, желают властвовать над миром в качестве его господ или даже его богов.

В истории этот «идеал» еще никогда не был достигнут мрачными ангелами революции, но князь мира сего настойчиво движется к этой своей цели. И он давно бы достиг этой цели, если бы на каждом шагу он не спотыкался о благочестие воспитанных в духовной традиции религиозных людей. Даже многие из тех, кто по помрачению души встает на путь революции, не редко освобождаются от ее дурмана. По иронии судьбы, часто даже активные деятели революции настолько увлекались пафосом критики общественных пороков и демагогическим пафосом строительства "лучшего мира", что сами начинали верить в его ложный пафос. По ограниченности ума и знания, а главное, по причине своей сознательной вражды с Богом, они становились одержимы желанием этот мир построить на иных - не Божьих началах.

Революция в России дала этому удивительно яркий и парадоксальный пример. Конечно, большинство ее вождей и теоретиков не заблуждалось на счет ее истинных целей и намерений, они "добросовестно" служили своим господам, но были и такие, которые искренне поверили революционной фразеологии.

Среди таких наивных революционеров были и великаны воли, как например, Иосиф Виссарионович Джугашвили, он же Сталин. Этот человек, судя по всему, искренне верил, что евангелие от Маркса заключает в себе более истинную Правду, чем Евангелие от Христа. В этом состояла его собственная жизненная трагедия, но по этой-то самой иронии судьбы наивность Сталина и превратила его в могильщика революции. Бывший семинарист искренне желал построить новый мир на более прочном основании, чем его учили в семинарии, он полюбил этот «новый» вычитанный у пророков революции и им строимый мир, но именно поэтому он не мог не увидеть подлинную подлую и коварную цель своих лукавых однопартийцев.

Можно лишь догадываться какими душевными разочарованиями и муками, открытиями и сомнениями, вдохновением и унынием была исполнена его жизнь, но горькая правда состоит в том, что и он сам строил свой общественный рай на песке, которому невозможно было устоять в жизненных бурях. Его дом был не прочен, потому что построен он был без Бога и Истины. Поверженная Сталиным революция взяла реванш, как только язвы нового им созданного мироустройства стали проявляться с неотвратимой неизбежностью.

Так называемая Перестройка была реваншем и местью остатков тех самых сил, которые делали революцию 1917-го года и выжили в сталинской мясорубке. И вот сегодня Россия стоит перед сфинксом «с древнею загадкой»: доверить свою судьбу воскресшим бесам революции...; найти для них нового Сталина; или... снять пелену с глаз и вернуться к своим духовным истокам, против которых как раз и направлено жало революции?

А жало это определенно направлено против христианских истоков России, причем, до такой степени откровенно и зло, что нынешние революционеры, так же, как революционеры прошлого не могут скрыть этого. Даже рациональная осторожность не может удержать их от выражения этой своей ненависти, они буквально дышат ею в адрес всего, что хоть сколько-нибудь может служить оплотом тысячелетней традиции России, Самою ненавистною в их глазах является, конечно, Русская Православная Церковь, но они также ненавидят Русскую культуру и Русский народ, потому что они все еще живы и, вопреки всему, как были, так и остались православно-христианскими. Они по-прежнему ненавидели бы и Русское самодержавие, не будь вполне уверены, что оно является историческим трупом, поэтому так "умилительны" их хлопоты по скорейшему захоронению праха убитого ими последнего Русского императора, к которому они не умеют и не хотят скрыть своей ненависти.

Следующие слова сказаны Ф.И. Тютчевым, но под ними подписались бы многие: «Прежде всего, Россия - христианская держава, а русский народ является христианским не только вследствие православия своих верований, но и благодаря чему-то еще более задушевному. Он является таковым благодаря той способности к самоотречению и самопожертвованию, которая составляет как бы основу его нравственной природы. Революция же, прежде всего - враг христианства. Антихристианский дух есть душа Революции, ее сущностное, отличительное свойство. Ее последовательно обновляемые формы и лозунги, даже насилия и преступления - все это частности и случайные подробности. А оживляет ее именно антихристианское начало, дающее ей также (нельзя не признать) столь грозную власть над миром. Кто этого не понимает, тот уже в течение шестидесяти лет присутствует на разыгрывающемся в мире спектакле в качестве слепого зрителя» (Ф.И. Тютчев «Россия и революция», 1848 г.).

С тех пор, когда эти слова были написаны прошло много лет мировой истории, но они звучат, как сказанные и написанные только вчера. Социально-политическая оценка революционных потрясений, преобразований и "достижений", которая навязывается общественному мнению и безропотно им принимается, напрочь не хочет замечать того самого главного, что составляет смысл, цель и сущностное содержание всех без исключения революционных программ, всех без исключения революционных партий и реформаторских движений.

Чтобы понять это, достаточно внимательно присмотреться к "святым", героям и творцам революции. Это длинная беснующаяся череда людей, каждый из которых буквально дышит ненавистью к Христу, к Его церкви и к тому народу, который выказывает хоть какие-то признаки своей верности христианскому духу. Уж кто-кто, а Россия удостоилась узнать это не понаслышке.

Однако, для полноты картины к сказанному следует сделать весьма важное добавление: антирелигиозный пафос для революции является не самоцелью, а носит служебный характер. Истинные авторы революций, именно потому, что они все люди безбожные, вполне индифферентны к религиозным "предрассудкам", пока эти предрассудки не мешают им достигать своих, весьма земных, целей. Как римские патриции они готовы мириться, а если потребуется и поддержать любую религиозную секту или движение, пока они не мешают (а лучше - помогают) держать в узде покоренные народы. Их отношение к религии носит такой же утилитарный характер, как к нефти, газу или золоту.

Их неутолимая вражда по отношению к христианству, которая так явно проявляется во всех революциях, именно потому столь беспощадна и зла, что все попытки как-то найти общий язык с последователями христианского учения, то есть "договориться" с ними участвовать в порабощении мира, терпели неудачу. Даже тогда, когда те или иные иерархи христианских конфессий, склонялись сами и склоняли свои церкви в пользу культа, так называемых, общечеловеческих ценностей, то есть культа материального начала в человеке, Дух и Слово Христа разрушали этот союз отступников христианской веры с князем мира сего.

Истина слишком ясно и определенно сформулирована в книгах Нового Завета, она слишком ярко освящена жизнью и мученической смертью исповедников Христа, чтобы позволить безнаказанно искажать себя и пренебрегать ею лукавому духу богоборческого племени. Истина пробивала себе дорогу через все препоны, через все лжеучения и лжепророчества, так что на судьбе христианской церкви вполне оправдались слова Евангелия: «и врата адовы не одолеют ее».

Много найдется тех, кто будут доказывать и не совсем безосновательно, что христианские церкви сами очень часто становились ширмой, за которой совершались величайшие злодеяния и глубочайшее порабощение людей. Они приведут множество тому фактов и по-своему будут правы. Но именно, "по-своему", то есть в угоду своему неодолимому желанию доказать, что и христианство - не свято.

Ответом им может служить следующее рассуждение: пусть они еще раз посмотрят на этот мир, начиная с той поры, которая предшествовала христианской эре и скажут: кто еще, кроме Иисуса Христа, изобличил с такой достоверностью и откровенностью сущностную ложь того мировоззрения и мироустройства, которое исходило и исходит из представления о человеке, как о земной смертной твари, которое утверждает, что порабощение человека человеком это закон бытия данного мира, что право сильного это высшее право на земле, а земное животное благополучие человека это единственная цель его бытия?

Но мало того, что христианство изобличило эту вселенскую ложь, оно напомнило и явило человечеству иную высшую и вечную Правду, согласно которой человек это сын Божий, сотворенный по Его образу и подобию, имеющий обетование вечной жизни и божественного достоинства. Но и этого мало, Христос показал это примером всей Своей жизни, смерти и Воскресения, оставив после Себя учение, учеников и Церковь своих последователей.

Враги христианства говорят, что христиане часто сами грешили против Истины своей веры, что ж это правда, но ведь христиане это такие же люди, как все, они те же вчерашние язычники, ходившие под ярмом идольского права и бывшие жертвами той же дьявольской лжи. Что удивительного, что многие из них на пути в новую жизнь спотыкаются, оглядываются, ослабевают и даже иногда предают своего Учителя и свою веру?

Удивительно то, что они находят в себе силы под тотальным давлением тех же жизненных невзгод, что знакомы всем, находясь под влиянием тех же соблазнов и страхов, падая, снова подниматься и делать свою трудную работу, свидетельствуя о своей надежде и вере.

Разве не благодаря их работе так изменился мир за последние две тысячи лет, вопреки слабости и грехам христиан. Разве сам этот факт не свидетельствует в пользу христианского учения: если, будучи слабы и не беспорочны, его последователи так много сделали на земле, то что они могли бы сделать, будь они сильны и беспорочны, как их Учитель? Хочется сказать: что они еще могут сделать, когда станут верны своему Учителю не только на словах и в молитвах, но в своем сердце и в своей реальной жизни.

Нет не в том причина непримиримой вражды идеологов революции к христианству, что христиане в своем большинстве грешные люди, а в том, что Христианский Дух на сегодняшний день едва ли не единственное препятствие на пути "змея" к возвращению им утраченного, после пришествия Христа, мирового господства.

Конечно, и Мусульманская религия, и Буддизм не приемлют власть "змея", они так же чужды ему по своему духу, но они не представляют для него такой смертельной опасности, потому что не знают его сокровенной тайны и его истинной природы, они не знают, где спрятано его жало. И только христианство знает эту тайну, только оно опирается в своей борьбе на Учение, Основатель которого уже победил "змея", поразив его в самую его главу.

Не все, даже из тех, кто называют себя христианами понимают о чем здесь идет речь, но это хорошо понимает и хорошо знает сам "змей". И этого достаточно, чтобы он главным своим делом считал борьбу с христианством, как с учением и как с церковью. Формой и крайним способом этой борьбы является революция, которая не ставит перед собой безнадежной цели убедить христианскую церковь отвернуться от Христа или перевоспитать ее, она ставит целью разрушить изнутри организованную силу христианских народов и физически уничтожить их вместе с их памятью. Революция это хирургическая операция по удалению из общечеловеческого организма памяти и физической плоти христианства. Все ее приемы и средства должны способствовать достижению этой цели.

Поскольку самым прочным бастионом христианства в конце второго тысячелетия христианской эры оказалась Русская Православная Церковь и Русское царство, то против них и направлены были все консолидированные силы "ветхого змея". Эти силы веками собирались им из отбросов бывших христианских народов Европы, которые были побеждены им ранее русского православия на два-три столетия в результате таких же революций, как и в России.

Цивилизацию западного полушария, какою она является нам сегодня, только с горьким преувеличением можно назвать христианским миром. То, что осталось там собственно христианского уже давно чувствует себя изгоем в тех странах, даже не претендуя на какое-либо право голоса при решении мировых проблем. Религия там давно объявлена и сделалась частным делом каждого человека, она давно не является объединяющим и действующим фактором общества, отдав эту функцию языческим инстинктам и материальным стимулам.

Запад это общество побежденного христианства, а потому оно особенно беспомощно перед силами мирового зла и послушно им. Будучи жертвою революций оно давно стало также их невольным союзником.

Революция по самой своей природе и сущности есть инструмент дезорганизации жизни тех стран и народов, которые рассматриваются в качестве препятствия для утверждения антихристианского царства. Она действует через внедрение "пятой колонны" и, с ее помощью, через организацию беспорядков и хаоса. Никогда и нигде за всю историю человечества не было революций, которые были бы организованы иначе, чем захват Трои. Изменяются тактические и технические детали, но смысл и цель всех революций всегда одна: создать "пятую колонну" внутри государства - противника и с ее помощью ударить его в самое больное место в самый опасный для него час.

Кто все еще пережевывает жвачку о низах, которые "не хотят" и верхах, которые "не могут", пусть с ее помощью ответит на один хотя бы вопрос: допустим, что положение дел в какой-либо стране таково, что "низы" уже не хотят, а, так называемые, 'верхи' уже не могут жить и управлять по-старому, но, даже в этом случае, зачем нужно рушить всю страну, все ее государственное устройство, армию, хозяйство, зачем физически уничтожать ее лучших представителей и культуру?

Если целью является улучшить положение народа и улучшить управление данной страной, то действовать следовало бы прямо противоположным образом. Между тем, все революции всегда и всюду уничтожали все жизнеспособное в той стране, которая оказывалась поражена революционной болезнью. Так поступают не врачи, так поступают только враги, причем, враги смертельные, непримиримые и понимающие, что их цель не может быть достигнута без полного уничтожения противника, а деяния не могут быть прощены, так что в случае поражения революции они сами обречены стать объектом народного гнева.

История революций имеет такой же исторический срок, как и история войн, но только в последние века они приобрели такой гигантский масштаб и получили хорошо развитое, хотя и лукавое "до мозга костей", теоретическое обоснование. Что заставило революционеров, точнее, заказчиков революций возвыситься до квазифилософских и метафизических обобщений? Есть только одно гибельное для всех революций обстоятельство. Именно, учение и победное шествие по земному шару христианства.

Другие религии, помимо христианства, также найдут в своих учениях нечто подобное, но именно Христианство впервые вскрыло и обнаружило всю внутреннюю ложь и неправду тех учений, идеалов и ценностей, которые проповедовали рабство, как естественное и оправданное состояние мира, культивировали животное начало в человеке, в качестве его высшей инстанции, а золотого тельца в качестве общечеловеческого божества.

Этот языческий идеал человечества, получивший свое полное развитие в Римской империи, был не просто отвергнут Христианством - отвергался он и отвергается ныне всей здоровой частью человечества - он был теоретически, духовно и физически опровергнут жизнью, учением, смертью и воскресением Иисуса Христа. Все учение и само явление Христа поставило крест на той лжи, которую тысячелетиями до Него культивировали жрецы "змеиной мудрости" и на том мироздании, которое было возведено человечеством после изгнания из рая в соответствии с этой "мудростью".

Теория мироздания, выросшая из плодов "древа познания добра и зла", утверждала, что вся земная жизнь смертна, а человек, как существо природное, также, безусловно, смертно и для него нет иного пути из этой жизни, кроме как в бездну небытия. Эта теория служила надежным обоснованием того общественного устройства, в котором нет и не может быть иного права, кроме права силы, а у человека нет и не может быть иных целей, кроме как победить себе подобных, ради того, чтобы остаться самому живым и свободным... до смерти.

На этом стоял древний мир, по крайней мере, в период до и во время пришествия Христа, это была религия и жизнь того мира. Можно лишь условно называть этот мир человеческим, так как собственно человеческое начало в нем было уничтожено. Поработить, отнять и убить было в нем совершенно обычным делом, против которого было только одно средство: поработить или убить своего врага и обидчика раньше, чем он это сделает с тобою.

Своими корнями это мироустройство уходит в те библейские времена, о которых повествуется в книге "Бытие". Не обязательно быть богословом, чтобы додумать простую мысль: если библейскому "змею" удалось так "успешно" совратить первую человеческую чету с пути, по которому она шла под водительством и попечением Бога, то неужели же "змей" оставил свои жертвы после того, как Бог изгнал их из рая. Затем они и нужны были "змею", чтобы там за пределами Божьего рая творить с ними иной мир - по его - "змеиным" законам и заповедям.

Чтобы узнать каков этот мир "змея" достаточно посмотреть на землю с высоты птичьего полета. Этот страшный мир также отличается от Божьего мира, как злой плотский дух "змея" от благодатного Духа Божия.

Митрополит Ларион в начале второго тысячелетия так описывает состояние общества в момент его обращения к христианству: «Когда мы были слепы и истинного света не видели, но во лжи идольской блуждали, к тому же были глухи к спасительному учению, помиловал нас Бог, и воссиял в нас свет разума, чтобы познать Его, по пророчеству: "Тогда отверзутся очи слепых и уши глухих услышат". И когда мы претыкались на путях погибели, последуя бесам, и пути, ведущего к жизни, не ведали, к тому же бормотали языками нашими, молясь идолам, а не Богу своему и Творцу, - посетило нас человеколюбие Божие. И уже не последуем бесам, но ясно славим Христа, Бога нашего, по пророчеству: "Тогда вскочит, как олень, хромой, и ясен будет язык гугнивых». И когда мы были подобны зверям и скотам, не разумели, (где) десница, (где) шуйца, и земному прилежали, и нимало о небесном не заботились, послал Господь и нам заповеди, ведущие в Жизнь Вечную, по пророчеству Осии: "И будет в день оный, говорит Господь, завещаю им Завет с птицами небесными и зверьми земными, и скажу не Моему народу: "вы Мой народ", а он скажет Мне: "Ты Господь Бог наш!"» («Слово о Законе и Благодати»).

Такова глубина переворота совершенного Христом в мире "змея". Те, кто рассказывают небылицы о золотом веке языческой древности не дали себе труд даже заглянуть в анналы истории, иначе они не могли бы не знать, как жило древнее общество. Убить человека, вырезать и увести в плен целые города было в том мире делом совершенно обычным, а в обычаях некоторых народов делом героическим и благородным. На охоту за людьми ходили также, как охотники до сих пор охотятся на животных и птиц.

Удивительно ли, что главной и даже единственной заботой "змея" было удержать человека во власти того знания, которое человек вкусил от, так называемого, "древа познания", ибо это знание имело одно, решающее для всех планов "змея", свойство - оно решительно отвращало человека от Бога.

"Древо познания" Библии, что это такое? Это знание получаемое человеком путем самопознания и личного жизненного опыта, оно ограничено этим опытом и потому удерживает человека, лучше и надежнее любых цепей, в порочном круге его природной ограниченности. Чтобы вырваться за пределы своего самознания человеку нужно откуда-то почерпнуть дополнительное знание, но чтобы почерпнуть это сверхзнание он уже должен был бы выйти за пределы своей жизни. Однако оставив Бога, он был лишен возможности возвыситься над собственным опытным пониманием жизни. Путем опытного познания человек способен достичь весьма впечатляющих результатов в своем умственном развитии и в изучении окружающей его природы. На этом пути он вполне может сравниться со своим древним учителем и стать наимудрейшим среди зверей полевых. Но идя этим путем он обречен навсегда остаться в царстве природы, хотя и наимудрейшим - Гомо Сапиенсом, но единосущным с этим миром природы и с ее высшей формой - миром высокоразвитых животных обладающих разумом, к которому как раз и принадлежит Ветхий Змей.

Из этого порочного круга человечество никогда не нашло бы выхода собственными силами и "змей" мог бы спокойно царствовать на земле до скончания ее века. Если бы Бог отрекся от Им сотворенного человека и оставил его Своим милосердием. Но Бог не оставил без своего попечения и заботы человечество и тогда, когда оно от Него отвернулось.

Именно книги Ветхого Завета стали для значительной части человечества лоном и яслями того живительного Слова, которое родилось из них, как новое Солнце рождается из сгустков космических энергий и световых масс. То, что в книгах Ветхого Завета мог разуметь лишь очень внимательный и честный его ученик, в учении Христа сказано просто, прямо и без малейшей возможности кривотолкований. Жизнь и пример Христа осветили этот мир таким ясным светом, а апостолы И.Христа изложили Его проповедь в таких зрелых формулах, что вся земная власть и вся земная мудрость "змея" оказались бессильны противостоять этому свету.

Как узник, приговоренный к смерти, но выпущенный на свободу, который уже не чаял ее увидеть, скорее, сто раз умрет на свободе, чем согласится вернуться обратно в свою темницу, так и те люди, до сознания которых постепенно доходил свет христовой проповеди, готовы были идти на лютую смерть, но не отказаться от рожденной в их сердце надежды.

Часто повторяются, однажды сказанные слова, что на крови мучеников созидается церковь, в них есть святая правда, но даже кровь мучеников не могла бы сама собою победить мрак той жизни, в которой жил древний человек до И.Христа, если бы этот мрак не был рассеян светом, который нисходит свыше. Сам человек, опираясь исключительно на свои природные качества и способности, не может вырваться к истинному свету и потому обречен остаться в худшем и самом безнадежном из всех форм рабства - в рабстве собственного невежества.

Только Свет и Слово, которые нисходят от Источника Вечной Мудрости, могут пробиться через этот мрак. Вот почему христианское учение стало путеводной нитью для человечества и произвело в нем такую работу, масштаб и глубину которой современный человек все еще не может до конца осмыслить, ибо он не может себе представить, каким было человечество до Христа и каким оно осталось бы, если бы Новый Завет не открыл всю правду о человеке.

Это учение стало, по этой причине, смертным приговором всему созданному "змеем" миру, его учению, его власти и, как следствие, ему самому. По мере того, как христианство находило сторонников оно творило новый в корне отличный от ветхого мира свой Христианский мир и хотя этот мир еще не был тем Божьим царством, о котором мечтала и к которому рвалась христианская душа, все-таки это был уже мир, в котором языческим божкам, рабскому быту и лукавому духу жилось крайне неуютно. Те, кто обвыкли в прежние века силою и лукавством добывать свою власть и свое право, вынуждались к тому, чтобы соизмерять и согласовывать свою алчность с заповедями противными их природе и духу, оставаясь даже у власти они чувствовали себя лишенными этой власти, ибо не имели уже возможности распорядиться ею "по древнему обычаю", то есть "по змеиному" обычаю.

Средиземноморье, Европа, Азия, Россия, Америка... в разной степени, в разных обстоятельствах и с разными последствиями становились христианскими или близкими к христианству народами. Свет Божьей Истины преображал мир необратимо. Что мог противопоставить этому тот, кто терял все, быв "князем мира сего" в течение тысяч лет?

Все-таки, не даром он был назван "хитрейшим среди зверей полевых", не смотря на то, что явление Христа нанесло ему смертельную рану, но он еще был жив и способен к сопротивлению. Но уже ни силою ни властью он не мог вернуть себе свое царство. Всеобъемлющему учению Истины и всеосвещающему Ее свету могла противостоять только кромешная тьма всеобъемлющего же лжеучения и всеизвращающей лжи.

Заказчик на это учение был, нашлись и исполнители. Можно без труда проследить этапы становления этого лжеучения, это тем более просто, поскольку дьявольская гордыня этого духа побуждает его к бесконечной саморекламе и самопревозношению. Каждый шаг и каждое "достижение" его на пути к созданию своего "нового" учения он пометил знаменательными вехами и, своего рода, капищами.

Советский период российской истории был как раз ознаменован колоссальной пропагандистской работой этого безбожного духа. В соответствии с его летописями и катехизисами вся история человечества это история становления и развития его - "змея" и им создаваемого мира. При всей фантасмагоричности этих утверждений в них есть изрядная доля извращенной до неузнаваемости правды. Если историю человечества начинать с того периода, когда оно отпало от Древа жизни, то есть от того божественного мира, внутри которого было рождено и сделало свои первые шаги в этом мире, то вся последующая его история действительно прошла под знаком этого "змеиного" учения.

До пришествия И.Христа не было в мире силы и авторитета, которые бы открыто и безусловно поставили своею целью освобождение человечества в целом от власти библейского "змея". Ветхий Завет, конечно, заключал в себе эту возможность, но осознана она была лишь некоторыми из пророков Израиля, сам же Древний Израиль думал лишь о собственной избранности.

Поэтому идеологи революционного преобразования мира и человека по образу и подобию своего вдохновителя - богоборца имели некоторое основание считать этот мир своею епархией, а его историю ими писанной и творимой историей. И это право могло бы стать для них неоспоримым, если бы не И.Христос и его учение. Победить Христа на почве честного и открытого спора у них нет ни малейшей возможности, потому что все их аргументы давно разбиты и неизбежно обращаются против них самих. Только коварством, ложью и тайными кознями они еще могли продлить свое существование. Этим обстоятельством и определились характер, методы и смысл той борьбы, которую ведут с христианством враги человечества. В этой борьбе для них, как говорится, все средства хороши.

Лукавая "мудрость" того безбожного учения, которое постепенно рождалось для противодействия христианству состояла в том, что оно, по мере своего развития и созревания все более повторяло внешние черты и облик своего смертельного врага, то есть христианское вероучение. Мимикрия под это учение стало его главным тайным оружием. Сегодня это уже очевидно для многих, но сто, двести, тем более триста и более лет назад очень не многие понимали это.

На знамени этого учения вдруг оказались написаны слова, которые еще сравнительно недавно вызывали у авторов и заказчиков этого учения изжогу и оторопь: свобода, равенство, братство, справедливость, мир.... Чтобы понять эту метаморфозу необходимо внимательно вчитаться и вдуматься в тот контекст, в котором они эти слова вставили и особенно в практику их реального применения, когда им случалось получить власть над той или иной частью мира.

Одетое в христианские одежды это учение было закамуфлированным под его образы и понятия троянским конем, внутри которого каждое слово и каждый образ несли в себе смертельный яд извращенного смысла и содержания.

К концу девятнадцатого и к началу двадцатого века это лжеучение обрело достаточно зрелую форму, так что ему оказалось под силу помрачить сознание даже такого народа, который тысячу лет до того являл собою пример наиболее последовательной и, как казалось, нерушимой веры в Христианскую Истину, чей мир был огражден крепкой державой и скипетром.

Однако, если проследить перипетии той борьбы, которая исподволь непрерывно разворачивалась между христианством и его духовными противниками на пространствах Европы и России с самого появления христианства на арене мировой истории, то станет вполне понятною причина и природа того тотального поражения, которое потерпел народ, церковь и царство России от злейшего и лукавейшего из всех учений, которые когда-либо прежде знало человечество. Оно постепенно внедрялось в массовое сознание в образах и понятиях, которые не только не вызывали протеста, но казались чуть ли не более христианскими, чем само христианское учение.

Три составных и существенных качества этого учения определили его "успех", во-первых, как было сказано, оно взывало к тем же возвышенным словам и смыслам, что и христианская проповедь, во-вторых, оно с холодным и тонким расчетом пользовалось каждой возможностью, чтобы в самом угнетающем свете показать существующие и не существующие пороки тех сословий, институтов и людей, которые были носителями и хранителями христианской святости, благочестия и вероучения, в третьих, убедив в своих благих намерениях и возбудив негодование против всех христианских институтов, это учение и его последователи, апеллировали к низменным чувствам масс, взывая к суду народа, к его праведному гневу, к восстановлению попранной справедливости, к топору и к революционному переустройству мира на началах той самой квазисправедливости, псевдоравенства и т.д.

К беде неопытность ведет, хочется сказать, глядя на то, с какой слепой доверчивостью массы народа бросались бороться за эти "возвышенные" идеалы, сами не замечая, что очень скоро эти "идеалы" превращали их самих в дикое стадо или стаю хищников беспощадных и смертоносительных, как для мира, так и для самих себя. Осознание этого приходило слишком поздно, так что путь назад оказался страшно долгим, мучительным и кровавым.

Русская революция началась не в 1917 году, а, как минимум, на столетие раньше. После провала кровавой наполеоновской авантюры, когда стало ясно, что лобовая атака на Россию дело или слишком дорогое, или даже безнадежное, так называемая "закулиса" сделала ставку на троянскую технологию, то есть на революцию. Восстание декабристов было первым опытом этой революции. При всей его видимой беспомощности оно оказало огромное влияние на обе противоборствующие стороны. Новый царь Николай Первый извлек хороший урок для себя и только благодаря ему Россия прожила еще почти целое столетие в относительном благоденствии и славе.

Однако, уроки извлекли и генералы революции, они приступили к выработке новой стратегии и к созданию новой армии. Одним из теоретиков этой новой войны с христианством оказался К.Маркс. Этот человек был идеальным исполнителем этой задачи. По своему мировоззрению он был убежденный атеист, поэтому для него не существовало и не могло существовать иного авторитета, кроме авторитета человеческого разума, а это и был тот самый вирус, который некогда привил человеку библейский "змей".

"Древо познания" было для Маркса единственным источником и формой познания, но при этом он был еще и евреем, философски отрекшимся от того Знания, которое его народ выстрадал и выносил в тысячелетней борьбе и как бы в компенсацию за это предательство, он тем более солидаризовался с теми своими соплеменниками, которые ненавидели Христа и Его наследие.

Второе "достижение" Маркса было то, что он умело перенес древнюю формулу поработителей "разделяй и властвуй" для задач и условий революционной борьбы. Его учение о классовой борьбе было "гениальным" тактическим приемом, но мало этого, он понял и то, кто может оказаться запалом для начала этой борьбы - тот класс, который по своему положению был достаточно деморализован и бездуховен, чтобы взорвать мир любой страны, где этот класс уже народился.

Учение о пролетариате, как гегемоне революции, это такое же гениальное открытие, как изобретение Троянского коня.

Но самое главное и самое разрушительное оружие Маркса было то, что он был совершенно искренен в своей ненависти к христианству, так же, как и к капитализму. Это был восставший пророк Израиля, с тем только отличием от древних пророков, что он не верил в Бога Авраама и Иакова, он был искренним и последовательным учеником библейского "змея", Адам в его глазах был только нашкодившим школяром.

Маркс истово и самоотверженно уверовал в философию "змея", он искренне полагал, что именно в познании, которое сам человек предпримет и в том знании, которое он сам добудет, иначе говоря, в плодах "древа познания добра и зла" откроется ему вся правда и истина бытия: "И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло" (Быт. 1: 4-5).

В этой заповеди "змея" вся вера, вся философия и весь смысл учения самого К.Маркса.

Он слепо уверовал в эту заповедь и слепо боролся за ее торжество. Понимал ли он до конца, с Кем он боролся всю свою жизнь? Как бы там ни было, но "змей" нашел в лице К.Маркса, своего великого пророка, которому удалось совратить миллионы на борьбу за "освобождение" от "религиозного дурмана", "социального неравенства", за свободу от всех и всяческих обязательств перед любым авторитетом и любою силою, кроме силы и авторитета себя самого.

Когда это учение было сформулировано, уже делом техники являлось применить его на практике. Нужны были только деньги и партии, причем, партии легко появлялись там, где находились деньги, единственная трудность была в том, чтобы подготовить тысячи самоотверженных исполнителей и беспощадных вождей. Это было делом времени.

Можно сколько угодно дивиться и возмущаться тем, с каким легкомыслием христианские народы соблазнялись этим учением, которое так разительно и откровенно проповедовало антихристианские ценности, но что проку в этих бесплодных вопрошаниях, разве это более удивительно, чем то что Адам и Ева, которые жили в раю, где Сам Господь Бог рядом с ними отдыхал "в прохладе дня", где они могли говорить с Ним и получать от Него уроки жизни, тем не менее, соблазнились обещаниями и наветами "змея"? Очевидно, есть нечто в природе человеческой, что сродни природе "змея" и это земное человеческое начало побеждает, пока не выработается в сознании человека иммунитет против "змеиного" яда.

Человечество еще слишком по-детски наивно, духовно невежественно и греховно, чтобы противостоять лукавству и плоской "простоте" этого учения. Значит ему невозможно было избежать заболеть этой болезнью. Оно должно было ею переболеть.

Важным этапом на пути к апофеозу Русской революции, который наступил в 1917-ом году, были реформы Александра Второго. Будь эти реформы вдохновлены христианским духом и мудростью, они имели бы совершенно иной смысл и иную историю, но их провоцировали, торопили и навязывали наследники декабристов. Реформы ими изначально замышлялись, как способ и повод создания социального хаоса. И хаос не заставил себя долго ждать.

После физического освобождения крестьян "сверху" царскою волею духовно слабая русская элита пуще смерти боялась духовной свободы, будто стремясь компенсировать потери от царских вольностей.

Наказание не замедлило и вместо страшной для них Свободы духовной, грянула Свобода бездуховная, на столетие похоронившая все мечты, все надежды и все "освобожденное" тело империи. Октябрьская революция стала закономерным завершением столетней работы той революционной заразы, которую занесли на российскую почву ветры европейских революций, но что самое удивительное она поразила в первую очередь не малограмотный рабочий класс и такое же малограмотное крестьянство, а как раз просвещенные сословия общества и, прежде всего, его высшие сословия.

Причина этого должна быть уже понятна, ведь революция принеслась к нам на крыльях просветительских идей, которые голосами сладкоголосых сирен наперебой пели о Свободе, Равенстве, Братстве, Справедливости, всеобщем Счастье и о свете истинного Разума, который светит из единственно осязаемого источника, который ведом духовно безграмотному человеку, - из его собственной головы. Это так убедительно и так заманчиво, что никто не может устоять.

Не сразу взошли плоды этого знания, а когда они взошли, то было уже поздно. Подобно зубам дракона они проросли ненавистью, враждою и войною. Такова сущность этого знания и этой мудрости, которые вырастают из "древа познания добра и зла", то есть из человеческого самопознания. Будучи смертен, человек производит смертное знание, а смертное знание делает его смертным существом и вырваться из этого порочного круга человек никогда не сможет собственными силами.

Как младенец не может сам себя научить знаниям и навыкам человеческой культуры, так и человечество не может само себя научить тому знанию, которое хранится в источниках вечной Мудрости и передается только в порядке духовного воспитания и образования, только через тех посланников и пророков, которые прошли Его школу и в ней получили свое благословение.

Революционеры часто проводят параллель между мессианством христианской религии и "мессианством" революционной идеологии, тем самым как бы оправдывая последнюю, однако, эти параллели и оправдание ни куда не годится. Христианская церковь это не организация созданная человеческим произволением и ради человеческих целей, она вырастает из Нового Завета, который оставлен сверхчеловеческой, точнее сказать Богочеловеческой Мудростью и волею Христа, которые, в свою очередь, вырастают из великого Древа Жизни, также не человеческим, а Божественным Духом ниспосланным на Землю.

Но самое главное все же в том, что христианское учение преследует не цели и интересы своей организации, а служит целям и интересам мира и Бога. Поэтому христианство поистине мессианская религия, то есть религия спасения для человечества, чего никак нельзя сказать о революционных учениях. Будучи плодами человеческого умствования, они преследуют исключительно земные цели, причем, цели исключительно корыстные в пользу одной единственной силы и власти, которая враждебна, как миру, так и Богу.

Плохо ли хорошо ли церковь Христа служит миру и Богу это не простой и не легкий для нее вопрос, однако, это вопрос второй, первым является тот: действительно ли она избрана Богом на это служение, не является ли она самозванной на этом поприще?

Окончательный ответ будет дан на последнем суде человечества в самом конце его истории, но благоразумному человеку довольно увидеть длинную череду ее апостолов, исповедников, страстотерпцев, мучеников, святителей..., одним словом, ее святых и познакомиться с их житием, чтобы усомниться в справедливости обвинений, будто христианская церковь это институт земной власти.

Так не служат земной власти, напротив, христианская церковь во всю свою историю стремилась поставить земную власть на службу Богу и Его целям в этом мире. Другое дело революция, ее герои это люди нередко тоже самоотверженные, однако, пафос их учения и подвига никогда не поднимался выше эгоцентричных земных ценностей и целей человека. Революция это, собственно, и есть агрессивная апология этих целей и ценностей. Революционер это всегда самозванец, который берет на себя миссию спасения, которую ему никто не поручал, не удивительно поэтому, что даже самые благонамеренные революции всегда заканчивались смертоубийственной войной между людьми за свои личные земные блага.

 

* * *

Сегодняшнее состояние народа России слишком напоминает состояние древнего израильского племени выведенного Моисеем из египетского плена. В том числе и потому что нынешние русские Моисеи также не знают, что делать с этим народом дальше. «Моисей возопил к Господу и сказал: что мне делать с народом сим? Еще немного и побьют меня камнями» (Быт. 17: 4).

Величие духа и пророческое достоинство Моисея проявились в том, что он, в отличие от многих, многих других, не в собственном разуме, не в опытах своей жизни и даже не в коллективном разуме своего народа стал искать ответ на непосильный вопрос, а обратился с ним к Тому, Кто является виновником всего в мире, в том числе и этого народа и всей жизни в мироздании. Он сам обратился к Богу, он сам «возопил» к Нему и сам попросил у Него помощи.

Ответ Бога не заставил себя долго ждать. Бог дал ему, без упреков и без корысти Скрижали Завета, на которых описаны были посильные для этих людей условия и правила жизни человека на земле в непротиворечии с вечными законами Бытия. Это было началом возвращения человечества в утраченный им рай, к своему Богу.

Другое дело как распорядился этим знанием древний Израиль, какие перипетии пережил он на своем пути. Но Знание им полученное от Бога уже не могло исчезнуть и оно не кануло в Лету. Оно возвысило Израиль, дало ему духовный источник жизни, из которого пили все великие пророки древности, из которого появился на свет, в котором крестился и утолял свою духовную жажду младенец Иисус Христос.

От Христа получила Россия свое просвещение, можно сказать, прямо из первых рук, потому что она училась у тех Его учеников, которые, в свою очередь, получили это знание от Его непосредственных учеников. Андрей же апостол первоучитель Русских был Его первозванным учеником. Это обстоятельство можно было бы не упоминать, но в том-то и дело, что вся история России это борьба ее народов за право исповедовать свою веру не по катехизису заезжих наставников и просветителей, не искать ее образ в зеркале иных христианских конфессий, очень часто в кривом зеркале, а черпать свое духовное знание прямо из источника этого Знания, который хранится непрерывной апостольской традицией духовности.

Русская Православная церковь в своем истинном изначальном достоинстве и предназначении это и есть Русский православный народ, который пронес знамя своей веры через тысячи пропастей и не выронил его даже до сих пор, хотя часто бывал на грани этого падения, тем более ему нельзя выпустить его сейчас, перед последним своим испытанием и ввиду окончательного своего освобождения из-под самого тяжкого и самого безбожного ига. Но впереди ему предстоит не легкая борьба за право быть самим собою и жить по заповедям своего Бога.

 

* * *

Россия пережила много революций и войн, но они не принесли ей ни отрады, ни облегчения только потому, что их вождями были не друзья и не врачи, а враги человечества, которые перестраивали, изменяли и, в конечном счете, уродовали внешние - материальные условия ее жизни. Не лечили, а умножали болезни ее души, загоняли их внутрь, тем самым, усугубляя последствия ее подлинных проблем. Чтобы вырваться из этого порочного круга необходимо, прежде всего, понять где наш истинный Бог, а где наш смертельный враг, где ложь, а где Правда, необходимо очистить и изменить сначала себя - свой разум и свою душу в очистительном огне Правды и свете Истины и только потом нам будет подвластно изменить к лучшему тот мир, в котором живем.

Если уж птицей надежды для нашего народа стал буревестник революции и слово революция стало для его синонимом обновления, то пусть эта птица на своих крыльях принесет очистительную грозу духовного обновления, пусть своим криком он возвестит мир всему, что живет в мире и творит мир, пусть очистительная гроза разрешится не братоубийственной войной, а той молнией духовного Откровения от края и до края земли, которая осветит истинный путь жизни.

Мир спасет не социальная революция, а его духовное Преображение, которое по силе и глубине своего действия станет для него не меньшим, а большим потрясением, чем революционная буря, но последствия его будут поистине чудесными и целительными.

Если среди тех, кто называет себя революционерами есть такие, кто искренне и честно хочет добра этому миру, пусть они, прежде чем творить революцию для других, сделают ее в самих себе и только, когда результаты этой революции принесут отраду их собственной честной душе, тогда пусть предлагают это лекарство всему остальному миру.

Идя этим путем они никак не смогут миновать ограду христианского храма, в котором изучают Учение самого великого Целителя всех времен и народов. И это открытие станет для них истинной революцией.

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме