Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Николай Николаевич Раевский

Ранко  Гойкович, Русская народная линия

23.08.2017


Глава из книги «Знаменитые русские в Сербской истории» …

Предлагаем вниманию читателей главу из новой книги нашего постоянного автора из Сербии Ранко Гойковича. Книга «Знаменитые русские в Сербской истории» представляет собою 12 очерков о наших соотечественниках, оставивших важный след в жизни Сербии и сербов. Книга является второй частью диптиха, посвященного братским русско-сербским связям. Ранее были опубликованы главы из «Знаменитых русских...»: «Борис Пеликан. На реакцию способен лишь здоровый организм», «Трубецкие Григорий Николаевич и Мария Константиновна», «Василий Аполлонович Григоренко» «Архитектор Высочайшего Двора Николай Петрович Краснов», «Сергей Николаевич Смирнов» , «Фёдор Васильевич Тарановский», «Василий Николаевич Штрандман» , «Сестра милосердия Дарья Александровна Коробкина, героиня битвы на Гучево» , «Павел Сергеевич Поляков».

 

Общеизвестно, что практически во всех освободительных войнах, которые вёл сербский народ на протяжении последних веков, всегда плечом к плечу с сербскими братьями сражались и русские добровольцы. Согласно некоторым оценкам, только в сербско-турецкой войне 1876 года приняло участие до 7 тысяч добровольцев из России.

 

Зачем они это делали? «Обстоятельства»

Многие спрашивают: «Зачем они это делали? Не был ли этот порыв просто проявлением того романтического порыва, который обычно ассоциируется с психологическими портретами байроновских типажей?»

В пользу такого ответа приводятся рассуждения, квинтэссенцией которых могут послужить строки Глеба Ивановича Успенского из «Письма невоенного человека»:

«Личное знакомство, личные разговоры с интеллигентным слоем добровольцев сразу разрешили эту загадку: оказалось, что каждый почти имеет свою собственную задачу, задачу большей частью необычайно трудную, а иной раз неразрешимую, и эта-то задача и есть главная, а славянское дело - дело постороннее, весьма «приличное», по своему совершенно гуманному смыслу, чтобы к нему пристать, по тем или другим соображениям, но почти для каждого - «не главное»...

На вопрос о причине поездки в Сербию, почти каждый интеллигентный доброволец отвечал так:

«Видите - надо Вам сказать, прежде, нежели говорить о славянском деле, что в моей жизни было много разных обстоятельств. Надо Вам сказать, что я женился довольно рано...»

И пошла писать семейная драма - настоящая драма, прямо приходящая к тысяче труднейших, поставленных и неразрешённых задач. До того неразрешимых по тысячам тысяч причин (их все вам расскажут), что умереть человеку, рассказывающего вам свою драму, приходило на ум не раз, что раз уже мелькала у него в голове мысль - но то то, то другое мешало, тянуло, мучило. А тут Сербия - ну что ж, убьют, по крайней мере, всё-таки за свободу - или вообще за что-то такое, что все одобряют, чему все сочувствуют; умереть этот человек готов хоть сейчас, но, идя на смерть, он думает о своём, а не о сербском, не о славянском деле - судите теперь, много ли внимания этому делу внесёт такой человек, назначенный, например, в начальники значительных сил?

Он умрёт бесстрашно, но не за сербское  или болгарское дело, а за своё, за то, что «я, надо Вам сказать, женился довольно рано» и т.д. - и за свою драму, заставившую его не дорожить жизнью...» [1]

«Обстоятельства» были у всех. В том числе и у Раевского.

Но сейчас - в контексте того, что Раевского пытаются преподнести исключительно как человека, движимого своей личной драмой, - важно определить: какую роль играли эти самые «обстоятельства»? Роль причины побуждавшей кардинально сменить образ жизни и, прикрываясь порывом участия в славянском деле, бросить свою как бы опостылевшую жизнь на произвол судьбы или же роль «последней капли», подтолкнувшей к принятию решения.

Однако, давайте вспомним: кто такой Николай Николаевич Раевский, послуживший прототипом графа Вронского в романе Льва Толстого «Анна Каренина».

 

Краткая биография

Внук прославленного героя Отечественной войны 1812 года, Николай Раевский родился 5 ноября 1839 года в Керчи, а погиб в Сербии, под Алексинцем 20 августа 1876 года.

Он очень рано, в 4 года, остался без отца и воспитывался под надзором своей энергичной и образованной матушки. Лучшие и известнейшие наставники того времени были учителями братьев Раевских, Михаила и Николая, а руководил их воспитанием лично Тимофей Николаевич Грановский. Когда братья были детьми, они получали образование в Италии, Франции и Англии, а с 17 лет переехали учиться в Москву. Там Николай Раевский вскоре сблизился с кружком известного славянофила Аксакова, познакомился с «сербским вопросом» и уже тогда стал борцом за права славян.

Окончил Физико-математический факультет Московского университета в 1862 году, проявил всестороннюю одаренность, интересовался литературой, изучал историю славянских народов, знал несколько иностранных языков (бегло говорил на французском, немецком и английском языках, хорошо понимал сербский). Такая одаренность не покажется чудом, если вспомнить, что по бабушке с материнской стороны он родственник гениального Михаила Ломоносова. Николай Раевский был из той породы русских людей, которые стремятся найти такое дело, которому они могли бы посвятить всю жизнь и душу, отдать всего себя без остатка. И это качество он полностью проявил в Сербии.

Военную карьеру Николай вместе с братом Михаилом начал унтер-офицером в лейб-гвардии Гусарском Его Величества полку и сразу обратил на себя внимание начальства; 6-го ноября 1863 г. он был произведен в корнеты, затем 19-го апреля 1864 г. - в поручики, 17-го апреля 1866 г. - в штабс-ротмистры и затем по 20-е июля 1868 г. четыре раза подряд был назначаем временно-командующим эскадроном Его Величества. Произведенный 27-го апреля 1868 г. в ротмистры, он с 29-го июля 1869 г. по 15-ое марта 1870 г. был председателем полкового суда.

В 25-летнем возрасте был направлен со специальной миссией в Сербию. Династия Раевских занимала особое место в царской России, о чем свидетельствует тот факт, что царь Александр II лично выбрал Раевского для выполнения этого поручения. Инструкции он получал из рук военного министра империи Милутина, а в Сербии его принимал сербский военный министр Миливой Блазнавац. Здесь же хочется упомянуть и то, что его родной брат Михаил был личным адъютантом царя Александра II. Сохранились четыре письма полковника Раевского от 1876 года, которые он направлял министру Блазнавцу. Из них мы узнаём, что он часто бывал в Вышеграде, в Боснии, и изучал возможности прохода через границу Боснии и Сербии. Это было делом первоочередной важности в той войне. Напомним, что Босния тогда еще была под властью турок.

«Несомненно, что, оставаясь в гвардии, он довольно быстро составил бы себе карьеру, но светская жизнь гвардейского офицера была ему не по душе. 15-го марта 1870 г. он перевелся подполковником в 7-й Туркестанский линейный батальон и, приехав на место, сейчас же принял участие в экспедиции против Шахрисябских беков. Во время штурма Китаба, 13-го августа 1870 г., Раевский командовал левою штурмовою колонною вместо Соковнина (смертельно раненого за день перед штурмом) «вполне успешно» (как гласит донесение начальника отряда ген.-м. Абрамова) выполнил свою задачу, причем был легко ранен. Взятие Китаба закончило покорение Шахрисябских бекств.

В Туркестане Р. пробыл до октября 1874 г. Это время он, не ограничиваясь служебными обязанностями, посвятил всестороннему изучению края, развитию его торговой и промышленной деятельности. Он сознавал, что такой богатой, щедро одаренной природою области, как Туркестан, недоставало только энергичных деятелей, которые сумели бы воспользоваться природными богатствами края и своим примером пробудить энергию в окружающих. Еще во время службы в России Раевский серьезно работал в своем Крымском имении, стараясь улучшить способы виноделия и делая опыты разведения здесь хлопчатника (с 1862 г.), образцы которого он представлял на Московскую Российскую Сельскохозяйственную Выставку; вступив в 1869 г. в члены Имп. Вольно-Экономического Общества, он был одним из самых ревностных участников его занятий по этим отраслям сельского хозяйства.

В Туркестане он завел на собственные средства хлопковые и рисовые плантации, виноградники, шелкомотальни, потратив на это немало своих денег. Но не одни только торгово-промышленные интересы русских в новозавоёванном краю занимали его: он с напряженным вниманием следил за развитием русского влияния в Средней Азии и за теми отношениями, которые устанавливались между победителями и побежденными, между русской администрацией и оставшимися, хотя внешне, независимыми местными властителями.

Результатом его долгих наблюдений явилась напечатанная в № 195 газеты «Голос» за 1872 г. довольно обширная статья о наших отношениях к среднеазиатским ханствам, в которой он, касаясь будущей судьбы наших экономических и торговых интересов на восточной окраине империи, доказывал на ряде примеров, что все трактаты, заключаемые русскими со среднеазиатскими ханами, не имеют ровно никакого значения, так как мусульмане, ненавидящие русских, могут уважать только силу, и поэтому вера в возможность существования каких бы то ни было международных сношений с народами Средней Азия является совершенно неосновательною. Статья эта, появившаяся в то время, когда Туркестанский вопрос сильно интересовал общество, обратила на себя внимание и вызвала целую полемику в газетах.

 В начале 1874 г. Раевский вышел в отставку, желая всецело посвятить себя сельскохозяйственной деятельности и надеясь, что его пример вызовет подражание со стороны окружающих и явится толчком для развития русской промышленности в Туркестане, - но надежды его не увенчались успехом: его начинания не только не встретили себе сочувствия и поддержки, но, отличаясь бескорыстием и прямотою, сделали его самого жертвою грязных интриг; в октябре того же 1874 года Pаевский уехал в Россию и снова поступил на военную службу, получив назначение состоять в распоряжении Командующего войсками Одесского военного округа». [2]

Недолго, однако, на этот раз ему пришлось служить: как только вспыхнувшее в Сербии восстание приняло более или менее значительные размеры, Раевский 29-го июля 1876 г. вышел в отставку и уехал в Сербскую армию.

За время его службы в Малой Азии полковник узнал многих сослуживцев-сербов, предки которых бежали от турецкого произвола в Россию еще в XVII веке. Он воочию убедился в храбрости этих людей, сражавшихся с ним плечом к плечу против общих врагов.

И вот, спустя 9 лет, в 1876 году полковник Раевский снова приезжает в Сербию, на этот раз как доброволец в Сербско-турецкой войне.

 

Доброволец Раевский прибывает в Сербию

Хочу напомнить, что эскадрон русских добровольцев и с ним Николай Раевский приехали в Сербию не по железной дороге, а пробирались через Румынию тайно, верхом на конях, в основном по ночам и переправились вплавь через Дунай.

Около пяти тысяч русских добровольцев тогда пришли в Сербию. Раевский был направлен на Моравский фронт в штаб генерала Черняева, который в августе 1876 года располагался в Делиграде.

Там его встретил Пера Тодорович, штабной писарь, переводчик и известный сербский журналист того времени. В эти короткие 16 дней Николай участвовал во многих битвах за свободу Сербии. Особенно кровавой была битва на Шуматовице, где погибло около девяти тысяч сербских и пятнадцать тысяч турецких солдат.

После этого боя генерал Черняев укорил Раевского, сказав, что он не достоин своих великих предков, за то, что тот отвел своих солдат с Прчиловских высот, чтобы сохранить отряд после мощного прорыва турок. Генерал Черняев тем же вечером раскаялся и извинился за это высказанное в горячке битвы обвинение, воздав должное благородству и храбрости Раевского, а на следующий день наградил его Таковским крестом. В решающем бою за Горный Андровац генерал Черняев посылает Раевского командовать правым флангом, что наш герой принимает с благодарностью, стараясь доказать генералу, что он достоин чести своих предков.

Считается, что эта битва была одной из самых больших неудач в Сербско-турецкой войне.

Турки, после тщетных попыток вторгнуться в Сербию в долинах Тимока и Моравы, наконец, обманули сербов, произведя наступление от Тешицы на Житковац по дороге в Алексинац; притворно отступив к Тешице, они сконцентрировались здесь на левом берегу Моравы в числе около 60 тысяч человек, затем, двинувшись влево, перешли Ястребацкую равнину и напали на 20-тысячный правый фланг сербской армии, которым командовал Раевский.

В этой битве, которая длилась весь день, Раевский погибает около села Голо Брдо.

Потеря командира повлекла за собою полное поражение правого фланга; левый фланг и центр держались с 8 часов утра до 9 часов вечера, но и они должны были уступить сильнейшему неприятелю. Сербы отступили к Делиграду, а турки, заняв Андровацкие высоты, таким образом вторглись в Сербию.

О последних минутах жизни и смерти полковника Раевского позднее написал поручик Коста Шаманович: «Полковник Раевский подъехал к нашей батарее около двух часов дня, когда мы начали отступать от Сухоты через Горний Андровац. Он стал помогать офицерам и командирам Рудничкой бригады, которой командовал Радомир Путник (позднее ставший великим сербским военачальником в Первой мировой войне), дав им возможность немного передохнуть. А затем подготовил их к контрнаступлению. Он дал приказ барабанщикам и трубачам играть сигнал к началу атаки сербского войска».

Сам Раевский занял место на батарее, которая располагалась вблизи неприятельских отрядов. «Оттуда он командовал атакой. Все до единого погибли в четыре часа дня, в пятницу, 20 августа 1876 года», - записано в свидетельстве поручика Шамановича.

Сербская историография полна противоречивых оценок деятельности генерала Черняева. Наверняка было бы гораздо меньше критических мнений на его счет, если бы сербская армия одержала победу под Джунисом.

Но не стоит забывать, что генерал Черняев создал из сербских крестьян дисциплинированное войско. Во-вторых, генерал Черняев проявил себя героем в битве под Ташкентом, а затем, вопреки царскому запрету, пришел добровольцем в Сербию, что вызвало взрыв патриотических настроений в России: тысячи офицеров последовали его примеру, и в конечном итоге это привело к тому, что правительство царской России вступило в войну. Сам генерал Черняев поплатился за это своей карьерой, по возвращении на родину ему не позволили вернуться в действующую армию и он доживал остаток дней своих в забвении и бедности.

В той злополучной битве под Джунисом за сербскую свободу сложили головы почти половина русских добровольцев, участвовавших в ней, что по различным данным составило от 5 до 8 тысяч погибших.

 

Венец сербско-русскому военному братству

«Смерть Раевского произвела сильное впечатление не только в Сербии, но и в России, где с захватывающим интересом следили за всеми перипетиями неравной борьбы угнетаемых со своими угнетателями. Почти все газеты и журналы посвятили прочувствованные некрологи этому «новому мученику за святое дело».

 Сербский король Милан 22-го августа прислал брату покойного, Михаилу Николаевичу Раевскому, телеграмму следующего содержания: «С чувством глубокой скорби посылаю Вам печальное известие, что Ваш доблестный брат Николай Николаевич геройски пал в кровавой битве против врага славянского имени и веры. Ваша потеря велика, но она не менее велика и для сербского войска и того святого дела, во имя которого покойный геройски боролся. Я надеюсь, что это войско, которым он командовал и показал доблестный пример, отомстит за его геройскую смерть, и прошу Всевышнего, да укрепит Ваши силы перенесть тяжелую потерю»». [2]

Раевский был похоронен во дворе монастыря святого Романа в Джунисе, откуда его тело через несколько дней перевезли в Белград, а 5 сентября того же года с воинскими почестями гроб с его останками был отправлен в Россию. На отпевании в Соборной церкви в Белграде присутствовал король Милан, службу совершал первый сербский митрополит Михаил с 17 священниками, пел казачий хор. За телом сына приехала его мать, графиня Мария Раевская. Когда эта горестная процессия ехала через Белград от церкви до пристани на Дунае, сопровождаемая епископами и священниками в золотых одеждах, офицерами из дворцовой свиты, молодежью в народных одеждах, учениками с охапками цветов - она походила на наш общий сербско-русский флаг. Полковник Николай Раевский пришел в Сербию с улыбкой на устах, переправившись верхом на коне через Дунай, а вернулся в Россию в гробу, плывущем на корабле вниз по Дунаю.

На месте гибели полковника Раевского в Горнем Андровце по благословению епископа нишского Никанора (Ружича) воздвигнут Святотроицкий храм, в народе его зовут «Церковью Раевского». Сербская королева Наталья купила землю под этот храм, а деньги на строительство выделила сноха Раевского, Мария, урожденная княгиня Гагарина. Церковь была освящена в 1903 году.

На закладку фундамента храма приехал брат Николая, подпоручик царской гвардии Михаил Раевский. Можно сказать весь цвет тогдашнего сербского общества прибыл 3 марта 1902 года в село Горный Андровац: делегация Парламента Сербии, Сената, представители правления Белграда, «Русского клуба», Содружества журналистов, личные представители короля Александра, военный министр, епископ Никанор. Был там и Коста Шаманович, на чьей батарее погиб полковник Раевский. К вышеупомянутым гостям присоединился председатель нишской общины Милованович с товарищами и большое число офицеров и граждан из Ниша и Алексинца. Со стороны России присутствовал первый секретарь царской миссии в Сербии, г-н Мансуров с сопровождающими лицами.

После, на освящении уже построенного храма в 1903 году уже не было столь пышного присутствия общественности. Это связано с произошедшими в Сербии переменами и кровавым Майским переворотом.

Но сербский народ, верный памяти, всегда высоко ценил жертву Николая Раевского и всей его семьи, в храме и по сей день большой поток прихожан и приезжих. Так об этом написано в «Вестнике сербской церкви», стр.852 от 1903 года: «На освящении храма было необычайно много людей, которые от всего сердца, искренно молились Богу за спасение души того, кто оставил свое отечество и пришел сюда бороться за свободу своих братьев».

Можно ли придумать лучший венец сербско-русскому военному братству, обагренному кровью лучших сынов наших народов?

Благородные русские витязи, следуя Христовым заповедям, всегда готовы отдать свои жизни за братьев по вере.

 

Ещё раз о Вронском

Приходится вновь и вновь возвращаться к тому, что полковник Раевский действительно послужил прототипом героя романа Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина» графа Вронского.

Однако, рассуждая о драматичности описанного Толстым сюжета, желательно было бы не забывать слов другого русского гения - Достоевского, утверждавшего, что из пролитой в Сербии русской крови проросла и сербская слава.

Говоря о Русской Идее, Фёдор Михайлович в своем «Дневнике писателя» писал, что русский народ глубоко предан той роли, которая предназначена ему самим Промыслом Божиим - хранить чистоту православной веры и защищать все православные народы. «Россия сильна народом своим и духом его, а не то что лишь образованием, например, своим, богатствами, просвещением и проч., как в некоторых странах Европы, ставших за дряхлостью и потерею живой национальной идеи, совсем искусственными и как бы даже ненатуральными».

Глубоко сознавая, что именно эта «Русская Идея» лежит в сердце русского человека, и эта идея не националистична и не узкогруда, он пишет: «Но если народ понимает славянский и вообще Восточный вопрос лишь в значении судеб православия, то отсюда ясно, что дело это уже не случайное, не временное и не внешнее лишь политическое, а касается самой сущности русского народа, стало быть, вечное и всегдашнее до самого конечного своего разрешения».

Если иметь это в виду, то становится ясно, откуда взялось такое огромное число русских добровольцев, готовых погибнуть за свободу своих православных братьев. Причём речь идёт как о современниках Раевского, так и о наших современниках, сражавшихся в 90-е годы в югославских войнах.

Из этого духовного состояния и вырос герой нашего рассказа, сербский доброволец, полковник Николай Николаевич Раевский.

Что же касается популярной истории о том, что Раевский поехал в Сербию только лишь из-за смерти любимой женщины, то тут дело даже не в том: что является поводом, а что причиной (о чём мы говорили в начале повествования о Раевском - как прототипе Вронского).

В конце концов, Господь Вседержитель каждого из нас подводит самыми разными способами к той ситуации, в которой мы становимся способны совершить нечто, спасительное для своей души. Побудительные причины могут быть самыми разными, и важно в данном случае даже не то: что стало стимулом, конкретным поводом для совершения Поступка, а то, что именно было совершено.

 

Сохранить память о русских героях

Безусловно, Раевский был далеко не единственным представителем тогдашнего русского общества, приехавшим добровольцем в Сербию. Целый ряд офицеров, первый среди которых генерал Черняев, офицеры Комаров, Миних, Фермора, Дохтуров..., граф Келлер ( в октябре 1876 года награжденный серебряной и золотой медалью за храбрость и Таковским крестом), граф Коновницын, князь Чавчадзе, а по некоторым данным, тогда же в Сербию приезжал и будущий царь Александр III. Все они были дворяне, им пришлось оставить службу в русской армии и перейти в сербское войско.

Один из братьев Киреевых, Николай Алексеевич, приехал в Сербию с представительством Красного Креста. Но увидев, какие преступления чинят турки над сербами, Киреев становится добровольцем и переходит на службу в сербскую армию. По приказу генерала Черняева он вместе с сербским отрядом зашел в тыл турецкому войску на территории Болгарии. К сожалению, эту операцию ждала неудача, турки схватили его и так изуродовали, что родной брат не смог его опознать. И по сей день в Болгарии, недалеко от сербской границы есть село Киреево, названное в честь русского героя. Это подтверждает слова Достоевского, что русская интеллигенция, которую так часто критикуют, не утратила способность в великие исторические моменты объединяться с народом и совершать подвиг ради помощи ближнему своему.

Дай Господь сербскому народу не замутить славу и сохранить память о русских героях, сложивших жизни за свободу сербских братьев. Аминь!

 

[1] Успенский Г.И. Из Белграда (Письма невоенного человека) // Отечественные записки. 1876. №12. Цит. По Русские о Сербии и сербах. Т. 1: Письма, статьи, мемуары / сост., вступ. Ст., закл. А.Л.Шемякина - СПб, 2006

[2] Русский биографический словарь: Притвиц - Рейс / Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцова. - Санкт-Петербург: тип. Императорской акад. наук, 1910 [2]. - Т. 15. - 560 с.

 

Перевод и редактирование: Ольга Симонова, Павел Тихомиров



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 11

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

11. Русский Сталинист : Ответ на 7., Коротков А. В.:
2017-08-24 в 00:18

Дворяне воевали в Сербии , проиграли битву. А наши предки большевики выиграли, значит вы и идите.Тебе бы дополнительную порцию аминазинчика. Попроси при обходе.



Так ведь его лечащий врач с анунаками воюет, вот пациент и предоставлен сам себе.
10. ранко : строителю 8
2017-08-23 в 23:40

Как високоумно получается когда тот кто гордится предками большевиками толкует волю Господню...
9. Коротков А. В. : Ответ на 8., СТРОИТЕЛЬ:
2017-08-23 в 23:15

Нет никакой монархии и не будет никогда. ГОСПОДЬ разрушил Вавилонскую башню российской империи. Впрочем, может пребывать в мире фантазий.


И дополнительную дозу галоперидольчика попроси тоже.
8. СТРОИТЕЛЬ : Короткову
2017-08-23 в 21:05

Нет никакой монархии и не будет никогда. ГОСПОДЬ разрушил Вавилонскую башню российской империи. Впрочем, может пребывать в мире фантазий.
7. Коротков А. В. : Ответ на 6., СТРОИТЕЛЬ:
2017-08-23 в 20:49

Дворяне воевали в Сербии , проиграли битву. А наши предки большевики выиграли, значит вы и идите.


Тебе бы дополнительную порцию аминазинчика. Попроси при обходе.
6. СТРОИТЕЛЬ : Коротков
2017-08-23 в 19:55

Дворяне воевали в Сербии , проиграли битву. А наши предки большевики выиграли, значит вы и идите.
5. Коротков А. В. : Ответ на 3., СТРОИТЕЛЬ:
2017-08-23 в 17:48

Наши предки дворянами в империи не были, зачем нам эти барские истории. У нас своя жизнь.


Вот и чеши отсюда.
4. ранко : Ответ на Павел 1
2017-08-23 в 17:09

Уважаемый Павел,
Вы прекрасно выразили суть того что я хотел сказать. Но, хочу всё-таки подчеркнуть - правда Достоевского намного превосходит рассуждения Успенского, Райевский не был один, несколько тысяч русских братьев приехали сражаться за свободу братского сербского народа. "Россия сильна народом своим и духом его" - когда это понятся. тогда невозможно Раевского трактовать в русле "любовного романа" (как к сожалению в сербии трактуют многие неврующие журналисти) не имея в виду готовность русского человека жертвовать ради высших христианских ценностей, но и самые высокие - положить свою жизнь за ближнего... Мне особенно нравится что Вы в этой истории указали на самое важное в таких столковениях два начала, а это именно - тот стимул, которым Господь подталкивает человека к подвигу...
Но, нужно сказать что Господь не подталкивает кого-либо, только сильного духом своим...
3. СТРОИТЕЛЬ : Чужая память
2017-08-23 в 16:52

Наши предки дворянами в империи не были, зачем нам эти барские истории. У нас своя жизнь.
2. Наталья Чернавская : Re: Николай Николаевич Раевский
2017-08-23 в 13:19

Спасибо, Павел, очень интересно было прочитать.

Вопрос о прототипах вообще не так прост, тем паче у Толстого. Лично я тут придерживаюсь взглядов Бахтина: у Достоевского роман полифоничен, а у Толстого монологичен, то есть всеми героями управляет автор и его, авторское, сознание, непробиваемо. Так что чей бы образ и жизненный путь Толстой не взял за основу - в итоге получится нечто совершенно иное, насквозь толстовское.

В отличие от Достоевского, который и вымышленному герою даёт свободу выражать отличные от авторских идеи и смыслы.

Так что, можно сказать, Николаю Вронскому просто не повезло, попался под руку Льву Николаевичу.
1. Павел Тихомиров : Преподнося историю о Раевском/Вронском, люди впадают в 2 крайности:
2017-08-23 в 10:33

Преподнося историю о Раевском/Вронском, люди впадают в 2 крайности: одни видят в Раевском только Вронского, другие полностью отрицают существование «дамского следа» в мотивации Раевского
Убеждён в том, что нужно признать, что И ЭТО ИМЕЛО МЕСТО.

По всей вероятности, готовность сражаться за Русскую идею, одной из граней которой было тогда и есть до сих пор Сербское дело, - это нечто рационально усвоенное Раевским ещё со времени первого знакомства со славянофилами.
А конфликт с коллегами из-за женщины мог стать просто последней каплей, непосредственным поводом.

Поводом, но не причиной.

Тем не менее, нельзя ведь сказать, что этот конфликт ВООБЩЕ НИКАК НЕ ПОВЛИЯЛ на выбор Раевского.

Видимо, повлияло, хотя и не так, как это преподносят носители байроновского типа романтичности (ставшего нормой в неправославном секторе гуманитарной интеллигенции).

Другое дело, нужно признать, что в нашем случае невозможно доказать - что же именно имело место в конечном итоге.

Зато мы знаем, что Подвиг совершен.

А жизненные обстоятельства - это тот стимул, которым Господь подталкивает человека к подвигу. Каждого человека к конкретному подвигу, уберегающему от падения.

Потому что просто преподнести «дамский след» в жизни Раевского, в качестве «просто сплетни» - значит, ничего не сказать. Это никого не сможет убедить.
Поэтому, мне показалось верным пойти другим доказательным путём.

Да, женский след был. Но он был не причиной, а поводом. Причина - в воспитании славянофильском. Конфликт с офицерами из-за женщины - просто то, что Господь попустил, дабы Раевский избежал вполне вероятного падения (вследствие укоренения в том духе, который неминуемо привёл бы к порабощению души смертным грехом). Вместо этого Раевский отдал свою жизнь за братьев. Т.е. спас свою душу для Жизни Вечной.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме