Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Киевская земля, или собственно Малороссия

Сергей  Лебедев, Русская народная линия

Украинский кризис / 06.05.2017


Этническая история …

 

Неминуемый распад химерического государственного образования  «Украина» вновь делает актуальным вопрос - что придет на смену на территориях исторической Малороссии и Новороссии, Галичины, Буковины и Карпатской Руси. Украина почти не имеет общеукраинской истории. Есть отдельная история территорий, которые пока еще входят в состав нынешней Украины, и есть общая история Руси (России). Даже «общеукраинские» политики, литераторы и «герои» все равно были деятелями отдельных регионов. Распад Украины на отдельные регионы есть самая ближайшая и самая реальная перспектива этой несчастной страны. При этом нет и никакой по-настоящему государственной идеологии на Украине. Украинский «национализм» или украинство не может считаться политической идеологией, представляя из себя классическую тоталитарную секту. Более того, в каждом из исторических регионов украинство распространялось в разное время и разным способом. Этническая история центрального региона Украины, которая исторически называлась Малороссией, также имеет свои черты, совершенно отличные от истории всех других регионов, и при этом, что называется, «не тянет» на общеукраинскую историю. Рассмотрим ее подробнее.

Колыбель восточного славянства

Среднее Поднепровье является колыбелью Руси, метрополией восточного славянства. И не случайно за малой Родиной Руси закрепилось понятие Малая Русь. Собственно, эта территория совсем невелика - с севера начало где-то в полесских болотах, на юге -  до начала степей, примерно до впадения в Днепр рек Роси или Сулы. Границы на восток и запад также достаточно условны. В самом узком смысле Малая Русь - это территория, включающая в себя земли нынешних Киевской, Черкасской, Полтавской областей, и южной части Черниговской области. При этом Волынь и Галиция не относили себя к днепровской Малой Руси. В более широком значении под Малороссией надо понимать территорию распространения малорусских диалектов русского языка, то есть примерно половину территории современной Украины (без Новороссии). Но уже давно, с начала нашей эры,  со среднего течения Днепра начиналось великое колонизационное движение славян, результатом чего стало не только громадное увеличение этнической восточнославянской территории, но и превращение самой метрополии восточного славянства в окраинную территорию - украйну. В силу многих обстоятельств из десятка исторических украйн Руси именно за средним Поднепровьем закрепилось наименование «Украина». При этом созданная большевиками Украинская республика включала в себя Новороссию и прочие регионы, никогда украинскими не числившимися. В настоящее на Украине утвердилось понятие «Надднепрянщина» для обозначения Малой Руси, дабы не упоминать слово «Русь», равно как и для того, что бы понятие «Украина» было шире нескольких областей современной Украины.

Но и это еще не все. Само по себе понятие «Малая Русь» могло возникнуть только тогда, когда будет существовать еще другая, большая Русь. Судя по всему, первоначально Русью (без прилагательных) и называлась небольшая территория по среднему Днепру. Исследователи уже давно обратили внимание на то, что в летописях термин «Русь» («Русская земля») имеет двоякое значение. С одной стороны, Русью называются все земли восточных славян. Еще в XIII веке неизвестный автор «Слова о погибели Русской земли»  писал о пределах тогдашней Руси: «О, светло светлая и украсно украшена, земля Руськая! <...> Отселе до угоръ и до ляховъ, до чаховъ, от чахов до ятвязи и от ятвязи до литвы, до немець, от немець до корелы, от корелы до Устьюга, где тамо бяху тоймици погании, и за Дышючимъ моремъ; от моря до болгаръ, от болгарь до буртасъ, от буртасъ до чермисъ, от чермисъ до моръдви».

Но вместе с тем Русь - небольшой участок Среднего Поднепровья, в основном полянская земля. Еще в XI-XII вв. Киевщина под названием Руси, Русской земли противопоставляется не только северным областям - Новгородской, Полоцкой, Смоленской, Суздальской и Рязанским землям, но и западным и южным - древлянская земля, Волынь и Галичина также летописцами не считались Русью. Очевидно, Русь - местное название области Киевского Поднепровья, упоминаемое в арабских источниках с середины I тысячелетия н. э.[1] . Это название сначала перешло на полян, а из Киевщины - на всех восточных славян. Впрочем, делать из этого далеко идущие выводы не стоит. Киевщина считалась столичным центром Руси, овладеть которым стремились все князья. И столичную область вполне могли называть и общегосударственным именем. Так, например, столичная область Франции называется до сих пор Иль-де-Франс (Французский остров).

Таким образом, в этих понятиях немудрено и запутаться, тем более, что различные политические силы намеренно стараются усилить эту путаницу в своих интересах. И все же примем к сведению, что изначальная Малая Русь есть все же среднее Поднепровье.

Земля полян

Природные условия изначальной Малой Руси достаточно благоприятны. Расположена Малороссия на границе между лесом и степью в полосе лесостепи с преобладанием плодородных черноземных почв. Не случайно обитавшие здесь славяне называли себя полянами. Продолжительных морозов и засух и излишней влажности воздуха здесь почти не бывает.

 Еще в скифское время эта область была широко освоена земледельческим населением. В период славянского освоения этой территории здесь, было много плодородных пашен, которые перемежались рощами и дубравами. Этот район заметно отличался от сплошных лесных массивов, заселенных западными, северными и восточными соседями полян - древлянами, радимичами и северянами. Плодородие почв, полноводные реки - Днепр и его притоки, способствовали быстрому хозяйственному развитию Поднепровья. Другое дело, что соседство со степью, откуда веками нападали на оседлых жителей кочевники, наложили свой отпечаток и на этническое, и культурное и социальное развитие этих земель.

Этнический состав древнего населения обоих берегов Днепра полторы тысячелетия назад не вполне ясен. Вероятно, первоначально здесь преобладало иранское население (напомним, что скифы - кочевники были именно иранцами). Об иранском присутствии свидетельствует топонимика и гидрография региона. В верховьях Днепра жили балты. Но вероятно с глубокой древности, по меньшей мере, со II тысячелетия до н.э., здесь обитали славяне. Подавляющее большинство жителей Поднепровья имели славянскую гаплогруппу R1а. В конце II века до н.э. по течению Припяти и среднему Днепру стала складываться т.н. Зарубинецкая археологическая культура. Позднее, примерно во II-III веках зарубинецкие переселенцы появляются на Оке[2], где сложилась своя оригинальная Мощинская археологическая культура. Потомками зарубинецкого населения были и представители киевской археологической культуры. В дальнейшем археологи выделяют в этих местах колочинскую и роменскую культуры, несомненно, славянского происхождения. В свою очередь, все эти археологические культуры были частью большой Черняховской культуры, охватывавшей значительную часть степных и лесостепных пространств европейской России.

В IV-VI веках район среднего Поднепровья занимали анты - одно из самых сильных племен, вступивших в борьбу с готами. Об антах почти не остались свидетельств историков, причем все упоминания об антах датированы не ранее VI веком. После 602 года все письменные упоминания про антов вообще исчезают со страниц исторических сочинений. Как можно судить по археологическим находкам, анты заселяли обширную территорию от Дуная до Донца и северным берегом Азовского моря.  Анты сражались с готами в 376 году, но потерпели поражение. Предводитель антов Бож и 70 старейшин были распяты на крестах. Впрочем, если сами готы вскоре под ударами гуннов бежали за Дунай, то анты остались на родной земле. Результатом вторжений гуннов была гибель Черняховской культуры. На антах также отразились последствия гуннских нашествий. Заметно упростилась и огрубилось искусство антов. Исчез гончарный круг, производство стекла также исчезло, бронзовые изделия стали редкими и более простыми по сравнению с ювелирным искусством догуннского времени. Но постепенно анты возродились как сильное и культурное племя. В царствование византийского императора Юстина (518-527) анты совершали вторжения в дунайские провинции империи. Императоры Юстин и его преемник Юстиниан в ознаменование своих побед над антами приняли почетные титулы «Антские». Многие анты служили наемниками в византийской армии. Известно, что при Юстиниане был крупный военачальник Добрагаст, родом ант. Имя Доброгаст (или Доброгост) является славянским.

Византийские авторы отмечали, что анты отличаются высоким ростом и большой физической силой. В бой они идут со щитами и копьями, но панцирей не носят. В дальнейшем анты, видимо, разделились на ряд племен, среди которых были и жившие по среднему течению Днепра среди лесостепей поляне.

Уже в первые века нашей эры славяне составляли если не большую, то весьма значительную часть местного населения, постепенно ассимилирую иноэтничесое население. Иначе не объяснить то обстоятельство, что к VI-IX векам все среднее Поднепровье, без следов крупных миграций и переселений, имело уже чисто славянский характер. При этом, например, весьма стабильными оставались виды художественным ремесел жителей Поднепровья.

В частности, видный ученый, исследователь древнего искусства, В. М. Василенко (1905-1991) установил, что орнаменты керамических изделий Зарубинецкой культуры III в. до н.э. -  II в. н.э. практически идентичны орнаментам русских аналогичных изделий XIX века. В керамике более поздней черняховской культуры III-IV вв., в частности, в узорах кувшина, найденного в кладе в деревни Ромашково, можно увидеть узоры народного орнамента в русской вышивке. Обратил внимание В. М. Василенко и на древнеславянское ювелирное искусство. В частности, уже в IV веке у славян Поднепровья существовала выемчатая эмаль, а несколько веков позже, в VIII-X вв., славяне украшали ювелирные изделия тиснением и зернью, причем древние технологические приемы сохранялись тысячелетие.

После ухода на запад гуннов славяне перешли в наступление на степь. В V-VI вв. н.э. из Верхнего Поднепровья, с Припяти, Сожа и Десны многочисленные группы славянского населения стали продвигаться в полосу лесостепи, в области, некогда принадлежавши их отдаленным предкам. Их многочисленные поселения появились на Днепре вплоть до порогов, в бассейне Роси и Тясмина, в верхнем течении Южного Буга и, по-видимому, в некоторых областях днепровского Левобережья[3].

К IX веку среднее Поднепровье заселяло крупное и высококультурное племя полян. В область расселения полян входили города Киев, Любеч, Переяславль, что полностью согласуется с данными русских летописей. Чернигов находился в пограничной смешанной, полянско-северянской полосе. На юге, в степях, обитали кочевники, периодически вторгавшиеся в землю славян. Скифы, сарматы, аланы, гунны, авары, хазары, - все они оставляли свой след в виде сожженных поселений, погибших и угнанных в неволю людей.

В VIII веке поляне попали под власть хазар. Впрочем, в основном хазарское господство сводилось к выплате дани.  Но для сбора дани и контроля над населением хазарам необходим был свой административный центр в земле полян. Вероятно, таким центром был Киев. Первое упоминание города Киева в письменных источниках, датированное X веком, найдено в синагоге Каира и является письмом еврейской общины Киева с просьбой помочь единоверцу[4]. Впрочем, несколько славянских поселений на месте Киева существовали еще за несколько веков до появления хазар. Само слово «Киев» (от кия - деревянного молота) известно во всех славянских землях. В восточной и центральной Европе известны 18 населенных пунктов с названием Киево (в Моравии, в Сербии), Киева (в Черногории), и пр. Это  не считая более поздних названий на Северном Кавказе и в Сибири, когда переселенцы из Киевской губернии давали названия своим поселениям типа Киевское, Киево, Киевка или Новокиевка.

Итак, Киев был стольным градом полян, имея, вероятно, благодаря своему выгодному географическому положению на пути «из варяг и греки» значение несравненно более важное, чем просто столица одного из племенных княжеств. Киев X века  располагался на высотах над Днепром и не имел пока ещё прибрежного квартала - «Подола». Тем не менее это был уже настоящий город - с княжеским дворцом, языческими святилищами и христианской церковью[5].

Сердце Киевской Руси

С господством хазар было покончено еще в IX веке, еще до завоевания Киева князем Олегом. Летописец описывал, как поляне передали хазарам вместо обычной дани по мечу. С 882 года (если принимать эту сообщенную летописцем дату начала правления Олега над Киевом) земля полян стала центром быстро растущего Русского государства. Постепенно чисто племенное понятие «поляне» сменилось на общерусское слово «русин».

С этого времени Поднепровье переживает бурный, хотя и короткий, расцвет. В конце X века, после успешных отражений набегов печенегов, князь Владимир ставил крепости по рекам Десне, Остру, Трубежу, Стугне и Суле. По словам летописца, в 988 году «И рече Володимеръ: «Се не добро, еже мало городовъ около Киева. И нача ставити городы по Деснѣ, и по Востри, и по Трубежеви, и по Сулѣ, и по Стугне. И поча нарубати мужѣ лучшиѣ отъ словень, и от кривичь, и от чюди, и от вятичь, и от сихъ насели грады: бѣ бо рать отъ печенѣгъ, и бѣ воюяся с ними и одолея имъ». Так возникла целая оборонительная линия. По реке Суле двести проходил рубеж между Русью и степными народами. Под защитой этих крепостей земледельцы распахивали черноземы.

Процветание Руси отразилось и на столице. Если первоначально Киев был лишь княжеской резиденцией, многие древние города, например, Чернигов, были в X веке значительно крупнее. Но уже при князе Владимире развернулось большое городское строительство. Немецкие источники, в частности, Титмар Мерзебургский под 1017 годом, со ссылками на немецких путешественников и купцов сообщал, что в Киеве во времена Владимира было 400 церквей и 8 торгов. Несколько позже суздальская летопись сообщала о том, что во время пожара 1124 года в Киеве «только церквей сгорело больше шестисот». В последнем случае, летописец мог благочестиво преувеличить количество церквей, но вряд ли можно сомневаться, что счет городским храмам (с учетом домовых церквей и приделов при больших соборах) шел на сотни. При Ярославе Мудром (1019-1054) Киев застраивался по предварительному плану. Это вообще исключительный случай для средневековых городов, которые обычно развивались стихийно без всякого плана. Именно при Ярославе был построен Софийский собор, застроен обширный район Подола. Жилая застройка древнего Киева составляла 230 гектаров, на которых находились 8 тысяч усадеб[6]. Население Киева составляло не менее 50 тысяч постоянных жителей. (Ряд историков прошлого, в частности, Д. И. Иловайский, даже насчитывали в Киеве 100 тысяч жителей). Это был по меркам Средневековья настоящий мегаполис. Киев, за исключением нескольких каменных церквей и княжеских дворцов, был деревянным городом и часто страдал от пожаров.

Как и положено мегаполису, Киев был многонациональным городом. В нем проживали армяне (из жизнеописания безмездного лекаря Агапита известно, что личным врачом Владимира Мономаха был армянин, и армян в Киеве было множество). Проживали в Киеве и выходцы из Западной Европы, католики по вероисповеданию. Их духовные потребности удовлетворяла католическая церковь ордена доминиканцев, существование которой в Киеве упоминается в источниках под 1228 годом. Также проживали в Киеве евреи, вероятно, еще со времен хазар. Известно, что в Киеве были Жидовские ворота, к которым примыкал еврейский квартал. В конце XII еврейский путешественник из мавританской Испании Вениамин Тудельский застал в Киеве многих соплеменников. Наконец, жили в Киеве и выходцы из степных народов.

Летописи упоминают в Киевской земле несколько десятков населённых мест, в том числе городов. Наиболее крупные города, стояли поблизости от Киева (Вышгород, Белгород, Василев, Канев). Они окружали столицу Древней Руси кольцом непрерывных укреплений. Но названные пункты не были только замками. Перед нами развивающиеся городские центры, из которых особенно крупные размеры имели Вышгород и Белгород. Вообще ни в одной части Руси XI-XIII вв. мы не видим такой насыщенности городами, как в Киевской земле.[7] Несколько в стороне, на притоке Припяти, находился город Вручий (позднее Овруч). Этот город имел в X-XII веках важное хозяйственное значение. Овруч славился производством шиферных пряслица. Поскольку именно в Овруче находилось единственное в Европе месторождение особого красного шифера, то не удивительно, что овручские пряслица археологи находят не только по всей Древней Руси, но и в Крыму и Балканах.

Но уже с конца XI века Киевская земля подвергается половецким вторжениям. По подсчетам летописцев, между 1061 годом (первым нападением половцев на Русь)  по начало XIII века степняки совершили 46 больших походов на Русь. При этом 19 нападений пришлось на Переяславское княжество, 16 - на Киевскую землю. 7 - на Чернигово-Северскую землю, 4 - на Рязань. Русские поселения в Поднепровье, даже весьма небольшие, были хорошо укреплены, а жители имели оружие, которым хорошо умели пользоваться. С середины XII века в Киевской земел сузществоали 115 укрепленных поселений, в Переяславской - 78[8]. Более обширное и богатое, также граничащая со степью Черниговское княжество имело 268 укрепленных поселений[9].

Одновременно начинается борьба за Киев наиболее сильных удельных князей. Киев в XII столетии перестал быть столицей в полном смысле этого слова, оставаясь лишь первым среди равных, он не потерял своей притягательности для князей, более того, даже после монголо-татарского нашествия и разорения Киев был все так же важен и привлекателен для них. После распада Руси на удельные княжества Киев превратился в своего рода спортивный кубок, который захватывал самый сильный на тот момент князь. Неудивительно, что за столетие между 1146 и 1246 годами правитель Киева менялся 47 раз, в целом же в Киеве сменились 24 князя, причем 35 княжений продолжались менее года. Князь Рюрик Ростиславович на протяжении 37 лет (между 1173 и 1210 годами) шесть раз захватывал киевский престол и шесть раз был изгоняем киевским боярством. В 1169 году князь Андрей Боголюбский захватил Киев, подвергнув город грабежу (что шокировало русских летописцев). Как отмечает Воскресенская летопись: «...грабиша два дни весь градъ, Подоліе и Гору, и монастыри, и Софію, и Десятинную Богородицю, и не бе никомуже помилованія ни отъ кого, и взяша множество именій...»[10]. Но захватив Киев, Андрей сам жить в Киеве не остался. Резиденцией Андрея Боголюбского как князя Всея Руси, а затем его преемников, был Владимир-на-Клязьме, что фактически сделало именно этот город столицей Руси.

Впрочем, Киев и после 1169 года, утратив статус столицы всей Руси, оставался важным и богатым городом, резиденцией митрополита, то есть главным церковным центром страны, обладание которым очень повышало престиж местного князя. Как пиал летописец, «...да и кто не полюбит киевского княжения? Ведь здесь вся честь и слава, и величие, глава всем землям русским Киев; сюда от многих дальних царств стекаются всякие люди и купцы, и всякое добро от всех стран собирается в нем»[11].

При этом в Киеве так и не сложилась своя местная княжеская династия. Киевские бояре то приглашали, то изгоняли князей из различных ветвей Рюриковичей. При этом захвативший Киев военной силой суздальский князь Юрий Долгорукий был отравлен на пиру киевскими боярами, недовольными господством суздальцев. Одно время в Киеве даже сложился своеобразный дуумвират, когда одновременно в Киеве правили два князя, причем непременно из враждующих семей. Определенную роль в Киеве продолжало играть вече. Из 50 киевских князей 14 стали княжить по приглашению веча[12]. В 1147 году по приговору веча был убит князь Игорь Ольгович, хотя тот и успел принять монашество. Позднее Игорь Ольгович был канонизирован церковью как святой страстотерпец. Но в отличие от Великого Новгорода вечевая республика в Киеве не возникла. Вероятно, причиной было именно определенный упадок Поднепровских земель в результате усобиц и половецких вторжений. При этом распри за Киев продолжались даже при монгольском вторжении. С 1235 по 1240 год Киев переходил из рук в руки 7 раз.

Киевское княжество занимало земли на правом берегу Днепра. Левобережье в бассейне левобережных притоков - Сулы, Супоя, Псла, было во владении Переяславских князей. Стольным городом княжества был Переяслав (обычно его называли Переяслав-Русский, или Переяслав-Южный, что бы не путать с Переяславлем - Залесским и Переяславом-Рязанским). Город Переяслав возник в X веке, по разным источникам, или в 907 году, или, после поединка некоего кожемяки с печенежским богатырем, в 992 году. Переяслав был центром южной части левобережья Днепра и одним из самых богатых городов Руси. И неслучайно на севере появились еще два Переяслава. Расположенное рядом с Киевом, Переяславское княжество считалось одним из самых важных княжений на Руси. Первоначально переяславские князья владели также Ростово-Суздальскими землями. Со временем эти северо-восточные земли обособились, но, тем не менее, в Переяславе, как и во Владимиро-Суздальском княжестве, правили потомки Владимира Мономаха. Постоянные половецкие вторжения сильно ослабили Переяславское княжество. Учитывая, что хозяйственный и политический центр Руси переместился в Волжско-Окское междуречье, то для рода Мономаховичей Переяславская земля стала отдаленной окраинной территорией - украйной. В Ипатьевском списке «Повести временных лет», где летописец рассказывает о смерти переяславского князя Владимира Глебовича в 1187 г., сказано: «И плакали по нему все переяславцы ... За ним же Украина много потужила».

Эпоха усобиц отразилась и на этническом составе населения Киевской земли. Еще в 1031 году, после успешного похода в Польшу, Ярослав Мудрый поселил по реке Рось многих пленных поляков. С конца XI века в степях между Днепром и его притоками Росью и Стугной стали селится в качестве союзников мелкие тюркские племена, изгнанные из степей половцами - торки, берендеи, остатки печенегов, ковуи, турпеи. Позднее эти племена составили племенной союз Черных Клобуков. Несомненно, в рядах Черных Клобуков были и славяне, избравшие для себя полную опасностей жизнь на степном пограничье. Черные клобуки заселяли города Торческ, Канев, Юрьев (в районе современного Бердичева), Корсунь, Володарев, Дверен, и др. Вероятно, от племени берендеев происходит и название города Бердичев (Берендичев). Тогда же среди местных славян окончательно растворяются остатки ираноязычных ясов (древних алан).

В степях в XII веке существовало весьма многочисленное славянское население, которое летописцы называли бродниками. Впрочем, о бродниках будет отдельный разговор в главе о Новороссии.

После батыева нашествия: полтора темных века

Жизнь Поднепровья, как и всей Руси изменилась после сокрушительного нашествия монголо-татар. В марте 1239 года пал Переяслав. 6 декабря 1240 года, после упорного сопротивления, продолжавшегося 74 дня, Бату-ханом был взят Киев. При этом командующему обороной воеводе Дмитру Бату-хан даровал жизнь, уважая храбрость достойного неприятеля.

Город был практически полностью разрушен. Учитывая, что к приходу монголо-татар на Русь Киев, как и другие города Руси на юге, был истощен в этой борьбе, то само нашествие окончательно подорвало былое могущество столицы некогда одного из наиболее сильных государств Восточной Европы.

Киев после страшного разгрома представлял из себя незначительное поселение, в котором было примерно 200 обитаемых домов, (по мнению папского посла Плано Карпини, проезжавшего через Киев в 1246 году), жители которого ютились на пепелищах прежнего стольного града. Вряд ли в тогдашнем Киеве было более 2 тысяч жителей. Впрочем, после 1240 года исчезло киевское летописание, так что полтора века от разорения Киева Батыем и до конца XIV века историки почти ничего не знают об истории Поднепровья. Лишь по очень малочисленным косвенным источникам  немного становится известным. Как Раннее Средневековье историки называли «Темными веками», учитывая скудость письменных источников, так и «Темным» веком (точнее, примерно полтора века) можно считать историю Поднепровской украйны Руси между 1240 и концом XIV века.

Но даже при общей скудости источников мы можем констатировать страшную катастрофу этих земель в первые полтора века ордынского ига. Свидетельством громадных людских потерь русского населения служит исчезновение княжения в Переяславе. Также была упразднена Переяславская епархия (по причине резкого уменьшения паствы).

Вероятно, княжение исчезло и в Киеве. В 1241 году тогдашний киевский князь Михаил Всеволодович (который за год до этого сбежал из Киева в страхе перед Батыем), вернулся в город, но поселился не в разрушенном Киеве, а на одном из островов на Днепре. Михаил вскоре был казнен в Орде. Батый в 1243 году дал ярлык на великое княжение князю Ярославу Всеволодовичу, на основании которого Ярослав стал одновременно также и князем Киевским, хотя в Киеве он так и не был. В 1243-46 гг. Киевом (точнее, его развалинами) владел князь Михаил Черниговский. Александр Невский, получив в 1250 году от хана ярлык на Киев, не остался жить там и даже не оставил в Киеве наместника. Вероятно, управлять было некем. Князья Владимирские среди прочих титулов именовались также Киевскими князьями, но никто из них в городе не бывал. В начале XIV века в Киеве правили мелкие князья, не имеющие никакого влияния на дела Руси.

Вконец опустошенный Киев в 1299 оставил и митрополит Максим, причем летописцы прямо писали, что духовный владыка уехал от безденежья. Митрополит не только сам уехал, но и увез с собой книги, ученых монахов, переписчиков, знатоков истории. Митрополиты всея Руси, живя во Владимире, а затем в Москве, по-прежнему именовали себя митрополитами Киевскими вплоть до 1461 года.

Киевская земля пережила страшную демографическую катастрофу. Вероятно, убыль населения на плодородных лесостепных открытых пространствах была более значительна, чем в Залесской (Великой) Руси. Спасаясь от татар, многие жители Поднепровья уходили на север, в лесные княжества. Население Киевской земли не только бежало, но и уносило с собой древнерусскую культуру. Недаром былины «киевского цикла» совершено исчезли в самом Киеве, но были записаны исследователями уже в XIX веке в полосе от Москвы до Архангельска. Уходили не только простые люди. Так, в 1300 году на Москву из Киева ушел некий знатный боярин Родион Несторович, уведший с собой свой двор в количестве 1700 человек. Его сын - Иван Родионович по прозвищу Квашня, стал родоначальником известной фамилии Квашниных.

Многие города среднего Поднепровья несколько веков представляли из себя заброшенные городища, лишенные населения. Так, Вышгород, северный форпост Киева, один из древнейших городов Руси, упомянутый еще в сочинении Константина Порфирородного в середине X века, после 1240 года вообще не существовал как населенный пункт вплоть до XVI века. Причем возродился Вышгород в качестве бедной маленькой деревеньки. Овруч, некогда важный ремесленный город Киевской земли, имевший собственных князей,  после татарского нашествия сохранился как деревня.

Но Киев все же сохранился как город. Слишком великое прошлое было у него, он оставался религиозным центром с многочисленными почитаемыми на Руси святынями, да и географическое положение не давало окончательно угаснуть городу. Постепенно, примерно в 1274 году, возродилась Киево-Печерская Лавра, был восстановлен Софийский Собор, в котором в 1280х годах уже вновь совершались службы и рукоположения духовенства. На поклон к киевским святыням стали вновь прибывать паломники со всей Руси. Вслед за возрождением религиозной жизни начал развиваться Киев и как хозяйственных, культурный и политический центр. Правда, число жителей в Киеве не превышало 3 тысяч человек, целые районы города (например, Гора, откуда, собственно, Киев и начинался), стояли ненаселенные. Некоторые территории древнего Киева - Копырев конец, Щекавица, Дорогожичи, вплоть до XVI века вовсе не имели жителей и использовались как сельхозугодия. Десятинная церковь, первая каменная церковь на Руси, построенная в 989-996 гг., и рухнувшая во время взятия Батыем Киева, лежала в развалинах четыре века, вплоть до 1630- х гг..

Периодически Киев и окрестные земли опустошали эпидемии. Так, в 1352 и 1366 годах свирепствовал «мор» (чума). Деревянный город часто страдал от пожаров. Все это не способствовало росту населения. В таком состоянии Поднепровье попало под власть литовских князей.

Возрождение Киевского княжества под властью Гедеминовичей

В 1324 году после битвы на реке Ирпень литовский князь Гедемин разгромил некоего киевского князя Станислава (о котором, впрочем, более ничего не известно, и неслучайно некоторые историки даже предполагали, что никакого Станислава не было, и он был придуман летописцами для описания победы Гедемина). После этой битвы литовские князья стали верховными сюзеренами Киевской земли. Впрочем, в Киеве по-прежнему сидели свои князья. Так, в 1331 году киевский князь Федор напал на новгородского епископа, проезжавшего чрез его владения, и взял с него «окуп». Несмотря на подчинение Великому князю Литовскому, в Киеве находился ханский баскак, так что литовская власть еще не означало свержение ордынского ига. Князь Федор, вассал Гедемина, правил лишь городом Киевом и северной частью Киевской земли. Южная часть Киевщины - Поросье с замками Канев, Корсунь и Черкассы оставалась подчиненной непосредственно ордынской администрации  вплоть до середины 90-х гг. XIV века.

В 1362 году Федора изгнал из Киева великий князь Литовский Ольгерд. С вокняжением его сына Владимира начнется новая пора в истории Киева - литовская. В том же 1362 году Ольгерд одержал победу над татарами реки Синие Воды (левый приток Южного Буга). Это означало конец ордынского владычества над киевскими землями.

Захватив Киев, Ольгерд оставил в нем править «Володимира, сына своего; и нача над сими владети, им же отци его дань даяху». Владимир был сыном Ольгерда от витебской княжны Марии и был крещен в православии. Таким образом, киевляне ничего не имели против русского православного князя, даже жмудина наполовину. С вокняжением Владимира Ольгердовича возродилось Киевское княжество.

Владимир Ольгердович правил больше 30 лет (1362-1395), при этом он не вмешивался в конфликты литовских князей, а действительно был полным хозяином киевской земли. Татары после битвы на Синих Водах, и особенно после Куликовской битв (в которой в составе русских войск сражались родные братья Владимира - Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский Ольгердовичи) не тревожили край своими набегами. Правда, осторожный Владимир предпочитал дипломатию военным подвигам. Он стал чеканить свою монету, на которой первоначально еще ставился ордынский знак - тамга.

Киевское княжество в XIV веке занимало довольно большую территорию. Оно значительно превзошло территорию Киевского княжества XII века, располагаясь на обоих берегах Днепра. Киевского княжество теперь занимало все земли прежнего Переяславского княжества, а также некоторых земель Черниговского княжества. В дальнейшем владения Киевских князей пополнились южными степными пространствами, ранее находившихся под властью Орды.

 Летописи называют в числе киевских «пригородков», признавших в 1324 году вслед за Киевом власть Гедимина, такие города, как Черкассы, Канев, Путивль, Снепород и Переяславль-Русский. «Список русских городов дальних и ближних», датированный 1396 годом в рубрике «А се Киевьскыи гроди» дает 71 наименование укрепленных населенных пунктов. Помимо самого Киева, к киевским городам относились - Житомир, Вручий, Туров, Могилев, Брянск, Трубчевск, Курск, Чернигов, Новгород-Северский, Рыльск, Путивль, Корсунь, Переяслав. Из них 35 городов указаны по берегам рек Сулы, Псла и Ворсклы, вплоть до их верховьев[13]. Из этого следует, что к концу XIV века. значительная часть днепровского левобережья уже была присоединена к Киевскому княжеству.

Одной из главных причин твердости власти Владимира и его потомков в Киеве было то, что князья Ольгердовичи выступали не в роли завоевателей, а как защитники местных законов и обычаев. Они гарантировали монопольное право местного боярства «держать» в ней волости и занимать административные должности («уряды»): «А волости Киевские Кияном держати, а иному никому. А городки Киевские в нашей воли: Кияном будем давати, кому ся будет годити. А Киянина, как и Литвина, во чти держати и во всех врядех ни в чом не понизити». Древнейшими также являются статьи, подтверждающие права феодалов Киевской земли на их земельную собственность и иммунитет: «В церковные люди, в князские и в панские и в боярский, и в земли и во вси приходы не вступатися, а без права нам людей не казнити, а ни губити, а именей не отнимати»[14] .

В 1385 году Великое княжество Литовское и Польское королевство заключили унию (государственный союз). Одним из требований Кревской унии было крещение Литвы по католическому обряду. В следующем году литовские (жмудинские) язычники были крещены. Попытка же распространить католичество на православных натолкнулось на всеобщее неприятие русского населения. Впрочем, католический орден доминиканцев в 1387 году прибыл в Киев и начал пропаганду католицизма, которая, впрочем, целое столетие не имела никакого успеха. В 1412 голу в Киеве появился католический епископ. Хотя в Киеве и всей киевской земле католиков было совсем немного, и почти все они вовсе не были местными уроженцами, католическая церковь, понимая значение Киева для православия, упорно пыталась вести на Днепре свою деятельность. В Ватикане понимали, что без окатоличивания Киева невозможно распространение католицизма на Руси.

В 1395 году литовские князья Витовт и Скиргайло подошли с войсками к Киеву. Владимир уступил, получив в качестве отступного за Киев город Копыль на территории современной Белоруссии. Владимир вскоре бежал из Копыля в Москву. Но вообще его дальнейшая судьба неизвестна.

Впрочем, для киевлян ничего не изменилось, кроме персоны князя. Новым князем в Киеве стал Скиргайло, в православии Иоанн, сводный брат Владимира. Он также покровительствовал православию, твердо отстаивал интересы своей земли. Прославился Скригайло как храбрый военачальник, справедливый судья и умелый хозяин. Не случайно летописцы называли его «добрым князем».

В 1395 году Скиргайло совершил удачную военную операцию против Золотой Орды. Вероятно, результатом этого похода и стало возвращение в пределы Киевской земли Поросья и степных территорий. Во второй половине XIV века Золотая Орда переживала кризис. Эпидемия чумы выкосила до половины населения Орды, перманентная гражданская война  и чехарда на троне (когда за 20 лет сменилось 25 ханов, причем воцарение каждого сопровождалось резней), громадные людские потери в битвах при Синих водах, на реке Воже, на Куликовом поле, - все это невероятно ослабило ордынцев. В 1395 году сильнейший удар по Золотой Орде нанес Тамерлан, разрушивший почти все ордынские города, но при этом вскоре ушедший обратно в Среднюю Азию. Вероятно, кризисом Орды и воспользовался Скиргайло, покончивший с формальным подчинением хану и вернувший Киеву ряд земель в степях внизу по течению Днепра.

С конца XIV столетия и весь XV век Поднепровье переживало хозяйственный и демографический подъем, несмотря на периодические набеги крымских татар. Население значительно увеличилось. Вновь стала возвращаться жизнь в разрушенные ранее татарами города. Так, на месте основанного еще Ярославом Мудрым города Юрьев возник новый город Белая Церковь. Возродился город Богуслав.

Но при этом Киевскую землю заселяли уже не только и не столько потомки полян. Вообще вопрос о характере населения украинных земель Руси в Поднепровье является весьма сложным в науке. Если ранее, в эпоху Киевской Руси, жители Киева разговаривали на языке, практически одинаковым с языком Великого Новгорода и Суздальской земли, то в литовскую эпоху в местных говорах возникают специфические особенности, большое количество заимствований из тюркских языков, из латыни, польского и чешского языков. Быт и культура украинных жителей также начинает отличаться от быта и культуры Великой Руси. Не случайно в XIX веке многие историки, например, М. П. Погодин,  считали, что значительная часть исконных жителей Киевской и Переяславской Руси ушли на север, а опустевшие земли веком спустя были заселены выходцами с Карпатских и западнорусских земель. Против этого выступил известный историк и фольклорист М. А. Максимович в статье «О мнимом запустении украины в нашествие Батыево и населении ее новопришлым народом»[15]. В сущности, правы были оба автора. Немалая часть уцелевшего населения ушла с Киевщины в леса Залесской Руси. Но полностью оседлый народ переселиться на новое место не может. Так что в среднем Поднепровье продолжала теплиться русская православная жизнь. Как только ордынское иго ослабло, а затем исчезло, население днепровской украйны стало быстро расти как за счет повышенного естественного прироста, так и за счет переселенцев с различных русских земель, потянувшихся в эти благодатные места.

И действительно, в XIV и XV веках в захваченной Польшей Галицкой Руси и землях Волыни и Белой Руси, находящихся под властью литовских князей, шло резкое усиление крепостнического гнета и католической агрессии. Началось бегство с запада и с северо-запада на вольное и уже относительно спокойное Приднепровье под твердой властью православных князей. За отдельными беглецами и семьями, создавшими там поселения, потянулись магнаты, получившие от короля грамоты на земли и старавшиеся их заселить новыми переселенцами, привлекая их обещаниями разных льгот и привилегий.

Одновременно, также с конца XIV столетия, начали переселяться и выходцы из разваливающейся Золотой Орды. Так, потомки Мамая стали князьями Глинскими. Переселились в Киевскую землю и сыновья злейшего врага Мамая хана Тохтамыша. Город Бердичев получил свое название от поселившегося здесь на правах вассала киевского князя ордынского царевича Бердича (по другой версии, от берендеев, которые также проживали в этих местах еще в эпоху Киевской Руси). По данным конца XV века, среди служилых людей почти треть носили татарские имена, такие, как: Бай-Буза, Батура, Берендей, Булгак, Кайдаш, Калантай, Кучук, Шаула, Шемет, и т.п. Вполне возможно, что многие из степных воинов чисто славянского происхождения имели прозвища и клички на татарский манер. И все же большинство обладателей татарских имен были все же татарами. Другое дело, что воины из числа бывших степняков получали земли на тех же условиях, что и русское боярство. Потомки татар принимали православие и очень быстро вливались в ряды местной русской аристократии. При этом кроме ордынской знати в Киевскую землю переселялись и простые татарские воины с семьями. Вокруг города Черкассы, под Овручем, Чернобылем, юго-западной части современной Житомирской области существовали татарские селения, ославянившиеся через несколько поколений.

В XV веке в Киеве вновь появляются евреи. Многие из них занимались сбором податей в интересах казны, что вызывало всеобщее недовольство киевлян. В 1495 году евреи были официально изгнаны со всего Великого княжества Литовского. Правда, в основном это распоряжение княжеской власти осталось на бумаге, а уже в 1503 году указ об изгнании был отменен.

В результате, уже к началу XVI-го столетия Приднепровье из полупустынной области с редкими и малочисленными городами превратилось в богатый, густо населенный край.

Конец Киевского княжества

В 1397 году Скиргайло умер, вероятно, от яда. Похоронен был Иоанн - Скиргайло в Киево-Печерской Лавре. Одной из причин вероятного отравления Скиргайло были откровенные опасения Витовта, что сильное и процветающее Киевское княжество сможет отделится от Литвы.

Витовт попытался править Киевом самостоятельно. В 1399 году Киев стал местом сбора огромной рати, которую Витовт собрал со всего Великого княжества Литовского, с участием также польских и немецких рыцарей. Князь Витовт обещал свернутому ордынскому хану Тохтамышу вернуть власть, а в обмен Тохтамыш должен был помочь Витовту покорить Московское княжество. По словам летописца, Витовт договорился с Тохтамышем так - «азъ тя посажу на царстве, а ты меня посади на великом княжении Московском и на всей Русскои земли». Но Витовт переоценил степень упадка Орды. В битве на реке Ворскле в августе 1399 года войска хана Тимур-Кутлука, который тогда правил в Золотой Орде, разгромили совместные силы Витовта и Тохтамыша. В этой битве погибли Андрей Ольгердович Полоцкий, Дмитрий Ольгердович Брянский и Дмитрий Боброк Волынский. Все они были героями Куликовской битвы 1380 года. Татары преследовали противников и разорили Киевскую землю. Хан Тимур-Кутлук «пришедъ самъ сталъ подъ градомъ подъ Кіевомъ», взяв город в осаду. Киев заплатил откуп в 3000 рублей, но татары все же разорили город.

Поражение Витовта отразилось на киевской земле тем, что она вновь стала подвергаться татарским набегам. Особенно крупный набег был в 1416 году, когда правитель Золотой Орды Едигей захватил и разграбил город, а также сжег Печерский монастырь. Как сообщает Густинская летопись, «оттоле Киев погуби красоту свою и даже доселе уже не може быти таков». В 1431 году татары вновь опустошили пределы Великого княжества Литовского, разгромили княжеское войско возле Мценска, взяв в плен княжеского наместника Григория Протасьева.

Князей в Киеве некоторое время не было, от имени великого князя Литовского городом и Киевским княжеством управляли наместники. Впрочем, Киев был далеко от Вильны (столицы Великого княжества Литовского), оборона от татар делала местных бояр весьма самостоятельными фигурами, так что наместники во всем следовали интересам Киева.

В 1443 году, после ряда усобиц в Литве, благодаря поддержке православных бояр, Киевское княжество, номинально зависимое от Великого княжества Литовского, было восстановлено. Князем стал Александр (более известный по прозвищу Олелько) Владимирович, сын прежнего киевского князя Владимира Ольгердовича. Он был женат на дочери московского князя Василия Дмитриевича и Софьи Витовтовны Анастасии, сестре Василия II Темного. В целом князь Олелько дружил с Москвой, всецело поддерживал православие. В середине и второй половине XV века в Великом княжестве Литовском резко усилилось господство католической знати. Если князь Витовт, считаясь католиком, был поразительно веротерпимым для Средневековья правителем, то его преемники все больше и больше внедряли католицизм, дискриминируя православных. Видя упорство в защите отеческой веры у русского населения, литовские князья стали навязывать унию с католицизмом, которая была провозглашена на Флорентийском соборе в 1439 году. Впрочем, 1441 году митрополит Исидор, поставивший свою подпись под договором об унии, возвращаясь с Флорентийского собора, заехал в Киев с целью провозгласить здесь унию, то киевляне, увидев его «в кардинальской одежде, оттуда изгнаша его».

Олелько скончался в 1455 году, приняв перед смертью монашество. Киев унаследовал его старший сын Симеон, младший сын Михаил получил в вотчину Копыль и Слуцк. От него пошли князья Слуцкие, игравшие позднее важную роль в жизни Западной Руси. Симеон Олелькович, хотя и считался вассалом Великого князя Литовского, управлял своими землями самостоятельно. Он также поддерживал православие, храбро сражался с крымскими татарами, которые вновь стали совершать набеги на Поднепровье.

Правда, защищать православие в условиях господства при виленском великняжеском дворе католиков стало затруднительно. В 1458 году Киев был объявлен столицей особой православной Киевской митрополии. Это было сделано в противовес московскому митрополиту, который отказался признавать церковную унию с Ватиканом 1439 года. Согласно папской булле, власть Киевского митрополита распространялась на «Нижнюю Русь» (епархии Малой и Белой Руси). Зато «Верхняя Русь» была объявлена «землей схизматиков» (то есть раскольников, хотя, строго говоря, это папство раскололо единую Церковь). Не подчинившегося папству московского митрополита Иону объявили «сыном зла»! В 1455 году последовал запрет литовских властей строить, ремонтировать и отстраивать православные церкви. Впрочем, при князьях Олельковичах этот запрет игнорировался.

Симеон Олелькович умер в 1470 году. После его смерти Великий князь Литовский Казимир, ревностный католик, опасаясь независимых православных князей, упразднил Киевское княжество, превратив его в воеводство. Управлять Киевской землей Казимир отправил католика Мартина Гаштольда. Киевляне не приняли воеводу, и Гаштольду пришлось брать город с помощью военной силы.

Православные пытались бороться. Русские князья Михаил Олелькович, Иван Юрьевич Гольшанский и Федор Иванович Бельский составили заговор, надеясь свергнуть католика Казимира. Возвести на престол заговорщики планировали Михаила Олельковича. Заговор был раскрыт, Михаил Олелькович и Иван Гольшанский были в 1482 году казнены, Иван Бельский сумел бежать в Москву.

Новым защитником православия стал князь Михаил Львович Глинский. Прямой потомок Мамая, проведший всю молодость в Ренессансной Европе, Глинский, пользуясь своими связями, успешно противодействовал католикам. Католики обвиняли Глинского в симпатиях к Москве. В этих условиях Глинский поднял восстание за русское единство и веру православную. Киев восторженно принял его брата, Василия Глинского. Однако в силу многих военных превратностей Глинский потерпел поражение у бежал в Москву. Там его племянница Елена Васильевна вышла замуж за Великого князя Московского Василия III, и стала матерью Ивана Грозного.

И все же православные проиграли. Началась эпоха католического натиска, ополячивания и борьбы за русский характер Днепровской украйны.

Украинные земли Литвы и Польши

Ликвидация Киевского княжества ослабило оборону края. Уже в 1482 году крымские татары опустошили и разграбили Киев, сожгли многие соборы и монастыри. Киевский воевода Иван Ходкевич попал к татарам в плен. Новые крупные вторжения крымцев проходили в 1489, 1497, 1499, 1500, 1503 гг. Всякие мелкие набеги, с участием в несколько сотен, а то десятков человек, проходили ежегодно.

Правда, дальнейшее развитие Киевской земли это не остановило. Киев в 1490-х гг. получил самоуправление на основании Магдебургского права. Руководство городом осуществлялось двумя коллегиями - лавой, которую возглавлял войт, и радой, члены которой по очереди выполняли функции бурмистра. Со временем городская власть получила название магистрат.

Первая половина XVI века Киевская земля продолжала развиваться. Но этот не было мирным периодом. Крымское ханство, «хозяйственной специализацией» которого был захват рабов, практически ежегодно совершали набеги вглубь всех русских земель. При этом Поднепровью, слишком близко находившемуся на пути набегов, доставалось особенно сильно. Татарские кочевья начинались уже вскоре за Каневом. Укрепленная линия состояла из нескольких крепостей - Канев, Черкассы, Звенигород (ныне - Звенигородка в Черкасской области), Винница, Брацлав, и др. Местное русское население, сильно, впрочем, разбавленное выходцами из степи, было поголовно вооружено и ничуть не хуже татар стремились делать набеги. За этим воинственным населением утвердилось название «казаки». Напомним, что само тюркское слово «казак» означает человека, оторвавшегося от  своего племени. Именно так татары стали называть и тех «сходцев» с Малой Руси, которые стали проникать в степи. Первоначально казаками называли различных изгоев из татарских ханств, превратившихся в шайки разбойников. Так, в 1474 году «казаки» татарского «царевича» Касима грабили купцов, ехавших из Крыма. Но уже в 1492 году упоминаются казаки-христиане из числа «киян» (киевлян) и черкасов (жителей Черкасс), грабивших турецкий корабль в устье Днепра. В 1499 году в указе Великого князя Литовского упоминаются казаки на Днепре. В 1503 году становится известно об особой казачьей воинской части в Черкассах[16].

Постепенно понятие «казак» стало означать вольного человек, ведущего особый казачий образ жизни, но при этом русского и православного. Впрочем, очень долгое время казачество было занятием, а не социальным положением. Легко заметить, что славяне в степях, живущие промыслами и разбоем, были известны и в домонгольской Руси под именем бродников. Так что в значительной степени казачество исторически было старым явлением, нового же было только тюркское название.

На защите родной земли казаки покрыли себя неувядаемой славой. В 1508 году некий киевский служилый человек Симеон Полозович («Полоз русак, славный казак») разгромил крупный отряд татар. Прославился подвигами среди казаков и польский аристократ Предслав Лянцкоронский, староста городка Хмельник. В 1516 году во главе казаков он ходил на Акерман (Белгород), сражаясь с турками, отбивая у них невольников. В 1523 году казаки напали на турецкую крепость Очаков, который сожгли, а в 1528 году вновь взяли и разрушили Очаков.

Среди казаков выделялись командиры, чьи имена и подвиги стали темой народных песен. Так, черкасский староста в 1514-1535 гг. Остафий (Остап) Дашкович многократно одерживал победы над татарами. Впрочем, он не брезговал грабить и своих земляков, ходил вместе с крымцами в набеги на Москву.

С самого начала в рядах казаков были уроженцы многих земель. Помимо «своих» крещенных татар среди казаков были уроженцы Балканского полуострова. Были поляки (скорее, принявшие католичество малороссы). На протяжении двух десятилетий (1540-1561) бился с татарами в качестве казачьего командира немец из Силезии Бернард Претвич.

Самым же знаменитым казачьим атаманом XVI века был Дмитрий Вишневецкий, известный в народных песнях как Байда (по-татарски «беззаботный»). Выходец из семьи православных магнатов Волыни, Вишневецкий прославился подвигами в битвах с татарами и турками. Командуя казаками, он совершил походы на турецкие крепости на Черноморском побережье. В 1555 году на острове Малая Хортица он основал укрепленный лагерь, который считается началом Запорожской Сечи. Со своими казаками Вишневецкий поступил на службу к русскому царю Ивану Грозному. Вместе с московскими воеводами Вишневецкий участвовал в двух походах в Крым. За ратную службу царь пожаловал Вишневецкому город Белёв. Таким образом, Вишневецкий стал служилым князем Московского царства. Город Белёв находился на Веховской украйне (окраинных территорий Московского царства в верховьях Оки) на Тульской засечной черте. Здесь, на степном рубеже, Вишневецкий занимался своим прежним делом - защищал русскую землю от кочевников. Интересно, что еще в 20-х гг. XVII века в Белёве существовала Вишневецкая слобода, в которой жили потомки казаков, приведенных князем Дмитрием. В дальнейшем Вишневецкий был направлен на северный Кавказ. Впрочем, присущий Вишневецкому дух авантюризма привел его к возвращению в Литву. В 1563 году Вишневецкий с казаками совершил поход в Молдавию, но потерпел поражение от турок, попал к ним в плен и был ими замучен.

В народных преданиях Байда стал первым гетманом. Напомним, что гетманом (от немецкого Hauptmann - начальник, командир) в Речи Посполитой и ряде других государств назывался командующий вооруженными силами, подчинявшийся непосредственно королю. Когда гетманами стали называть себя казачьи атаманы, то уже этим они демонстрировали свою самостоятельность от польских властей.

В целом к концу XVI века казачество стало мощной и довольно организованной силой. Татарские набеги отбивались успешно, более того, теперь сами казаки ходили в набеги в Крым и Османские владения.

Долгое соседство с восточными народами степи, тем более что многие степняки оседали на украинных землях Малой Руси привели к очень сильной культурной ориентализации (овосточнивании) малороссов, особенно казаков. Широкие шаровары турецкого типа, баранья шапка, широкие пояса - все эти особенности народного костюма жителя Поднепровья представляли собой заимствования из одежды восточных народов степи и турок. Запорожская прическа также имеет восточное происхождение. Еще древние булгары брили свои головы, оставляя оселедец. Запорожцы бороду и голову брили, оставляя прядь волос в виде косы, которую закручивали за левое ухо три-четыре раза. Все это было характерным и для тюркских народов древности. Кстати, повлияли на народный костюм и многие элементы польской одежды. Но необходимо учитывать, что в самой Польше в то время господствовала теория «сарматизма» о якобы неславянком происхождении шляхты, по праву завоевателей правящих простым славянским быдлом. «Сарматский» костюм также имел много восточных (преимущественно турецких) элементов. В этом смысле жупан, кунтуш, чамарка, которые носили шляхтичи, со временем стали частью и подражавшим шляхте одеяниям запорожской старшины.

В язык населения Поднепровья вошло большое количество (до 4 тысяч) слов из тюркских языков. Были также заимствования из польского языка и латыни.

Тем временем ситуация на украинных землях Малой Руси вновь изменилась.

Украина Речи Посполитой

В 1569 году на сейме в городе Люблине была заключена уния, объединившая Польшу и Литовское великое княжество в единое государство - Речь Посполитую. Строго говоря, Литва сохранила в этом едином государстве определенную автономию. Гораздо более важным для Малой Руси стало то обстоятельство, что 4 воеводства - Киевское, Волынское, Брацлавское и Подольское, отошли непосредственно к Польше. Эти земли иногда назывались Украиной (заметим, и по-польски, и по-русски звучит одинаково). Юго-восточные воеводства для Польши также были окраинной территорией, как и для жителей Московского царства.

Результаты присоединения к Польше были парадоксальными. Начался бурный хозяйственный и демографический подъем, продолжавшийся свыше полувека. Возникли тысячи деревень, слобод, хуторов. Появилось до 300 новых городов (другое дело, что в большинстве своем это были небольшие поселения, имевшие менее 100 дворов). При этом большинство из этих «новых» городов существовали со времен древних полян. Другое дело, что теперь эти поселения окружались стенами и получали определенное самоуправление. Некоторые из новых населенных пунктов ставились на старых городищах селений домонгольской Руси. Так, князьями Вишневецкими был отстроен Корсунь, также Вишневецкие восстановили сожженный еще в 1239 году город Лубны. Также на месте сожженного татарами древнерусского городка возник город Чигирин, (название образовалось от татарского собственного имени Чигир) игравший важную роль в истории Приднепровских земель в XVI-XVII веках. На месте древнего городища в 1575 году возник город Батурин (носивший имя короля Стефана Батория). 

Наконец, были и действительно новые города. В 1571 году был построен Кременчуг, в 1616 году - Умань, в 1633 году - Смела. Также в эту эпоху возникли Миргород, Кобеляки, Зеньков, Гадяч, Оржица и ряд других известных городков Малороссии.

Быстро росло население и большинства «старых» городов. Киев вновь пережил короткий расцвет.  По переписи 1571 года в Киеве насчитывалось уже 40 тыс. домов. При этом Киев оставался разделенным на три исторические части: Верхний город, Подол и Печерск. Были восстановлены многие церкви и монастыри, разрушенные еще при татаро-монгольском нашествии. Выдающуюся роль в культурном подъеме Киева в первой половине XVII веке сыграл киевский митрополит Петр Могила. Именно он был инициатором восстановления Софийского и Успенского соборов, церкви Спаса на Берестове - древнейших памятников Киева. Именно им было основано первое в городе высшее учебное заведение - Киево-Могилянская академия.

Если в эпоху Ярослава Мудрого Киев строился по плану, то теперь в городе преобладала совершенно хаотическая застройка, как и в большинстве городов Европы. Подавляющее большинство киевлян были русинами. Об этом свидетельствуют упорно сохраняющиеся ими русские обычаи. Как писал побывавший здесь в 1584 году львовский купец Груневег, каждый двор имеет сад, огород и строения для скота. Особенно уроженца европеизированного Львова поразило то, что  в домах киевлян были собственные бани. «Они топят в них почти каждый день наподобие московитов, которые постоянно купаются», - отмечал он[17]. Большинство киевских улиц не имели названий, в ратушных книгах нередко просто указывались только имена владельцев домов. Из-за частых пожаров топография Киева часто менялась, что объясняет неупорядоченность застройки и отсутствие названий улиц.

Общая численность населения Поднепровья составляла к середине XVII века 550 тысяч человек. Примерно столько же проживало в Брацлавском воеводстве, занимавшем часть земель прежнего Киевского княжества (ныне - основная часть Винницкой области).

В чем же причина такого подъема? Сказалось и ослабление татарской опасности, вызванной деятельностью окончательно сложившегося к этому времени казачества. Кроме того, польские власти также больше внимания уделяли защите украинных земель, чем Великое княжества Литовского. Разумеется, опасность не исчезла. Эрих Ласота, представитель Австрийской империи, проезжая в 1594 году в Запорожье, отмечал, что «каждый из крестьян, отправляясь в поле, нес на плечах своих ружье и прицеплял сбоку саблю или тесак»[18] Впрочем, на степной границе быт и ранее был сильно военизирован. Теперь хоть стало больше покоя и можно было заняться своим хозяйством. Стабильность на границе вызвало и демографический взрыв общества, которое отличалось высокой рождаемостью.

Но наряду с высоким естественным приростом весьма существенную роль в быстром росте населения стала играть миграция на берега Днепра из других регионов Малой и Белой Руси. При этом осуществлялись сразу две колонизации: народная и шляхетская. Множество крестьян двинулись на плодородные и, как им казалось, «ничейные» земли. Размах добровольных (и часто незаконных) переселений из Галичины и Волыни действительно был высок. Согласно данным судебных книг, учитывавших беглых крепостных, в первой половине XVII века жители покинули 2 000 сел Галицкого и Холмского воеводства, уйдя на восток. По документам Каменец-Подольского суда 1603 - 1624 годов зафиксирован побег 9 502 семей с Русского (Галицкого), Подольского, Волынского и Белзского воеводств. Гораздо больше переселенцев оказались не учтенными. Хотя не все переселенцы ушли на Киевщину, многие двигались дальше на восток, в пределы Московского царства, в Слободскую Украину, но все же большинство из них осели в Поднепровье.

Одновременно проходила колонизация приднепровских земель польскими магнатами и шляхтой. Законом 1590 года территория к югу и юго-востоку от Белой Церкви (то есть большая часть Украины) была объявлена «пустыней». Королю было предоставлено право раздавать эти земли польским магнатам и шляхте, причем местные крестьяне попадали в крепостную зависимость от польских феодалов. Захват земель проходил в условиях ожесточенной борьбы из-за нее между самими феодалами. Паны и шляхтичи совершали «наезды» на имения друг друга, грабили и жгли деревни своих соседей, от чего в первую очередь страдали крестьяне. Магнаты объявляли крепостными жителей якобы «пустынных» мест (хотя крестьяне могли жить здесь веками на протяжении многих поколений). Таким образом, когда речь шла о строительстве польскими магнатами городов, сел и поместий, надо учитывать, что большинство этих населенных пунктов и ранее существовали. Тем не менее, определенная организованная колонизация все же проходила. Плотность населения в Поднепровье была небольшой, и магнаты и шляхта переселяли на новые земли, в свои новые владения крепостных с Волыни и Галичины. В свое время польский историк Карл Шайноха даже заявлял, что Украина - добыча польского плуга (Zdobycze pługa polskiego). Но плуг-то был русским, хотя сам пахарь часто был собственностью польского помещика.

Кроме крестьян на берега Днепра потянулись и мещане. Короли давали определенные льготы жителям новопостроенных городов. Так, «яко люди украинные» были полностью освобождены от уплаты торговой пошлины на всей Речи Посполитой купцы Канева, Черкасс, Переяслава, Брацлава, Белой Церкви.[19]

Одной из причин хозяйственного подъема украинных земель на Днепре, была особая ситуация в Европе. Переживавшая подъем мануфактурной промышленности Западная Европа нуждалась в сельскохозяйственной продукции, особенно хлеба, а также леса, смол, кожи, льна. В результате страны Восточной Европы, в том числе Польша, стали активно развивать фольварки. Так называлось крупное помещичье хозяйство, производящее продукцию на рынок. В сущности, фольварк во многом напоминал плантационное хозяйство в колониях, поставляя сырье для метрополии. При этом восточноевропейские страны также стали нуждаться в большом количестве рабочей силы. Результатом стало «вторичное закрепощение» крестьян в восточной Европе. Но восточноевропейское крестьянство оказывается в новых условиях не просто возвращенным в своем социальном статусе в Средневековье. Если ранее, в самом глубоком феодализме при господстве натурального хозяйства взаимоотношения между господином и крепостным регулировались вековыми обычаями, то теперь барину требовалось все более и более произвести и продать, при этом помещики жаждали все больше и больше потреблять. Все это придало особо жесткие черты эксплуатации крестьян и особую ожесточенность социальной борьбы. В Малой Руси, особенно на Днепровской украйне, где почвы были особенно плодородными, эксплуатация крестьян приняла особо свирепый характер. Но при этом в краю, где все население было вооружено, и сопротивление было более упорным. Навязывание крепостничество вызвало целую полосу казацких восстаний, почти непрерывно продолжавшихся на протяжении 40 лет. В основном поляки торжествовали. Часть казаков ушла в пределы Московского царства, большая часть сосредоточилась за Днепровскими порогами, где возникла легендарная Запорожская Сечь. В целом к середине XVII века казачество окончательно стало и образом жизни, и особым социальным статусом, и даже понятием географическим, тесно связанным с Сечью. Хотя «показачиться» мог каждый, но все же возникла ощутимая разница между казаком и крестьянином. При этом внутри казачества все более ярко выступали противоречия между казачьей голытьбой - «сиромахой» и старшиной, стремящейся получить права шляхты. В дальнейшем не случайно старшина будет раз за разом предавать русское дело, а народные массы всегда будут за Москву, единую православную Русь.

Королевские власти колебались между идеей уничтожения казачества как класса с превращением казаков в крепостных и стремлением использовать ратные способности казачества в своих интересах. В 70-х гг. XVI века было создано т.н. Реестровое казачье войско. Название происходит от особого списка, в который были внесены имена казаков на королевской службе. Реестровые казаки получили особый сословный статус, то ставило их положение шляхты. Во главе реестровцев стоял особый гетман. Польские власти должны были сквозь пальцы смотреть на православную религию казаков. Впрочем, реестровых казаков было немного, королевская казна была пуста, и жалованье казакам выплачивалось нерегулярно. Магнаты и шляхта смотрели на реестровых казаков как потенциальным мятежников. Таким образом, создание реестрового казачества сыграло роль в определенном расколе между казаками, внесенными в реестр и основной массой казачества. 

Еще больше запутало ситуацию и изменения в этническом развитии Поднепровья. Помимо появления большого числа поляков, которые чувствовали себя полными хозяевами страны, изменилась и социальная роль старых знакомых киевлянам евреев. Из евреев состояла большая часть городского населения, занимавшаяся ростовщичеством, торговлей, содержанием кабаков. Кроме того, учитывая презрение благородных панов к работе, из евреев в основном были управляющими шляхетских имений, нещадно эксплуатировавшие православное крестьянское «быдло». Не случайно возникла поговорка: «Нет пана без Абрама». Сплоченное и организованное еврейство достаточно быстро вытеснило русское население почти из всех видов городской деятельности и экономически подчинило себе деревню, став арендаторами или управляющими большинства панских имений. На селе именно евреи были сборщиками налогов, арендовали корчмы и мельницы. Не случайно автор еврейской хроники времен Хмельниччины Натан Ганновер вспоминал слова Богдана Хмельницкого накануне восстания: «Мало того, что нас поработили паны, ведь даже племя, наиболее униженное среди всех народов, владычествует над нами»[20].

Поскольку религия запрещала верующим иудеем возделывать «землю изгнания», то понятно, что евреи в Малой и Белой Руси сельским трудом не занимались. Не случайно в основном евреи жили в городах или местечках - сельских населенных пунктах, жители которых, однако, не пашут землю. На государственную службу иудеев также не принимали, поскольку они не могли принести присягу верности христианскому государю. Зато христианство осуждает ростовщичество, которое напротив, очень уважаемое занятие у иудеев. Понятно, что именно ростовщичество, шинкарство, торговля, стали еврейскими занятиями в крае.

Государственная несостоятельность Литвы и Польши во многом была вызвана именно тем, что в этих странах, включая западнорусские земли, евреи фактически задушили зарождавшиеся городские средние слои. Задолжавшее и заложившееся еврейским кредиторам благородное шляхетство всю свою энергию тратило на дальнейшее ограбление своих крепостных, разоряя и их и тем самым свою страну.

Наконец, для жителей Украины в те времена самым важным из всех вопросов был вопрос религиозный. Господствующий класс все больше становился католическим. Если паны издевались лишь телами зависимых от них русских, то католическая церковь пыталась вытравить из народа Западной Руси его русскую душу. Каких только ухищрений не придумывали в Ватикане с целью окатоличевания русских! Только католик мог занимать даже самые незначительные административные должности, получать образование в университетах и коллегиумах Речи Посполитой. Существовало множество оскорбительных для православных запретов и ограничений, одно перечисление которых займет много места. Впрочем, все то же самое, лишь с поправкой на технологические достижения XXI в., существует в отношении русских в новоявленных постсоветских «государствах». Но особым успехом в обращении католики похвастаться не могли. Сами католические священники не пользовались ни малейшим авторитетом. Папский посланник в Киеве Козимо де Торрес в отчете 1622 года жаловался, что русины «завидев латинского ксендза, они плюют на землю от ужаса и отвращения»[21]. Даже орден иезуитов не мог действовать в Киеве из-за сопротивления православных, и своей резиденцией сделал город Фастов.

Видя, что просвещенные и имущие слои в Малой и Белой Руси почти полностью стали ревностными католиками, а простой народ упорно держится за православную веру отцов, Ватикан и его знаменитый Орден Иезуитов решили окатоличить православных не мытьем, так катаньем. С этой целью была создана существующая и поныне на Западной Украине т.н. греко-римская, или же униатская церковь, сохранившая большинство православных обрядов, но подчинившаяся Римскому Папе. Церковная уния была провозглашена иерархами - вероотступниками на церковном соборе в Брест-Литовске в 1596 году. Среди этих предателей был и киевский митрополит Михаил Рогоза. Но вскоре униатские пастыри остались без паствы. Большинство русского населения Малой и Белой Руси отказались признавать унию. Среди них оказались лишь несколько иерархов и один из магнатов - православный князь Константин Острожский.

Киев стал центром сопротивления униатству. Киево-Печерская Лавра отказалась подчиняться униатскому митрополиту и даже сумели добиться своей самостоятельности на польском сейме. Архимандрит Елисей Плетенецкий, уроженец Галичины, организовал в Лавре типографию и братскую школу. С помощью казаков Плетенецкий в 1613 году отбил имения Лавры, ранее конфискованные униатами. В Киев был направлен униатской верхушкой управлять церковными делами Антоний Грекович, который в начале 1618 года пытался захватить Михайловский Златоверхий монастырь. Но казаки просто утопили Грековича в Днепре, с грубым юмором заявив, что «под лед подсадили воды попить». Позднее казаки убили униатского сборщика податей Оклинского, униатского священника Юзефовича и др.

В 1620 году благодаря казакам и православным братством иерусалимский патриарх восстановил православную иерархию, назначив митрополитом Киевским Иова Борецкого, который ранее был руководителем православной братской школы. Кстати, Борецкий был уроженцем Галичины. Постепенно почти все униатские приходы и церкви начали возвращаться к православию. В 1633 году польское правительство вынуждено было признать православие. Униатство не исчезло, при этом за пределами Киевщины, в условиях сильных позиций латинского католического духовенства, многие православные предпочитали формально признать унию, сохранив православную обрядность.

Выдающуюся роль в возрождении православия во всей Западной Руси сыграл митрополит Петр Могила, занимавший свой пост в 1632-1647 гг). Выходец из семьи молдавских князей, новый митрополит благодаря своей энергии и организаторских способностей вернул православной церкви прежнее видное значение. Понимая значение науки, Могила превратил возникшую ранее Киевскую братскую школу в Академию - высшее учебное заведение университетского типа. В 1643 году митрополит Петр Могила напечатал текст молебна с поминанием небесных заступников - «в Малой Руси просиявших». Таким образом, католический и униатский натиск был отбит. Это, впрочем, не обещало спокойствия в будущем. Взаимоотношения между православным русинским большинством и католическо-униатским господствующим меньшинством обострялись все больше.

Весь этот клубок противоречий рано или поздно должен был закончиться взрывом.

Хмельниччина и воссоединение с Россией Киева и Днепровского Левобережья

Грандиозное народное движение, связанное с именем Богдана Хмельницкого, или Хмельниччина, стало по существу настоящей революцией, одной из самых грандиозных в XVII столетии. Это была и социальная революция против крепостничества и помещичьего произвола. Одновременно это было и национально-освободительное движение против иноземного господства. Это было также и религиозное движение в защиту угнетаемого православия. Хмельниччина была также и движением казачьей старшины за присвоение прав и привилегий наподобие шляхетских. Наконец, восстанием Хмельницкого в своих интересах пользовались также и все соседи Речи Посполиой, - и Русское царство, и Швеция, и Османская империя. Все эти обстоятельств и привели к крайней запутанности и противоречивости самого движения. Результатом было страшное разорение и запустение Малороссии, ее разделение по Днепру. Но вместе с тем нельзя не признать, что на полтора века на левом берегу Днепра исчезло крепостное право и сложилась достаточно демократическая система управления. В этом смысле революция Хмельницкого могла считаться первой в истории революцией, которая закончилась победой социальных низов. Через полтора века по просьбам украинской старшины, потомков казачьих атаманов, крепостное право вновь было введено в Гетманской Украине (и заодно в Слобожанщине). Примерно также советские партократы организовали «перестройку» и приватизировали то, что было создано в советский период русской истории.

До восстания Хмельницкого в 1648 году Поднепровье неоднократно становилось ареной народных восстаний. Восстание Косинского в 1591-93 годах, Наливайко в 1594-1596 годах, Жмайло в 1625 году, Федоровича в 1630 году, Павлюка, Гуни и Остряницы в 1637-38 гг.  - все это были свидетельства надвигающейся бури. И вот полыхнуло.

Не будем пересказывать историю кровавых событий 1648-67 гг. Обратим внимание на этнические изменения в ходе революции. Как поляки, так и казаки совершали многочисленные зверства. Ополяченный  магнат Иеремия Вишневецкий («князь Ярема» в народных песнях и сказаниях), внук казачьего командира Байды, с патологической жестокостью подавлял восстание своих холопов. Так, в местечке Погребище по приказу Вишневецкого убить всех жителей поголовно. С невероятно жестокостью подавлял Вишневцкий восстание в Немировве. Казаки также расправлялись с католиками. Так, при взятии Киева, как писал историк С. М Соловьев, «на улицах началась потеха: начали разбивать католические монастыри, до остатка выграбили все, что еще оставалось, и монахов и ксендзов волочили по улицам, за шляхтою гонялись, как за зайцами, с торжеством великим и смехом хватали их и побивали. Набравши на челны 113 человек ксендзов, шляхтичей и шляхтянок с детьми, побросали в воду, запретивши под смертною казнию, чтоб ни один мещанин не смел укрывать шляхту в своем доме, и вот испуганные мещане погнали несчастных из домов своих на верную смерть; тела убитых оставались собакам. Ворвались и в склепы, где хоронили мертвых, трупы выбросили собакам, а которые еще были целы, те поставили по углам, подперши палками и вложили книжки в руки. Три дня гуляли казаки и отправили на тот свет 300 душ: спаслись только те шляхтичи, которые успели скрыться в православных монастырях»[22].

Доставалось и евреям. Расправлялись не только с ростовщиками и управляющими панскими имениями, но и с простыми местечковыми сапожниками и портными. Прекратили существование свыше 300 еврейских общин. Тогдашние еврейские хронисты сообщали огромные цифры убитых евреев, называя цифры в 300 тысяч человек. Как и с Холокостом, цифры завышены во много раз. В XX веке еврейские историки, ознакомившись с широким корпусом доступных источников, определили более точно количество еврейских жертв Хмельничины. Так, по оценке Б. Вейнриба, на всей территории Речи Посполитой, охваченной восстаниями и войнами, в 1648-67 гг. погибло, а также умерло от эпидемий и голода 40-50 тысяч евреев, что составляло 20-25% еврейского населения страны по максимальным оценкам; еще пять-десять тысяч бежали (или не вернулись из плена). По данным Ш. Эттингера, на Украине до восстания Хмельницкого проживала 51 тыс. евреев; из них 30-35 тыс. (около 2/3) погибли или навсегда покинули край[23].

Особенную ярость у восставших вызывали униатские священники, с которыми расправлялись самым диким образом. Если поляка или еврея казаки могли оставить в живых, что бы получить выкуп, то пленного униата ждала только смерть. 

Так самыми грубыми и жестокими методами крестьяне и казаки расправились с иноземными эксплуататорами. Народная песня 1648 года пела о счастье:

Нема краще як у нас на Украине

Нема ляха, нема пана, нема жида

Нема ни проклятой унии...

После ряда сражений, временных перемирий с Польшей, постоянно нарушавшегося союза с крымским ханом Хмельницкий убедился, что в одиночку победы не добиться. С самого начала восстания он обращался с просьбами о помощи к русскому царю, но в Москве резонно считали, что Россия  не готова к большой войне. Но в конце 1653 года, когда угроза поражения Хмельницкого стала реальной, Земский собор в Москве принял решении о взятии Малой Руси «под высокую государеву руку». 8 января (18 января по новому стилю) 1654 году на Раде (общей сходке казачества) в Переяславе казаки 14 полков присягнули в верности русскому царю. Это событие считается датой воссоединения Украины с Россией (хотя самого слова «Украина» не было ни в одном из документов соглашения). Всего присягу дали 127 328 казаков, мещан и вольных войсковых селян (женщины, дети и крепостные, а также все лица не православного вероисповедания к присяге не приводились). Православное духовенство также не присягало, пока не получило одобрение от Константинопольского патриарха.

Самым же главным было то, что Малороссия получила широкое самоуправление. Казачья старшина выбирала из своей среды пожизненного гетмана. Число реестровых казаков (теперь на царской службе) было доведено до 60 тысяч человек. Города сохранили самоуправление. Все налоговые поступления оставались в Малороссии.

Не менее важными были изменения в социальной сфере. Было ликвидировано крупное и среднее светское землевладение, фольварочно-барщинная система хозяйствования. Наконец, фактически исчезло крепостничество - местные крестьяне «показачились». Разумеется, никаких официальных указов о ликвидации крепостного права никто не издавал. Для тех времен личная зависимость человека от другого была чем-то само собой разумеющимся. Но по факту крепостничество исчезло, и это был удивительный пример победоносной социальной революции. Зато формировалась казацкая, крестьянская, а также государственная собственность на землю. В условиях долгой войны казачья старшина старалась удержать земледельцев на земле. Польская магнатерия (магнатство) и шляхетство были ликвидированы как класс. Их земельные владения были большей частью присвоены казачьей старшиной, частично достались крестьянам. Также исчезло католическое духовенство. Количество евреев резко сократилось, хотя многие из них притворно принимая православие, и остались на месте.

Эта автономия в составе Русского царства получило неофициальное название Гетманщина. Но, впрочем, в 1654 году история только начиналась. Россия вступила в войну с Речью Посполитой. Затем в войну против Польши вступил шведский король, захвативший Варшаву и Краков. В Москве, считая, что поляки почти добиты, заключили перемирие с Польшей и начали войну со шведами, которая тянулась в 1656-1661гг.

Между тем в 1657 году умер Богдан Хмельницкий. Как это часто бывает с харизматическими вождями, его преемники были слабые и бесхарактерные. Сказались и желания казачьей старшины заделаться шляхтой в Малороссии. Строгой власти самодержавного царя многие казачьи полковники были готовы предпочесть «золотую вольность» польского шляхетства. Не случайно гетман Выговский тайно заключил в Гадяче соглашение с Польшей о возвращении Малороссии под власть польского короля, который должен был создать в районах, занятых казаками, Великое княжество Русское. Оно должно было стать третьей частью Речи Посполитой наряду с Королевством Польским и великим княжеством Литовским. Но измена Выговского вызвало восстание против него сразу нескольких полков. Выговский заключил союз с крымским ханом и в июне 1659 года татары вместе с поляками и некоторым количеством казаков, верных Выговскому, нанесли поражение русскому войску при Конотопе. Позднее украинские националисты невероятно раздули масштаб сражения. Во время президентства на Украине В. Ющенко (2004-2010) пышно отмечалось 350-я годовщина сей битвы. «Украинские историки» объявили о разгроме «украинцами» 300 тысячной русской армии, больше, чем в 10 раз преувеличив реальное число русских воинов. Поскольку разрядные книги, посвященные этой войне, сохранились до наших дней, то число сражавшихся было установлено с точностью до последнего кашевара. Всего русская армия имела 28 тысяч человек, из которых четверть составляли запорожские казаки[24]. Согласно российским архивным данным, русская армия потеряла убитыми и пленными 4 769 человек[25], в том числе 249 дворян и начальных людей. Главными победителями при Конотопе были крымские татары, составлявшие большую часть войска Выговского. Так что надо быть или полным идиотом, или украинским националистом (что, впрочем, одно и то же), чтобы видеть в сражении победу «украинского» оружия.

После этой победы Выговский окончательно потерял влияние среди казаков. Он перебежал к полякам и позднее был убит.

Но затем ситуация запутывалась все более. Польша возобновила войну с Россией. В 1660 году русские потерпели поражение под Чудновым. Опять главную роль в сражении сыграли крымские татары, которые были союзниками поляков. Не случайно именно татарам поляки уступили взятого в плен русского командующего воеводу Василия Шереметева, который провел в крымском плену больше 20 лет.

Известие о поражении при Чуднове опять вызвали пропольские настроения казачьей старшины. Шедший на соединение с Шереметевым гетман Юрий Хмельницкий, бесталанный сын Богдана Хмельницкого, перешел на сторону поляков. И опять основная масса казачества отвернулась от гетмана-предателя. Юрий Хмельницкий быстро потерпел поражение и принял монашество. Впрочем, позднее он вновь стал игрушкой в чужих руках, на сей раз турок. Он был номинальным правителем оккупированной турками части Правобережной Украины. Как только в нем отпала надобность, турки его казнили.

Затем все запуталось еще больше. Теперь были уже два гетмана - один на левом берегу Днепра, другой - на правом. Множество раз казаки сходились друг с другом в жестоких битвах. Помимо сторонников Москвы и Варшавы появились еще сторонники протурецкой ориентации. Словом, шла война всех против всех. Русско-польская война тоже продолжалась. Впрочем, обе стороны были настолько измотаны, что пошли на перемирие, подписанное в начале 1667 года в Андрусове. Обычно Андрусовский мир считается датой окончания войны. Смоленск, а также земли по левому берега Днепра и Киев с прилегающими землями передавался России, причем Киев только сроком на два года, но Россия смогла удержать его и закрепила за собой. Правобережная Малороссия осталась под контролем Польши. Её освобождение поначалу представлялось делом ближайшего будущего, тем более что Речь Посполитую продолжали потрясать русские восстания.

Но на деле в 1667 году мир не наступил и боевые действия шли еще почти полтора десятилетия. Помимо распрей гетманов земли Малороссии стали жертвой турецкого вторжения. Россия и Речь Посполитая в очередной раз стали союзниками. Начиная с 1674 года русские воска стали действовать на правом берегу Днепра, не смущаясь тем, что вообще-то по Андрусовскому миру это была территория Речи Посполитой. В 1677 и 1678 годах русские войска (при активной помощи запорожских казаков) отбили турецкие натиски на крепость Чигирин. В условиях всеобщей усталости в 1681 году был заключен Бахчисарайский мир с Османской империей. Наконец, стихли выстрелы.

Каков же был результат всех этих кровавых событий? Хотя считается, что Переяславская Рада 1654 и Андрусовский мир 1667 годов обеспечили воссоединение Украины с Россией, но строго говоря, это было лишь перемирие. «Настоящий» мирный договор был подписан в мае 1686 года, и получил название «вечного мира» между Россией и Речью Посполитой. Обеим странам в тот момент угрожала Османская империя. В результате Россия замирилась в Польшей, обещая вступить в антиосманскую коалицию. По условиям «вечного мира»  Левобережная Украина с Киевом, Запорожье, чернигово-северские земли с Черниговом и Стародубом, а также Смоленск с окрестностями признавались навсегда принадлежащими России. Русские власти обязались разорвать мир с Османской империей и послать свои войска в Крым. Стороны приняли решение, что Россия в качестве вознаграждения за Киев заплатит Речи Посполитой 146 тысяч рублей. В договоре имелась статья о положении православного населения в Речи Посполитой, которое не должно было подвергаться каким-либо притеснениям со стороны католиков и униатов. Провозглашалась свобода торговли и передвижения для купцов (кроме евреев), для них открывались Москва, Вильно, Варшава, Краков. Заключение «Вечного мира» было важным международным событием, выводившим на новый уровень русско-польские отношения. Однако «вечный мир» признавал всю Малороссию западнее Днепра (за исключением Киева) частью Речи Посполитой. Таким образом, воссоединилась с Россией не вся Малороссия, а только левобережная украина Малороссии.

Гетманщина

На левом берегу Днепра, таким образом, сложилось особое автономное образование. Поскольку во главе его стоял гетман, то неофициально это образование получило название «Гетманщина» или «Гетманская Украина».

Гетману принадлежала высшая военная, исполнительная и судебная власть. Гетман также определял внешнеполитический курс, организовывал и руководил финансами. При гетмане имела «рада» (совет) из высшей казачьей старшины. Впрочем, то был  совещательный орган, с мнением которого гетман мог и не считаться. В раду входили: генеральный судья, генеральный обозный - второй после гетмана чин (командовал артиллерией, снабжением войска, руководил строительством военных лагерей, был их комендантом), генеральный подскарбий (казначей), генеральный писарь (административно-политические дела, хранитель войсковой печати, во время войны - начальник штаба), два генеральных есаула (непосредственные помощники гетмана), генеральный хорунжий (хранитель знамени - хоругви, глава охраны гетмана); генеральный бунчужный (хранитель бунчука - символа войсковой власти, выполнял особые поручения гетмана).

Для решения важнейших дел созывали Генеральную («полную») раду. Генеральная рада была высшим представительным органом государственной власти Гетманщины. В её состав входили гетман, старшина, представители рядового казачества, представители православной церкви, иногда также - представители городов и других государств (посольства). Гетман и старшина, как правило, легко манипулировали Генеральной радой.

Административно Гетманщина разделялась на полки и сотни. Количество полков и сотен не были постоянным. Всего было учреждено 16 полков: 9 на правом берегу Днепра и 7 - на левом. На правом берегу Днепра: Чигиринский, Черкасский, Каневский, Корсуньский, Белоцерковский, Уманский, Брацлавский, Кальницкий и Киевский. На левом берегу: Переяславский, Кропивенский, Миргородский, Полтавский, Прилукский, Нежинский и Черниговский. Со временем территория полков и их названия могли меняться. Неодинаковым было и число сотен. В некоторых полках их было около десятка, в других до двух десятков. Отличалась и численность казаков в сотнях: в некоторых было 200-300 казаков, в других - от двух до нескольких десятков. На Левобережной Украине в 1672 году насчитывалось 117 сотен, а в конце ХVII века - 163 сотни.

Главой полка был «полковник». Его выбирали казаки полка или назначал гетман. Полковник осуществлял военную, административную и судебную власть. Основным исполнительным органом были полковые канцелярии, куда входили полковые старшины: обозный, два есаула, судья, писарь, хорунжий. Эти чины были выборными. Вспомогательным органом власти был полковой совет казаков и старшин. Сотнями управляли сотники, которых выбирали казаки или назначал полковник. При сотниках существовала сотенная старшина: писарь, хорунжий, обозный, есаул. Существовал также сотенный совет. Судебную власть осуществляли полковые и сотенные суды.

В поселках и селах казаки входили в курень, который выбирал атамана, а селяне и мещане выбирали войта. Атаманы и войты представляли низшее звено войсковой администрации. В городах, как полковых, так и сотенных, был выборный городской атаман. Одновременно существовало и городское самоуправление - магистраты и ратуши, состоявшие из выборных от городского населения.

В конце XVII века на Левобережной Гетманщине были около 2 тысяч населенных пунктов, в которых проживало около 1,5 миллионов человек. Города с магдебургским правом сохраняли свои права и возглавлялись войтами. В состав городского управления входили бурмистры, райцы и лавники. Другие города и поселки, имевшие самоуправление, назывались ратушными; в то же время в них власть имели казацкие старшины, которым подчинялись казаки. 

Резиденцией гетмана (и тем самым столицей Гетманщины) был сначала город Чигирин (1649-1669), затем - Батурин (1669-1708), и наконец, Глухов (1708-1764).

Основную массу населения составляли крестьяне. Хотя они и были лично свободными, но постепенно оказывались в зависимости от старшины. Гетман Мазепа ввел для крестьян двухдневную барщину. Со временем барщина стала трехдневной. К концу существования Гетманщины свободных сел оставалось около 10 %. Остальные населенные пункты со всеми жители становились зависимыми от старшинских  семейств. Крестьяне сопротивлялись закрепощению. Это нашло отражение в побегах в Запорожье и Слобожанщину. В 1761 году гетман Кирилл Разумовский запретил переходить крестьянам на новое место в самой Гетманщине без предъявления особого документа от старого владельца. Так медленно, но верно шло вторичное закрепощение крестьянства.

Казаки, которые считались основой Гетманщины, должны были нести воинскую службу, на которую должны были являться со своими конями и оружием. Общее число казаков при всеобщей мобилизации доходило до 50-60 тысяч. В 1723 году при мобилизации на службу явились 55 241 казак. Постепенно среди казаков все больше становилось совершенно неимущих. Появилась даже определенная категория «подсоседков», как стали называть казаков, живущих трудом батраков, не имеющих собственного жилья. Многие казаки со временем перестали отличаться от зависимых крестьян.

Мещане, то есть жители городов, имеющие особые права, насчитывали 34 тысячи человек. Реально городских жителей было больше, но казаки, священнослужители, чиновники, жившие в городах, учитывались по принадлежности к своим сословиям.

Хозяином Гетманщины была казачья старшина. Хотя подняться до самого высоко уровня казачьей службой было возможно с самых низов, но старшина старалась превратиться в замкнутую группу. Со временем старшина приобрела все самые  отрицательные черты польского шляхетства. «Значные» люди стремились как можно дальше отделиться от народа, стать полновластными хозяевами земель и людей. Представители казачьей старшины старались придумать себе пышные шляхетские родословные, всячески демонстрируя свое отличие от простонародья. Понимая свою слабость, старшина все больше и больше стремилась к окончательному упразднению Гетманщины и превращения ее в провинцию какой-нибудь европейской страны (Польша, переживавшая упадок, все меньше привлекала старшину). Большинство старшины стремились превратить Гетманщину в «нормальную» российскую губернию, в которой старшина могла бы занять место дворянства.

Одной из причин подписания с Польшей «вечного мира» в 1686 году было присоединение России к антитурецкой коалиции. Правда, новая русско-турецкая война, главными событиями которой стали два крымских похода (1687 и 1689 гг) и две азовских осады (1695 и 1696 гг), велась за пределами Малороссии, так что для Гетманщины наступил мирный период. Как раз это время совпало с гетманством Ивана Мазепы.

Относительно мирная жизнь способствовала росту Киева. Ряд полковых городов также стали превращаться из чисто военных укреплений с гарнизонами  в благоустроенные города.  В конце XVII - начале XVIII вв. начинается новый всплеск строительства каменных церквей. Строились они в основном на деньги богатых казаков. При этом строители каменных храмов во многом ориентировались на образцы деревянного зодчества. Архитектурный стиль этих построек так и стал называться - «казацкое барокко». Позднее историки под влиянием политической конъюнктуры стали называть этот стиль украинским барокко.

В школьном образовании Гетманщина также достигла немалых успехов. Путешественник Павел Алеппский, проезжая в Москву через Гетманщину в середине XVII века, писал, что «все умеют читать, даже сироты». На Левобережье в конце XVII века действовали школы при полках - Нежинском, Черниговском, Полтавском, Переяславском, Лубенском, Прилуцком, Миргородском.

Статус Гетманщины определить сложно. Украинские историки однозначно считают ее национальным украинским государством, находящихся в договорных отношениях с Московским царством. Но вообще на Переяславской раде и других сходках казачества никаких договоров не подписывалось. Гетманщина была особой административной единицей России. В разные эпохи в пределах России существовали Касимовское царство, на Кавказе существовали (вплоть до XIX века) «владетельные князья», сохраняющие свои феодальные владения. Смысл существования таких образований заключался в мягкой постепенной инкорпорации местных элит в состав единого Российского государства. В советскую эпоху большевики также создавали «красную Бессарабию» на левом берегу Днестра, «красную Финляндию» в виде Карело-Финской советской республики. Так что и Гетманщину рассматривали в Москве как такое же временное образование. Гетманщина была автономией не национальной, а военно-сословной. Особые права Гетманщины проистекали из пограничного стратегического положения. После того, как Гетманщина, по мере расширения Российской империи,  оказалась внутренней территорией страны, участь автономии была решена. 

Развитие Гетманщины было на какой-то момент прервано Северной войной и изменой гетмана Мазепы. В 1708 году, считая, что шведы разгромили московитов, Мазепа решил переметнуться на сторону победителя. Но исход войны был другим, подавляющее большинство жителей Гетманщины сохранили верность единому государству России,  а Мазепа кончил так, как в истории кончали все гетманы -предатели.

Петр Великий, несмотря на измену Мазепы, подтвердил прежние права Малороссии. Но это признание сопровождалось рядом оговорок. В частности, назначение и смещение гетманов и полковников стало прерогативой царя. К гетману для надзора был приставлен специальный чиновник, называвшийся резидентом. Еще в 1708 год Петр создал Киевскую губернию, охватывавшую обширную территорию южнее Москвы. Но в петровскую эпоху губернии были не административными единицами, а играли роль как современные военные и налоговые округа. В силу этого первоначально губернские власти не вмешивались в дела старшин и гетманов.

В 1722 году была создана подчиненная непосредственно Сенату специальная Малороссийская коллегия, своего рода министерство по делам Гетманщины. Коллегия состояла из 6 штаб-офицеров полков, расквартированных в Малороссии. В ведении коллегии были сбор налогов, комплектование казачьих частей, осуществление правосудия и пр. Гетман и старшина утратили значительную часть своих полномочий.  Впрочем, уже после смерти Петра I и Екатерины I официальный Петербург изменил политику в отношении Гетманщины, прямо указав, что это делается с целью «приласкания тамошнего народа». В 1727 году Малороссийская коллегия была ликвидирована, а населению было позволено выбрать гетмана. При этом власти не скрывали, что голосовать надо за правительственного кандидата Даниила Апостола, давнего друга всемогущего в тот момент Меньшикова. Неожиданностей не произошло: Апостол был избран гетманом единогласно. Взаимоотношения между центральной властью и Гетманщиной регулировались т.н. Решительными пунктами 1728 года. Согласно им, Гетманщина получала ряд вольностей. Хотя гетман подчинялся военному командованию империи, но во внутренних делах оставался самостоятельным. Гражданский наместник из Петербурга был только советником гетмана. Наконец, хотя гетмана и полковников назначал император, но, по крайней мере, гетман предлагал на должность полковников несколько кандидатур. Генеральный суд состоял из трех назначенных императором чиновников и трех представителей гетмана. Несколько позднее, в 1744 году был принят новый судебный  кодекс «Права, по которым судиться малороссийский народ».

Но в целом Гетманщина угасала, все больше превращаясь в «нормальную» российскую губернию. После смерти Апостола Малороссией управляло Правление гетманского уряда, своего рода вариант Малороссийской коллегии. Наконец, совершенно декоративное гетманство было восстановлено в 1750 году, когда младший брат фаворита императрицы Елизаветы Петровны Кирилл Разумовский был заочно «избран» гетманом. 14 лет он управлял Малороссией. Как человек Разумовский отличался многими добрыми качествами, но при этом был обычным большим вельможей XVIII века. Он завел в своих резиденциях пышный двор, имел итальянскую оперу и французский театр, петербургские архитекторы строили ему дворцы. Казачья старшина превратилась в обычных русских помещиков. Потомки казачьих атаманов снова начали сочинять себе пышные родословные, объявив своими предками не степных головорезов, а неких благородных аристократов с красивыми «родовыми» гербами. 

Многие из малороссов на протяжении всего XVIII века делали неплохую карьеру в Петербурге. Феофан Прокопович, Стефан Яворский, Алексей и Кирилл Разумовские, Александр Безбородко, Петр Завадовский, Дмитрий Трощинский, Виктор Кочубей  -  все они были влиятельнейшими вельможами, столпами империи галантного века. Существовало даже определенное засилье малороссов в русском дворянстве, что вызвало раздраженные строки Пушкина, что  его предок «в князья не прыгал из хохлов». Но, вероятно, поэт предпочел не вспомнить, что его супруга, Наталья Николаевна Гончарова, была правнучкой гетмана Петра Дорошенко.

Когда наступило царствование Екатерины II, то ее указом от 21 ноября 1764 года гетманское достоинство было упразднено. Вслед за этим последовала ликвидация всех особенностей управления Гетманщиной. Екатерины II справедливо считала, что наличие автономий внутри единой империи противоречит эффективности управления и стабильности страны. Наряду с Гетманщиной ликвидировались особенности местного управления ряда других провинций Российской империи. Екатерина II писала в одном из писем прокурору Сената князю Александру Вяземскому: «Малая Россия, Лифляндия и Финляндия - суть провинции, которые правятся конфирмованными им привилегиями: нарушить оные все вдруг весьма непристояно б было, однакож и называть их чужестранными, и обходиться с ними на таком же основании есть больше, нежели ошибка, а можно назвать с достоверностию глупостию. Сии провинции, также и Смоленскую, надлежит легчайшими способами привести к тому, чтоб они обрусели и перестали бы глядеть как волки к лесу... когда же в Малороссии гетмана не будет, то должно стараться, чтоб навек и имя гетманов исчезло»[26]. Обычно современные украинские историки с радостью приводят эту цитату, что бы «доказать», что уже тогда в Петербурге собирались обрусить украинский народ. Но ведь речь в письме императрицы шла о распространении общероссийских законов на провинции, которые жили по своим кодексам законов. Так, в чисто великорусской Смоленской губернии сохранялись некоторые права местного дворянства, которые оно имело еще со времен польского господства над Смоленщиной в 1611-1654 гг. Аналогичным образом свои сословные права имело немецкое дворянство в Лифляндии и других прибалтийских губерниях, а также шведское дворянство в Финляндской (Выборгской) губернии.

Итак, все специфические особенности Гетманщины были упразднены вместе с самой Гетманщиной. Старшина теперь стала российским дворянством юридически. И 3 мая 1783 года после долгих нижайших просьб бывшей старшины вышел императорский указ, согласно которому крестьяне на землях бывшей Гетманщины, а также и Слободской Украины прикреплялись к месту своего проживания с запретом покидать прежнего владельца. Так было вновь установлено крепостное право на левом берегу Днепра.

В эти же годы Россия твердой ногой встала на Черном море. Одновременно была разделена Речь Посполитая, в результате чего Россия вернула большую часть восточнославянских земель.

На правом берегу

Правобережная Малороссия, оставшаяся под польской властью по Андрусовскому перемирию 1667 года, также, как и восточная, переживала еще почти два десятилетия смут и хаоса. Здесь также сменялись гетманы, периодически предавая друг друга, переходя то на сторону Москвы, то Варшавы, то Стамбула. На Правобережье действовали пять полков (Фастовский, Богуславский, Брацлавский, Корсунский и Кальницкий). В принципе, на правом берегу Днепра сложилось социально-политическое устройство, напоминавшее левобережную гетманщину. Только в 1714 году польские власти сумели ликвидировать правобережную гетманщину и восстановить свое господство над этими землями.  После этого, казалось,  вернулось панское господство наподобие того, что было до Хмельницкого. Шляхта потихоньку возвращалась в свои владения и налаживала тот же экономический механизм, который существовал до восстания Богдана Хмельницкого. Управлять обширными земельными владениями лично магнаты не желали - слишком хлопотно. Они предпочитали сдавать их в аренду предприимчивым еврейским управляющим, официально не имевшим права владеть землей. В результате, православные крестьяне, на эксплуатации которых процветала эта система, ненавидели и тех, и других[27].

Одновременно поляки стали восстанавливать униатскую церковь. При этом после Замойского собора 1720 года в униатское богослужение были введены латинские обряды. Теперь даже внешне униатская церковь почти не отличалась от римско-католической.

Но превратить в крепостное «быдло» потомков казаков было затруднительно. Неслучайно на Правобережье почти постоянно шла гайдамачина. Так назывались действия народных разбойников - гайдамаков (по-турецки «разбойник»). Гайдамаки порой собирали крупные отряды и захватывали замки и города.  Несколько раз гайдамаки поднимали крупные народные восстания - в 1734, 1750, 1754 гг.  

Особенно крупную роль гайдамаки сыграли в «Колиивщине» - грандиозном крестьянском восстания 1768 года, названного так потому, что восставшие сражались нередко кольями. Собственно, Колиивщина была частью многих политических сособтий, итогом которых стал раздел Речи Посполитой и воссоединение с Россией правобережной Малороссии. Посол России в Польше Николай Репнин сумел добиться от короля и сейма уравнения в правах с католиками «диссидентов», то есть православных и протестантов. Однако это вызвало бурное недовольство католической церкви, магнатов и всегда склонной к мятежам шляхты.  В начале 1768 года противники равенства с православными, собравшись в городе Бар, создали свою конфедерацию (союз против короля). То, что среди конфедератов видную роль играли католические фанатики, только усилили религиозное напряжение. Казаки под руководством Железняка вторгнулись за Днепр, поднимая крестьян и казаков, истребляя ляхов и жидов. На деревьях висели вместе: поляк, жид и собака - с надписью: «Лях, жид, собака - вера однака»[28]. Спасаясь от повстанцев, множество поляков и евреев скопились в городке Умань. Но казаки и гайдамаки стремительной ночной атакой без потерь взяли Умань. В городе началась резня, в ходе которой было перебито множество евреев, поляков и униатов. Историки насчитали 12 тысяч жертв резни, хотя никаких точных статистических материалов, естественно, в тех условиях просто не было. Сама резня стала показателем ожесточения межэтнических и социальных противоречий.

Восстание гайдамаков было подавлено русскими войсками, которые одновременно продолжали сражаться против барских конфедератов. Разгромлены были конфедераты окончательно к 1772 году. После этого последовал первый раздел Речи Посполитой между Россией, Пруссией и Австрией.  Россия вернула себе восточную часть Белой Руси с Полоцком, Витебском, а также Латгалию (часть Латвии, в период Ливонской войны, после распада Ливонского Ордена, отошедшая к Литве). Но правобережная Малороссия осталось под польской властью.

Только по второму разделу Речи Посполитой в 1793 году большая часть Малороссии и восточную Волынь. Одновременно к России отошла центральная часть Белой Руси. Всего Россия увеличилась на территорию, составляющую около 250 000 квадратных километров  и увеличилась на 4 млн жителей. Наконец, в 1795 году, после третьего окончательного раздела Речи Посполитой Россия вернет себе Волынь, западную часть Белой Руси, а также Литву вместе с Курляндией.

Однако решительных социальных изменений в возвращенных краях не произошло. Помещиками на Правобережье остались те же польские паны. Интересно, что левобережные помещики, потомки казачьей старшины, носили простые имена (вспомним гоголевских Ивана Ивановича Перепенко и Ивана Никифоровича Довгочхуна), и владели достаточно небольшими имениями. Зато правобережные помещики владели многими тысячами десятин, превышающие по размерам многие германские и итальянские государства, и тысячами «душ» крепостных, и носили графские и княжеские титулы, имели родственников среди многих царствующих домов Европы. В целом свыше половины земли в правобережных малороссийских губерниях  принадлежало польским помещикам Браницким (250 тыс. десятин), Потоцким (170 тыс. десятин), Саданкиским, Сангушко и др. Другой вопрос, что русские власти существенно урезали права панов в отношении крестьян, запретили их убивать и т. д. Прекратились налеты вооруженной панской дворни на соседей и небольшие городки, равно как и набеги гайдамаков и крымских татар. Сохранилось крепостное право, причем носившее весьма жестокий характер. Накануне отмены крепостного права в 1860 году на Правобережье крепостные составляли - 3 млн. человек  (58 % всего населения трех правобережных губерний), в Левобережье - 1,7 млн (35 %), в Новороссии - 690 тысяч (25 %).

Униатская церковь начала было развалиться. Более двух миллионов униатов вернулись в православие уже к концу 1796 года. Однако при императоре Павле I, все делавшего наперекор своей великой матери, униатство вдруг стало получать поддержку официального Петербурга. Став великим магистром Мальтийского (католического!) ордена, окруженный иезуитами, Павел возвратил униатам ряд прежних исчезнувших епархий. При этом униатская церковь была подчинена общему управлению католической церкви в России. Это вызвало переход ряда бывших униатов в «чистый» римский католицизм.

Остались на Правобережье и прежняя польская католическая система образования. Более того, в царствование Александра I сеть польских учебных заведений весьма расширилась. Впервые в истории появились уездные (поветовые) школы даже в крупных селах, но преподавание шло на польском Обучение в школах, гимназиях, Кременецком лицее и Виленском университете шло на польском языке. Все общественные дисциплины в учебных заведениях любого уровня прославляли старую Польшу и скорбели о ее падении. Полонизация населения, парадоксальным образом, после крушения Речи Посполитой пошла стремительно. Даже среди русского дворянства в малороссийских губерниях пошла мода на принятие католицизма. В городах поверхностно образованные мещане также стали стремиться говорить в обществе по-польски.

Таким образом, различия между левым и правым берегами Днепра в Малороссии сохранились даже при единой имперской власти.

Российская Малороссия

Малороссия административно делилась на губернии: Полтавскую, Черниговскую - на левом берегу Днепра, Киевскую - на правом.  Регион развивался в среднероссийских темпах. Не было стремительного индустриального подъема, как в Донбассе, но и не было застоя. Показателем развития Поднепровья стал расцвет Киева. Под руководством видных администраторов, таких как генерал-губернатор Юго-Западного края, (в состав которого входила и Киевская губерния) Д. Г. Бибиков и киевский гражданский губернатор И. И.  Фундуклей город начал стремительно развиваться. Впрочем, во второй половине XIX века, после отмены крепостного права, Киев и Поднепровье начали развиваться стремительно. После того, как через Киев прошли железнодорожные пути от Москвы до Черного моря, наряду  с бурным развитием судоходства по Днепру, Киев становится крупным транспортным и торговым центром. Торги на киевской хлебной и сахарной биржах определяли мировые цены на эти продукты. В 1871 году открыли первый постоянный цепной мост через Днепр, самый длинный на то время в Европе. Первый в России (и второй в Европе) электрический трамвай был пущен в Киеве в 1892 году по маршруту, соединявшему Подол и Верхний город и проходившему по нынешнему Владимирскому спуску. Город рос очень быстрыми темпами. После пожара 1811 года, уничтожившего большую часть города, Киев стал вновь отстраиваться по плану. Как и в Москве, по слова Грибоедова, «пожар способствовал ей много украшения». Город стал застраиваться по разработанными выдающимися архитекторами планам. Хотя по численности населения в XIX веке Киев уступал Одессе и Харькову, все же выгодное географическое положение и великая история город способствовали быстрому росту населения.

Если в 1863 году здесь зафиксировано 68 424 жителя, то в 1897 году уже 247 723 человека. К концу XIX века Киев стал одним из крупнейших городов страны, занимая пятое место по численности населения после Петербурга, Москвы, Одессы, Риги. Концентрация населения в нем, как и в других наиболее крупных городах, происходила вдвое быстрее, чем рост городского населения в целом. К 1913 году население Киева достигло 520 тысяч человек.

Киев становился важным промышленным городом Российской империи. Также развивалась в городе и образование. Еще в 1833 году был создан университет имени Святого Владимира. В 1898 году появился Киевский Политехнический институт.

По сословному признаку население Киева, согласно городской переписи, проведенной в 1874 году, выглядело так: дворян - 19 693 человек (15,47 %), духовенство- 3 506 (2,76 %), потомственных почетных и личных граждан - 1 420 (1,11 %), купцов - 4 362 (3,43%), мещан 41 421 (32,56 %), крестьян - 22 342 (17,56 %), нижних чинов - 2 945 (23,15 %), иностранцев - 2 449 (1,92%), остальных - 2 607 человек (2,04%). Однако в новых условиях сословные отличия постепенно утрачивали свое значение. Старая сословная структура городского населения постепенно разрушалась, уступая место новой, капиталистической структуре.

Этнический состав Киева был весьма сложным. Перепись 1897 года, определявшая национальное деление населения по родному языку, зафиксировала проживание в Киеве русских, (включая украинцев и белорусов), евреев, поляков, чехов, сербов, болгар, армян, греков, молдаван, французов, итальянцев, немцев, финнов и др. Однако 135 278 человек (54,6 % населения) считали своим родным русский язык (в эту группу входили не только русские, но и представители других национальностей). Украинцев (говоривших на мове малороссов) по языку было 55 064 человека (22,2 %), евреев - 29 937 (12,1%), поляков-16 579 человек (6,7 %). Остальные национальные группы были немногочисленными.

Помимо малороссов, местных уроженцев, Киев стремительно заполняли евреи и поляки. Хотя с 1648 года евреям было запрещено жить в Киеве, все же они прибывали в город. В 1793 году, после присоединения к России правобережной Малороссии, бывшие польские евреи устремились в Киев. Поскольку евреи занимались ростовщичеством, а также содержанием кабаков, то отношение к ним со стороны местного населения было, скажем так, настороженное. В 1827 году император Николай I распорядился выселить евреев из Киева, однако подкупленное евреями местное чиновничество всячески саботировало выполнение распоряжения. В 1843 году генерал-губернатор добился у царя разрешения на временное проживание в Киеве (в двух арендуемых евреями подворьях) еврейских купцов и ремесленников, так как, по его словам, без евреев экономическая жизнь города пришла в упадок. Содержатели подворий доносили в полицию на евреев, которые останавливались не у них. Начался быстрый рост еврейского населения Киева (1 411 человек в 1862 году, 3 013 - 3% от общей численности населения - в 1863 году, 13 803 (11.8%) в 1872 году, свыше 50 тысяч к 1910 году, 81 256, то есть 13 % всего населения, в 1913 году). На самом деле число евреев было больше, так как многие уклонились от регистрации. Многие евреи жили в пригородных местечках вокруг Киева, и только приезжали в город ежедневно по делам. В городе существовало 20 синагог, включая большую хоральную, ряд еврейских школ и больниц. В период Первой мировой войны было разрешено селится в Киеве евреям, эвакуированным из прифронтовой зоны (и выдававших себя за таких). В результате к 1919 году евреи стали составлять 21 % населения Киева.

Как всегда, когда евреев становится много, они начинают вести себя слишком вызывающе, что вызывает соответствующую реакцию населения. В 1881 году, а также в 1905 году в Киеве происходи крупные антиеврейские выступления, которые еврейская пресса называла погромами. В 1905 в результате столкновений погибло около 50 евреев.

После крушения Речи Посполитой в Киев стали переселяться польские помещики с правого берега Днепра. В результате, парадоксальным образом, Киев стал одним из крупнейших польских городов мира. Еще в 1812 году в Киеве возникла Первая гимназия с польским языком обучения. В первой половине XIX века в культурном отношении Киев был наполовину польским городом. В университете святого Владимира большинство преподавателей и студентов также были поляками. В учебном 1838-39 году поляки составляли 62,5 % всех студентов Киевского университета. Строились католические костелы, издавались польские газеты. В 1863 году, в период польского восстания, польские организаторы всерьез пытались действовать на Киевщине. Поскольку мятежники почему-то вообразили, что будущая Польша будет создана после успешной интервенции западных государств и распада России в тех границах, где действуют польские повстанцы, то неудивительно, что шайки мятежников пытались действовать под Киевом и даже в тех местах, где ничего польского не было со времен Хмельницкого. Планировалось распространение мятежа на Смоленщину и Лифляндию.

Еще до мятежа, в 1861 году на Киевщине была создана польская подпольная организация, которой руководил Комитет Киевский (называемый также Центральным Комитетом на Руси), в состав которого входили Александр Яблоновский, и Александр Юревич. Восстание на Киевщине началась в ночь с 8 на 9 мая 1863 года, когда выступил отряд мятежников в 300 человек под командованием Владислава Боровского, дезертировавшего из российской императорской армии. Впрочем, польские мятежники на правобережной Малороссии были уничтожены за одну неделю.

Со второй половины XIX века в Малороссии начинает действовать украинское сепаратистское движение. Но Киев, который самостийники заранее определили своей «столицей», был совершенно невосприимчив к пропаганде украинства. Город был полностью русскоязычным, хотя и существовал особый киевский говор русского языка. Видный самостийник Е. Чикаленко жаловался, что на весь Киев едва ли наберется три интеллигентных семьи, в которой дома говорят на мове. Полтавская губерния, говор которой считался эталоном украинской мовы, отличалась весь XIX век и вплоть до времени перед революцией истинно русскими настроениями. Показательно, что когда на Полтавщину приехал с агитационными целями знатный «самостийник» Павел Чубинский (автор гимна «Ще не вмерла Украина»), он был попросту избит полтавскими крестьянами.

Но революция и большевистская «национальная политика» все изменили.

Украинизация Украины

Период 1917-1920 гг. был на редкость сложным и запутанным по всей России, но в Малороссии все было значительно сложнее и запутаннее. Помимо красных и белых здесь противоборствовали «жовто-блакитные» (украинские самостийники), анархисты-махновцы, и бесчисленное количество «зеленых» банд, обычно придумывающих себе какую-нибудь «идейную платформу». В силу этого не стоит изучать историю Украины того времени по всяким «Центральным Радам», «Директориям», «Гетманатам», и прочим режимам, ничего не контролирующим и не на что не способным. Тем более не стоит уделять серьезное внимание различным «Манифестам», «Универсалам», «Воззваниям» и прочим бумажным документам, переполненным красивыми и абстрактными словами.

После падения монархии в феврале 1917 года в Малоросии сложилось даже не двоевластие, как на большей части России, а многовластие. В советах, помимо всероссийских партий большевиков, меньшевиков и эсеров, определенное влияние имели анархисты (под руководством Н. Махно установивших власть в Гулй-Поле и других территориях восточной Новороссии). Большевики имели сильное влияние в Донбассе. В Киеве большевики также имели сильные позиции на ряде промышленных предприятий города. С лета 1917 года большевики во многих городах Малороссии стали формировать части Красной Гвардии.

В Малороссии появилась еще одна сила, претендующая на власть. Это была т.н. Центральная рада. Собственно, ее никто не выбирал, она была образована функционерами различных партий, в большинстве своем весьма мелких. Создателями Центральной рады были Товарищество украинских постепеновцев (ТУП), своего рода местного филиалы кадетской партии, а также местные меньшевики и эсеры. Уже по аббревиатуре ведущей партии Центральной рады можно понять, что на позитивные действия рада была неспособна. Председателем Центральной рады стал М. С. Грушевский.

Центральная рада принимала всякие универсалы, пыталась создать воинские части посредством «украинизации армии», то есть создания отдельных подразделений из частей прежней императорской армии с преобладанием малороссов. Тем временем власть в Петрограде взяли большевики. Вскоре большевики начали прибирать к рукам и малороссийские губернии. 11-12 (24-25) декабря 1917 года в Харькове большевики провели Всеукраинский съезд Советов, который провозгласил Украину Республикой Советов, объявил «решительную борьбу гибельной для рабоче-крестьянских масс политике Центральной рады», установил федеративные связи Советской Украины с советской Россией. Центральная рада 22 января провозгласила независимость Украины. Уже 16 (29) января 1918 года в Киеве началось восстание рабочих завода «Арсенал». «Украинизированные» части старой армии восстание подавили после целой недели боев, причем уже после поражения свыше 300 пленных повстанцев были расстреляны. Всего в боях погибли свыше полутора тысяч человек. На фоне почти бескровных триумфальных захватов власти большевиками по всей России поражение «арсенальцев» было действительно первой крупной неудачей. Показателен и такой факт -  особого желания сражаться за самостийность не проявляли и солдаты украинизированных частей. Главную роль в подавлении арсенальцев сыграл сформированный из пленных галичан «буковинский курень» под командованием пленного австрийского офицера, галицкого русина по национальности Е. Коновальца. Вообще в начальный период Гражданской войны все противоборствующие стороны широко использовали подразделения из нацменьшинств и иностранцев. Так, опорой большевиков были латышские стрелки. Известна также значительная роль Чехословацкого корпуса в антибольшевистской деятельности в Поволжье и Сибири. Украинские самостийники опирались на галичан.

В день начала восстания «арсенальцев» красные отряды под командованием М. Муравьева уже приближались к Киеву. У станции Круты в 130 км к северо-востоку от Киева, произошел бой, в котором превосходящими силами красногвардейцев был разбит украинский отряд, в основном из учащейся молодежи (юнкера, студенты, гимназисты). В украинской традиции этот бой почитается как героический эпизод борьбы за независимость и боевое крещение украинской армии. Как всегда в украинской мифологии, мелкое событие обрастает невероятным количеством преувеличений и полностью вымышленных событий. Под Крутами примерно 900 человек украинцев столкнулись с 3,5 тысяч красных. После первых же выстрелов, потеряв 11 (или 18, по другим данным) человек убитыми, украинцы обратились в бегство. Отряды Муравьева уже 8 февраля 1918 года заняли Киев. Центральная рада, не дожидаясь прихода красных, в полном составе бежала к немцам. Уже 9 февраля делегация Центральной рады на переговорах в Брест-Литовске заключила с Германией сепаратный мир и обратились к Германии за помощью. Как всегда, украинская идея сводилась к подчинению сильнейшей на тот момент державы.

Советская власть, впрочем, также оказалась на Украине слабой. Следует заметить, что индустриальные Харьков и Донбасс не хотели подчиняться аграрной Киещине, и 12 февраля провозгласили отдельную Донецко-Криворожскую республику.

Дальше события сводились к калейдоскопической смене «властей». Немцы заняли Киев и вернули Центральную раду, затем, когда немцы убедились, что от рады толку не будет, ее разогнали. Дальше была т.н. «Украинская Держава» гетмана П. Скоропадского. Впрочем, в Киеве с марта 1917 года по июнь 1920 гола власть менялась 14 раз, также перечислять все эфемерные режимы на территории Малороссии будет слишком утомительно. К весне 1921 года большевики разгромили все вооруженные формирования своих противников. 30 декабря 1922 года Украинская советская республика стала одним из четырех создателей Союза Советских Социалистических республик (СССР). Столицей Украинской ССР первоначально был Харьков, но в 1934 году республиканская столица была перенесена в Киев.

Главным результатом советской власти стала украинизация Поднепровья. При этом большевики столкнулись с нехваткой «национальных кадров». Доходило до того, что деканом факультета Киевского университета был назначен студент 2-го курса. Основную массу «совслужащих» Украинской ССР составляли евреи. К 1939 году в Киеве проживали 224 тысячи евреев (из 848 тысяч всех жителей Киева). Реально евреев было больше, поскольку многие из них объявили себя «украинцами». Для евреев была создана сеть еврейских школ, художественный техникум, ряд еврейских факультетов в высших учебных заведениях, отделение еврейской культуры при Украинской академии наук (Институт еврейской пролетарской культуры), еврейский театр и детский еврейский театр, множество еврейских профессиональных и районных клубов, литературные издательства, периодическая печать и т. д. Большинство преподавателей украинской мовы также были евреями. 

Тем не менее, Украинская ССР стремительно развивалась. Индустриализация и коллективизация в республике проводилась беспощадно. В 1932 году многие хлеборобные районы республики были охвачены голодом. Как всегда, самостийники пытаются объявить этот голод (для которого придумали неологизм «голодомор») как стремление зловещего Сталина подорвать некий национальный дух украинцев. То, что голодомор совпадал по времени с украинизацией, самостийники, как положено сектантам, сей факт игнорируют.

В годы Великой Отечественной войны Киев покрыл себя славой как город, 73 сопротивлявшейся вражеским войскам. Хотя в стратегическом плане под Киевом советские войска потерпели тяжелое поражение, все же мужественная оборона города задержала немецкое продвижение на восток. Киев был освобожден 6 ноября 1943 года. Сильно пострадавший город был отстроен напряженным трудом советских людей. По справедливому мнению многочисленных гостей города, Киев был одним из самых красивых городов Советского Союза. Население Киева превысило 3 миллиона человек, что сделало столицу Украинской ССР третьим по величине городом страны.

А потом наступила «незалежность» со всеми кризисами и переворотами. Город и сегодня остается русскоязычным, однако он одновременно наиболее продажная часть Украины. Именно в Киеве делаются большие деньги. На незалежности киевляне весьма разбогатели. Киев в постсоветские времена превратился в самостийный вариант лужковской Москвы. И неслучайно, что именно в этом городе, где почти никто не говорит чисто по-украински, самостийники имеют серьезную поддержку. Кадров для «цветных революций» в Киеве было предостаточно. И все же трудно поверить, что Киев и Поднепровье, историческая колыбель России, стали какой-то Украиной. Нет, историческая Малороссия обязана возродиться.

 



[1] Тихомиров М. Н., Города Древней Руси. М, 1947, с. 60-80

[2] Очерки истории и культуры славян. М, 1996, с. 44

[3] http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_732.htm

[4] Петрухин В. Древняя Русь. М, АСТ-Астрель, 2005, с. 47-48

[5] Тихомиров М. Н. Города Древней Руси. М, 1956, с. 19

[6] Толочко П. Демография древнего Киева. // http://smbr.ru/sg/ua/ddk.htm

[7]  Тихомиров М. Н. Города Древней Руси. М, 1956. с. 285-286

[8] Горский А.А. Русские земли в XIII-XIV веках: Пути политического развития. М., 1996., с. 66-67

[9] Там же

[10] ПСРЛ, т.7, с 84

[11] Ключевский В. О. Курс русской истории. //http://wordweb.ru/history/solv02p6.htm

[12] Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России. М, Высшая школа, 1983, с. 23

[13] Соловьев А. Великая, Малая и Белая Русь // Вопросы истории. - 1947. - № 7. - С.29.

[14] Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Pycи XI-XIV вв. - М., 1972. - С.60, 61

[15] Максимович М.А. О мнимом запустении Украины в нашествие Батыево и населении её новопришлым народом: письмо к М.П.Погодину. - Русская беседа, 1857 г., № 8, с. 22 - 35.

[16] Кузнецов О. Ю. Рыцарь Дикого поля. Князь Д. И. Вишневецкий. М, Филинта, 2013, с. 82-83

[17] http://comments.ua/life/221759-litso-kieva-zarisovki-goroda.html

[18] Василенко Николай. История Западной Руси и Украины. М, Центрполиграфмаш, 2015. С. 125

[19] Яковенко Н. Очерк истории Украины в Средние века и раннее Новое время. М, НЛО, 2012. С. 319.

[20] Яковенко Н. Очерк истории Украины в Средние века и раннее Новое время. М, НЛО, 2012. С.442

[21] Яковенко Н. Очерк истории Украины в Средние века и раннее Новое время. М, НЛО, 2012. С.299

[22] Соловьев С. М. История России с древних времен. Кн. . V, с. 536

[23] Хмельничина

[24]  Бабулин И. Б. Битва под Конотопом. 28 июня 1659 года. , М.: Цейхгауз, 2009. - С. 13.

[25] Там же, с. 39

[26] http://www.magister.msk.ru/library/history/solov/solv26p1.htm

[27] http://www.segodnya.ua/ukraine/ictorii-ot-olecja-buziny-za-kulicami-umanckoj-rezni.html

[28] http://dugward.ru/library/solovyev_s_m/solovyev_s_m_istoria_padenia_polshi.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Абазинский : Re: Киевская земля, или собственно Малороссия
2017-05-20 в 00:45

Вот уж правду говорят: "начал за здравие, кончил заупокой".
Г-н Лебедев! Территория от Ладоги на севере до лесостепи на юге изначально была прародиной РУССКОГО народа. О каком "восточном славянстве" речь?
Второе: хотя бы в общедоступных источниках поинтересуйтесь откуда и как возник термин Малороссия.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Малая_Русь

Третье: о "великом колонизационном движении славян". Праславяне, занимавшие земли к северу от Карпат в Центральной Европе, были оттеснены на юг германцами Скандинавии. Во 2 веке славяне уже на берегах Дуная. Южные славяне оставались здесь до 6 века. А вот восточные или анты начинают передвигаться на восток землями фракийцев в Северное Причерноморье. Здесь они поучаствовали в Черняховской культуре. Прошли через земли бастарнов до Днепра, затем были оттеснены гуннами в земли сарматов на Левобережье. И в 5 веке начинают миграцию долиной Днепра на север. В верховьях Днепра вступают в контакт со смешанным финно-угро-балтским населением. Продвигаясь далее входят в 8 веке в соприкосновение с финно-уграми таёжной зоны севера Восточной Европы. Когда авары занимают Карпатский регион, местные славяне частично мигрируют на восток к Днепру.

Четвёртое: Русский этнос сложился их разных по происхождению этнических осколков. Этногенетической матрицей стали племена местных финно-угров, древних насельников таёжной зоны. При активном участии славян с юга и запада, варягов руси из Скандинавии. В 882 г. эта разношёрстная компания двинулась от озера Ильмень в Поднепровье, заняла городок Киев, объявив его столицей, а самих себя единым народом "РУСЬ". С этого началась Русская земля и народ. Русь расширяет территорию за счёт близкородственных племён до Карпат на западе, до Волги на востоке, до Чёрного моря на юге. В 10 веке это уже единый русский народ, с уникальным этногенетическим полем. Территории ассимилированных племен превращаются в древнерусские княжества, составившие Древнерусское государство. Киевское княжество было его центром, этногенетическим, культурным, духовным.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме