Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Холмская Русь

Сергей  Лебедев, Русская народная линия

Украинский кризис
Русская цивилизация и Ватикан / 07.12.2016


Борьба и гибель восточнославянского края на берегах Западного Буга …

 

Забытый русский край

Холмская Русь, или Холмщина. Такое название некогда имела восточнославянская историко-этнографическая область, часть исконной Руси. Собственно, исторически Холмщина всегда была частью Волыни. Но с 1795 года история Холмщины стала отличаться от истории собственно Волыни.

Расположена Холмская Русь по левому берегу Западного Буга, почему ее также называют Забужьем. Историческая Холмщина простиралась между Волынью, Галичиной, Люблинской землей Польши и т.н. Подляшьем. Собственно, исторически Подляшье было частью Холмщины, от которой была отделена лишь небольшой речкой Влодавой, и только в силу катаклизмов XX века стало считаться самостоятельной историко-этнографической областью. Главным «разделителем» Холмщины и Подляшья было то, что холмщаки относились к малорусской ветви русского народа, а «подляшские» - к белорусской.

Название Холмской Руси происходит от своего центрального города Холм, расположенном всего в 30 км от границы с современной Украиной. Территория Холмщины невелика - Холмская губерния Российской империи, созданная в 1912 году, охватывала территорию 10 460 км2 и была самой маленькой по территории губернией России. Проживали в Холмской губернии примерно 720 тысяч человек. Но само понятие «Холмская Русь» уже ушло в прошлое. Теперь это просто Холмщина. Как и все «Закерзонье» (восточнославянские территории, расположенные западнее «линии Керзона»), Холмщина пережила полное замещение русского местного населения. Сейчас Холмщина входит в состав Польши (Люблинское и небольшая часть Мазовецкого воеводства), и там уже почти нет русских причем немногие оставшиеся восточные славяне считаются и, что особенно трагично, сами считают себя украинцами...

Стольный город Галицко-Волынского княжества

Холмщина была заселена с глубокой древности. Первыми известными обитателями края было восточнославянское племя дулебов. При князе Владимире Волынь вместе с будущей Холмщиной вошло в состав Руси. Нестор повествует, что в год 981 «Иде Володимер к ляхомъ и зая грады ихъ: Перемышль, Червенъ и ины городы, иже суть до сего дне подъ Русью»[1]. Холм в этом перечне городов не упомянут, но вся территории Холмщины входила в состав Червенских городов (сам город Червень - это современное польское село Чермно в 50 км от Холма). Практически все археологические находки свидетельствуют об абсолютном преобладании в крае восточнославянского населения. Более того, вероятно, в IX веке местные земли или входили в состав, или были тесно связаны с Великоморавской державой, в которой и развернулась миссионерская деятельность Кирилла и Мефодия. Поэтому вполне резонными кажутся представления о том, что христианство в православной форме стало известно местным жителям еще за столетие до Крещения Руси. Не случайно в основанном Владимиром городе Владимире-Волынском в 982 году, (то есть еще до крещения Руси) уже был православный епископ.

За Червенские города Русь вновь воевала с Польшей в 992 году. Затем, пользуясь усобицами сыновей Владимира, Польша вновь захватила этот край в 1018 году, но в 1030 году Ярослав Мудрый вновь выбил поляков отсюда. Пограничный характер Холмщины привел тому, что этим небольшим, но важным краем закрепилось понятие «украйны» (как и за другими окраинными территориями Руси). Так, в Ипатьевской летописи под 1213 годом говорится, что князь Даниил Галицкий взял забужские города и всю «украйну». Но собственно, ни Волынь, ни Галичина тогда не считались «украйной». Эти земли были частью Руси. Зато поляков, жителей граничащей с Холмщиной территорий, русские летописцы называли «ляхове украиняне»[2].

Вероятно, именно в это время появляется на свет город Холм, хотя неясно время возникновения города. В Галицко-Волынской летописи рассказ об основании Холма записан под 1259 году в связи с описанием пожара. По-видимому, на месте Холма раньше существовало неукрепленное поселение, в котором жили восточные славяне. Позже это поселение переросло в город. Об этом свидетельствуют деревянные конструкции в валах и керамика XI в., найденная здесь археологами. По свидетельству польского летописца Длугоша, в 1074 году в Холме правил некий князь Григорий.

Сохранилась легенда о том, что на холме, давшем название городу, находилась языческая святыня. Согласно преданиям, когда на нее напали враги, то отбить это нападение защитникам святыни помог белый медведь, который вышел из недр горы. И поныне белый медведь изображен на гербе Холма.

Город Холм, вероятно, потому и не был указан летописцами, что в нем не было серьезных оборонительных укреплений, по крайней мере, до 1241 года, когда Холм не смогли взять татары. Создателем города как крепости и своей столицы стал Даниил Галицкий. По преданию, князь спросил у местных жителей «Како именуется место се?» и получил ответ: «Холм ему имя есть»[3] Даниил построил в Холме мощные укрепления («град иный, его же татарове не нозмогоша прияти, егда Батый всю землю Русскую пойма»[4], писали летописцы) и почти постоянно находился в городе, который, таким образом, стал стольным градом Галицко-Волынского княжества. Что бы еще более развить город, Даниил стал щедро привлекать переселенцев со всех краев: «Данило нача призывати приходне немциирусь, иноязычники и ляхи. Идяху день и во день и уноты и мастери всяции бежаху ис татар, седельници, и лучници, и тульници и кузнеци железу, и меди, и серебру; и бе жизнь, и наполниша дворы окрест, поле и села»[5]. Как видим, Холм времена князя Даниила был чем-то вроде Санкт-Петербурга при Петре I - новый город, основанный державной волей правителя, стоящий прямо возле вражеского рубежа, быстро заселяемый смешанным населением. Вероятно, Холм привлекал внимание Даниила не только своим и укреплениями, но и тем, что находился на стыке обеих владений князя - Галицкой и Волынской земель, а также определенной отдаленностью от татарских набегов. В Холме Даниил умер и был похоронен.

О большой численности населения города и округе свидетельствовало создание отдельной Хомской епископской епархии. Первый епископ Холмский Иоанн был не только духовным деятелем, но и занимался политической деятельностью. Как дипломат, Иоанн ездил уговариваться о мире с татарскими военачальниками. Развивалась на Холмщине и православная культура. До нас дошло рукописное «Галицкое Евангелие поповича Евсевия», написанное в Холме в 1283 г. и «Холмское Евангелие» (XIII-XIV вв.)[6]. Впрочем, соседство с католическими землями также сказывалось на местном православии. Так, собор Холма был украшен витражами («римским стеклом»), что вообще-то не свойственно древнерусским храмам.

После смерти Даниила Холм стал стольным городом особого удельного княжества Хомского в составе Великого княжества Галицко-Волынского. Свидетельством важности города было то, что княжили здесь старшие сыновья Галицких князей. В состав Холмского княжества входили также города Белз, Червен, Сутейск, Верещин, Щекарев (впоследствии - Красный Став). Всего на Холмской Руси в XIII веке насчитывалось около 20 городов.

В составе Польского королевства

В 1349 году Холм, как и вся Галицкая земля, был завоеван польским королем Казимиром III. При этом Подляшье отошло к Литве. Вообще-то окончательное покорение Галицкой Руси вместе с Холмщиной произошло только в 1387 году, после окончания длительных войн между поляками, литвой, венграми и русскими. Впрочем, Холмский князь, подчинившись польскому королю как вассал, сохранял свою власть над Холмщиной. Холмские князья, служа польским королям, неоднократно отличались в битвах. В 1399 году князь Иван Холмский погиб в битве с татарами на реке Ворскле. После это Холмским князем стал князь старинного города Белз. Княжество, таким образом, стало Холмско-Белзским. В 1410 году в битве под Грюнвальдом в составе польских войск была «хоругвь» (воинская часть под своим знаменем) из Холма. Лишь в 1462 году после пресечении местной династии Холмщина стала частью Польского королевства, утратив все остатки автономии. Последний из русских князей в 1481 году бежал из Литвы в Московское царство. Подляшье, находившееся в составе Великого княжества Литовского, было присоединено к Польше в 1569 году, на основании Люблинской унии.

Холмщина была частью Русского воеводства Польского королевства. Непосредственно Холмщиной управлял кастелян с резиденцией в Холме. В свою очередь, Холмщина состояла из уездов (по-польски повятов) - Холмского и Красноставского (с центром в городе Красный Став). В целом история Холщины до разделов Речи Посполитой практически не отличалась от истории Волыни и Галичины того времени. Холм получил самоуправление по Магдебургскому праву (магдебургию), а также, впоследствии еще ряд привилегий от польских королей. Правда, город развивался довольно медленно. В 1504 и 1519 годах город сжигали татары. Несколько раз он выгорал полностью из-за пожаров. Периодически город и всю Холмскую Русь опустошали эпидемии. В 1612 году город Холм имел 2 200 жителей, в том числе 800 евреев. Некоторое культурное значение Холм имел как главный город епархии, средоточие церковных школ.

В 1648 году войско Богдана Хмельницкого заняло на короткое время Холмщину и Подляшье. В конце XVII - начале XVIII века Холмщина была полем битв польско-шведских войн. Также город сильно пострадал во время Северной войны (1700-1721). В конце XVIII века в Холме жило около 2 500 жителей, в том числе более 1 000 евреев, 1 000 поляков, и только 200 русинов.

То, что Холмщина соседствовала с польской этнической территорией и вошла непосредственно в состав Польши, привело к окатоличиванию и ополячиванию местного русского населения. Ранее не только вся Холмщина была православной, но, по свидетельству самих католических деятелей, еще в XIII-XIV веках вплоть до реки Вислы, в городах Сандомире, Завихвосте, Вилице, а также в Кракове, существовали православные церкви с греческим обрядом, паству которых составляли местные жители[7]. Польский летописец Кадлубек писал, что в Люблине православная Никольская церковь была построена еще в конце X века. В Люблине же в 1287 году существовал православный монастырь. Лишь постепенно, к середине XVI века, католикам удалось перевести в свою веру православных южной Польши.

Но попытки окатоличевания Холмщины, как и всей Галиции, натолкнулись на упорное сопротивление. Католиков на Холмщине первоначально было очень мало, да и те в основном были из числа переселившихся сюда поляков и немцев. Только в 1414 году на Холмщине появился католический епископ, причем, в силу малочисленности местных католиков, основной задачей епископства было обращение в латинство православных. Интересно, что католический епископ Холмщины, несмотря на свой титул, имел резиденцию в Грубешове, затем в Красноставе, а затем и вовсе в польском Люблине. Пропаганда католицизма имела незначительный успех. В 1500 году краковский каноник писал: «По упорстве в своей схизме (православии) русские не верят никакой предлагаемой им истине, не принимают никакого убеждения и всегда противоречат...убегают ученых католиков, ненавидят их учение и отвращаются от наставлений...русские до того ненавидят веру латинян, что желали бы не только вредить ей, но даже искоренить во всем мире»[8].

С целью окатоличивания вводились (как, впрочем, и по всей Малой и Белой Руси) такие меры, как лишение православных всех прав, запрет на межконфессиональный брак католиков с православными, если не произойдет принятие православным католической веры, и т.п. меры. По средам и пятницам в костелах читались особые молитвы об обращении в католичество Руси. Впрочем, не надеясь на силу молитв, католические иерархи и польские магнаты быстро перешли к давлению с помощью грубой силы. В 1500 году папа Александр VI Борджиа официально разрешил применять оружие и смертную казнь для упорствующих в православии. В 1533 году у православного Холмского епископа были отобраны несколько русских сел с новыми, только что построенными храмами, и переданы латинскому епископу под тем предлогом, будто кто-то из крестьян пожелал перейти в католичество. При этом с восхитительной откровенностью захват чужой собственности мотивировался тем, что католическое духовенство должно быть обеспечено материально лучше православного[9]. Православным запретили открыто проводить богослужения, звонить в колокола и строить новые храмы. Зато строились костелы даже там, где насчитывалось лишь несколько семей католического вероисповедания. Так, повелением короля Стефана Батория в 1581 году был сооружен костел в уезде, в котором проживали лишь 23 католика на несколько десятков тысяч православных (которые и должны были строить этот костел за свой счет и которым запрещено было строить свои храмы). Но еще в конце XVI века Холмская римско-католическая епархия имела всего около 60 приходов, а православная - в десять раз больше.

Культурно-образовательное сопротивление католичеству и униатству вело городе Холм православное братство и церковные школы. Одним из первых православных братств в Польше было Щекаревское (Красноставское), добившееся в 1550 году от короля признания своей самостоятельности.

Провозглашение церковной унии на Брестском соборе 1596 года вызвало на Холмщине всеобщее отторжение, несмотря на то, что среди инициаторов унии был Холмский епископ Дионисий Збируйский.

В 1599 году холмский воевода Андрей Уровецкий создал «конфедерацию» (объединение панов и шляхты) в защиту православной веры. Дело дошло до того, что мещане Холма в 1649 году отказались похоронить в городе греко-католического епископа Мефодия Терлецкого, и католики были вынуждены забрать его в кафедральный костел в Красноставе. В 1621 году иерусалимским патриархом был поставлен православный епископ Холмский Паисий. Но действовать владыке пришлось чуть ли не подпольно. Униаты не пускали его в Холм, и Паисию пришлось жить на окраине своей епархии, в монастыре над Бугом. После смерти Паисия православное епископство в Холме не имело предстоятеля. В самом Холме свирепствовали униаты. Православный собор Холма был перестроен в 1638 году, при этом были выброшены и уничтожены многие православные реликвии. При соборе была открыта униатская семинария для дальнейшего распространения унии. Даже когда король разрешил вернуть православных ряд отобранных униатами у них церквей, то местные униаты воспротивились этому.

Разумеется, Холмщина горячо поддержала восстание Богдана Хмельницкого, и горожане сдали Холм казакам почти без боя. Но после многих сражений русско-польской войны 1654-67 гг., когда граница была установлена по Днепру, самые западные русские земли, включая Холмщину, остались за Польшей. Насаждение унии, а вслед за ней «чистого» римского католицизма, после чего неизбежно следовала полонизация, приняли огромный масштаб. В 1690 году исчезло православное братство в городе Белз. В 1700 году в унию перешел львовский епископ Иосиф Шумлянский, после чего почти вся Львовщина (за исключением Манявского монастыря) перешла в унию. Холмщина окончательно стала униатской. Все высшие слои окончательно ополячились. Постепенно росло число католиков за счет перехода в латинство бывших униатов. Еще во второй половине XVII века Холмская православная епархия имела свыше 400 приходов, униатская епархия насчитывала свыше 300, а всего на Холмщине существовало 700 русских приходов. В 1749 году православных приходов уже не было, униаты имели лишь 285 приходов. Остальные перешли в латинство. До 1711 года все метрические записи жителей всех вероисповеданий велись на русском языке, но постепенно все метрические записи, включая регистрацию браков и рождений православных, переходит на польский и латынь[10].

Следует заметить, что многие иерархи новоявленной церкви не проявляли особого усердия в насаждении латинских обрядов в церкви, опасаясь бунта собственной паствы, сохраняя византийский обряд и привычный православный быт. Интересно, что некоторые иерархи униатской церкви в силу многих обстоятельств защищали православных. Выдающиеся епископы Яков Суша (1652-1687), Филипп Володкович (1731-1756), Максимилиян Рыло (1756-1784), будучи униатами, сыграли огромную роль в защите интересов православного населения. Впрочем, в основном мотивами их поступков было опасение, что уния, сделав свое дело по отрыву православных от своей веры, будет вскоре упразднена за ненадобностью. По этой причине эти униаты пытались затормозить введение латинского обряда и окончательное окатоличивание церкви. Справедливости ради надо отметить, что многие, если не большинство холмских русинов были униатами достаточно формально. Так, в 1680 году один из перешедших в католицизм спрашивал западнорусских крестьян об их вере, те называли себя православными, хотя числились уже много поколений униатами. Обрядность оставалась византийской православной, богослужебный язык был церковнославянский. И все же медленно, но верно римское католичество распространялось среди униатов. К концу существования Речи Посполитой на Холмщине существовало уже более 170 костелов. Но даже и перейдя в католичество, многие русины сохраняли свой язык (пусть даже и засоренный полонизмами) и быт. Вплоть до начала XX века определенную часть населения Холмщины составляли «латинники», или калакуты - русины римско-католической веры с русским языком и образом жизни. Униатство окончательно связывало свои судьбы с Польшей, что, впрочем, было логичным, ведь воссоединение с православием привело бы ликвидации этой униатской церкви. И не случайно в 1794 году Холмский греко-католический епископ Порфирий Важинский возглавил борьбу против России, присоединился к восстанию Костюшко и сформировал из местных униатов полк, командование которым поручил полковнику Гроховскому. Впрочем, этот полк не снискал никаких лавров на поле боя, да и основная масса крестьян, поляков и русин, совсем не поддерживали восстание «панов».

К концу существования Польши Холмщина была отсталым и нищим краем. В городе Холм проживало лишь 2,5 тысячи жителей, из которых русинов униатского вероисповедания было около 200 человек, остальные примерно поровну составляли евреи и поляки.

Польши нет, но остается польская власть

В 1795 году Речь Посполитая была окончательно разделена. Холмская земля и Подляшье отошла к Австрии. С этого времени исторические судьбы Холмской Руси начинают отличаться от истории других западнорусских земель. Это было только начало бурных политических потрясений. Уже в 1807 году, разгромив Пруссию, Наполеон создал марионеточное государство Герцогство Варшавское. Через два года, в 1809 году, после того, как Наполеон в очередной раз разгромил Австрию, Холмская Русь была присоединена к Варшавскому герцогству. Это дало краю некоторые изменения. Например, было отменено крепостное право. Зато резко усилились полонизация. Так, в 1810 году холмский епископ Цехановский ввел во всех греко-католических церквях службу на польском языке. На польском шло преподавание в школах, велось делопроизводство в канцеляриях, отдавались команды в армии Варшавского герцогства, теперь же по-польски звучали проповеди в костелах и униатских храмах. Полонизация пошла стремительно. Политические реалии XIX века отнюдь не способствовали русскому делу.

После поражения Наполеона по решению Венского конгресса значительная часть польских земель составило т.н. Царство (или Королевство) Польское, связанное лишь личной династической унией с Российской империей. Холмская Русь и Подляшье оказались в составе этого Царства. Как видим, ничего для местных русинов не изменилось, несмотря на то, что во главе их стоял император Всероссийский (более существенно для них было то, что император был одновременно королем Польским).

В 1830-31 гг. поляки пытались восстановить Польшу в границах 1772 года. После разгрома поляков император Николай I упразднил Царство Польское, создав на его территории ряд губерний под общим контролем варшавского генерал-губернатора. Однако польские губернии сохранили ряд особенностей, отличающих их от остальных российских губерний. Законодательство, язык документов и администрация оставались польскими, католическая церковь сохраняло свое положение как первенствующая во всех губерниях бывшего Царства Польского.

Холм с округой вошел в состав Люблинского воеводства, преобразованного в 1837 году в губернию. Холм в 1837-1866 годах не был даже уездным городом и принадлежал к Красноставскому уезду. Холмщина переживала хозяйственный застой, город Холм в 1860 году имел 3 600 жителей, из которых 2 480 составляли евреи. В целом Холм был скорее еврейским местечком, чем городом. Однако все это время оставался центром униатской епархии, которая занимала также земли Подляшья.

Во второй половине XIX столетия Холмщина переживала весьма вялый экономический подъем, особенно контрастный на фоне бурного промышленного роста всей Российской империи и русской Польши. В 1877 году через Холм прошла железная дорога. Появились небольшие промышленные предприятия. Медленно росло население города. В 1873 году на 5 595 жителей города приходилось: православных - 263, униатов - 530, римо-католиков - 1 294, евреев - 1 503 человек, остальные относились к «прочим». К 1911 году население возросло до 21 425 жителей. По вероисповеданию жителей было: 5 181 православных, 3 820 римо-католиков, 12 100 евреев, 315 лютеран. Самым главным явлением для Холмской Руси стало то, что теперь православие вновь возродилось. Одновременно край вновь стал ощущать себя русским. Польский язык стал вытесняться литературным русским языком. Этому способствовало развитие русских школ в крае. Общее число русских школ (церковноприходских и министерских) в крае было доведено до 825. Все польские школы закрыты. На одного православного священника приходилось 1052 жителя, а на одного ксендза - 4041. Возрождение православия и русской жизни на Холмской Руси произошло в очень тяжелых условиях.

Еще в 1839 году в западных российских губерниях была ликвидирована уния и бывшие униаты вернулись в православие. Однако в польских губерниях униатство осталось. Таким образом, Холмская епархия оказалась единственной униатской епархией во всей Российской империи. (Униатство осталось также в Галиции, вошедшей в состав Австрийской империи, где сохранилось и до наших дней).

Польские власти в условиях, когда униаты были уже в меньшинстве местного населения, а их обряд был приближен к латинскому, рьяно взялись за окончательную полонизацию Холмской Руси. В XIX веке латинизация униатской церкви на Холмщине значительно усилилась. Почти повсеместно из храмов было устранено иконостасы, введено органы; ликвидированы некоторые древние восточные церковные праздники и введены латинские; проповеди все чаще велись по-польски. Все больше униаты становились неотличимыми от католиков. Все больше местный русский язык заменялся польским даже в быту. Холмская Русь все менее оставалась Русью. Переход униатов в римский католицизм стал массовым явлением. Исчезли все униатские приходы в Красном Ставе (Красныставе), в оставшихся городах и сельской местности униатство влачило жалкое существование. Количество униатов практически не увеличивалось, несмотря на высокий естественный прирост - переход в католичество «съедал» практически прирост. А православия не было уже полтора века. То, к чему упорно стремились на протяжении нескольких веков католическая церковь и польские магнаты, стало торжествовать, по горькой иронии судьбы, в период, когда край находился под скипетром российского императора.

После польского восстания 1863 года российское правительство осознало угрозу полной полонизации населения Холмщины и решило ликвидировать униатскую церковь и освободить верующих от польского влияния. Оптимизм в правительственных мероприятиях усиливало то обстоятельство, что среди части униатов были тенденции тяготения к православию. Среди видных сторонников возвращения в православие был видный униатский деятель, уроженец австрийской Галиции, Маркелл Попель. Он переселился в Россию и с 1871 гола возглавлял Холмскую епархию. 18 февраля 1875 года по инициативе Попеля духовенство консистории и Холмского кафедрального собора постановило составить акт о воссоединении Холмской греко-униатской епархии с православной церковью. 260 тысяч Холмских униатов вернулись в православие.

Однако возвращение к православию стало проводиться весьма грубыми административными мерами. При этом взять и просто отменить указом начальства ставшие уже привычными для холмских крестьян обряды совсем не значило, что они превратятся сразу в православных. Католическая церковь максимально использовала открывшиеся перед ней возможности, вовлекая бывших униатов в римский католицизм, благо финансовые и административные возможности у нее были куда более значительные, чем у групп местных сторонников возвращения в православие. В разыгравшихся беспорядках среди арестованных подстрекателей оказались вовсе не униаты, а поляки, в том числе католический ксендз Яцковский. Многие польские помещики отказывались нанимать на работу православных из числа бывших униатов, подстрекая их к принятию католицизма.

В официальном Петербурге космополитическое чиновничество просто не понимало сути развернувшейся борьбы, ограничиваясь формальными заявлениями о ликвидации унии. Считается, что за XIX век не менее 200 тысяч униатов Холмщины перешли в римскую церковь, и, следовательно, ополячились. Так непродуманное «располячивание» с помощью полиции дало прямо противоположный эффект. Когда 17 апреля 1905 года Николай II издал указ о веротерпимости, многие из числа бывших униатов перешли на римский обряд. Перед изданием указа на Холмщине и Подляшье жило 450 000 православных, в начале 1908 года их было уже только 280 000, то есть 170 000 человек, перешло из православия в римо-католичество. Эти данные, которые приводил митрополит Евлогий, были несколько преувеличены. По другим данным, реально окатоличенных оказалось около 119 тысяч человек. Впрочем, для Холмщины это все -равно была огромная цифра.

Борьба за русскую Холмскую губернию

Начиная со второй половины XIX века, особенно после упразднения унии, среди русских патриотов начала возникать идея вычленения из состава польских губерний прежнего Царства Польского территорий с преобладанием русского православного населения. Однако десятилетиями все проекты реорганизации административного устройства польских губерний не находили ни малейшего сочувствия в космополитизированных высших сферах. На протяжении почти полувека эти проекты обсуждались в правительстве восемь раз и столько же раз отвергались. Все варшавские генерал-губернаторы были против нее по чисто деловым соображениям. По их мнению, административная ломка, которая потребовалась бы при выделении Холмщины в отдельную губернию, создала бы массу неудобств административного и военно-стратегического характера.

В первых годах XX столетия лидером борьбы за русскую православную Холмщину стал крупный церковный деятель архиепископ (в дальнейшем - митрополит) Евлогий Георгиевский (1868-1946). Правой рукой его стал крупный публицист, уроженец города Холм Иван Порфирьевич Филевич (1856-1913), сын униатского священника, одним из первых вернувшегося в православие. Главной организационной силой русских деятелей Холмщины стало созданное еще в 1879 году «Холмское Православное Свято-Богородицкое братство», попечителем которого и стал Евлогий, председателем совета братства был протоиерей Александр Будилович. Братство издавало книги, двухнедельник «Холмская Жизнь», еженедельник «Братская Беседа», массовый «Холмский Народный Календарь» и другие издания. «Братство» действовало прямо как политическая партия, ведя агитацию, яростно полемизируя со своими противниками (не столько с католиками, сколько с петербургской бюрократией). Именно в столице империи русское движение Холмщины встречало самое яростное противодействие. Как вспоминал митрополит Евлогий: «Значения проекта никто не хотел понять. Для правительственных инстанций дело шло просто о видоизменении черты на географической карте России. Между тем проект отвечал самым насущным потребностям холмского народа, он защищал от полонизации вкрапленное в административный округ Польши русское население, отнимал право рассматривать Холмщину как часть Польского края. Русские патриоты понимали, что выделение Холмщины в отдельную губернию было бы административной реформой огромного психологического значения. Однако проект встречал оппозицию даже в лице варшавского генерал-губернатора. Он видел в нем проявление недоверия к мощи и нравственному авторитету его власти. Так рассуждали и другие противники холмской административной самостоятельности. Объяснялось это полным незнанием народной жизни. Так, например, когда я по должности викарного епископа был в Варшаве с визитом у генерал-губернатора Максимовича, он с удивлением спросил меня: «А что такое Холмщина? Это Холмский уезд?». У него не было самого элементарного понятия об области, входившей в состав подчиненных ему губерний. Где ж ему было знать многовековую историю многострадального холмского народа![11].

Лишь после 1905 года, когда проблема с добровольным переходом в католичество недавних православных, ранее бывших униатами, стала наглядным свидетельством упадка русского самосознания в самой западной части исторической России, в Петербурге, наконец, обратили внимание на Холмскую Русь. В декабре 1909 года в Холме был проведен созванный братством съезд русских деятелей. В съезде приняло участие местное православное духовенство, учителя сельских школ, преподаватели семинарий и гимназий, чиновники и представители крестьян. Съезд потребовал скорейшего выделения Холмщины из состава Польши и введения земства в будущей Холмской губернии на тех же основаниях, на которых создавалось земство в шести западных губерниях Российской империи[12]. (Напомним, что в западных губерниях на выборах в земства - местные органы власти, создавались национальные курии, что обеспечивало гарантированное большинство мест в земских органах национальному большинству губернии). Евлогий собрал свыше 50 тысяч подписей местных жителей в поддержку ходатайства о выделении Холмщины в качестве самостоятельной русской губернии.

Премьер-министр П. А. Столыпин поддержал проект создания отдельной Холмской губернии. Впрочем, это еще не означало немедленного создания новой административной единицы. Не забудем, что Российская империя с 1906 года была парламентской монархией с законодательной Государственной Думой. В стенах российского парламента и закипела ожесточенная борьба по «холмскому вопросу».

Законопроект о выделении Холмщины рассматривался в общем собрании III Государственной Думы на 5-й сессии 25 ноября 1911 года. В прениях выступили более сотни депутатов, причем порой выступали и по несколько раз. Докладчиком по законопроекту был Д. Н. Чихачев, (член фракции русских националистов), который провел огромную работу по отысканию и систематизации обширного справочного материала. Его письменный доклад составил том в 426 страниц. Изложив в своем выступлении в общем собрании Думы историю религиозных и национальных отношений в Холмском крае, Д. Н. Чихачев призвал к отделению этнографического принципа от вероисповедного: «Этнографический состав населения, в данном крае, как и на всем протяжении Западной России, не совпадает с признаком религиозным... Стремление, направленное к тому, чтобы отождествить понятие католик и поляк, с одной стороны, и русский и православный, с другой, это стремление общее для всего Западнорусского края. Несомненно, одним фактом перехода из православия в католичество русская народность никоим образом утрачиваться не может, утрата национального облика может быть делом только нескольких поколений благодаря взаимодействию целого ряда факторов, именно в первую очередь польского костела, затем польских помещичьих усадеб в данном крае и, наконец, польских тайных школ. Только при взаимодействии всех этих факторов на протяжении многих десятков лет можно достигнуть определенных результатов в смысле ополячения». Исходя из оценки населения, говорящего на малорусском наречии, в 450 000 душ, Д. Н. Чихачев подчеркнул, что русская народность является численно преобладающей в этом крае, и вся история и этнография края приводят к заключению, что Холмщина вместе с Галицией составляют одно целое со всей Западной Россией[13].

Разумеется, резко против выступили польские депутаты Думы. С ними солидаризировались также многие депутаты от национальных меньшинств. Польский депутат И. М. Наконечный заявил, что польские паны не только никогда не угнетали холмских крестьян, но, наоборот, помогали им. Если же и был такой гнет, то он ничто по сравнению с тем, что творилось в глубине Русского государства[14]. Трогательное единство с католическим ксендзами и польскими помещиками проявили российские либералы и социал-демократы. Позицию социал-демократической фракции выразил в своей речи депутат И. П. Покровский: «Русский национализм к народу русскому, к демократическим массам относится со всей ненавистью, как и ко всей демократии - будь она русской, великороссийской, малороссийской, польской, литовской и еврейской... Заверение в любви своей к русским... им нужно для того, чтобы открыть себе путь травить другие национальности»[15]. Поскольку законопроект не предполагает наделения землей малорусских крестьян, заявлял И. П. Покровский, то и поддерживать его с точки зрения социал-демократии нечего.

Закон об отделении Холмской губернии был все же принят и вступил в силу 23 июня 1912 года. Официальное открытие Холмской губернии состоялось 8 сентября 1913 года. Холмскую губернию создали по этнографическому принципу из заселенных малорусами частей Люблинской и Седлецкой губернии. По национальному составу население губернии выглядело так: малороссы - 52,6%, поляки - 24,4%, евреи - 15,3%, немцы - 4%, русские (великороссы) - 3,7%. На самом деле этнический состав населения был более запутанным. Многие католики из числа латинников, говоривших в быту на малорусском диалекте, отметились как поляки, некоторые жители Холмщины, включая евреев, имевшие образование, называли себя русскими или поляками. Напомним, что главным критерием для отнесения в ходе дореволюционных переписей к отдельной национальности, лежал языковой принцип. Но на Холмщине практически все жители были двух и даже трехъязычными. Почти все холмщаки знали и польский язык, и местный вариант малороссийского наречия, и, правда в меньшей степени, литературный русский язык. Евреи в основном говорили на идиш, но также почти все могли объясняться и с поляками, и с малороссами. Немного более точные сведения сообщали данные о вероисповедании жителей новой губернии. Католиков насчитывалось 311 тысяч человек, православных - 305 тысяч, иудеев - 115 тысяч, протестантов - 28 тысяч.

Подавляющее большинство жителей Холмщины все же не имели четко выраженного национального самосознания. Как правило, все они, и католики, и православные, называли себя «холмщаками», что вполне соответствует белорусским «тутейшим» (здешним, тутошним). Разговорным языком большинства холмщаков был местный вариант малорусского (отличающегося от языка малороссов Поднепровья), а также местный говор («гвара») польского.

Снова под Польшей

Развитию Холмской губернии помешала начавшаяся Первая мировая война. Уже летом 1915 года Холмщина была занята немецкими и австро-венгерскими войсками. Значительная часть местного населения была эвакуирована или (в значительно большем количестве) ушла на восток весте с отступающей русской армией. Именно так с Холма в Донбасс попала будущая жена Н. Хрущева Нина Кухарчук. Затем последовали революции в России, Гражданская и советско-польская войны. Холмщина оказалась в составе возрожденного Польского государства.

В составе Польши Холм окончательно превратился в город, где русские были в меньшинстве, В 1921 году на 23 221 жителей было 12 064 евреев, 9 492 римо-католиков, 1 369 православных, 207 лютеран. В целом на Холмщине восточные славяне теперь составляли не более 15 % населения.

Польский характер Холмщины был уже настолько очевиден, что когда в 1920 году, по инициативе британского министра иностранных дел Керзоном была предложена как линия перемирия между советской Россией и Польшей этнографическая линия, разделявшая районы с преобладанием польского населения от районов с преобладанием восточных славян, в дальнейшем известная как «линия Керзона», то Холмщина была отнесена к польским территориям.

Польские власти неохотно разрешали репатриацию холмщаков с русским самосознанием на родину. Считается, что до 150 тысяч жителей Холмщины, включая даже некоторых поляков и евреев, остались в Советской России после окончания войн. Тем не менее, местная православная епархия насчитывала около 250 тысяч прихожан. Они и стали объектом гонений и преследований.

Официальная Варшава настойчиво проводила политику ассимиляции под лозунгом: «Русских в Польше нет»! Варварски уничтожалось все связанное с православием и Россией. Так, церковь св. Кирилла и Мефодия была взорвана в Великую субботу 1921 года, Святодуховская церковь была разобрана в 1935 году. Также были уничтожены еще несколько православных храмов. Под католические костелы были переданы многие православные церкви. Так, храм св. Троицы стал костелом св. Казимира, церковь св. Варвары стала костелом св. Андрея. Храмовые сооружения в помещении холмской духовной семинарии передали в польскую светскую школу. В результате этого вандализма город Холм совершенно перестал быть чисто внешне похожим на русские города.

Вскоре кампания по уничтожению православных храмов докатилась и до сельских церквей. В конце 1937 года поляки начали массовое уничтожение церквей, как «ненужных объектов». Из 389 православных церквей, действовавших на Холмщине и Подляшье 1914 году, осталось 51 (149 превращены в костелы, а 189 - разрушено).

В сентябре 1939 года Польша была разгромлена германскими войсками. Но если большая часть восточнославянских земель отошли к СССР, то Холмщина вместе с т.н. «Закерзоньем» была оккупирована Германией и стала частью «Генерал-губернаторства». Немецкое владычество над Холмщиной (а также и над другими восточнославянскими землями Закерзонья, такими, как Лемковина) имело несколько неожиданные формы - на Холмщине началась украинизация.

С середины XIX века на территории российской Малороссии, а также австрийской Галиции, начало действовать украинское движение. Причиной, по которому польское дворянство и австрийский генштаб создавали украинство были понятны - для создания Польши «от моря до моря» необходимо было привлечь на свою сторону малороссов. Аналогичным образом, сепаратизм в Малороссии был необходим всем, кто собирался воевать с Россией. Но пусть не покажется странным то обстоятельство, что украинства на Холмщине не было вплоть до Второй мировой войны. Дело в том, что поляки управляли Холмщиной и в условиях отсутствия польского государства. Кроме того, здесь изначально было многочисленное польское население, и процесс полонизации проходил достаточно заметно. Свою роль по разделению местных русских вполне выполняла униатская церковь. И в этих условиях создавать какое-то еще украинское движение было бы пустой тратой времени и средств. Но польские лидеры не подумали, что создаваемый ими украинский национализм для подрывной деятельности в Малороссии вполне может действовать против своих создателей.

Вообще-то впервые свои претензии на Холмскую Русь украинские деятели заявили в 1917 году. После падения монархии многие холмщаки, оказавшиеся во внутренних районах России, оказались в сложном положении. В этих условиях некоторые из них действительно заинтересовались украинством. Так, беженцы их Холмщины провели 7-12 сентября 1917 года в Киеве т.н. «Всенародный съезд Холмщины». Съезд был проведен в доме, где заседала Украинская Центральная Рада. В съезде принял участие украинский политикан и псевдоисторик М. Грушевский, сам уроженец Холма. На Съезде было принято несколько резолюций, в которых заявлялось, что холмщаки является частью «украинского народа», а Холмщина должна войти в состав Украинского государства. В 1917 году аналогичных «съездов», принимавших громкие резолюции, которые были не подкреплены никакими реальными делами, было великое множество, так что большинство холмщаков даже и не узнали, что они, оказывается, украинцы.

Немецкие оккупационные власти начали давать различные льготы всем русинам, которые согласятся признать себя украинцами. В 1940 году немцы передали Кафедральный Богородчанский собор в Холме Украинской автокефальной церкви. Православным вернули многие церкви, недавно отобранные католиками, но зато во всех 220 православных храмах Холмщины теперь должна была идти служба по-украински. Была создана (впервые в истории Холмщины) сеть школ с преподаванием на украинской мове.

Из местных «украинцев» стали формировать вспомогательную полицию. Руками этих новоявленных «украинцев» делалась вся «грязная» работа типа уничтожения обитателей еврейского гетто осенью 1942 года, охрана лагерей для военнопленных, и пр. Понятно, что к «украинцам» с ненавистью относились почти все холмщаки - и поляки, и русины. Однако немцам посредством украинизации удалось столкнуть друг с другом славян Холмщины. Польское сопротивление, в частности, т.н. Армия Крайова (АК), не рискуя воевать против немцев, начала террор против восточнославянского населения, ничуть не смущаясь тем, что подавляющее большинство русин не считали себя украинцами. Так, аковцами были сожжены села Сагрынь и Бересть, и перебиты большинство их жителей, несколько сотен человек. Таким образом, украинство присутствовало в крае всего лишь несколько лет, но сделало все, что всегда делало украинство - внесло смуту и разлад, и, в конце концов, погубило местных малороссов.

Гибель Холмской Руси

В июле 1944 года Холм был занят Красной армией. Поскольку именно Холм стал первым более или менее значительным городом Польши западнее Буга, за пределами тех территорий, что отошли к СССР в 1939 году, то именно здесь разместилось первое коммунистическое просоветское польское правительство. 22 июля 1944 года, день провозглашения нового правительства, отмечался в Польской Народной республике как государственный праздник.

Возможность сохранить русский характер Холмской земли сохранялась еще некоторое время. На рубеже 1943-1944 гг. тогдашний нарком иностранных дел УССР О. Корнийчук публично выдвинул требование присоединить к Украине «исторические украинские земли» - Подляшья, Холмщину, Надсянье. Была даже отпечатана карта Холмской области Украинской ССР. Среди советских деятелей, выступающих за присоединение к СССР земель западнее Буга выделялся Н. С. Хрущев, руководитель советской Украины, женатый на холмщанке. Но Сталин решил оставить границу в районе Холма неизменной. После создания в Люблине в июле 1944 года польскими коммунистами Польского Комитета Национального Освобождения (ПКНО), ставшего временным правительством на первых же освобожденных от немецких оккупантов польских территориях, Сталин решил успокоить поляков, не настаивая на присоединении земель западнее «линии Керзона». Согласно советско-польскому договору от 16.08.1945 устанавливалась граница между СССР и Польшей примерно по «линии Керзона» с некоторыми отклонениями в пользу Польши. В результате за Польшей остались Холмщина, Подляшье, Лемковина, и при этом были уступлены Перемышль и Ярослав (входившие в СССР с сентября 1941 года). Но еще до этого договора, начиная с сентября 1944 года началась акция по выселению этнических русинов из Польши в Украинскую ССР и поляков проживающих в западных регионах советских республик в Польшу. Остававшимся в Польше русинам предоставлена была другая альтернатива - переселяться на север и запад Польши, на новые земли, оставленные немцами.

До августа 1946 года в СССР переселили 482 тысяч закерзонских «украинцев», среди них 193 тысячи человек были с Холмщины и Подляшья. Почти всех украинцев, оставшихся в Польше после переселения (более 150 тысяч, в том числе около 29 тысяч холмщаков) в 1947 году переселили на северо-западные земли, вошедшие в состав польского государства после Второй мировой войны.

Что касается северной части Забужской Руси - Подляшья, то в сентябре 1939 года часть этой территории отошла к СССР, и стала Белостокской областью Белорусской ССР. 20 сентября 1944 года Подляшье было передано Польше, которая, в рамках обмена населением с СССР, начала проводить политику насильственного выселения оттуда восточнославянского населения.

Так окончательно исчезла Холмская Русь. Теперь это чисто польский край. Город, носящий польское имя Хелм, почти ничем не напоминает древний русский город, столицу Даниила Галицкого. Остатки восточных славян, которых и польские и советские власти объявили украинцами, постепенно усвоили украинскую идентичность. Показательно, что на Холмщине для русин существуют только украинские школы. Вызывает осторожный оптимизм возрождение православия на Холмской земле. И все же (как хочется в этом ошибиться!), Холмская Русь навсегда исчезла. Но в памяти русских людей жизнь, борьба и гибель Холмской Руси должна остаться навсегда.

 



[1] Повесть временных лет. СПб, 1999, с. 38

[2] Батюшков П. Н. Холмская Русь. Исторические судьбы русского Забужья.  СПб, Общественная польза. 1887 , с. 15.

[3]   ПСРЛ, т. II, стлб. 842.

[4] Там же, стлб. 843.

[5] Там же, стлб. 843.

[6]  Нудьга Г. А. . Література XI-XIII ст. Торжество історичної справедливості, Львів, 1968, с. 63.

 [7]  Батюшков П. Н. Холмская Русь. Исторические судьбы русского Забужья.  СПб, Общественная польза. 1887, с. 37

[8]  Батюшков П. Н. Холмская Русь. Исторические судьбы русского Забужья.  СПб, Общественная польза. 1887, с. 54

[9] Батюшков П. Н. Холмская Русь. Исторические судьбы русского Забужья.  СПб, Общественная польза. 1887, с. 51

[10]  Батюшков П. Н. Холмская Русь. Исторические судьбы русского Забужья.  СПб, Общественая польза. 1887, с. 107

[11] Евлогий (Георгиевский), митрополит. Путь моей жизни. М., 1994. С. 152

[12] Холмский вопрос. Обзор русской периодической печати, вып. 16 (с 1 января 1909 г. по 1 января 1912 г.). СПб., 1912., с. 478-479

[13] Государственная Дума 3-го созыва. Стенографические отчеты. Сессия 5. Ч. I. С. 2591-2608.

[14] Аврех А.Я. П.А. Столыпин и судьбы реформ в России. - М.: Политиздат, 1991. с. 175

[15] Аврех А.Я. П.А. Столыпин и судьбы реформ в России. - М.: Политиздат, 1991. с. 177



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме