Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Декабрьская поземка

Монахиня  Евфимия  (Аксаментова), Русская народная линия

Патриарх Алексий II / 05.12.2016


Светлой памяти Патриарха Алексия II († 5.12.2008) …

 

 Монахиня Евфимия (Аксаментова), келейница старца архимандрита Кирилла (Павлова), вспоминает последнюю встречу с Патриархом Алексием II († 5.12.2008).

 ***

В тот год ноябрь выдался бесснежный и ветреный... У батюшки было ухудшение самочувствия и мы примчались на скорой в больницу, в нашу 546-ую палату, которую специально придерживали для нас в таких случаях. Палата была просторнее обычных, красивая, с торшером и мягким креслом...

А из окон открывалась завораживающая панорама вечерней Москвы... Сколько таких вечеров минуло с тех пор, как старец наш оказался прикован к кровати?..

Когда затихала жизнь в больничных коридорах и дежурная медсестра, наконец, заканчивала с капельницами и перевязками, я любила устроиться возле батюшкиной кроватки, выключив верхний свет и оставив только торшер, и долго-долго глядеть на бесчисленное множество дальних огоньков за огромными окнами...

Москва стала расти и меняться за годы наших визитов в эту больницу. А в том ноябре на двух строящихся столичных высотках появилась играющая иллюминация... Красные лампочки переливались, затухали, снова весело вспыхивали, а потом вдруг превращались в огромное пульсирующее сердце... В какой-то момент я поняла, что это пульсирующее за нашими окнами сердце стало вызывать у меня тревогу... Почему сердце? Почему не новогодний шарик, например? Ведь не день же св. Валентина на носу...

Пару раз, тихо плача, звонила из Переделкино мать Ангелина... Святейший тоже был в больнице... Его сердечные приступы становились все опаснее, тяжелее и чаще, и лечение за границей уже не вызывало таких надежд, как еще несколько лет назад. Сестры, чувствуя неладное и получая неутешительную информацию о состоянии святителя, звонили нам... Они привыкли нести любую печаль к келье батюшки, но батюшка - вот уже четыре года, как был парализован, и они укреплялись хотя бы тем, что звонили нам - в его палату... Ведь мы же тут, рядом с ним, и у нас обязательно найдется минутка просто молча вздохнуть у кроватки старца, молча поведать ему о их тревогах и переживаниях... И мы рассказывали батюшке...

Он мог тогда еще слышать и посильно отзывался. Батюшка начинал тяжело дышать и медленно заносил правую руку для крестного знамения... Рука его сбивалась, дрожала... И можно было только заплакать и отойти в сторону, к окну, чтобы не видеть эту страдальческую дрожащую руку...

- Святейший умер... - почему-то говорил батюшка (он часто повторял это в том году)и закрывал глаза.

- Нет, он жив, жив, только болеет - твердили мы, но старец уже не отзывался... Мы понимали, что рассказать об этом не можем никому.
А за окном все билось и пульсировало наводя необъяснимую тревогу большое красное сердце...

Однако и Святейший и батюшка, к всеобщей радости, почти одновременно пошли на поправку, были выписаны и вернулись в Переделкино. Всенощную под Введение Святейший уже должен был служить, а мы только приехали из больницы, разбирали вещи и, конечно, готовились к келейной литургии... Этот день был памятен для нас, для отца Кирилла - инсульт случился именно под Введение.

Вышло так, что Патриарху никто не успел сообщить о возвращении батюшки из больницы... Все забегались с приездами-переездами, встречами и приготовлениями. Вечером, уже в сам день Введения, сестры рассказали мне, что Патриарха расстроила наша невнимательность...

Ну, вот, - мрачно подумала я, - надо «идти на ковер»... И куда остальные смотрели, неужели никто даже словом не обмолвился - это же не секрет?.. Но в глубине души я даже обрадовалась, что смогу подойти к святителю и подробно рассказать ему о состоянии отца Кирилла.

Святейший все пристальней и взволнованней следил за нашими делами, а когда навещал, заходил в келью и приближался к кроватке больного - бледнел и волнение его трудно было не заметить... И он, и батюшка - знали и чувствовали про жизнь нечто такое, о чем мы, еще молодые и здоровые люди могли только догадываться... 

- Устали вы, наверное, уже? - спрашивал святитель у нас сочувственно и благодушно посмеивался, когда мы наперебой начинали утверждать, что такая постановка вопроса - в корне неверная. Разве можно устать от тех, кто тебе дорог!

Скромная и всегда немногословная мать Ангелина как-то проговорилась, что часто стала замечать, как Святейший в тишине и полумраке подолгу простаивал перед иконами... Она следила за чистотой и порядком в его кабинете, и поэтому ей доводилось оказываться таким свидетелем.

Четвертого декабря, в 21 час, как раз во время ужина и вечерних новостей я побежала в основной корпус резиденции - «на прием» к Патриарху...

- Виновата! - бодро начала я, памятуя, что святейший не любит насупленных и угрюмых физиономий и будет рад, если ты подойдешь к нему в духе открытости и простоты... 

- Ну, Наташа! Вы поставили меня в глупое положение, - Святейший улыбался и, похоже, вовсе не собирался устраивать мне дисциплинарный «нагоняй», - приехали в Донской сегодня, я интересуюсь у наместника как там старец, а батюшка-то, оказывается, давно уже дома, с нами!..

Еще пошутили про погоду, кажется, в Эфиопии. Там снег, оказывается, нежданно-негаданно выпал... А у нас - Новый год на носу - ни снежинки!...

Утром Святейшего не стало. 


К вечеру суровая декабрьская поземка намела немного снежка, и он покрыл, наконец, уставшую от собственной черноты и обнаженности землю.

 

P.S. Недавно моя мама, по неосторожности упала на улице. Призналась, что не хотела мне рассказывать, но вскоре ей почему-то покойный Патриарх приснился и говорит строго, но затаив улыбку в глазах: "Вы, говорит, Любовь Дмитриевна, дочку-то свою пожалейте - она занята, за тяжелобольным ухаживает, и если еще Вы упадете и покалечитесь - что ей тогда делать!?" Так прямо и сказал!

- Ой, рассказывает мама, - я уверяю Святейшего, что отныне буду на улице осмотрительнее, а он, представляешь, продолжает - не только на улице, а и по квартире ходи осторожно! Мама после этого однажды чуть не расшиблась в ванне - стареет уже, немощная становится, но, призналась, что удалось ей каким-то чудом, видно по молитвам святительским, удачно «приземлиться» - отделалась легкими ушибами.

А ведь предупреждал Святейший. Дипломат - знает, что повлиять на родителей можно только напомнив о благе детей... Заботится о нас.

 Монахиня Евфимия (Аксаментова)

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Александр Б. : Re: Декабрьская поземка
2016-12-05 в 12:30

Светлая вечная память и Царствие Небесное Святейшему Патриарху Алексию II!

Наш отец-настоятель, протоиерей Олег Корытко, был последним из числа тех, кому посчастливилось быть хиротонисанным нашим покойным патриархом Алексием II. Это произошло 3 декабря 2008 года, на предпразднство праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, т.е. всего лишь за день до кончины Святейшего...

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме