Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Реформа сиротских учреждений или перестройка всей семейной политики по ювенальным технологиям

Светлана  Вохмянина, Русская народная линия

Дети-сироты
Ювенальная юстиция / 03.12.2016

 

Общественная Палата в лице Комиссии по поддержке семьи, детей и материнства выступила организатором проведения всероссийского мониторинга по реформированию и реструктуризации организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей по Постановлению Правительства № 481, призвав организовать в регионах экспертные группы для анализа документов и самой реформы.

Казалось бы, при чем тут ювенальные технологии, если в Постановлении Правительства № 481 речь идет о детях, находящихся в детских социальных учреждениях-приютах. Принято считать, что в приютах воспитываются только дети-сироты, однако, согласно действующему законодательству, в приют попадают не только дети, у которых нет родителей или родители которых лишены родительских прав. Попадают сюда также и дети, оставшиеся без попечения родителей, если по каким-либо причинам органы опеки признают, что родители недостаточно хорошо о них заботятся, тогда детей помещают в приют без суда в среднем на полгода, семье назначают социальное сопровождение - до привлечения органов контролирования. Также в приюте временно оказываются дети, родители которых по стечению каких-либо жизненных обстоятельств временно определяют туда детей по договору, где есть пункт (15 п. П № 481), в котором обязывается социальными органами провести «обследование условий жизни ребенка» и предусматриваются мероприятия по предоставлению семье социального сопровождения (консультативной, психолого-педагогической, юридической) в порядке, описанном в ФЗ № 442 ст. 22 о социальном сопровождении, которое недобровольно назначается и не является социальной услугой.

В предложенном к рассмотрению Письме Министерства образования и науки сказано о том, что: «Процесс реформирования организаций для детей-сирот необходимо рассматривать в контексте общей Стратегии действий по обеспечению прав как детей» Совета Европы.

Новая Стратегия, принятая в марте 2016 г. Советом Европы, по существу видоизменяет традиционное понимание семьи, более того, внедряет защиту сексуальных извращений и отклонений, направлена на полный запрет наказания в семье, вводит ювенальные технологии в социальной сфере при работе с семьей и детьми, что вызвало основную часть неприятия Стратегии со стороны России. МИД РФ 21 апреля 2016 г открыто заявил о том, что эта Стратегия будет реализовываться в России лишь частично.

На основе предыдущей Стратегии Совета Европы по защите прав ребенка на период до 2017 года и Рекомендаций Совета Министров СЕ «о правах детей, находящихся в учреждениях опеки» была разработана «Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 гг.», принятая Россией в 2012 г., призванная «обеспечить достижение существующих международных стандартов в области прав ребенка, актуальных международных договоров в сфере обеспечения и защиты прав детей... и привести в соответствии российское законодательство с общепризнанными принципами и нормами международного права, формированию единого подхода органов государственной власти РФ... Включает следующие основные цели: способствование появлению дружественных к ребенку услуг и систем; искоренение всех форм насилия в отношении детей; гарантирование прав детей в ситуациях, когда дети особо уязвимы ... для способствования распространения положительного опыта европейских стран». http://old.duma.tomsk.ru/page/22899/

«Национальный план (стратегия) действий в интересах детей» - это комплексная

ювенальная стратегия, которая является основой деструктивной антиродительской политики, где определяющим фактором являются высшие (наилучшие) интересы ребенка; приоритет прав детей над правами взрослых; введение особых детских прав «право детей на личную жизнь» или право детей обращаться с жалобами; создание «безбедной, безопасной, доброжелательной среды детства»; предполагает введение «правового просвещения детей» (беседы в детсадах и школах о «правах ребёнка»), создание «дружественного к детям правосудия» (ювенальные суды), «здравоохранения, дружественного детям» (центры репродуктивного здоровья для подростков, детские абортарии, половое просвещение), а так же с правом вмешательства широкого круга лиц в семью и детско-родительские отношения (некоммерческих организаций, конфессиональных организации и других частных органов и лиц с погашенной судимостью по профилактики социального сиротства, оказание услуг семьям с детьми с одной стороны для обеспечения прав детей, а с другой стороны для управления этими учреждениями, что является отражением концептуальных положений ювенальной юстиции, прописанные в международных документах.

Так, Национальный план (стратегии) подготовил почву для переориентирования всей государственной семейной политики на приоритет прав ребёнка и защиту этих прав внутри семьи, объявляя, таким образом, семью врагом ребёнка и легитимизируя ювенальные технологии в государстве.

Ключевые положения Стратегии вошли в Постановление Правительства № 481:

«Внедрение новых технологий оказания помощи детям и семьям (как новых традиций защиты детства): социального сопровождения малоимущих семей (под видом социальной помощи), профилактики социального сиротства (раннего выявления семейного неблагополучия), деинституционализации и реформировании сети и деятельности учреждений для детей-сирот... перепрофилирование учреждений интернатного типа для семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в реабилитационные центры, другие учреждения в соответствии с потребностями региона... создание системы постинтернатного сопровождения выпускников учреждений для детей-сирот и системы профессионального сопровождения усыновителей». Предусмотрена организация участковых социальных служб по раннему выявлению семейного неблагополучия, создание мобильных бригад для экстренного реагирования, введение «прежде всего», системы социального патроната, уточнение порядка отобрания ребёнка у родителей, привлечение НКО к решению проблем семейного неблагополучия и др.

Однако есть несомненно положительные аспекты в вышеупомянутых документах.

Так, в самом Положении № 481 и реформировании по ней организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей безусловно положительным является возросшая возможность семейного устройства детей-сирот, особенно с ограниченными возможностями, инвалидов, сирот, имеющим братьев и сестер, поскольку реорганизация сиротских учреждений открывает ряд таких возможностей, а так же их социализации и расширения возможности индивидуальной адресной помощи таким категориям детей- сирот в том числе и через привлечения некоммерческих организаций, специализирующихся на оказании такой помощи.

Несомненно положительным является то, что в Национальной стратегии говорится о "приоритете воспитания ребенка в родной семье», а также, что в Рекомендациях Комитета Министров СЕ заявлено о том, что: «установление опеки не должно осуществляться в силу неконтролируемых семьей материальных обстоятельств», «инвалидность не должна быть единственной причиной установления опеки», «предварительно должны рассматриваться альтернативные решения до установления опеки, и должен быть сделан вывод о том, что они не подходят на основании, если возможно, междисциплинарной оценки и с учетом мнения и пожелания ребенка, его родителей или других членов семьи», а так же что «биологическая семья - предпочтительная среда для развития и благополучия ребенка», что напоминается: «В соответствии со статьей 5 Конвенции ООН о правах ребенка, государства должны уважать права и ответственность родителей в отношении образования ребенка; именно родители являются первыми воспитателями ребенка».

Согласно Всеобщей декларации прав человека дети имеют право на особую заботу и помощь. Конституция Российской Федерации гарантирует государственную поддержку семьи, материнства и детства.

Но сегодня весь мир наблюдает немало тревожных симптомов, направленных на разрушение семьи. И проблема в том, что они исходят от авторитетных международных организаций, в частности, от ООН, ЮНИСЕФ, Европейского Союза, где за последние 20 лет очень усилилось влияние радикальных социальных идей, производящих революцию в семейной политике.

К сожалению, озвученные выше заявления международных организаций остаются больше декларативными, так как одновременно не может из «одного источника течь сладкая и горькая вода», ибо ставя права детей выше прав их родителей, отрицая презумпцию невиновности и добросовестности последних и активно вмешиваясь в жизнь семьи происходит ровно обратное действие - разрушение семьи посредством ювенальных технологий.

Так, истолкование фразы Рекомендаций Совета Европы: «Установление опеки должно осуществляться только в том случае, если это отвечает высшим интересам ребенка; это - особая мера, которая должна основываться на потребностях ребенка» - звучит неоднозначно. В российском законодательстве не раз предпринимались попытки заменить «законные интересы ребенка на наилучшие», но они оканчивались провалом, так как непонятно, кто будет решать и как, что «наилучшее, а что нет» для ребенка. По Конституции РФ именно родители являются главными выразителями прав и законных интересов детей. Подчас со стороны органов «системы профилактики безнадзорности» кажется, что если ребенка поместить в хорошо обеспеченную семью из малообеспеченной, то он будет счастлив, но сам ребенок так не думает. Для него родные мама и папа дороже всех на свете. Недаром психологом сиротских учреждений часто приходится встречаться в своей практике с отчаянием, посттравматическими неврозами, суицидными попытками, побегами детей, изъятых из семьи.

Изучение новых технологий и их правоприменительной практики показало, что России навязывают опыт западных ювенальных технологий социальной работы, что кардинально меняет и реформирует всю отечественную семейную политику, затрагивая все сферы, с ней связанные.

Давайте посмотрим, в чем же опасность так называемых «ювенальных технологий».

В начале необходимо напомнить, что под «ювенальной юстицией» понимается система идеологических, правовых норм и правоприменительной практики в отношении несовершеннолетних и их родителей, ставшей общепринятой в ряде Европейских стран и США и основанной на приоритете специфически понимаемых прав ребёнка над правами родителей, воспитателей, педагогов, «наилучших интересов» детей, презумпции виновности родителей. Ювенальная юстиция характеризуется наличием «суперведомств» по детям, наделённых неограниченными полномочиями доступа в семьи, изъятия детей и возможности для необоснованного вмешательства государства и неопределённого круга лиц в дела семьи.

Понятие «системы ювенальной юстиции» включает в себя не только систему уголовных, гражданских судов для несовершеннолетних и внедрение в судах общей юрисдикции международно-правовых стандартов ювенальной юстиции, особой «мягкой» системы исполнения наказания в отношении несовершеннолетних, но и изменение идеологии, законодательства, регулирующего проблемы материнства, детства, воспитания, образования, здорового образа жизни, профессиональной подготовки, законодательства в отношении родителей, где защита прав ребёнка в семье - это ювенальный маркер, означающий уничтожение закреплённых законом прав родителей (ст.17 ч.2 и ст.60 Конституции РФ, ст. 64 Семейного кодекса РФ), уничтожение семейной иерархии, разрушение суверенитета семьи.

Сама система ювенальной юстиции состоит из совокупности государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, индивидуальных предпринимателей, а так же проектов и мероприятий социального, педагогического и медицинского и др. характера. Соответственно, под «ювенальными технологиями» понимаются правовые нормы, механизмы, идеологемы, характерные для западной системы ювенальной юстиции, и агрессивно внедряемые в наше семейное законодательство и правоприменительную практику с конца девяностых годов ХХ века.

Надо сказать, что в России традиционно в семейном праве объектом защиты являлись не отдельные лица или равные права членов семьи, а сами семейные отношения, трудно выразимые в терминах прав и обязанностей, в том числе сама семья, как единство, как совокупность отношений между ее членами. Отмечалось, что общество в лице государства может регулировать лишь формы и последствия этих отношений (точнее условие и порядок возникновения и прекращения обязательств государства по защите семейных отношений от вмешательства). Оно так же может защитить неразлучность любящих родственников, право общаться, жить вместе и учить детей согласно своему опыту, культуре, семейным традициям. В «Основных направлениях государственной семейной политики» записано, что «объектом государственной семейной политики является семья». Не ребенок, не родитель, а семья; не физическое лицо, а отношение, общность. Провозглашается «самостоятельность и автономность семьи в принятии решений относительно своего развития. Экономические, правовые и идеологические меры государственной политики должны не регламентировать поведение семьи, а способствовать ее саморазвитию, представлять возможность выбора форм поддержки. Этот принцип нерегламентации соответствует принципу «недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи в (СК РФ ст. 1) или принципу, как выразился президент В.В.Путин на учредительном Съезде РВС (09.0202013г.), «суверенитета семьи».

«Семьезащитный» подход, на котором выстраивается семейная политика в России одержал вверх на пленарном заседании Совета по правам человека ООН 3 июля 2015 г, где 29 странами была поддержана позиция России «О защите семьи». Несмотря на это ряд лоббистов ювенальных идеологем и подходов проталкивают в России «правозащитный» западный подход, основанный на превалированных по отношению к другим правах ребенка. Фальсификация статистики семейного насилия порождает идеологемы, что детей необходимо спасать от родителей, ибо от них исходит все зло, отсюда выстраивается репрессивная система работы с семьей по ювенальным технологиями вмешательства в жизнь семьи.

Заявленной целью реформы объявлялось семейное устройство детей-сирот.

В России все - «за». Но вот загвоздка: под "семейной формой устройства" Советом Европы подразумеваются альтернативные способы устройства детей - сирот, оставшихся без попечения родителей, а совсем не возвращение в родную семью или если последнее невозможно - под безвозмездное усыновление или родственную опеку, как возможно подумало бы большинство российских граждан в данном случае, (ибо у социальных сирот есть кровные родители). Нет. Речь идет о приемной (и патронатной) семье граждан, прошедших курсы приемных родителей, заключивших договор и за деньги, под бдительным контролем социальных служб и воспитывающих ребенка, получивших от них право, включая моральное, возвратить ребенка назад без всякой ответственности за его дальнейшую судьбу.

Получается, что можно заработать на ребенке и сдать его обратно тем, кто заключал договор. Такой навязанный подход России не свойственен. Традиционно, уважая семью и семейные ценности, у нас к детям относятся как к своим.

Но это только присказка, а сказка - впереди.

Изначально, по рекомендации Совета Европы, планировалось проводить мониторинги организаций для детей-сирот, на предмет реализации указанного Постановления № 481 и их дальнейшей работы, вовлекая тем самым всех заинтересованных лиц через участие в мониторинге в систему реформирования семейной сферы и детских домов на ювенальный западный манер, формирования новых семейных ценностей как традиций защиты детства и создания новой системы работы социальных служб, системы «профилактики» безнадзорности и т.д., заручившись при этом поддержкой органов исполнительной власти субъектов РФ, органов Управления социальной политики, опеки и попечительства, министерств, структур, входящих в систему профилактики: прокуратуры, следственного отдела, судов, администраций сиротских учреждений, а так же общественников и экспертов ОП регионов, представителей НКО и других лиц.

В самом начале экспертам было сказано, что Постановление № 481 - "сырое" и имеет множество недостатков, и в настоящее время Минобрнауки готовит к выходу новый переработанный текст Постановления, поэтому необходимо критически проанализировать указанные положения на предмет внесения в них изменений, а так же проанализировать работу организаций детей-сирот.

В итоге реформы по Постановлению многие детские дома под лозунгом «деинституционализации» были ликвидированы, особенно досталось интернатам по помощи семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации. В свете последних законодательных инициатив исчез термин «семьи, находящейся в трудной жизненной ситуации» и все такие семьи стали относить к группе семей, находящихся в социально опасной ситуации. Туда вошли семьи малоимущие, семьи, находящиеся в трудной жизненной ситуации, где родители временно по уважительным причинам не могут исполнять свои обязанности по воспитанию, образованию, содержанию и семьи алкоголиков, наркоманов и преступивших закон.

Были реструктуризированы центры и отделы, занимающиеся помощью семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации, а их работа полностью переформатирована на ювенальный манер: профилактическую работу выявления нуждаемости в социальных услугах с применением репрессивных мер по отношению к кровным семьям.

На практике это реализуется в том, что у кровных семей по различным широким основаниям изымают ребенка, передают в сиротские учреждения или к приемным родителям и это называется семейным устройством детей для обеспечения особенных прав и наилучших интересов детей по Совету Европы.

Кардинальная смена такого отношения к семье государственных служб идет под идеологемами и лозунгами «семейного насилия», «защиты прав и наилучших интересов детей», «повышения внутренних ресурсов семьи», за которыми стоит навязывание ювенальной технологии раннего выявления семейного неблагополучия, добровольно-принудительного социального сопровождения семьи с оказанием навязываемых платных «мероприятий по предоставлении семье консультативной, психологической, педагогической, юридической, социальной помощи».

До сих пор некоторые работники отделений и центров «семейного неблагополучия» не могут понять, как же после перестройки им теперь работать, ведь раньше их работа заключалась в помощи нуждающимся семьям, которым по заявлению граждан оказывали финансовую и другие виды помощи: продуктами, вещами, техникой, помощью в быту, по получению лечения, жилья, дополнительного образования и т.д., а сейчас им говорят, что они должны оказывать социальное сопровождение, а в чем его суть понять не могут.

Их недоумение понятно, ведь для перестройки работы социальным работникам надо сначала переформатировать сознание и изменить идеологию, чтобы они забыли о семейных традициях и государственной поддержке семьи, материнства и детства, охране и невмешательстве извне в дела семьи, забыли о конституционном равноправие граждан, презумпции невиновности родителей, родительских правах на воспитание и заботу о своих детях, право ребенка жить в родной семье, право на невмешательство в дела семьи, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и мн. др.

Воспитать в новой ювенальной парадигме под «флагом» защиты «новых прав и наилучших интересов» детей и формированию новых обязанности родителей, неустанно твердя всему миру о презумпции виновности последних. Отсюда необходимо, по логике ювенального лобби, спасать детей от их же родителей - источников всех бед и насилияв семье.

Центры и отделения по помощи семьям в трудной жизненной ситуации реструктуризировались в отделения с различными названиями («по профилактике безнадзорности», «социального сиротства», «раннего выявления семейного неблагополучия», «мобильные летучие бригады» и др.), превращая работу социальных сотрудников в сеть скорых социальных участковых служб, выискивающих проблемы и нуждаемость, «оплетая» все службы, работающие с семьей «паутинной» анонимок и доносов, научая самих детей доносить на родителей. Запускаются идеологемы родительского насилия и жестокого обращения, вдалбливается в головы всего российского общества, что родители в большинстве своем не хотят работать, бездельники и лентяи, где в большинстве своем являются пьяницами, поэтому помогать им не надо, а «стучать» на таких - равносильно тому, чтобы «помогать», хотя в России всегда с презрением относились к таким «стукачам» и даже законодательно запрещали анонимки, считая такую форму заявлений от граждан нравственно неприемлемой. Многодетные родители, при такой философии считаются маргиналами, поэтому реформаторы и отнесли их в группу семей, находящихся в социально опасном положении с вытекающими отсюда последствиями, так как в большинстве своем они являются малоимущими.

Вот так, «капля за каплей», новые идеологемы ювенальных технологий стали просачиваться в российское общество.

Постановление вводит (п. 51) новые виды деятельности и услуг организаций для детей-сирот (от которых сотрудники этих учреждений будут получать финансирование, невзирая на формирующийся от такой системы работы конфликт интересов):

1) Выявлять неблагополучие семей в выявительном порядке (сами соц. работники могут выезжать в плане профилактики социального сиротства, неблагополучия и безнадзорности даже без обращений, жалоб или анонимок).

Для этого создается технология работы социальных «Служб» для выявления "нуждаемости", которую можно обнаружить практически у всего населения.

2) Социальное сопровождение кровных, приемных семей и постинтернатное сопровождение выпускников сиротских учреждений.

Заполучив такую семью или поймав незатейливого родителя, потерявшего работу и просящего социальные органы ему помочь по уважительной причине и временно поместить ребенка в организацию для детей-сирот, опека навязывает родителю подписание соглашения (по пункту 13 Постановления № 481), обязывающего его выполнить определенные "предусмотренные этим соглашениям мероприятия" (в виде социального сопровождения). Ничего не подозревающий родитель подписывает договор, а в нем введен "интересный" пункт - «акт обследования условий жизни ребенка» (пункт 15). Вот и "потянулась ниточка"..

Без уведомления приходят социальные органы, осматривают, выспрашивают, допрашивают, собирают и выясняют. Если есть за что "зацепиться" (а это всегда можно найти, тем более если сам родитель признал свою нуждаемость), то ставят на учет как семью, находящуюся в социально опасном положении и навязывается социальное сопровождение по соглашению (договору). По словам Е. Мизулиной (27 октября 2016 г на Совете Федераций по семейному законодательству (3): «осуществление социального сопровождения незаконно ограничивает права родителей». Помещая ребенка в сиротское учреждение по уважительной причине, семье навязывается социальное сопровождение, родительские права ограничиваются, так как опекунские полномочия разделяются и частично переходят на органы опеки и администрации организации временного пребывания ребенка.

Надо сказать, что до реформы существовала система интернатов, помогающая семьям, в трудной жизненной ситуации, когда родители, написав простое заявление и сохраняя за собой все права, могли поместить ребенка на длительный срок без всякого сопровождения и без акта обследования жизни семьи.

В результате реформы сиротских учреждений получение воспитательной, образовательной и медицинской деятельности для детей-сирот оказалось вне стен этих учреждений. Дети-сироты должны теперь учиться, воспитываться и лечиться вне стен учреждений. Как? - другой вопрос, особенно остро встает для сельской местности, хотя это идет под правильным девизом «социализации», (но которая может осуществляться и несколько по-другому, скажем, за счет дополнительных кружков, культурных мероприятий, спортивных игр и т.д.)? В сиротских учреждениях осталась лишь забота о содержании, развлечении и детском досуге, да и надежда, что «скорая» к больному ребенку приедет вовремя. Мониторинг выявил, что зачастую ставки на педагогов и врачей перераспределяются на другие нужды, да и лицензию теперь учреждения не стремиться получить, а без нее - никуда.

Но предлог найден, лозунги «социализации» и «семейного устройства» - тоже.

Вот только забыли, что процесс воспитания, образования,( а иногда и лечения хронических больных) - непрерывный и сущность его заключается не в предоставлении разовых услуг клиентам.

Нельзя воспитать руку, обслужить ногу и научить голову.

Получается, что теперь детям-сиротам в учреждениях для них достаточно "хлеба и зрелищ", так как лишь на проведение разового развлечения лицензия не нужна.

Реформаторы забыли, что процессом воспитания (кроме родителей) должны заниматься педагоги.

Поэтому не случайно, именно Министерство Образования в советское время отвечало за воспитание детей. Передача заботы о детях-сиротах Министерству социальной политики не соответствует заявленным нашим государством целям и задачам по воспитанию молодого поколения. Обществу нужны зрелые, ответственные граждане, патриоты своего Отечества. Поэтому нельзя сводить заботу о детях в сферу одних услуг.

"Дело в том, что Министерство соцзащиты не обязано вообще-то думать о судьбе этого человека после", - говорит Альберт Лиханов, известный журналист, многое время посвятивший заботе о детях - «этим всегда была занята педагогика, школа русская, русское учение о нравственности и русская литература в том числе. Начиная с Ушинского и Льва Толстого, образование рассматривалось как инструмент защиты человека, способ вывести его в люди... То есть их социальная судьба решалась уже другими административными инструментами тогдашними: это и решениями партии, и решениями Советской власти. И органы соцзащиты здесь были на пятом месте. Но на передовом месте из структур, обращенных к человеку, была школа, образование, тот самый детский дом или школа-интернат."

Да, государственные решения - это хорошо, но сейчас почему-то всем заправляют некие Фонды, помогающие Совету Европы, Министерству образования и Министерству соц.политики внедрять ювенальные технологии в семейную сферу, по-тихому меняющие ценности и по-новому помогающие выстраивать государственную семейную политику.

Похоже, что некоторые чиновники не хотят считаться с тем, что подавляющее большинство нашего общества, являющегося родителями, бабушками, дедушками, тетями и дядями, сестрами и братьями не хотят менять традиционное отношение к семье и ее семейным традициям и ценностям, что российское государство поддерживает семью, не вмешивается в ее жизнь, уважает равные права всех ее членов, провозглашает презумпцию невиновности и добросовестности родителей.

А Запад, давно отошедший от своих христианских принципов, делает своим кумиром «наилучшее обеспечение прав ребенка» и «наилучших интересов». Транслируется, что все зло исходит от родителей, поэтому необходимо защищать от них ребенка, изымать из кровной семьи и передавать обученным, финансово благополучным и хорошо управляемым приемным родителям.

Видимо кого-то не устраивают семейная политика и традиционные принципы работы нашего государства и общества с семьей и хочется заменить их на западные ювенальные ценности и подходы.

Выстраивается иной подход к приемным родителям, нежели к усыновителям: даже справки о состоянии здоровья, судимости, психических заболеваний со всех членов семьи, проживающих с сиротой, не требуются. Договор приемных родителей с опекой не включает ответственности за оставление детей и их дальнейшую судьбу. Получается, что нравственно не порицаемо и легально возможно отдать ребенка обратно при получении нужного заработка и не волноваться за его дальнейшую судьбу. Неизвестен и моральный облик самого родителя. Прохождение психологического тестирования здесь осуществляется добровольно и даже согласившись на него, вывод по результатам теста сотрудникам не важен, так как они только отмечают в документах, что тестирование проведено (в отличии от навязывания последнего всем членам родной семьи ребенка, словно правонарушителям, при профилактике семейного неблагополучия).

Замечается еще одна странность: «временное проживание» называется «семейным» (будь - то проживание ребенка в организации для детей-сирот или в приемных семьях), но только не в отношении его родной семьи. Кому-то видно очень хочется заменить все истинное, от Бога данное, на временное и переменчивое... Реформа порождает так же перераспределение финансовых потоков. Вместо помощи семье кровной и сиротам, все средства от закрытия детских домов и высвобождение финансов идут на оплату приемным семьям и работникам социальных служб. Получается как в песне "Все хорошо, прекрасная маркиза" (ведь вроде "лишней копейки" не потратили, так как кровным семьям не даем «ни копейки» для сохранения семьи, а следовательно, отнимаем получение возможности финансирования и переадресовываем государственные денежные средства в приемные семьи). Вот такая арифметика получается!

Как оказалось, в задачи реформы не входит решать проблемы финансирования и кадрового состава самих сиротских учреждений. «Если не можете справиться - закроем, ищите спонсоров или выявляйте социальных сирот» - слышат сотрудники учреждений участливые советы о том, как заработать.

Вот, к примеру, в социальном центре по помощи семье и детям Свердловской области г. Лесного трех сирот обслуживает 49 сотрудников, из которых семеро являются начальниками над остальными. А в трех километрах от него, под Нижней Турой, расположен детский дом, где проживают около ста тяжелобольных детей, на которых по одному человеку персонала едва ли наберется, а ведь в отделении милосердия их надо переворачивать, кормить, лечить, воспитывать по адаптированным программам. С ними находятся еще около сорока ребятишек из бедных семей, собранных из соседних деревень. У учреждения нет денег, спонсоров и возможностей вывозить последних для предоставления нормального уровня образования. Вот и реформа...

Что касается постинтернатного сопровождения, то оно еще только «на бумаге» и готовится Министерством образования по рекомендации Совета Европы технология и модельная программа. Родители и эксперты беспокоятся, как бы опять не навязали прежнюю, отклоненную родительским сообществом, через законопроект о "О патронате", предложенную в нем систему постинтернатного патроната, где выстраивалась удобная и контролируемая социальными работниками система по сопровождению выпускников, приносящая им немалую прибыль, но опять: «ни копейки» - сироте. Договор о сопровождении 18-23-летних предлагался с ограничением прав сироты его расторгнуть. Не оговаривались и нравственные критерии таких воспитателей. Рекомендуются для этого молодые люди, чуть старше возраста самих выпускников сиротских учреждений. Подготовка таких специалистов с правом «доступа» к сиротам может осуществляться НКО. Предлагаются представители крупных общественных организаций, продвинутых НКО, которые будут разделять ответственность и финансировать, а значит, есть риск того, что «кто заказывает музыку, тот и платит», попадания в корупированные сети, к сектантам и др. Поэтому вопросы постинтернатного сопровождения необходимо выносить на широкое общественное обсуждение.

Постановление №481 (пункт 58) и ФЗ №442 «О социальном обслуживании» по рекомендации Совета Европы позволяет органам государственной власти привлекать для работы с семьей по ювенальным репрессивным технологиям частных лиц, коммерческие и некоммерческие организации, а также фонды, в том числе и иностранные (запрета в Законе не содержится), различные религиозные организации, индивидуальных предпринимателей. При этом действия этих лиц не могут быть обжалованы в судебном порядке и они не подлежат привлечению к должностной ответственности в случае злоупотребления возложенными на них государственными полномочиями обязанностей, что также может привести к произволу и коррупции в данной сфере (4).

Работа с целью выявления семейного неблагополучия и нуждаемости в социальных услугах по сопровождению и возможному определению детей в приемные семьи - это допуск к вмешательству в личную и семейную жизнь. С помощью Постановления (п.58) мы видим попытки на правоприменительном уровне реализовать положение ФЗ №442 «О социальном обслуживании», разрешающее допуск НКО даже с иностранным участием и индивидуальных предпринимателей с 23-летнего возраста с погашенной судимостью, что может привести к большим рискам и нарушению прав граждан.

Очевидно «реформаторы» забыли истину, что благополучие государства и общества зиждется на благополучии семьи. Или не слышали про западный опыт коммерциализации социальной сферы по работе с детьми частным сектором и транснациональными компаниями (4.1) или про торговлю детьми? (4.2).

Быть может забыли скандал, связанный с исчезновением более 1260 детей в возрасте до 3 лет и обманным путем вывезенных в Италию, для усыновления госпожой Щелгачевой-Фратти (4.3.) ( следы ребятишек оборвались сразу после пересечения итальянской границы)?

Забыли случаи поисков Уполномоченным по правам ребенка, П.Астаховым, пропавших или замученных русских Иванов в «просвещенной» Америке?

На этот счет даже в международных документах (соответствующих Конвенциях) поднимаются проблемы сексуального насилия и торговли детьми в международном масштабе, что создает ситуации, опасные для их жизни и здоровья детей.

Про сектантов и извращенцев (число которых в связи с постоянными информационными войнами возросло на территории России), про отсутствие должностной ответственности, про существование "конфликта интересов" при выявляемости и обслуживании семей, признанных «нуждающимися» никто из реформаторов даже не заикнулся. Открытие каналов легального вывоза детей заграницу создаст во временной перспективе механизм безболезненного освобождения территории России от населения, ставит жизнь и здоровье наших детей в опасное положение. И как раз здесь, а не с родителями необходимо ввести контроль и ставить защитные механизмы.

Заложенные ювенальные технологии в Федеральном Законе «О соц. обслуживании» № 442, в Постановлении Правительства № 481 и в проводимой по нему реформе точь- в- точь напоминают отклоненный в 2013 году родительским сообществом и высшей властью во главе с президентом В.В. Путиным законопроект № 42197-6 ФЗ «О внесении изменений ...по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства». Тогда президент пришел на первый Съезд, состоявшийся в Колонном Зале, и поддержал позицию родителей о недопустимости произвольного вмешательства в дела семьи, вспоминает сенатор Е. Мизулина.(3).

Президент В.В. Путин не раз негативно высказывался по отношению к внедрению ювенальной юстиции и ее технологий в России: «...некоторые случаи вмешательств в жизнь семьи носят просто абсурдный и издевательский характер, непродуманное внедрение таких механизмов, по сути, нарушает суверенитет семьи, может спровоцировать нарушение детско-родительских отношений, и даже прямую коррупцию паразитирования некоторых недобросовестных чиновников на этих проблемах».

Так, законопроект «О социальном патронате» в течении долгих десяти лет продвигался членом Общественной палаты РФ, Б.Альтшуллером, руководителем организации «Право ребенка», членом Московской Хельсинской группы и известным лоббистом ювенальной юстиции. Своими положениями проект формирует систему принудительного контроля над каждой семьёй в виде патроната (или социального сопровождения) и узаконивает сам процесс изъятия ребёнка из любой семьи. Законопроект делает беспрепятственным вхождение социальных служб в любую семью с целью определения по размытым критериям права родителей на воспитание собственных детей. Если семья находится в трудной жизненной ситуации или просит социальные органы о помощи, то для последних это означает, что семья неспособна справиться с жизнью самостоятельно, неспособна правильно воспитывать и содержать детей и как следствие, находится в социально опасном положении. В зависимости от обстоятельств, предполагается либо немедленное изъятие ребёнка, либо «добровольное» составление договора социального патроната (социального сопровождения), который оставляет ребёнка с родителями, но разграничивает права на него между семьёй и социальной службой: родители получают обязанности - кормить, одевать, учить, лечить (конкретный перечень не определён, и также подлежит расширительному толкованию), а социальные службы - права (определять что правильно, а что нет, предписывать, как именно это нужно делать и проверять исполнение). Договор составляется на определённый срок (до 2 лет, нижняя планка не определена), в случае отказа от подписания договора предполагается немедленное отобрание ребёнка, по окончании срока действия договора проверяется исполнение предписаний - в случае невыполнения ребёнок также отнимается. В законопроекте такой план исправления называется «помощью» государства, однако при этом раскрывается, что помощь будет психолого-педагогическая и методическая, то есть это будут некие предписания по воспитанию и содержанию детей, которые обязаны будут исполнять родители (что они должны купить, как себя вести и т.д.). В законопроекте сказано, что социальный патронат осуществляется исключительно на добровольной основе, только по заявлению самих родителей. Но при этом есть положение, в котором говорится, что если родители отказываются от предлагаемого плана исправления семьи, то социальные работники подают заявление в суд о лишении матери и отца родительских прав. В результате суд может либо ограничить родителей в правах на ребенка, либо лишить родительских прав. Если суд не найдет причин для лишения или ограничения родительских прав, то социальный патронат назначается принудительно. Таким образом, если родители отказываются от социального патроната, то он все равно либо будет назначен принудительно, либо по суду из семьи заберут ребенка и родителей лишат родительских прав. Но согласно данному законопроекту, не только суд может лишить родителей родительских прав. В законопроекте сказано, что и органы опеки и попечительства имеют право проводить социальный патронат как внутри семьи, так и с помещением ребенка в приют, то есть имеют право отобрать ребенка в любой момент. Если сейчас органы попечительства заявление об изъятии ребенка из семьи обязаны подавать в высшие органы власти, то в новом законопроекте изменяется их статус - они сами становятся органами власти и сами принимают решение о том, чтобы забрать ребенка из семьи или лишить родителей родительских прав. Соответственно возникает очень мощная ювенальная система западного типа, при которой социальные службы собирают досье на родителей и в любой момент могут вынести свое решение относительно любой семьи.

Международная практика дает огромное число примеров того, как в случае, если социальный патронат семьи с целью «профилактики социального сиротства» по каким-то причинам не принес результатов, органы опеки подавали иск в суд о лишении родителей родительских прав, несмотря на то, что, согласно Конституции РФ, у нас невозможна дискриминация по социальному признаку. Однако здесь налицо как раз эта дискриминация, так как если у родителей нет денег и они не могут выполнить данные им предписания, то их лишают детей. Согласно законопроекту, социальный патронат может осуществляться не только по заявлению родителей, соседей, сигналов из школ, садов и т.п. Он может быть назначен по заявлению самого ребенка по достижении им 10-летнего возраста. По мнению законодателей, 10 лет - достаточный для ребенка возраст, чтобы понять, нарушают ли родители его права, и заявить об этом в соответствующие органы, после чего будет установлен контроль за семьей. Несложно представить, как это будет выглядеть: если родитель что-то запретил ребенку, чего-то не дал, куда-то не пустил, то тут же появятся социальные органы. Понятно, что в такой ситуации авторитет родителей, нормальные отношения в семье и сам процесс воспитания ставятся под большой вопрос.

В настоящее время, хоть законопроект и был отклонен, но через ФЗ № 442 «О социальном обслуживании» и Постановление Правительства № 481 почти все вышеназванные ювенальные технологии внедряются в правоприменительную практику.

Профилактика «семейного неблагополучия», «безнадзорности», «социального сиротства» является одним из видов деятельности организаций для детей-сирот (п. 51 П № 481)), «системы профилактики безнадзорности» (ФЗ № 120), действий государственных структур на основе межведомственных регламентов (ФЗ № 442) и широкого неопределенного круга лиц (п. 58 П № 481).

На языке надзорных органов «профилактика» предполагает:

А - выявление неблагополучия (психологического, душевного, физического, социального, материального и т.д.) семей с детьми, нарушение прав детей и обязанностей родителей;

Б - устранение неблагополучия;

В - наказание надзорными органами родителей (опекунов) за неблагополучие (даже без учета уважительных причин).

На основании чего считается такая технология социальной работы с семьей ювенальной, давайте разберемся.

Западными ювенальными технологами в виде идеологем предлагается защищать не семейные отношения, как традиционно к семье относятся в России, а права отдельных лиц, особенно детей, для этого «атомизировать» и разбить семью на отдельных ее членов с отдельными правами. При этом передать привилегированные права детям, невзирая на их лишь частичную дееспособность и защищать эти новые искусственно выделенные детские права от остальных членов семьи, особенно от родителей. Забрать презумпцию невиновности и добросовестности родителей под предлогом распространения мифов о тотальном семейном насилии, умышленно умалчивая про опасности внешнего семейного насилия, сексуальной эксплуатации, наркоторговли, опасности сети интернет, торговли детьми и др., что на порядок превосходит семейные проблемы.

Давайте посмотрим, как происходит выявление неблагополучия согласно методике Беляевой М.А, по которой работают большинство соц. служб в Свердловской области.

1. Выявление неблагополучия предполагает необоснованное вмешательство широкого круга лиц в частную жизнь семьи под предлогом «профилактики семейного неблагополучия», «безнадзорности», «социального сиротства» с целью:

 - беспрепятственного вхождения социальных служб в любую семью;

 - выяснения условий жизни ребенка;

 - выяснения, не нарушаются ли права ребенка, не нарушают ли родители своих обязанностей по воспитанию, образованию, медицинской помощи, социальным аспектам содержания ребенка, жестокому обращению и др. различным критериям.

2. Составление акта обследования социально-бытовых условий жизни семьи (п. 15 П № 481, по межведомственному регламенту ст. 28 ФЗ № 442 ), оценивается «функциональное состояние семьи», основанному на осуществлении диагностического обследования по различным диагностическим критериям, предполагающим использование комплекса методов, таких как наблюдение, анкетирование, интервьюирование, патронаж, сбор и анализ конфиденциальной информации о семье и ее членах, работе, достатке, состоянии здоровья, по оценке экономического статуса, что позволяет социальным органам (или тем, кому делегированы права) делать вывод о благосостоянии семьи, ее обеспеченности, благополучии. Выясняется, есть ли родственники, были ли случаи неисполнения родительских обязанностей, кто осуществляет уход за ребенком по факту, соответствует ли питание ребенка его возрасту, есть ли отдельное спальное место, место для занятий, игр. Достаточно ли жилое помещение, каково его санитарное состояние. Выводы о ЖДУ: удовлетворительные или неудовлетворительные.

3. Типология семьи (определение типа семьи). Определение по специальной методике уровня социальной напряженности семьи ( в баллах): оценка социально-психологического, социально-культурного, ситуационно-ролевого, социально-экономического статуса всех членов семьи, что позволяет социальным органам делать вывод об уровне и степени социальной напряженности в семье. В тестовой методике Беляевой М.А. (чем больше баллов, тем больше риска) перечень вопросов для диагностики по возрастанию баллов при ответах на вопросы: повторный брак, свободные дети, низкий образовательный уровень родителей, вредные условия работы родителей, пропуски 1-2 раза в месяц учебных занятий, хронические заболевания родителей или членов семьи, несовершеннолетние или пожилые родители, малообеспеченность, нерегулярные выплаты заработной платы, развод или неполная семья, гражданский брак., наличие у детей неполного набора одежды по сезону, недостаточное внимание родителей к детям, отсутствие работы у одного родителя, многодетность, мать одиночка, потеря кормильца, конфликтные отношения между родителями, плохие жилищные условия, отклонение в физическом развитии несовершеннолетнего, конфликт между педагогом и учеником, между родителями и детьми; инцест и инвалидность детей, родителей (стоят в одной графе с одинаковыми баллами) и т.д. (не дойдя еще до половины, можно набрать высокую степень риска социальной напряженности семьи).

Есть много параметров и всяких техник, по критериям которых осуществляется диагностическое (!) обследование семей не только кровных, но и приемных.

Экспертов заинтересовали критерии, по которым оценивается социальная адаптация ребенка: «под контролем взрослого выполнять отдельные действия: снимать и одевать перечисленную одежду и обувь в определенном порядке. Начинает пользоваться носовым платком, приводить в порядок одежду, прическу, аккуратно и в определенной последовательности складывать одежду, ставить на место обувь. Учить бережно относиться к вещам. Обращать внимание на порядок в комнате».

Из экспертов никто не угадал, какому возрасту ребенка это может соответствовать.

Ответ: « К 2 годам»...

К слову сказать, за проблемы с нарушением «социальной адаптации ребенка» семью могут отнести как находящуюся в «социально опасном положением» по ФЗ № 120 вплоть до возможного изъятия ребенка.

В результате диагностического обследования заполняется бланк «Технологической карты функционального состояния семьи» (!), оценивающийся в баллах. Определяется сумма баллов и выставляются разные категории семьям. Самое удивительное, что даже идеальная, с точки зрения тестируемых, категория: «семья, где присутствует привязанность родителей к ребенку, есть эмоциональная заинтересованности в нем, знание его интересов, где родитель пользуется расположением ребенка, каждый день уделяет внимание, позитивно влияет на него, обеспечивает основные потребности, где имеется доброжелательные отношения между членами семьи, имеется высокий уровень адаптированности ребенка, его повышенный фон настроения, низкий уровень тревоги, готовность к контакту и взаимодействию», то семью все равно ставят на сопровождения и к ней применяют «алгорит действий специалиста: 1- плановые выходы в семью для обследования жилищно-бытовых условий; 2- направление семьи в организацию соц. обслуживания для получения услуг по стабильному сопровождению; 3 - профилактическая работа с семьей».

Почему? - спросите вы? Все просто. У разработчиков этих программ и ювенальных технологий установка, прописанная в них: «Каждая категория семей нуждается в разных формах сопровождения в зависимости от полученных результатов диагностики...и, в зависимости от конкретных обстоятельств (возрастного кризиса, проведенной организациями соц. обслуживания реабилитационной работы), семья может переходить из одной категории в другую, и соответственно тогда меняется вид сопровождения семьи».

Да, «родительское сопровождение» похоже на «движение по траекториям развития детей».

Кому-то очень хочется разбить семью на «запчасти» и заставить всех «кружиться» в угоду этому кому-то по неким «траекториям» без права на самостоятельную жизнь.

4. Выявление факторов, угрожающих жизни и здоровью несовершеннолетнего (на основании которого может быть внесудебное изъятие ребенка): применение родителем физического насилия или других жестоких видов наказания (?), оставление без присмотра, эксплуатация ребенка (запрет на домашний труд), эмоциональная депривация, психологическое насилие или пренебрежение нуждами ребенка(?), бездействие или невмешательство при угрозе или наличии жестокого обращения со стороны третьих лиц, аварийное жилье, наличие косвенных признаков жестокого обращения (психического, физического, пренебрежение нуждам), сведения о ранее бывших таких фактах, при наличии опасной инфекции, игнорирование санитарно-гигиенических норм и правил безопасного поведения (сказано не особо опасных инфекций, а «опасной», которым может быть отнесены: множество заболеваний, таких как грипп, грибок и др., при которых всегда можно найти к чему придраться, скажем к отсутствию прививок). И другое...(не определенное и оставленное на усмотрение проверяющих). Психологическое тестирование всех членов на предмет выявления скрытого наличия внутрисемейных конфликтов, психологического, эмоционального и других видов насилия. Вывод: угроза жизни и здоровью несовершеннолетнего (ст.77 СК РФ) есть или нет.

5. Оценка потребностей ребенка и семьи по генограмме (схематичное изображение структуры семьи, выполненное с использованием специальных символов, где рассматриваются в том числе лейбийские и гомосексуальные пары для создания визуального представления о семье, ее окружении, членах и родственных связях).

6. Дополнительные данные обследования (по усмотрению).

7. Привлечение к осуществлению такой «профилактики» широкого круга лиц (п. 58 П. № 481), порой не несущих персональной ответственности в случае гипердиагностики и как возможного результата - искалеченных судеб и разбитых семей.

К участию в «профилактике» привлекают лиц, заинтересованных в выставлении «диагноза»: семейное неблагополучие или нарушение прав детей. Присутствует материальная заинтересованность, так как работа с целью «профилактики» предполагает оплату за услуги и подушевое финансирование (за выявление семейного или детского неблагополучия, социальное сопровождение семьи и ребенка и его дальнейшее устройство, работа и социальное сопровождение приемных родителей), а так же и другие виды возможной заинтересованности, приводящие к конфликту интересов и коррупции. А отсутствие персональной ответственности у такого широкого круга лиц может привести к угрозе жизни и здоровья не только детей, но и членов семьи, возможному разрушению домашнего очага, угрозе национальной безопасности.

Что же касается таких критериев, как «наличие внутрисемейного конфликта», «семейного насилия», то определение данных понятий ни в Законе «О социальном обслуживании», ни в Постановлении не раскрывается, что может привести к их расширительному толкованию (как это часто происходит в международной практике, когда насилием признаются нормальные действия родителей по воспитанию детей) и необоснованному вмешательству в частную жизнь семей. В этой связи обращает на себя внимание и то, что Закон № 442 одним из видов социальных услуг указывает помощь семье в воспитании детей (статья 20).

В связи с этим интересна инициатива «Фонда поддержки детей, находящихся в трудной ситуации», который внедряет в России ювенальные технологии.

В исследовании, проведенном по заказу этого Фонда, «Родителями становятся? Ответственное родительство» (2015) сообщается: «Целесообразно разработать систему показателей, позволяющую диагностировать ситуацию в семье, состояние детско-родительских отношений. Как полагают эксперты, подобная диагностика может и должна включать в себя:

а) уровень материальной обеспеченности семьи, ее экономический и потребительский статус,

б) степень напряжения в отношениях между родителями и детьми и в) частоту использования родителями физических наказаний». (8)

Как уже отмечалось, что многое из этого введено в правоприменительную практику. Задача подобных Фондов теперь состоит в легализации самой технологии выявления «нуждаемости» и социального сопровождения.

Так, в Постановлении» № 481, п.51:

ф) «выявление несовершеннолетних граждан, нуждающихся установлении над ними опеки или попечительства, включая обследование условий жизни таких несовершеннолетних граждан и их семей, в порядке, установленном Правилами осуществления отдельных полномочий... утвержденными постановлением Правительства РФ от 18 мая 2009 г. № 423 "Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан".

Органы опеки (и те, кому делегированы эти функции) проводят обследование условий жизни ребенка как над несовершеннолетними, которые остались без родительского попечения, устанавливаемого в особых случаях (смерти родителей, лишении или ограничении их родительских прав, частичной недееспособности и др.), так и над всеми остальными семьями, так как «профилактика неблагополучия», на то и «профилактика», что призвана работать со всеми доселе считавшимися благополучными семьями, у которых могут найтись какие то трудности. Порядок такого обследования общий для всех семей и оговорен в Постановлении № 423 (п. 17 п.п. 6):

6. «Порядок проведения обследования условий жизни несовершеннолетних граждан и их семей и форма акта обследования условий жизни несовершеннолетних граждан и их семей устанавливаются Министерством образования и науки Российской Федерации».

При мониторинге эксперты обнаружили, что в правоприменительной практике порядок обследования жизни семьи с ребенком является похожим на описанный в Постановлении № 423 порядок при «обследовании условий жизни гражданина, выразившего желание стать опекуном» (п. 8):

«оценивает жилищно-бытовые условия.. личные качества, способность к воспитанию ребенка, отношения, сложившиеся между членами семьи. Результаты обследования и основанный на них вывод о возможности гражданина быть опекуном (родителем) указываются в акте обследования условий жизни семьи» или отмечается (по мнению опеки) «отсутствие родительского попечения над ребенком». Тогда органы опеки принимают функции опекунов на себя «вносить в установленном порядке сведения о несовершеннолетнем гражданине в журнал первичного учета детей, оставшихся без попечения родителей, а также обеспечивает временное устройство несовершеннолетнего гражданина до решения вопроса о его передаче под опеку или попечительство либо в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (п. 17, п.п.6).

Эксперты отметили, что порядок и критерии, по которым составляется акт обследования намного жестче по отношению к кровным родителям и семьям, чем к приемным родителям. Проверка может проходить без добровольного на то согласия родителей, тестирование так же проводиться не в добровольном порядке. Оценка тестов носит подчас субъективный характер, свидетельствуя о «наличие внутрисемейных разногласий», что негативно отражается на заключении в плане неблагополучия и высоких степеней риска семьи. К будущим приемным родителям наоборот, относятся благосклонно, опрос и осмотр всегда носит добровольный характер, результаты психологического тестирования не отражаются в заключении, жилищно-бытовые условия оцениваются мягче, да и информация о всех членах семьи детально не собирается (даже о наличие опасных заболеваний или судимости).

Казалось бы, желающих принять на воспитание по договору за оплату можно соответствующе подбирать без риска для ребенка (оказаться у нетрадиционалов, сектантов, пьяниц, больных и т.д.). А к кровным родителям, ничего противозаконного не совершившим не применять «допрос с пристрастием» словно они преступники и виноваты скажем в том, что у них не такая дача, как у соседа или что они как то не так, по - мнению «контролеров» воспитывают своих детей.

Уровень «безответственных родителей», по стране в целом, в самом исследовании по заказу Фонда «поддержки детей, находящихся в трудной ситуации» зашкаливал (70 %), но заказчики вместо того, чтобы отказаться от внедрения ювенальных практик наоборот, на подобной статистике стремятся обосновать их целесообразность. (8).

Борьба за ценностные коды и суверенитет наращивает обороты, а значит, есть контингент лиц и организаций, которым очень выгодно внедрение подобной ювенальной практики работы с семьей, ибо семья-основа любого государства, а не те формы устройства детей на воспитание, навязываемые по семейному законодательству, которое нам пытаются менять по Совету Европы, запуская такие ювенальные технологии под флагом защиты прав и наилучших интересов детей.

Давайте теперь рассмотрим вторую важную часть «профилактики семейного неблагополучия» - это устранение неблагополучия.

Что же предлагается от лица государства? Может быть материальная помощь семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации или расширение досуговой деятельности, помощь в трудоустройстве, получения жилья ...? Нет.

Социальные работники, найдя подтверждение «нуждаемости» (п.51 п.п.(ф) П № 481) в государственной помощи навязывают социальное сопровождение в том же пункте (п.п.(д)) (ст. 22 ФЗ № 442) «в целях профилактики отказа родителей от воспитания своих детей»:

«Законным представителям несовершеннолетних детей, оказывается содействие в предоставлении медицинской, психологической, педагогической, юридической, социальной помощи, не относящейся к социальным услугам (социальное сопровождение)», принудительно.

Предполагается повысить «внутрисемейный жизненный потенциал», распространить сеть психологических служб, навязывающих отношение к родительской функции как к обычному виду предпринимательской деятельности с рисками, траекториями, стратегиями, менеджментом: «Молодые родители оказываются перед необходимостью самостоятельно выстраивать свои родительские стратегии». Подобный подход разработан психологом, профессором НИУ ВШЭ К.Н. Поливановой (руководителем проекта «Концепции системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей»), где отмечается, что «...современные родители «не имеют достаточных знаний и опыта для осуществления выбора» «траектории развития детей» (п. 2.1.). Со ссылкой на это обстоятельство доказывается актуальность внедрения общегосударственной системы профессионального обучения родителей. Такая система поможет «осознанию» родителями «потенциала и рисков выбираемой стратегии воспитания», а так же «способности принимать независимые решения» (п. 3.2.).

Авторы Концепции (9) заявляют, что трендом последних десятилетий является переход от программ, ориентированных на информирование родителей, к программам, «направленным на работу с личностью родителя, с его переживаниями, и верованиями»...

Очень похоже на правду. Эксперты по мониторингу ознакомившись с некоторыми методиками индивидуальных и семейных психологических консультирований некоторыми тестовыми программами (компьютерной диагностикой семьи (Алматея, Иматон)), работой по диагностике семейного неблагополучия, детского телефона доверия и др.), увидели, что в центре эталона «нормы» поставлен западный типаж приспособленца, главными задачами которого является материальное накопление и толерантное сознание, приспособничество, конкурентноспособность и терпимостько злу. По баллам в таких тестовых методиках определение как «морально устойчивый» имеет почти негативный смысл.

Сегодня активно формируются сети психологических служб, которые участвуют в выявлении неблагополучия, изъятия ребенка и принудительном сопровождении семьи. Поскольку при этих действиях все члены семьи испытывают сильнейший стресс, то для успокоения родителей и детей от горя и отчаяния при их разъединении ювенальными планировщиками предполагается экстренная психологическая помощь, одной из целей которой - повышение толерантности страждущих (как терпеливое отношение ко злу).

Так и хочется сказать в ответ на такое манипулирование человеческими судьбами: а судьи - кто? И кто дал право вмешиваться в личную жизнь членов семьи, разбивать жизни и семьи неким заинтересованным структурам и лицам? Эти «некто» - «тени», стоящие за спинами наших детей и называющиеся «защитниками прав и наилучших интересов детей», которые сами делегировали себе права представлять «наилучшие интересы» детей даже в судах вместо родителей.

А ведь если в результате родитель не изменит своего мировоззрения на толерантное, рекомендованное социально-психологической службой «обучения воспитанию», то это может грозить ему серьезными последствиями, вплоть до признания родителя как не исполняющим своих обязанностей в отношении ребенка (ст. 5.35 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

В одной из своих статей психолог Поливанова К.Н. пишет, что «феминистская критика» начала 20 века «заставила признать разнообразие, в частности, относительно этнических и расовых семейных практик, а также признать право на родительство независимо от сексуальной ориентации».

Результатом реализации ее Концепции названа «дополнительная инвестиционная привлекательность территорий за счет повышения уровня человеческого и социального капитала». Т.е., люди - это не личности, не духовные существа, а некий «капитал», эффективность которого может быть повышена в целях «развития экономики».

Западные идеологи давно «похоронили» семью и ведут всех к «лицензированному родительству» - к запрету рожать детей без санкции государства, в случае, если установят, что родитель недостаточно умный или недостаточно «компетентный», чтобы воспитывать ребенка. Так, по Д. Элкинду «нуклеарная» семья должна смениться в эпоху постмодерна на «бесконечное путешествие ребенка» от родителя № 1 в детдом, из детдома к родителю № 2.(10).

Вот такие ювенальные идеологемы пытаются внедрить в сознание российских родителей и всего общества.

«Классик юриспруденции Г.Ф. Шершеневич справедливо замечает: «Физический и нравственный склад семьи создается помимо права. Введение юридического элемента в личные отношения членов семьи представляются неудачным и не достигающим цели... Если юридические нормы совпадают с этическими, они представляются излишними, если они находятся в противоречии, то борьба их неравна ввиду замкнутости и психологической неуловимости семейных отношений...» (11).

Профилактики «семейного неблагополучия». Каковы последствия.

В случае признания семьи неблагополучной с высокими степенями социальной напряженности, наличия насилия или разлада в семье ее признают как находящуюся в социально-опасной ситуации и навязывают социальное сопровождение с изъятием или без изъятия детей. Если ребенка не изъяли, но родитель отказался от социального сопровождения или его конечный результат не устроил контролирующие органы, то они могут его изъять в любой момент и подать в суд на ограничение или лишение родительских прав.

Происходит дискриминация кровных родителей и кровных семей. Детям, помещенным в организации для детей-сирот начинают подыскивать приемных родителей.Мы видим, что сама технология «профилактики» выявления неблагополучия незаконна и противоречит Конституции РФ. Эти положения попирают основные демократические права и свободы граждан, такие как неприкосновенность жилища и частной жизни, конституционные принципы презумпции невиновности и добросовестности родителей. А отсутствие каких-либо законодательных критериев раннего неблагополучия, а так же привлечение широкого круга лиц к этому оставляет неограниченные возможности для произвола и коррупции чиновников.

Все это представляет «угрозу основам конституционного строя РФ, обороноспособности страны или безопасности государства и противоречит Стратегии национальной безопасности, которая называет стратегической целью сохранение российских семейных традиций, а не на внедрение западных технологий.

Ювенальное лобби, чувствуя «крепкую спину Запада», решило пойти дальше и реализовать все предложения Запада, в том числе и через Постановление Правительства № 481. И вот мы видим в тексте Постановления еще новеллы, являющиеся хорошо забытыми старыми из отклоненного на том же первом Съезде родителей законопроекта № 3138-6 ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав детей - сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» Законопроект продвигался все тем же Б. Альтшуллером в комплекте с проектом «О социальном патронате».

Адепты ювенальной юстиции давно говорят о том, что необходимо создать координационный орган, который будет над всеми ведомствами и предписания которого будут обязательны для всех - и для родителей, и для организаций на базе комиссии по делам несовершеннолетних такого органа как, скажем "комиссия по защите прав детей", которая не будет никому подчиняться и будет руководить остальными комиссиями. Таким образом, может появиться структура государства в государстве, которая будет определять политику власти в отношении детей. Учитывая ювенальную парадигму сегодняшнего общества и глядя на западный опыт, можно говорить о том, что тогда в России будет создана организация наподобие норвежского «Barneombudet»: подобные организации независимы, они над всеми, и они собственно и вершат ювенальную юстицию(12).

В Постановлении есть рекомендации «о создании коллегиального управляющего органа».

Мы видим все те же рекомендации о неких некоммерческих общественных организаций (НКО), финансово благополучных, имеющих бесконтрольный доступ к сиротам «ничьим детям»: право беспрепятственно входить в детские дома, получать доступ к персональным данным и медицинской документации «детей и иных лиц», право копировать их, право на семейное обустройство этих детей по собственному усмотрению, право выступать посредником между руководством детского дома и иными лицами и организациями, право на работу по «профилактике семейного неблагополучия» и мн.др.

При этом не учитывается отсутствие персональной ответственности при такой их деятельности, прямую материальную и другие виды заинтересованности, могущие приводить к конфликту интересов.

Законопроект напрямую вводил в России компонент о правах ребенка и защищал именно эти права. Первое право, отстаиваемое этим проектом, - это право ребенка жить и воспитываться в приюте. Постановление № 481 идет дальше, право реально жить не в семье, как в нашем действующем законодательстве, а у социальных воспитателях (приемных родителях) в приемных, патронатных семьях и других формах, так называемого «семейного устройства». Даже временное проживание в организациях для детей-сирот называется по «семейному типу» (хотя кроме формирования малочисленных групп, возможности жить детям из одной семьи вместе и нескольким постоянным воспитателям, пребывающими постоянно с группой - и хотя бы отдаленного сходства больше что либо найти трудно).

Другое право - это право ребенка на личную жизнь, право писать и подавать жалобы в соответствующие компетентные органы России и иностранных государств, право на тайные конфиденциальные консультации по поводу соблюдения своих прав и т.п.

Этот спектр прав, которых у нас нет в Конституции, вводится в наше законодательство. И понятно, что, поскольку эти права вводятся для одной категории детей, очень скоро они получают признание для всех детей.

Кроме того, вводится общественный контроль за соблюдением этих прав.

Общественные организации, создаваемые в коррупционном порядке, могущие оплатить службу экспертов, приобретают право доступа к семейной тайне, к документам детей, так как в эти комиссии могут войти представители (эксперты) из общественных организаций, которым организация будет оплачивать работу. А как говорится, «кто платит, тот и заказывает музыку».

Все это мы видим сейчас по реформе сиротских учреждений по настоянию Совета Европы по проведению регулярных общественных мониторингов.

Соответственно, поскольку обычные общественные организации позволить себе подобные выплаты не могут, то это будут заинтересованные в детском бизнесе организации. Сегодня детский бизнес очень дорогой, и страшно подумать, на какие цели может пойти эта информация, учитывая огромные полномочия, которыми наделяются общественные организации. Обжаловать, спорить с ними, приводить их действия в законное русло будет проблематично. Таким образом, возникнут влиятельные общественные организации, которые будут иметь серьезный доступ к органам власти - они, будут делать ежегодные доклады о положении прав детей в Российской Федерации, давать наставления органам власти, вносить законодательные предложения в Государственную Думу, диктовать политику в сфере защиты прав детей.

Вот такая новая система предлагается, и она вызывает как минимум очень много вопросов.

Поскольку подобная схема имеет ярко выраженный коррупционный и ювенальный характер и требует принятия экстренных мер по недопущению реализации планов, угрожающих демографической и государственной безопасности страны, то президент и правительство в 2012 г поддержали родителей и отклонили данные законопроекты («Об общественном контроле» и «Соц. патронате»), представляющие собой первую двуединую ювенальную схему по изъятию детей у родителей и последующую их передачу через структуру детских домов в «третьи руки».

Сегодня внедряется все та же схема по проведению ювенальной технологии через ФЗ № 442 «О социальном обслуживании», Постановление Правительства № 481 и внесенные поправки, а так же некоторые недавние законодательные инициативы, так как остается идейная основа реформы семейной сферы - это принятая под давлением Совета Европы «Национальная стратегия действий в интересах детей» (с 2012 - 2017 г.г.), которая и вобрала в себя все элементы ювенальной юстиции в завуалированном виде.

Давайте теперь проследим, что таится под определением «нуждаемости» в «помощи» государства в социальном обслуживании и «социальном сопровождении», озвученное в ФЗ № 442 «О социальном обслуживании».

Федеральный закон № 442, ст. 29 говорит о том, что: «Профилактика обстоятельств, обусловливающих нуждаемость гражданина в социальном обслуживании, осуществляется путем: обследования условий жизнедеятельности гражданина, определения причин, влияющих на ухудшение этих условий», а также обстоятельств, которые ухудшают или могут ухудшить условия его жизнедеятельности (ст. 15 ФЗ № 442).Для определения «нуждаемости» социальные службы сначала определяют «индивидуальную потребность» в соц. услугах, которая определяется путем «оценки условий жизнедеятельности гражданина».

Нуждаемость может определяться:

- по заявлению самих граждан(ст.14 ФЗ № 442);

- по наличию обстоятельств, которые ухудшают или могут ухудшить условия его жизнедеятельности (ст. 15 ФЗ № 442) (инвалидность, потеря работы, наличие ребенка, испытывающего трудности в социальной адаптации и многие даже не озвученные причины);

- по поступившему сигналу от всех субъектов межведомственного взаимодействия, осуществляемого по межведомственному регламенту («работающему на уровне подзаконного акта и определяющего алгоритм действий всех органов и организаций системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в случае выявления семейного неблагополучия в целях социального сопровождения»), (ст. 28 ФЗ № 442);

- по жалобам, телефону доверия, анонимкам, поступающим в любую инстанцию «системы профилактики»: «в систему профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних входят комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, органы управления социальной защитой населения, органы управления образованием, органы опеки и попечительства, органы по делам молодежи, органы управления здравоохранением, органы службы занятости, органы внутренних дел... и др. организаций в пределах их компетенции в порядке, установленном законодательством» (ст. 4 ФЗ 120);

- по выявительному (а не заявительному) принципу профилактической работы (ст. 29 ФЗ № 442) социальными органами, сотрудниками «системы профилактики» с привлечением широкого круга лиц (НКО и др.), что позволяет приходить в абсолютно любую семью без какого-либо повода или сигнала, устраивать там проверки в поисках причин, которые могут привести к возникновению нуждаемости в социальных услугах, то есть когда граждане ещё ничего не совершили (пункт 6 статьи 3, статья 29 ФЗ № 442).

Таким образом, даже без повода, в «профилактических» целях, заинтересованные лица (в том числе, и в оказании социальных услуг) могут прийти в любую семью для определение условий жизни ребенка с целью определения индивидуальной потребности в предоставлении социальных услуг, выяснению обстоятельств, обусловливающих нуждаемость, провести акт обследования социально-бытовых условий, также на наличие внутрисемейных конфликтов (тестирование), анкетирование, наличие обстоятельств (неважно по уважительной или неуважительной причине), затрудняющих выполнять родительские обязанности по воспитанию, образованию, лечению, содержанию (и если это имеется, то тогда семья приобретает статус находящейся в социально-опасном положении и тогда навязывают принудительное сопровождение, могут изъять ребенка, поместить в организацию для детей-сирот). На любом этапе социального сопровождения, после определения статуса ребенка и возможного временного пребывания ребенка в сиротском учреждении, соц. работники могут подать в суд на ограничение родительских прав с возможным устройством ребенка в приемную семью.

Если, при определения нуждаемости и индивидуальной потребности в предоставлении соц. услуг, вышеназванных причин и обстоятельств не будет (семья не находится в социально-опасном положении, ни в трудных жизненных обстоятельствах), то могут обратить внимание на отсутствие ремонта, рабочего или спального места, отдельной комнаты для разнополых детей, кариес, наличие животных в доме и мн.др. и назначить социальное сопровождение (пока без изъятия ребенка), но... в любой момент настроение может поменяться, тем более имеется прямая материальная выгода социального работника для продолжения работы с семьей по вышеперечисленной схеме. Отказ чреват не только ущемлением конституционного права на социальное обеспечение, но и возможностью потерять ребенка.

При этом семейное неблагополучие трактуется чрезвычайно широко, что позволяет признать нуждающейся в «помощи» государства практически любую семью и установить над ней социальный патронат (сопровождение, как контроль государственных органов над семьей и над процессом воспитания детей), а в случае несогласия родителей или ненадлежащего выполнения ими предписаний по защите прав детей, изъятие детей из семей.

В статье 22 Закона № 442 устанавливается система социального сопровождения семей, которая именуется «содействием гражданам в предоставлении медицинской, психологической, педагогической, юридической, социальной помощи, не относящейся к социальным услугам (социальное сопровождение)».

Кто и по каким критериям будет определять «нуждаемость» предоставления гражданам такой помощи, в Законе не установлено кроме того, что могут быть выявлены определенные обстоятельства, приводящие к «нуждаемости» (ст. 15 ФЗ № 442), а так же определенные «индивидуальные потребности» путем «оценки условий жизнедеятельности (ст. 29). Согласно статье 28 Закона механизм реализации мероприятий по социальному сопровождению осуществляется на основе регламентов межведомственного взаимодействия, определяющих содержание и порядок действий органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Однако в статье 22 Федерального закона указано, что социальное сопровождение не является социальной услугой. Это значит, во-первых, что на него не распространяется принцип добровольности социального обслуживания, и, во-вторых, что эти вопросы не относятся к предмету правового регулирования данного закона.

Можно сказать, что любую семью возможно поставить на социальное сопровождение, не относящееся к сфере добровольных социальных услуг (ст. 29). Кроме того, не смотря на то, что соц.сопровождение не относится к сфере социальных услуг, меры социального сопровождения включаются в план предоставления социального обслуживания, содержащий существенные условия, которые являются обязательными для заключения договора социального обслуживания (пункт 3 статьи 10 Закона). Невыполнение или ненадлежащее выполнение указанных условий влечет отказ в предоставлении социальных услуг (пункт 2 статьи 11 Закона). Данное положение не согласуется со статьями 7, 39 Конституции Российской Федерации, гарантирующими гражданам социальное обеспечение независимо от выполнения каких-либо условий.

Помимо этого, как было указано ранее, отказ от социального сопровождения может повлечь судебное или внесудебное изъятие ребенка из семьи.

Понятно, что большинство родителей подпишут любое заявление, лишь бы не потерять своего ребенка или же необходимую им социальную помощь. Такое заявление никак нельзя считать добровольным.

Не забыли и про обучение социальных сотрудников по методичкам, внедряемым различными Фондами (Фонда детей, находящихся в трудной жизненной ситуации и т.д.) по западным ювенальным технологиям вместо " старой профилактики" (5).

Все это противоречит семейным ценностям, хранимым нашим обществом и ограничивает конституционные права граждан, в частности право на защиту семьи, право родителей на воспитание своих детей (части 1 и 2 статьи 38 Конституции РФ), право на неприкосновенность жилища, частной жизни, личную и семейную тайну (статьи 23, 25 Конституции РФ), конституционные принципы презумпции невиновности и добросовестности родителей. Такое положение не соответствует статье 55 Конституции РФ, согласно которой права и свободы граждан могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Вот мы и добрались, наконец, до конца. Из всего вышесказанного видно, кому нужна эта реформа и зачем.

Поскольку Министерство образования готовит к Постановлению поправки, так давайте поможем ему и заодно напомним, что у нас в России есть свои семейные устои, взгляды на семью, как на «малую Церковь», по которым наше государство и общество вырабатывало и продолжает вырабатывать принципы семейной политики и расставляет государственные приоритеты, так как от сохранения семьи зависит безопасность нашего государства и, о том забывать, - грех.

Учитывая вышеизложенное очевидно, что России необходимо разработать и реализовать собственную стратегию, целиком и полностью основанную на российских национальных интересах и цивилизационных ценностях.

Наши предложения.

Мы присоединяемся к голосам родительских и общественных организаций и рассмотрев вышеупомянутые предметы в контексте множества тенденций международного уровня, затрагивающих жизнь, статус и благополучие естественной (традиционной) семьи в нашей стране, мы заявляем следующее:

1. Мы глубоко убеждены, что естественная (традиционная) семья, присущая человеческой природе и основанная на добровольном и продолжающемся в течение всей жизни брачном союзе мужчины и женщины, направленном на рождение и воспитание детей, является естественной и основной ячейкой общества (ст.16 п.3 Всеобщей декларации прав человека).

Для нас очевидно, что авторитетные и обязывающие международные соглашения в области прав человека, такие как Всеобщая Декларация прав человека (ст.16) и Международный пакт о гражданских и политических правах (ст.23.1 и 23.2), говорят о семье в этом естественном и традиционном понимании. Это следует из языка, используемого в данных документах.

Место семьи в истории и жизни каждого человеческого общества совершенно уникально, и ни одна другая форма совместной жизни не может считаться имеющей равные с ней положение и ценность. Попытки придать статус, равный статусу семьи, другим формам совместной жизни разрушительны для общества.

2. Мы убеждены, что естественная семья, брак, рождение и воспитание детей нераздельно связаны друг с другом. Искусственное отделение рождения и воспитания детей от естественной семьи, семейной жизни и брака нарушает подлинные права ребенка и ведет к разрушению любого общества.

3. Мы убеждены, что дети имеют естественное право на рождение в своей естественной (традиционной) семье, от состоящих в браке мужчины и женщины, жить со своими родными отцом и матерью, получая от них воспитание. Мать и отец являются для своих детей жизненным примером, в том числе примером семейной жизни, отвечающей человеческой природе.

4. Мы охотно соглашаемся с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой «семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите». Мы верим, что это истинно для любого народа мира.

5. Мы глубоко убеждены, что любые международные обязательства, как и любые положения национального закона, угрожающие и несущие разрушение семье как «естественной и основной ячейке общества», должны считаться нелегитимными, поскольку они противоречат природе человека и подлинным естественным правам человека.

6. Мы серьезно озабочены деятельностью некоторых относительно небольших групп, провозглашающих собственные идеалы от имени всего гражданского общества, в то время как их интересы противоречат подлинным интересам суверенных народов. В центре подлинных интересов любого народа - естественная (традиционная) семья, сохранение ее прав и преимуществ, защита традиционных семейных ценностей.

7. Мы также серьезно озабочены тем, что при достижении своих разрушительных целей, эти группы стараются использовать ресурсы авторитетных международных организаций, таких как Совет Европы, Организация Объединенных Наций и ее специализированные агентства и структуры (Всемирная Организация Здравоохранения, ЮНИСЕФ, Фонд ООН в области народонаселения и другие). Используя непрозрачные и далекие от подлинной демократии процедуры, маскируя свои намерения красивыми словами, они побуждают авторитетные международные организации одобрять документы, ухудшающие положение естественной семьи в различных государствах и ведущие к постепенному разрушению семьи (и, как следствие, самих государств).

8. В частности, мы крайне обеспокоены тем, что сегодня, под предлогом защиты необоснованно широко понимаемых прав детей и некоторых, вымышленных в последнее время, новых «прав человека» (таких как «сексуальные права»), при поддержке ООН и ее структур, осуществляется разрушение традиционной культуры семейной жизни (включая и культуру воспитания детей) многих народов, в том числе народов нашей страны.

Эти действия мы вынуждены считать формой идеологического насилия, нарушающего право нашего суверенного народа на сохранение его культурной идентичности, наших традиций семейной жизни и воспитания детей. Некоторые международные организации и агентства манипулируют концепцией прав человека с тем, чтобы оправдать нарушение естественных прав родителей и семьи, и с тем, чтобы принудить суверенные правительства изменить свои национальные законы, охраняющие родительские права и законную автономию семьи, в пользу т.н. «новой глобальной этики» и «новых глобальных ценностей».

Помимо того факта, что в данном случае речь идет не о развитии или «устойчивости», а скорее о разрушении общества, мы рассматриваем такие действия как неприемлемую форму нового колониализма, устраняющего суверенные права и культуры наций. Это семья с ее естественными правами является источником и основанием подлинной свободы народов мира. Поэтому разрушение естественной семьи неизбежно ведет к порабощению народов.

9. Мы настаиваем на том, что государства должны уважать уникальную роль и место естественных (биологических) родителей в жизни их детей. Любые толкования всех норм как международного, так и национального права, должны отражать естественную презумпцию, согласно которой родители обычно действуют добросовестно и в наилучших интересах своих детей. Права родителей в отношении их детей являются естественными, а не «даются» им какой-либо национальной или международной властью. Поэтому правительства и любые иные власти (включая международные) не могут законным образом нарушать своими установлениями естественные границы родительских прав и прав семьи.

Мы весьма озабочены существованием необоснованной и опасной интерпретации статьи 3 Конвенции о правах ребенка, в силу которой считается, что правительство обладает правом осуществлять контроль и надзор за жизнью каждой семьи и за решениями любого родителя под предлогом «наилучшего обеспечения интересов ребенка», «профилактики семейного неблагополучия, «социального сиротства» и т.д.

Мы убеждены, что естественные (биологические) родители детей в большинстве случаев лучше всех понимают их подлинные интересы. Подлинные права и интересы детей, как правило, наилучшим образом защищаются в контексте их естественной семьи, особенно их родителями или выбранными и назначенными их родителями представителями. Поэтому именно родителям, а не правительству, экспертам или международным инстанциям, принадлежит естественное право определять, что относится к «наилучшему обеспечению интересов ребенка».

Мы возмущены практикой некоторых государств, которые вмешиваются в семейную жизнь под предлогом «наилучшего обеспечения прав ребенка», пересматривая разумные решения родителей и заменяя их своими собственными. Эта проблема широко распространена в области воспитания детей, социальной сфере, здравоохранении и образования, подобные действия должны рассматриваться как нарушение естественных и подлинных прав человека и прав семьи. Эта тенденция явно противоречит действительным интересам детей» (6).

Эксперты, родительская общественность требует пересмотреть российское законодательство, особенно ФЗ № 442 и Постановление Правительства № 481 на предмет устранения ювенальных норм и технологий с целью выстраивания государственной семейной политики в соответствии с национальными интересам России.

 Вохмянина С.А., руководитель рабочей экспертной группы Общественной Палаты Свердловской области по мониторингу реформирования и реструктуризации организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по Постановлению Правительства N 481

 

Список используемой литературы:

1. Текст Постановления Правительства N 481 ()

2. Стратегия совета Европы по обеспечению прав ребенка (2016-2021)

http://rusrand.ru/events/strategiya-soveta-evropy-po-obespecheniyu-prav-rebenka-2016-2021

3. «С семьей европейского образца России не будет!» 

4. ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в РФ» ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

4.1. Ювенальная юстиция как бизнес транснациональных корпораций

http://ivan4.ru/news/society/yuvenalnaya_yustitsiya_kak_biznes_transnatsionalnykh_korporatsiy/

4.2. США - крупнейший потребитель детского секс-рабства

http://nm-union.ru/sshakrupnejshijpotrebiteldetskogoseksrabstva1719.html

4.3. г. Фратти. Италия

http://ruskline.ru/news_rl/2011/04/08/v_italii_propali_1260_detej_usynovlennyh_iz_rossii

5. О системе «профилактики», НКО и семейной политике

6. см. здесь

7. Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012 - 2017 годы, как стратегия разрушения института семьи

8. Фонд

9. Поливанова К.Н. Современное родительство как предмет исследования. // Электронный журнал «Психологическая наука и образование psyedu.ru». С. 2 http://psyjournals.ru/authors/a954.shtml

10. см. здесь

11. Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. С. 583-584.

12. http://radonezh.ru/analytics/norvegiya-strana-fyordov-i-pedofilov-164078.html

Норвегия. Педофилия.

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 4

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

4. Мирянин Олег : Комментарий
2016-12-19 в 16:49

Судя по опубликованной статье эксперта, в которой подробно отражены результаты анализа документов и проведения мониторинга упомянутой реформы, дьявольские ювенальные технологии вновь и вновь продолжают под благовидными предлогами «протаскиваться» в нашей стране определённым кругом лиц, имеющих влияние на формирование законодательных актов РФ. Рабочая экспертная группа не просто констатировала факты, но, что особенно важно, сделала выводы и выдвинула конкретные предложения. Очень радует то, что эксперты ОП и родительская общественность не остаются равнодушными и прилагают усилия на всех уровнях, чтобы отстоять национальные интересы и сохранить традиционные семейные ценности нашего народа. Выражаю полное согласие с предложениями, отражёнными в статье, а также комментариями к ней.
При этом хочется отметить, что ювенальная юстиция – это только часть тех западноевропейских идей, которые наше государство переняло в конце 20 века и которые упорно внедряются в жизнь страны. По примеру Запада огромные средства тратятся на финансирование каких-то программ, реформ, преобразований, мероприятий, направленных вроде бы на повышение социального уровня жизни народа, но на выходе происходит обратное – злоупотребления, коррупция, разрушение традиционных ценностей, утрата нравственных ориентиров, попрание подлинных прав и интересов людей, в итоге - потеря доверия народа к собственному государству. Чего, собственно, и добиваются покровители и спонсоры тех, кто продвигает и внедряет эти идеи в законодательство РФ. Выход? Хорошо бы государству эти средства направлять на воспитание подрастающего поколения в духе христианских православных ценностей и христианского мировоззрения, а общественности – всячески помогать государству в этом направлении. Тогда через 20 – 30 лет не будут нужны ни детские дома и приюты, ни центры защиты материнства и «бэби-боксы», ни органы опеки и учреждения для малолетних преступников, ни всяческие НКО и фонды, исчезнут «алиментщики» и бездомные, камеры слежения на каждом углу и охранники в магазинах, гаишники на дорогах и взяточники во всех уровнях власти, воры и наёмные убийцы и многое-многое другое… Утопия…
3. православная я : Хотите победить врага-воспитайте его детей!
2016-12-05 в 23:13

Спасибо автору столь актуальной и глубокой статьи! Согласна со всеми 9 пунктами предложений. Поддерживаю и считаю, что Нужно исключить из Конституции часть 4 статьи 15- приоритет Международного права над национальным. Этой статьей Конституции мы превратили нашу сверхдержаву в западную наложницу, о которую только самый ленивый не пытался вытереть ноги с 1993 года. Но Страна выжила, выстояла и вновь поднимает свой голос, и поэтому запад понял, что войной (хоть холодной, хоть горячей) наш народ не победить. Поэтому взялись за разрушение СЕМЬИ, за воспитание наших детей.
Мы не должны допустить окончательного торжества ювенальных технологий в нашей стране и не имеем права сдать без боя некогда самого лучшего образования. Утопическая теория Нейли в образовании себя дискредитировала, также пагубны и ювенальные законы "защищающие права ребенка". Нашей бы власти не организации плодить и под них законы менять, а изменить до слез смехотворные пособия на детей до 3-х лет-150 рублей!!!В МЕСЯЦ!!!-посадить бы этих чиновников на оклад в 150 рублей в месяц интересно было бы посмотреть на это зрелище. Позор власти, которая не может оказать медицинскую помощь тяжело больным детям, которым народ собирает милостыню на операции или другое лечение! А при этом прозападным НКО отчисляют миллионы на оказание социальных (навязанных) услуг малообеспеченным семьям или семьям попавшим в трудную жизненную ситуацию. Не подумайте, что часть из этих миллионов попадает в семьи, нет, ни копейки! Только психологическая помощь и чудовищное психологическое давление на семью!
Предлагаю все антисемейные действия и законы трактовать как угрозу Национальной безопасности страны со всеми вытекающими последствиями!
2. Cветлана : Re: Реформа сиротских учреждений или перестройка всей семейной политики по ювенальным технологиям
2016-12-05 в 18:15

Правительству Российской Федерации, Министерству образования и Министерству социальной политики:

- пересмотреть российское законодательство, систему реформирования организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ФЗ № 442 и Постановление Правительства № 481) и всей социальной сферы по работе с семьей и детьми с исключением применения ювенальных технологий социальной работы с семьей.

- выстраивать государственную семейную политику на основе традиционных семейных ценностей и национальных интересов России, не нарушая при этом принцип «недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи (СК РФ ст. 1), принцип «презумпции невиновности, добросовестности родителей (пока не доказано обратное), равноправия, принцип государственной защиты семьи, права родителей на воспитание своих детей и др.

- определить, что одно из главных условий эффективности семейной политики – оказание своевременной, комплексной, адресной, квалифицированной помощи, прежде всего материальной, детям и семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации с учётом объективных обстоятельств и возможных последствий вмешательства в дела семьи в случае, когда ее члены не преступили закон; где под профилактикой и предупреждением социального сиротства не должно быть произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, в семейную и личную жизнь ее членов, где оказание социальной помощи должно предусматриваться на добровольной основе, без предъявления дополнительных условий, не исполнение которых родителями может повлечь за собой отказ в предоставлении социальных услуг или репрессивные меры по отношению к семье, что может привести к увеличению численности социальных сирот.

Хочется напомнить слова В. Путина по поводу вопроса о льготирования НКО на форуме «Государство и гражданское общество»: « Нужно определить, что же такое некоммерческая организация, что такое политическая деятельность. Сегодня социально ориентированные НКО - это достаточно расплывчатые определения, надо с этим как-то разобраться, прежде чем мы сможем сделать какой-то шаг к льготированию».



Общественность, экспертное сообщество считает, что необходимо принять ряд законодательных мер, для приведения отечественного законодательства в соответствии с Конституцией РФ, а именно:

- прекратить вмешательства в частную жизнь российских граждан и семей с детьми, тем более частным предпринимателям, коммерческим и некоммерческим фондам и организациям, в том числе с иностранным финансированием;

- прописать персональную ответственность лиц, работающих в социальной (образовательной, медицинской) сфере в соответствии с осуществляемыми полномочиями (в том числе и прокурорский контроль); определить основания ответственности за нарушение закона, а также круг лиц, подлежащих персональной ответственности;

- соотнести принцип невмешательства в дела семьи с задачами предоставлением социальных услуг;

- сформулировать на законодательном уровне четкое определение, что такое "политическая деятельность" и что - «социальная деятельность», чтобы отделить НКО политической направленности от действительно социально - ориентированных НКО, помогающих людям, исключая при это риск, позволяющий бесконтрольный доступ к сиротам «ничьим детям»: право беспрепятственно входить в детские дома, получать доступ к персональным данным и медицинской документации «детей и иных лиц», право копировать их, право на семейное обустройство этих детей по собственному усмотрению, право выступать посредником между руководством детского дома и иными лицами и организациями, право на работу по «профилактике семейного неблагополучия» и проведения принудительного «социального сопровождения» и мн.др. и будучи материально заинтересованными в этом и не имея при этом персональной должностной ответственности(ФЗ № 120 ст. 2 и др.);

- устранить конфликт интересов, возникающий в связи с тем, что риски нарушения прав граждан при работе с семьей и детьми связанны с наличием прямой материальной заинтересованности (и иного вида заинтересованности) должностных лиц и граждан, возможности попадания в секты, к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией, в коррупционные схемы по продаже детей, донорских органов и мн. др.;

Обратить особое внимание при такого рода деятельности на отсутствие персональной должностной ответственности за нарушение прав и законных интересов граждан; при этом необходимо ужесточить контроль и наказание за необоснованное вмешательство в жизнь семьи, изъятие детей, за попадание ребенка в опасную для его жизни и здоровья ситуацию;


- устранить конфликт интересов при осуществлении общественного контроля за обеспечением прав несовершеннолетних, находящихся в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, мониторинга по работе этих организаций с тем, чтобы в нем не могли участвовать лица, заинтересованные в получении прямой или косвенной выгоды как для себя, так и для своих организаций.


В Федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» внести изменения, разработанные родительской общественностью (8):

- исключить установленную указанным Федеральным законом и Постановлением № 481 возможность вмешательства в частную жизнь семей (под видом «профилактики социального сиротства», навязываемого «социального сопровождения» коммерческим и некоммерческим фондам и организациям, в том числе иностранным, частным предпринимателям, с наделением их государственными полномочиями в сфере социального обслуживания населения и финансированием за счет бюджетных средств;


- ввести гарантии защиты персональных данных получателей социальных услуг и членов их семей;


- исключить возможности необоснованного вмешательства чиновников в дела семьи на основе регламентов межведомственного взаимодействия, которые позволяют, применяя неопределенно широкие и не поддающиеся однозначному толкованию оценочные критерии, осуществлять контроль за семьями (социальный патронат), вплоть до отбирания из них детей;


- исключить технологии раннего выявления семейного неблагополучия в целях профилактики возможного наступления нуждаемости в социальном обслуживании (то есть когда родители ещё ничего не совершили);



- ввести четкие и обоснованные критерии признания граждан нуждающимися в социальном обслуживании, пересмотрев список семей, находящихся в социально-опасной ситуации с необходимым условием исключения из списка семей, находящихся в «трудной жизненной ситуации", а так же и в других случаях, когда родители по уважительным причинам не могут исполнять свои обязанности
- вернуться к прежнему разграничению семей, находящихся в трудной жизненной ситуации от социально-опасных семей наркоманов, алкоголиков, где родители преступают закон;

При этом исключить правовые основания для необоснованного признания граждан нуждающимися в социальном обслуживании в случаях любых «внутрисемейных конфликтов», а также «семейного насилия» и других ситуациях, не определенных действующим законодательством и способных привести к расширительному толкованию норм закона и вмешательству в частную жизнь семей;


- отменить контрактную систему предоставления социального обслуживания, где навязываются при заключении договора (соглашения) уже предусмотренные (П. № 481 п. 13): «мероприятия по предоставлению семье консультативной, психологической…» и др. помощи), позволяющие соцработникам произвольно вмешиваться в дела семьи, в процесс воспитания детей под угрозой лишения права на социальное обеспечение, установленного статьями 7, 39 Конституции РФ или навязываемого «социального сопровождения».
1. Lucia : Re: Реформа сиротских учреждений или перестройка всей семейной политики по ювенальным технологиям
2016-12-04 в 01:22

Ювеналка живет и побеждает?

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме