Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Мы все, как русские и по вере православные, требуем, чтобы в народных школах с православными учащимися Закон Божий был бы главным и обязательным предметом обучения»

Сергей  Синельников, Русская народная линия

Проблемы семьи и брака
Основы православной культуры / 28.10.2016


Обращения граждан во ВЦИК (июль-август 1917 г.) …

 

Вводная статья

Для понимания социальных процессов в обществе, преобладающих в народе настроений и оценок деятельности государственных органов, и особенно в переломные периоды истории, имеют значение обращения, заявления и предложения граждан в органы власти. Этой теме посвящены сборники документов по советскому периоду, со страниц которых звучит голос народа [1].

Трансформация государственной политики в отношении Церкви, её институтов и возможностей участия в социальном, образовательном пространстве, принудительное вытеснение Церкви из занимаемых ею ранее областей общественного служения и, в частности, религиозного образования и просвещения детей и взрослых, привели к массовому выражению простым народом недовольства политикой властных структур. Отдельные публикации посвящены теме отмены религиозного обучения в школе в первые советские годы, в которых показаны многочисленные обращения граждан в органы власти, свидетельствующие о несогласии родителей и верующей части народа с отделением школы от церкви [2].

Однако начало массовому выражению общественного народного мнения по вопросу религиозного образования было положено летом 1917 г., когда постановления Временного правительства в конфессионально-образовательной области вызвали настоящий взрыв непонимания и недовольства, поскольку именно в этот период впервые возникла реальная угроза отмены обязательного преподавания Закона Божия в школах. Последняя инициатива исходила от правительственных органов - Министерства народного просвещения и Государственного комитета по народному образованию.

 

 

Беспрецедентное решение Временного правительства об отмене обязательности изучения Закона Божия и допущение возможности для начальных и средних школ оставаться вообще без религиозного обучения воспринималось как покушение на право родителей, усложняющее реализацию важнейшей потребности в религиозном обучении детей истинам веры. Инициатива о добровольности, факультативности, необязательности Закона Божия в школах всех типов, исходившая от правительства, проводящего реформу системы образования на новых началах, не получила одобрения православного в своей подавляющей массе населения. Школьный Закон Божий и церковно-славянский язык виделись руководителям народного образования помехой в этой реформе. На пути к светскому образованию Закон Божий представлялся лишним, ненужным грузом для школьной программы. Идея светского образования, в направлении которого проводилась реформа школы, смутила и обеспокоила прежде всего родителей, отвечавших за воспитание детей. Их опасения за нравственное состояние детей были не безосновательны.

Назовём постановления, законопроекты, положения и докладные записки Временного правительства в отношении преподавания Закона Божия, вокруг которых в обществе и Церкви развернулись горячие баталии и споры.

6 июня 1917 г. Государственный комитет по народному образованию Временного правительства принял так называемые «руководящие положения» для окончательной разработки вопросов реформы народного образования. Пункт 12-й этих положений («Религия в школе») определял: «Органы местного самоуправления, частные лица и организации получают право открывать учебные заведения светского характера, т.е. лишенные религиозного элемента и в учебном плане и в строе школы. Устанавливается право родителей не обучать своих детей закону божию в школе, а после определенного законом возраста право отказываться от изучения этого предмета предоставляется самим учащимся» [3]. В другом документе - «проекте основных законов Российской республики по вопросам народного образования», составленным председателем Бюро Государственного комитета В.И. Чарнолуским, преподавание религии признавалось частным делом граждан и религиозных организаций и не могло входить в обязательные для учащихся программы государственных и общественных учебных заведений [4].

Вершиной пирамиды конфессионального законодательства Временного правительства признаётся принятый 14 июля 1917 г. закон «О свободе совести», изданный в виде постановления Временного правительства. Закон вводил принцип необязательности или факультативности изучения Закона Божия, по выбору родителей - условно, с учётом мнения детей (до 14 лет), по их личному и самостоятельному решению (с 14-летнего возраста) [5]. Хотя в законе «О свободе совести» прямо ничего не говорилось о преподавании Закона Божия, но существенные нововведения в правах родителей и самих детей-учащихся по определению религиозной принадлежности в первую очередь касались изучения или неизучения Закона Божия.

На основании этого закона Государственный комитет приступил к разработке проекта постановления об отмене Закона Божия, как обязательного предмета в школе. В основу проекта были положены тезисы «Религия в школе», разработанные членом бюро комитета Н.Н. Иорданским [6], а также тезисы комитета «О некоторых изменениях учебных планов» в министерских средних учебных заведениях. В последнем документе определённо и безоговорочно утверждалось: «(5) Изучение Закона Божия признаётся факультативным во всех классах прогимназий и гимназий, причём в классах с I по IV включительно преподавание этого предмета должно быть, во всяком случае, организовано для желающих во внеурочное время» [7].

29 июля 1917 г. Государственный комитет заслушал и принял в своём заседании проект постановления, названного «Временным положением» [8]. Согласно временному положению о преподавании Закона Божия в учебных заведениях Министерства народного просвещения во всех заведениях, кроме высших, следовало обеспечить возможность обучаться Закону Божию, но этот предмет не признавался обязательным, а непрохождение его не ограничивало прав учащихся. Частным лицам и обществам предоставлялось право открывать учебные заведения без всякого преподавания Закона Божия.

6 сентября 1917 г. по докладной записке Департамента народного просвещения был рассмотрен окончательный текст законопроекта о необязательности Закона Божия, принятого в 4-й сессии Государственного комитета и внесённого на утверждение Временного правительства [9].

Хотя законопроект Государственного комитета, означавший секуляризацию образования, состоящую в отмене обязательности преподавания Закона Божия, как и другие меры, не был принят к действию в качестве утверждённого постановления Временного правительства и во многих учебных заведениях в прежнем формате преподавался Закон Божий [10], но этим была «подготовлена» почва для открыто антицерковных реформ новой власти, пришедшей на смену Временному правительству в октябре 1917 г.

Рассмотренные постановления Временного правительства вызвали взрыв возмущения у православной части общества. Общественное мнение было накалено и возбуждено до предела. Родители и всё православное русское население требовали обязательности преподавания Закона Божия в школе, которое по их убеждению «должно служить цели облагораживания личности». Родители хотели, чтобы дети «учились и воспитывались на христианских началах», а шаги Временного правительства по изгнанию из школы Закона Божия расценивали как «посягательство на святыню детской христианской души».

Заявления, обращения, приговоры и резолюции направлялись в органы государственной власти - Председателю Временного правительства (Совета министров) [11], в Министерство народного просвещения и лично министру [12], в Государственный комитет по народному образованию [13], в высшие церковные органы - в Священный Собор Православной Российской Церкви [14], Святейший Синод [15]. Масса писем и обращений поступила во Всероссийский союз законоучителей, материалы о деятельности которого отложились в фонде Училищного совета при Св. Синоде в Российском государственном историческом архиве [16].

 

 

Целью обращений православных граждан, родителей, прихожан с прошениями и требованиями о сохранении обязательного статуса Закона Божия, носивших массовый характер и свидетельствующих о широкой поддержке обязательного православного образования, были попытки убедить уполномоченные органы пересмотреть готовящиеся или уже состоявшиеся решения, поставить церковную общественность в известность о единодушном мнении православных (информационная цель), просить церковные органы ходатайствовать об отмене решений и даже бойкотировать постановления Государственного комитета. По форме это были: приговоры и акты приходских собраний, заявления, прошения и постановления прихожан, церковно-приходских советов, общих собраний родительских союзов и комитетов при учебных заведениях, родителей и женских союзов, собраний законоучителей, а также письма и заявления от отдельных лиц и групп.

Немало обращений и ходатайств направлялись также и во ВЦИК I-го созыва и Петроградский совет. Фонд Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих и солдатских депутатов (ВЦИК) I-го созыва (ГАРФ. Ф. Р-6978) содержит массу таких протокольных постановлений и приговоров.

Меньшевистско-эсеровский по составу ВЦИК 1-го созыва был избран в июне 1917 г. Первым Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов. Формально объявив себя демократическим органом народной власти, ВЦИК являлся важным элементом сложившейся системы двоевластия. В секретариате ВЦИК сосредоточилась переписка Петроградского Совета и ВЦИК с общественными и иными организациями, с отдельными лицами по разным вопросам, резолюции и постановления общих собраний местных организаций о поддержке Временного правительства, о реформе народного образования и т.д. Полномочия ВЦИК 1-го созыва, как и полномочия всех комиссаров и представителей, назначенных в армию и на места, окончились с открытием Второго Всероссийского съезда Советов 25 октября (7 ноября) 1917 г. и избранием на нём ВЦИК нового большевистского состава [17].

В материалах фонда отложились такие массовые источники, как приговоры, акты и постановления приходских и общегражданских собраний граждан с требованием об обязательности преподавания Закона Божия в школах, направленные Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов [18], письменные обращения и записки отдельных граждан во ВЦИК о сохранении веры Христовой и об изменении системы преподавания Закона Божия [19], а также обращения, постановления учительских организаций церковно-приходских школ, местных отделений Всероссийского учительского союза в Петроградский Совет солдатских и рабочих депутатов с требованием передачи церковно-приходских школ земским органам и Министерству народного просвещения и с просьбой о выдаче дополнительных денежных средств на дороговизну [20].

Обращения во ВЦИК (док. N 2-9) позволяют рассматривать этот орган в структуре власти, как учреждение, на которое народом возлагались определённые надежды, однако не имевшее мотивов и рычагов решения вопроса религиозного образования в соответствии с требованиями граждан. Все заявления оставались без ответа, на них нет никаких пометок о реакции органов ВЦИК, резолюций или заключений. Документ N 1 опубликован в епархиальном периодическом издании, в нём даётся оценка деятельности Петроградского Совета, как антинародная. Поэтому его помещение в ряд обращений во ВЦИК оправдано и логично.

Все документы (кроме док. N 1) представляют собой рукописные подлинники из фонда ВЦИК, хранящегося в Государственном архиве Российской Федерации.

 

Примечания

1. См.: Голос народа: письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 гг. / Ин-т росс. ист. РАН; Федер. арх. служба, РГАЭ. - М.: РОССПЭН, 1998. - 323 с.; Письма во власть. 1917-1927: Заявления, жалобы, доносы, письма в государственные структуры и большевистским вождям / Ин-т гос. управления и социальных исследований МГУ и др.; Сост. А.Я. Лившин и И.Б. Орлов. - М.: РОССПЭН, 1998. - 663 с.

2. См.: «Желаем, чтобы наши дети были верующими в Бога»: Обращения граждан в Св. Собор Православной Российской Церкви и органы советской власти в защиту религиозного образования (1918-1921) / Вступит. статья, подготовка текста к публикации и комментарии С.П. Синельникова // Альманах «Россия. XX век» [Фонд А.Н. Яковлева]. Дата обновления: 28.02.2011. URL: http://alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-intro/1013356 (дата обращения: 28.02.2011); Синельников С.П. Отношение народа к религиозному образованию: обращения граждан в Священный Собор и органы советской власти (1918-1921 гг.) // История и перспективы церковно-общественного соработничества в России [Электронный ресурс]: материалы VII научно-образовательных Знаменских чтений (22 марта - 25 марта 2011 г.). - Курск: Изд-во Курского гос. ун-та, 2011. С. 1-6.

3. Руководящие положения, принятые Государственным комитетом по народному образованию, при разработке вопросов о реформе народного образования (Приняты 6 июня 1917 г.) [Законопроекты и постановления Государственного Комитета по народному образованию при Министерстве народного просвещения. Май-декабрь 1917 года. (Систематизированы б. председателем Бюро комитета В.И. Чарнолуским)] [Электронный ресурс] // Education+: «Человек. Культура. Общество» (Открытый педагогический журнал). URL: http://biblio.narod.ru/gyrnal/publicat/komitet-2.htm (дата обращения: 11.02.2012).

4. Проект статей основных законов Российской республики по вопросам народного образования, составленный В.И. Чарнолуским [Электронный ресурс] // Там же. URL: http://biblio.narod.ru/gyrnal/publicat/komitet-4.htm (дата обращения: 11.02.2012).

5. Постановление Временного правительства «О свободе совести» от 14 июля 1917 г. // Церковные Ведомости. 1917. N 31. 29 июля. С. 247-248; Постановление о свободе совести рассмотрено на заседании Временного правительства (N 131) 12 июля 1917 г. (См: «Издать нижеследующее постановление...» Из журналов заседаний Временного правительства. 28 июня - 31 июля 1917 г. [документ N 10] / Вступит. статья, подготовка текста к публикации и комментарии Б.Ф. Додонова // Альманах «Россия. XX век». [Фонд А.Н. Яковлева]. Дата обновления: 01.02.2012. URL: http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/75994 (дата обращения: 19.02.2012).

6. Тезисы «Религия в школе» [к законопроекту Государственного комитета «Временное положение о преподавании Закона Божия»] // ГАРФ. Ф. 1803 [Государственный комитет по народному образованию при Министерстве народного просвещения Временного правительства]. Оп. 1. Д. 5. Л. 35.

7. [Тезисы проекта Государственного комитета] «О некоторых изменениях учебных планов в мужских и женских прогимназиях и гимназиях, в реальных училищах ведомства Министерства просвещения [в 1917/1918 учебном году]», [без даты, не позднее 23 июля 1917 г.] // ГАРФ. Ф. 2315 [Министерство народного просвещения Временного правительства]. Оп. 1. Д. 192. Л. 1-1 об.

8. Временное положение о преподавании Закона Божия в правительственных, общественных и частных с правом правительственных, учебных заведений Министерства народного просвещения [заслушано на заседании Государственного комитета 29 июля 1917 г.] // ГАРФ. Ф. 1803. Оп. 1. Д. 22. Л. 31; Журнал заседания Государственного комитета по народному образованию от 29 июля 1917 г. // Там же. Д. 12. Л. 230-235.

9. Докладная записка Департамента народного просвещения о некоторых изменениях в постановке учебной части в учебных заведениях ведомства Министерства народного просвещения, в связи с постановлением Временного правительства от 14 июля 1917 г. о свободе совести (6 сентября 1917 г.) // ГАРФ. Ф. 1779 [Канцелярия Временного правительства]. Оп. 2. Д. 409. Л. 1; Закон Божий в Государственном комитете [окончательная редакция законопроекта о необязательности Закона Божия, принятая в 4-й сессии Государственного комитета] // Всероссийский церковно-общественный вестник. 1917. N 119 (24 сентября). С. 2.

10. Балашов Е.М. Школа в российском обществе 1917-1927 гг.: становление «нового человека». СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2003. С. 17.

11. ГАРФ. Ф. 1803. Оп. 1. Д. 26. Л. 17-18; Ф. 2315. Оп. 1. Д. 249. Л. 3.

12. ГАРФ. Ф. 1803. Оп. 1. Д. 26. Л. 185, 364; Ф. 2315. Оп. 1. Д. 258. Л. 1, 4.

13. ГАРФ. Ф. 1803. Оп. 1. Д. 22. Л. 27; и др.

14. ГАРФ. Ф. Р-3431 [Священный Собор Православной Российской Церкви]. Оп. 1. Д. 1. Л. 5-6, 9-9 об., 14, 17-18; Д. 400. Л. 249, 265-266, 292-295, 330, 373.

15. См.: Ходатайства, постановления и приговоры различных собраний и другие материалы по вопросу об отмене обязательного преподавания Закона Божия в школе (август - ноябрь 1917 г.) // Российский Государственный исторический архив (РГИА). Ф. 797 [Канцелярия Обер-прокурора Синода]. Оп. 86. (II отд. 3 стол). Д. 54. Л. 1-40.

16. См.: Материалы Всероссийского союза законоучителей. Приговоры, постановления, протоколы и акты по отдельным приходам и благочинническим округам с выражением протеста против предполагаемого исключения Закона Божия из курса начальных и средних учебных заведений (1917 г.) // РГИА. Ф. 803. Оп. 12. Д. 136-203.

17. См.: Высшие и центральные государственные учреждения России 1801-1917. Т. 1. СПб., 2000. С. 257-260; Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории России ХIХ - начала ХХ в. Путеводитель. Том 1 / Сост.: Ю.А. Алексеев, Л.Е. Горизонтов, Е.Г. Данилина и др. - М., 1994. С. 189-190.

18. ГАРФ. Ф. Р-6978 [Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов рабочих и солдатских депутатов (ВЦИК) I-го созыва]. Оп. 1. Д. 273. Л. 91-164.

19. Там же. Д. 273. Л. 172-173, 180-181; Д. 723. Л. 72-73.

20. Там же. Д. 273. Л. 49-50, 60-61, 67.

 

Документы

N 1

Приговор приходского собрания [прихожан Алексеевской церкви] села Плетнёвки Вольского уезда Саратовской губернии

23 июля 1917 г.

 

Мы, прихожане и прихожанки Алексеевской церкви села Плетнёвки Вольского уезда Саратовской губернии, сего 23 июля на приходском собрании имели суждение по поводу статьи «Отделение церкви от государства и школы от церкви», помещённой в N 13 газеты «Известий Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов», в которой говорится: «никакая церковь не должна иметь право преподавания своего учения в школе». И даже: «Все соборы, храмы, утварь, в них находящаяся и пр. должны перейти в собственность государства. Право пользования всем этим государственным имуществом может быть уступаемо той или иной православной общине» и т.д.

По обсуждении - постановлено:

Выразить горячий протест Совету Рабочих и Солдатских Депутатов за такое чисто партийное выступление, так как мы, 114 миллионов православных людей, на это полномочий Совету не давали. Следовательно, это выступление - дело кучки людей, которые оскорбляют и возмущают сердца верующих и в такое время, - когда Родина гибнет, - они вносят в народ своими лозунгами и ещё религиозную смуту и разруху.

Дело церкви и религии идёт и развивается планомерно, своим путём, а именно: съезды духовенства и мирян - Окружные, Епархиальные, Всероссийский Московский, Предсоборный Совет, и наконец, 15 августа, возглавит всё эту работу на пользу и оживление церкви, как великого тела Христова, Поместный Собор Православной Всероссийской Церкви[1].

Везде - и в преобладающем количестве, участвуют наши делегаты от мирян и они выработают на благо церкви то, - что нам нужно и донесут нашу волю и желания до Учредительного Собрания; а потому все организации (чисто профессиональные), образовавшиеся явочным порядком во время революции, не должны и не имеют права предвосхищать волю народа и Верховную власть Учредительного Собрания.

Наше же желание и воля таковы:

1) Церковь нужно отделить от государства - власти правительства, потому что оно (правительство) сделало Церковь Божию из живого союза людей с Богом - казённым, мёртвым учреждением. Церковь должна быть свободна от притеснений правительственной власти и открыто проповедовать учение Христа о правде, любви, братстве и равенстве, управляясь самостоятельно во всех своих делах совместно всеми членами церкви - пастырями и пасомыми.

Вот каково должно быть отделение и свобода церкви. Не отделение от государства - народа [т.е. общества], а [отделение] от государства - власти правительства, которое если и войдёт в церковь, - то как члены общего тела Христова.

2) Храмы со всей утварью - выстроены на наши потом добытые и трудовые гроши, а не на казённые деньги; почему и считаем их своим достоянием, которым и можем распорядиться только мы - приход, а никто либо другой. Да и мысли мы не допускаем, чтобы при дарованных свободах кто-нибудь дерзнул посягнуть на народную волю.

3) Государство - это мы - народ! Поэтому, - кто может запретить нам вывести духовенство из унизительного нищенства? Должно обеспечить его на Учредительном Собрании государственным содержанием. Содержим же мы для своих местных нужд целые корпорации земств и много других общественных учреждений, которыми мы непосредственно, как народ, почти не пользуемся, как то: государственные театры, опера, балет, художественная академия и проч.

4) Школы, хотя бы и перешли в министерство народного просвещения, без преподавания Закона Божия, обязательного для православных - не должны быть и не могут. Мы хотим, чтоб наши дети учились и воспитывались на христианских началах.

Такова воля нашего прихода и надеемся, что к нам присоединятся не только истинно верующие христиане, но и люди других вероисповеданий и постоят за своё право, достояние и воспитание детей в духе религии каждого исповедания.

Выражая полное доверие Временному Правительству, заявляем - чтоб оно применяло твёрдо и неуклонно всю полноту своей власти, спасая Родину от гибели, - и мы поддержим его всем, ожидая исполнения наших желаний и прав, - дарованных революцией, - на Учредительном Собрании.

Подлинный приговор подписали:

Председатель Приходского Собрания - священник Иаков Костровский.

Члены собрания: грамотные и подписавшиеся собственноручно: Иван Петрянин, Иван Карасёв, Яков Карасёв, Герасим Васильев, Ануфриев, Василий В. Гудков, Степан Тынков и прочих неграмотных 125 домохозяев, что удостоверил

Сельский староста Алексей Кислов.

 

За веру. Приговор приходского собрания села Плетнёвки Вольского уезда [23 июля 1917 г.] // Саратовские епархиальные ведомости. 1917. N 24 (21 августа). С. 863.

 

 

 

 

N 2

Приговор граждан прихожан церкви с. Балашкова Зубцовского уезда Тверской губернии, направленный Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов [об обязательности преподавания Закона Божия в школах]

23 июля 1917 г.

 

Мы, нижеподписавшиеся граждане села Балашкова Зубцовского уезда, собравшись на сходе в числе 140 человек, обсуждали важный и неотложный вопрос о преподавании Закона Божия в школах.

В нашем приходе имеются 2 школы: одна - церковно-приходская, и другая - земская в с. Кашинцевке.

Имея в виду, что иметь или не иметь обучение детей Закону Божию есть воля народа, мы, граждане, твёрдо решили без всяких прений сторон, но - единогласно, что Закон Божий, как важный предмет, не должен быть изъят из школы, так как знание молитв и истории заповедали нам Св. Отцы Церкви и тому же учит нас сама Церковь, и мы, православные, смириться с тою мыслию, что дети наши не должны быть развиты в духовном просвещении - никак не можем. Кто же научит детей наших молиться Тому, кто дал нам жизнь? В чём состоит наша православная религия? Разве это не долг знания каждого христианина?

Мало того, самое преподавание Закона Божия должно быть [проводимо] самим приходским священником и никем больше.

А посему покорнейше просим Совет рабочих и солдатских депутатов исходатайствовать пред Временным правительством о введении обязательного преподавания Закона Божия в наших школах и поставить его главным и первым предметом.

[подписи]

 

ГАРФ. Ф. Р-6978. Оп. 1. Д. 273. Л. 91.

 

N 3

Из постановления приходского совета Свято-Никольской церкви местечка Дмитриевского-Булаховки Павлоградского уезда Екатеринославской губернии, направленное Петроградскому Совету [об обязательности преподавания Закона Божия в школах]

27 июля 1917 г.

 

Мы, <...> председатель и члены приходского совета местечка Дмитриевского-Булаховки, Свято-Николаевской церкви, 1-го благочиннического округа, Павлодарского уезда, Екатеринославской губернии, собравшись сего числа для обсуждения текущих вопросов, касающихся нашего прихода и заслушав от председателя нашего приходского совета заявление об изгнании из наших народных школ преподавания Закона Божия как ненужного предмета в школе,

Постановили:

1) Мы все, как русские и по вере православные, требуем, чтобы в народных школах с православными учащимися Закон Божий был бы главным и обязательным предметом обучения и преподавание его обязательно поручать священникам.

2) Учителя других предметов должны быть только православные среди православного населения: только при этом нашем требовании может быть любовь наша к школе и связь с учителем, а без этого школы не будут приняты народом, как противные его воле.

3) Народная школа должна быть всецело в ведении родителей с правом для них выбора учителей и надзора за обучением.

4) Желательно ввести в число предметов обучение ремёслам и земледелию, а для эстетического воспитания наших детей ввести и обучение церковному пению, преподавание которого поручить псаломщикам под наблюдением священника.

5) Лицам же и учреждениям, желающим изгнать Закон Божий из наших народных школ, от лица всего нашего прихода выражаем порицание.

Председатель приходского совета Иван Григоренко,

Члены совета: [подписи]

 

ГАРФ. Ф. Р-6978. Оп. 1. Д. 273. Л. 93.

 

 

N 4

Протокол с постановлением приходского схода прихожан Богородице-Рождественского собора г. Ростова-на-Дону, направленный в Центральный комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов [об обязательности преподавания Закона Божия в школах]

30 июля 1917 г.

 

В Центральный комитет Советов рабочих, солдатских

и крестьянских депутатов от приходского схода

[прихожан] Богородице-Рождественского собора

г. Ростова-на-Дону

 

Протокол

1917 г., июля 30 дня. Мы, прихожане Богородице-Рождественского собора гор. Ростова-на-Дону, собравшись на приходский сход и избрав единогласно председателя нашего схода священника собора Николая Успенского и секретаря диакона Якова Юрченко, заслушавши телеграмму от члена Епархиального комитета священника М. Русанова из Петрограда следующего содержания: «Государственный комитет Министерства народного просвещения уничтожает школьный Закон Божий. Съездом принято оповестить приходские советы, протесты которых спешно направить Государственному комитету Министерства народного просвещения, Обер-Прокурору Св. Синода, Временному Правительству, Центральному комитету Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов».

Постановили: Смотря на религию, как на прирождённую человеку великую культурную и моральную силу, а на православную веру как на святую нашу религию, необходимую нам и в этой временной и в грядущей вечной жизни, мы считаем во всех учебных заведениях на уроках и лекциях преподавание нравственного [православного][2] Закона Божия во всех классах и факультетах и изучение его нашими христианскими, православными, крещёными детьми обязательным. Поэтому мы, глубоко возмущённые уничтожением школьного преподавания Закона Божия Государственным комитетом Министерства народного просвещения, решительно против этого уничтожения протестуем, и считаем преподавание Закона Божия во всех учебных заведениях необходимым и обязательным.

Председатель священник Николай Успенский

Секретарь священник Иаков Юрченко

Инспектор народных училищ в г. Ростове-на-Дону и

Нахичевани-на-Дону А.В. Первухин,

и подписи граждан [более 500 подписей на 19 л.]

 

ГАРФ. Ф. Р-6978. Оп. 1. Д. 273. Л. 95-115.

 

N 5

Из акта общего собрания прихожан Филипповской церкви

г. Александровска Екатеринославской губернии [об обязательности преподавания Закона Божия в школах]

30 июля 1917 г.

<...> Единогласно приняли постановление:

На уроках Закона Божия последовательно и обстоятельно излагается учение православной веры, а вера и религия имеют громадное воспитательное значение. Давая познание об истинном Боге и Его святой воле, она учит жить по правде Божией, действует на совесть, влияет на душу, облагораживает, возвышает человека. Изъять Закон Божий из школы - значит сознательно обречь детей на нравственное искалечение, чего никто не вправе сделать. Желая, чтобы наши дети не были лишены религиозно-нравственного воспитания, так как вне школы они получить его не могут, мы требуем, чтобы Закон Божий остался обязательным предметом преподавания как в начальных училищах, так и во всех средних учебных заведениях.

Председатель собрания свящ. И. Попов

Подписи

 

ГАРФ. Ф. Р-6978. Оп. 1. Д. 273. Л. 116-117.

 

N 6

Из постановления приходского совета Преображенской церкви г. Юзовка Бахмутского уезда Екатеринославской губернии [с требованием обязательности преподавания Закона Божия в школах]

30 июля 1917 г.

 

Постановили:

1. Так как бытие Бога неопровержимо.

2. Так как по вероучению Православной Церкви настоящая жизнь есть жизнь временная и является лишь приходом в другую жизнь, вечную, именуемую Царствием Небесным.

3. Так как Царство Небесное, по учению Христа усилием берётся и лишь употребляющие усилие достигают его.

4. Так как трудно бороться за то, что не воспринято человеческим разумом, человеческим понятием.

5. Так как никакое понятие не усвояется без преподавания.

6. Так как ни одно из преподаваемых понятий не действует так благотворно, так облагораживающее на внутреннее содержание человека, как преподавание понятия о Боге.

7. Так как наилучшие взаимоотношения между отдельными лицами в семьях и между целыми народностями наблюдались и наблюдаются там, где первее всего царит страх Божий.

8. Так как упадок страха Божия неминуемо влечёт за собою упадок нравственности, [что] часто выражается целыми бедствиями для народа (пример, переживаемый ныне нашей страной тяжёлый момент).

9. Так как научение людей Закону Божию есть прямое выполнение вили Самого Христа, выраженной Им в последней беседе со своими учениками: «Идите, научите все народы ([Мф.] 28: 19).

10. И, наконец, основываясь на вере, что Бог поругаем не бывает; а это поругание явится несомненным, как скоро народ признает ненужным постижение премудрости Божией, легче всего усвояется при изучении Закона Божия.

А посему единогласно и единодушно признать преподавание Закона Божия в училищах не только нужным, но повелительно обязательным, более того, признать преподавание Закона Божия краеугольным камнем всех наук[3].

 

ГАРФ. Ф. Р-6978. Оп. 1. Д. 273. Л. 164.

 

N 7

Из постановления собрания прихожан Андреевской церкви

с. Первозвановка Славяносербского уезда Екатеринославской губернии

[с требованием обязательности преподавания Закона Божия в школах],

6 августа 1917 г.

 

<...> Изгнать школьный Закон Божий - это всё равно, что во время плавания по разбушевавшемуся морю у пловцов отнять кормчего. Наша жизнь есть море, и море, разбушевавшееся в настоящее время. Мы находимся между жизнью и смертью. Кто же может вывести нас к тихому пристанищу, к доброй счастливой жизни из этого разбушевавшегося моря [?]. Вывести может только Закон Божий, ибо он есть кормчий, путеводная звезда в пути.

 

ГАРФ. Ф. Р-6978. Оп. 1. Д. 273. Л. 142.

 

N 8

Из протокола приходского собрания с. Ясиноватое Бахмутского уезда Екатеринославской губернии [с требованием обязательности преподавания Закона Божия в школах]

6 августа 1917 г.

 

[аргументы («неопровержимые положения») в пользу обязательности Закона Божия в школе]:

1)    Истина бытия Божия непреложна.

2) Что вся наша жизнь христианская зиждется на учении Православной Церкви о нравственных началах, основанных на учении Христа и это учение усваивается только путём преподавания Закона Божия.

3) Что Закон Божий регулирует взаимоотношения людей в частной, семейной и общественной жизни не только христианских, но и всех народов земного шара.

4) Что уничтожение Закона Божия в школе поведёт к упадку воспитания подрастающего поколения и к упадку в людях и в старшем возрасте и тем поведёт к неисчислимым народным бедствиям.

5) Что заповедь Иисуса Христа, повелевающая «научать все языки», изложенная в Священном Евангелии, уничтожением преподавания Закона Божия, - нарушается и этим нарушением заповеди является несомненно, поругание Бога.

6) Что Закон Божий есть краеугольный камень всех наук,

- единодушно и единогласно постановили выразить протест.

 

ГАРФ. Ф. Р-6978. Оп. 1. Д. 273. Л. 156.

 

N 9

 

Письменное обращение неизвестного [служителя кадетского корпуса, г. Петроград] во ВЦИК [с призывом «не дайте погибнуть вере Христовой и вере отцев и дедов наших»]

20 августа 1917 г.

Товарищи!

Нашим крестьянским и солдатским детям грозит громадная опасность, которую Вы должны, как депутаты, заблаговременно не допустить.

Дело в том, что я хочу сына своего Ванюшку, как служащий в кадетском здесь корпусе служителем - отдать в Корпус[4]. Но на днях я услышал вот что. В Корпусе происходило заседание офицеров-воспитателей (из них многие не веруют ни в Бога, ни в чёрта, - особенно холостые и бездетные) - о том, что с поступлением наших детей в Корпус устранить обучение их Закону Божию, чтобы ученики 6-го и 7-го классов и в церковь не ходили, а тем паче прекратить в церкви церковное пение[5].

Братцы! Допустимо ли это [?]. Когда обучались только дворянские их дети, то обучали их и Закону Божию и всех-всех водили обязательно: русских в церковь, а на клиросе они сами пели, и таково хорошо, что бывало дисканты[6] как ангелы поют, индо слезой прошибёт, а басы - кадеты 6-го и 7-го класса - как рявкнут-рявкнут - точь в точь, как наш, бывало, староста, на крылосе[7], а ведь он обучался в церковной школе [нрзб], а ещё как и кузнец Микита - тоже дюже толстый голос имел.

Братцы-товарищи, не дайте погибнуть вере Христовой и вере отцев и дедов наших, а с ними и нашим детям и потребуйте чрез Ваших депутатов в Главном Управлении военных учебных заведений[8], чтобы обязательно обучали детей в Корпусах Закону Божию и водили бы их всех в церковь (до их выхода совсем из Корпуса, ибо пока они в Корпусе, то они - мальчишки, ученики и им не следовает[9] давать какую-то ненужную свободу и портить их раньше времени, - а драть их как сидорову козу).

И паче всего прошу, чтобы их и пению церковному обучали. Дюже хорошо, чтобы, когда они приедут летом в деревню, то нас бы, отцов потешили хорошим пением, пока малы, а подрастут, то поучили бы в церкви и других ребят хорошо петь.

Товарищи! Не допустите погибнуть вере Христовой и Божьему пению и пошлите мою просьбу с Вашим приказом в Главное Военное Учебное Заведение[10], чтобы не смели этого попустительства делать.

Остаюсь с почтением, служитель Корпуса, - а какого - боюсь сказать, чтоб меня не выгнали вон.

20 августа 1917 г. Петроград.

 

ГАРФ. Ф. Р-6978. Оп. 1. Д. 273. Л. 172-173. [Рукописный подлинник без подписи]

 

Примечания к документам:



[1] Священный Собор Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. стал по своему значению крупнейшим событием не только церковной, но общероссийской истории XX в. Созванный в Москве 15 августа 1917 г. Святейшим Синодом, Собор был призван дать ответы на многие вопросы церковной жизни, накопившиеся за два столетия синодального периода, а также выработать модель государственно-церковных отношений в условиях изменившегося государственного строя России.

[2] Исправления и примечание в тексте подлинника: «Надписанному и исправленному вместо "нравственного" - "православного" - верить. Секретарь».

[3] Мотив первенствующего положения Закона Божия среди других предметов в школе звучал и в приговорах других собраний. К примеру, прихожане Иоанно-Златоустовской церкви с. Ялты Мариупольского уезда Екатеринославской губернии так охарактеризовали защищаемый ими Закон Божий: «Закон, просвещающий наших детей божественным учением о правде братства, любви и помощи ближним, должен быть главным в школах всех типов и наименований, предметом». В отношении должностных лиц и государственных деятелей, стремящихся отменить обязательность изучения религии в школе, прихожане выражали «своё глубокое порицание всем тем, которые ополчившись против Закона Божия, желая показать свою либеральность, оскорбляют религиозные чувства народа» (ГАРФ. Ф. Р-6978. Оп. 1. Д. 273. Л. 134).

     Граждане с. Маргаритовки Ростовского-на-Дону округа в своём постановлении высказали желание, чтобы «наши дети не были лишены возможности учиться нравственности и вообще слову Божию», вместе с этим выразили протест в отношении постановления Государственного комитета. Последнее было определено ими как «вмешательство в дела веры, стеснение свободы и посягательство на религию» (ГАРФ. Ф. Р-6978. Оп. 1. Д. 273. Л. 128).

[4] В 1917 г. в Петрограде находились четыре кадетских корпуса: 1-й, 2-й императора Петра Великого, императора Александра II и Николаевский кадетские корпуса. О каком из них идёт речь в письме, установить не удаётся.

[5] Февральская революция 1917 г. дала толчок к началу реформы кадетских корпусов, целью которой было превращение их в общеобразовательные учреждения. Ее проект был рассмотрен на съездах делегатов корпусов в Москве и Петрограде в мае-июле 1917 г., после чего корпуса переименованы в гимназии военного ведомства и разработаны Положения по учебно-воспитательной части для гимназий военного ведомства, однако на практике изменения не были проведены.

[6]  Дискант (итал. Discant) - певческий голос. В группе человеческих голосов дискант - самый высокий голос мальчиков (Boy soprano), аналогичный женскому сопрано.

[7] Крылос (др.-русск.) - то же, что клир, клирос. Так в просторечии называли клирос.

[8] Главное Управление военно-учебных заведений (ГУВУЗ), в ведении которого находились кадетские корпуса и военные училища.

[9] Так в тексте. Надо: «следует».

[10] Так в тексте. Надо: «Главное Управление ВУЗ».

 

Публикация, вводная статья и примечания Сергея Петровича Синельникова, кандидата исторических наук, преподавателя ГБПОУ «Волгоградский индустриальный техникум», г. Волгоград

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме