Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Лети сюда...

Елена  Родченкова, Русская народная линия

11.10.2016


Стихотворения …

Питерская коммуналка

Эту квартиру измучила течь потолков,
Трещины в стенах, сквозняк по всему коридору.
Общая кухня сходила с ума от раздоров,
Ежилась в скверне грехов и боялась стихов.

Свет угасал, погружая пространство во тьму,
Комната туго сжималась в тюремную клетку.
Ночью, бессонницей млея, старуха соседка
Смертною казнью казнила чужую вину.

Крались минуты в часах, как в прихожей шаги,
Шаткой походкою жизнь пробиралась сквозь годы,
Сети судьбы в антресолях плели пауки,
Капали краны, вращая вселенские воды.

Каждое утро холодным, железным ключом
Ржавое пузо вспоров обезболенной двери,
Я из неверия - в веру, из веры - в неверье
Бодро шагала с сумой и тюрьмой за плечом.

Перебирала котомку, разумно деля
Мир на неравные правую, левую части.
И по крупиночкам собранное мое счастье,
Словно тепло от ступней, забирала земля.

Сыпало небо в ответ бриллианты-слова,
Я оправляла слова в золотые оправы...
А на любовь у меня просто не было права -
В старой квартире любовь никогда не жила.

 

По краю крыши

Четвертый дом, этаж шестой,
Окно под крышей.
Мне до земли подать рукой,
Но небо ближе.
За крыши прячется луна,
За трубы - небо.
Спасительная тишина
Нужнее хлеба.
Когда туман горит в окне
Багровым дымом,
Я остаюсь наедине
С необъяснимым.
И проступают в тишине,
Как сыпь по коже
И как мурашки по спине,
Шаги прохожих.
И заполняют темноту
Пустые руки,
Хватающие на лету
Ночные звуки.
Оледенев от грубых дел,
Желает разум,
Не признавая свой предел,
Понять все сразу.
Когда презрения полна,
Собой гонима,
Во тьме, - неузнанной - вина
Проходит мимо,
Когда, готовясь умирать,
Сутулю плечи,
Когда искать, когда терять
Мне больше нечего,
Тогда, закрыв свои глаза,
Я счастье вижу:
Оно следит за мной, скользя
По краю крыши.

 

Душа

Разбуянилась душа, разбуянилась,
О колючие взгляды изранилась,
На чужие языки накололася,
Зарыдала без слезы и без голоса.
Люба-любушка моя неприкаянная,
Горе горькое, ледышка отчаянная,
Дай согрею! Дай тебя я убаюкаю!
Где ты? Где, душа моя?
Зря аукаю...
Ни кнуту, ни похвале неподвластная,
Беззащитная, крутая, опасная,
Средь садовых роз - травиночка сорная,
Обреченная моя, непокорная,
Ты на дне иль в облаках притаилась?
Научилась ты летать, научилась...

***

Земную жизнь - по землям шла,
А не по небу.
Мне мать проклятье в путь дала:
«Ищи лишь хлеба.
Война и голод - страшный плен,
А хлеб - свобода!»
И я, сухой глотая хлеб,
Искала воду.
По сытым горам я ползла,
По тучной пище,
И вдруг увидела глаза...
И стала - нищей.
Но Бог подал мне к соли слез
Святую воду -
Благую весть душе принес:
Плен - есть свобода!
В шипящей, раскаленной лжи,
В прожженной фальши,
Душа отважилась любить,
Как в райских чащах.

 

***

Я в странном мире пребываю -
Не ведаю - в каком?
Ад отличается  от рая
Одним твоим звонком.
Но день от ночи,
Тьму от света,
Гром от тишины -
Не отличаю в мире этом,
Где мы разлучены.
Рождаюсь, снова умираю -
И вновь рождаюсь в нем,
Минуты в вечность превращаю
Одним  своим звонком.

 

In vino veritas

Я не забыла свое обещание.
Нужен последний пустяк:
С прошлым пойду и отмечу прощание
В грязный, дешевый кабак.
Там буду долго, искусно искать я
Истину в красном вине.
Мне не по росту роскошные платья,
Легкая жизнь - не по мне.
Мне не по нраву тяжелые шубы,
И декольте, и букле.
Ах, как целует меня нежно в губы
Истина в грубом стекле!
Будто, прощаясь, желает мне счастья -
Всякий, кто счастлив - тот пьян!
Переломал на неравные части
Пальцы граненый стакан.
Лезвие края скользит, чуть лаская
Губ неприметную дрожь.
И расплескалась по лезвию края
Красная истина-ложь...
Битые грани, на донышке трещина,
В острых осколках - края...
Эта вином отрезвленная женщина -
Вот - настоящая я.
Та, что дышала духами, туманами, -
Ветром отпета давно.
В битом стакане - ложь плавает пьяная.
Истина выбила дно.

 

Две женщины

Куда корабль причалит в сильный шторм
Никто не знал. Но все ж корабль причалил.
Две женщины.
Она была потом,
А я всегда была твоей в начале.

Она  учила за обиды мстить,
А я учусь не обижать обидой.
Нас - две.
Одна - невидимо царит,
Другая - царствует неочевидно.

Две женщины. И каждая - любовь.
Не может быть любовь любви сильнее.
Она была - чтобы проникнуть в кровь,
А я пришла - от боли.
Мне больнее.

 

Три ступеньки

Три ступеньки всего у родного крыльца,
Да не всякому в силу.
Чтоб Россию понять и принять до конца,
Я ушла от России.
Как вернусь, - я на первую поднимусь -
Ох, она и крутая!
На краю оглянусь,
За спиной - только Русь -
Золотая,  Святая.
На вторую шагну -
Горько скрипнет она -
Та, вторая - гнилая.
Я за третью держусь:
Тишина иль война -
Тут не Бог выбирает.
А на третьей ступеньке,
Где шаг до дверей,
Где ответят - по вере,
Я смогу постучаться в закрытую дверь
И увижу: нет двери.

 

***

Земное кратко приключение,
Но тело - не тюрьма.
Люблю! от умопомрачения -
До ясности ума,
Люблю! на облаках летая -
До глубины, до дна.
Любовь  наивная, простая,
Душе, как Бог, дана.

 

О тебе

Ничего не случилось:
Если я умерла,
Значит, все получилось -
Я на свете - была!
Тем, кто здесь еще не был,
О тебе расскажу.
Я им звездное небо
На словах покажу.
Я им звездное море
Пропою, как мотив,
И турецкие горы,
И просторы России,
Где рассветы красивы,
И закаты  тихи.
И великую силу
Им оставлю - стихи.
Не скажу лишь о небе
В глубине твоих глаз -
Тем, кто здесь еще не был,
Кто придет после нас.

 

Сумасшедшие

Радуга идеальная
Светом из света сотканная
Согнута полумесяцем,
Словно ворота в рай.
Господи, я сумасшедшая,
Я совершенно чокнутая!
Если б была нормальная,
Я б не пережила -
Счастья такого полного,
Счастья такого жаркого -
Лужи кипят под пятками,
Вот мы - рука в руке -
Воле Твоей покорные...
Боже! Он - тоже чокнутый,
Шепчет счастливо что-то там
На Твоем языке...

 

Маливняк

Маливняк молчит и млеет от любви.
Сладка ягода алеет на крови.
Солнце в небе - кругла рана -
Кровь лило.
Красных ягод на поляну намело.
Ой, малина наливная вдалеке -
Снимешь ягодку - растает на руке...
Собирались бабы рано, до коров,
До жары, до ненасытных комаров.
Говорили бабы, пели про свое,
Про чужое и родимое житье.
Маливняк их сказы слушал и молчал,
На раскрывшиеся души не серчал.
Был богат, колюч и тесен -
Он и рос
В сладкой неге бабьих песен,
В соли слез.

Ой, неправда - ворон ягод не клюет.
Как насытится - когтями ветки рвет!
Прилетает на варенье воронье...
Бабы!
Все стихотворения - вранье!
Правда - миг,
Когда малины спелый сок
Кровь пьянит
И бьет в седеющий висок.

Брусника

Будто лебеди зимою
Камыши поникли.
А всему тому виною -
Ягода брусника.
Это осень по болоту
День и ночь плясала,
Растеряла перстенечки,
Бусы разорвала.

Мне найти бы эти бусы,
Нанизать на нити,
Подарить судьбе на память,
Низко поклониться,
Отыскать бы эти перстни,
Дать ей в белы руки -
Может, станем мы с судьбою
Лучшие подруги.

Брызнет брызгами брусника
Соком алым-алым.
Нехитро поранить пальцы
О колючи травы.

Брызнет брызгами брусника
Спелым соком красным.
Нехитро поранить сердце
Хмурым днем ненастным.

Брызнет брызгами брусника
Алым-алым соком.
Нехитро поранить душу
Острою осокой.

И пусто берестяное, легкое лукошко.
Стелется передо мною из болота стежка.
Будто лебеди зимою камыши поникли,
Я несу тебе, родной мой,
На губах бруснику.

 

Поле молчания

Что мне бояться
Волчьего воя,
Темного леса.
Что мне до смерти,
Что мне - до боли,
Если - воскресну.
Что мне пугаться
Громкого стука,
Грубого крика,
Что мне  - до муки,
Если со мною -
Верные лики.

Жадные пасти
Дьявольской власти
Лают отчаянно.
А я гуляю,
А я гуляю
Полем молчания!
Страшная сила:
В слабой России
Дети печальные.
Слово - не ветер,
Поле ответит
После молчания.

***

Одни в стихи собирают минуты,
Другим стихи ни к чему.
А третьи бродят, слепые как будто,
Руками трогают тьму.
-Что ищите вы, слепые, во тьме?
-Стихи, - отвечают мне.
-Откройте глаза, что же вам мешает?
-Грехи, - отвечают.

 

Крестик

Жизнь моя - опасный дар смертельный.
Голова уже лежит на плахе.
Широко распахнута рубаха,
А на шее - только крест нательный.

Чтобы палачу было полегче,
Чтобы свой топор не затупил он, -
Бусы, ожерелья золотые
Тяжестью не украшают плечи.

От любви счастливая, пустая,
Голова моя не думает о теле.
Невесомая, летает и летает...
Крылья ее - крестик мой нательный.

 

Ангел мой, лети сюда...

Из распахнутого неба
Приближается сюда
Ангел в валенках из снега,
В тонком платье изо льда.

Он идет, как будто где-то
Перекрыл пути беде...
- Ангел! Ангел ты мой светлый!
Там ведь холодно тебе...

И ответил Ангел тихо:
- Я не знаю, чем помочь.
На людей напало лихо,
На Земле настала ночь.
Я иду во тьме кромешной.
В ваших душах нет огня...

- Ангел, я грешней всех грешных...
Не надейся на меня.
Тонкой свечкой догорает
В темноте моя душа.
Жизнь во мраке умирает.
Не могу я тьмой дышать.

И тогда сомкнулось небо,
Стало черным, как беда.
Нету Ангела на небе,
Только тают хлопья снега,
И звенят осколки льда...

- Ангел! Что ты?!
Ангел, где ты?!
До последнего момента.
Я послушна, как вода!
Я горю во тьме - для света.
Дунь тихонько...
Стань мне - ветром...
Ангел мой, лети сюда...

Елена Родченкова-Кир

 

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме