Закон Божий в школе

Опыт русской эмиграции

Оказавшиеся в эмиграции после Октябрьской революции 1917 г. педагоги и общественные деятели разных политических взглядов осознавали необходимость духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения, прежде всего русской молодёжи на чужбине. Главным составляющим такого воспитания являлось преподавание в беженских школах Закона Божия. Теоретические и практические вопросы изучения Закона Божия в школе неоднократно обсуждались на эмигрантских педагогических съездах и совещаниях.

На съезде деятелей средней и низшей русской школы заграницей (2-6 апреля 1923 г., Прага) присутствовало 73 делегата из Бельгии, Болгарии, Великобритании, Германии, Греции, Королевства сербов, хорватов и словенцев, Латвии, Польши, Финляндии, Франции, Чехословакии и Эстонии. 3 апреля избран президиум съезда в следующем составе: председатель - проф. В.В. Зеньковский; товарищи председателя - проф. И.А. Базанов, А.В. Жекулина, проф. С.А. Острогорский, В.Н. Светозаров, проф. Д.М. Сокольцов, секретарь - А.Л. Бем; члены - Д.Д. Гнедовский, М.А. Горчуков, А.И. Данилевский, князь П.Д. Долгоруков, А.И. Овсянников, В.В. Руднев и М.Н. Стоюнина. Председателем секции по вопросам средней школы избран М.А. Горчуков, товарищем председателя - проф. И.А. Базанов, секретарём С.Г. Попич[1].

3 апреля на общем заседании съезда заслушан доклад протоиерея Якова (Иакова) Ктитарева «Религия в детской душе». Священник предлагал придать урокам Закона Божия в средней школе форму беседы законоучителя с детьми, без оценки знаний баллами, задавания уроков и обычных опросов. Должно быть оборудовано особое помещение для бесед по Закону Божию: иконы (по возможности работы учащихся), лампады, аналои, подсвечники, свечи, своя библиотека, отдельный для каждого учащегося стол, на каждом столе - Библия. Ученики посменно смогут приходить на беседу с законоучителем, как в место особого назидания. Метод преподавания - проповедь-беседа, дающая не столько знания, сколько духовные переживания[2].

Доклад вызвал критические замечания участников съезда. Проф. И.М. Малинин заявил, что вопреки утверждению Якова Ктитарева, у детей в эмиграции наблюдается не только повышение интереса к религии, но и другие явления - огрубление, падение нравственности и фиксирование внимания на вопросах материального порядка. Все перечисленные явления требуют, чтобы по Закону Божию детям преподавались точные знания.

Проф. В.В. Зеньковский, А.В. Маклецов, проф. С.А. Острогорский и протоиерей В.И. Туркевич указали на ценность не только религиозных переживаний, но и точных знаний.

М.А. Горчуков высказал опасение, что если при преподавании Закона Божия не обращать должного внимания на сообщение учащимся точных знаний, то от религиозных переживаний, в силу их индивидуальности и туманности, легко можно дойти до мистицизма, являющегося основой всякого сектантства.

По мнению А.В. Жекулиной, несмотря на то, что материал преподавания Закона Божия не соответствует современным запросам детской души, но весь вопрос в личности законоучителя. Вместе с тем методы преподавания следовало бы изменить (в частности отменить оценку успеваемости баллами)[3].

В резолюции, принятой по докладу священника Якова Ктитарева, специально оговаривалась необходимость Закона Божия как школьного предмета: «Прочное усвоение учащимися программных знаний по Закону Божию, составляющих ценный элемент общего образования, съезд считает совершенно необходимым. Однако обычная форма оценки познаний учащихся баллами может быть заменена иной формой, достаточно обеспечивающей прочность такого усвоения»[4].

Главным организационным результатом съезда стало решение о создании педагогического центра, координирующего развитие русской школы заграницей. Делегаты съезда отказались от идеи создания единой административной структуры управления школой по причине разного правого статуса русских школ в странах-реципиентах[5]. По предложению Горчукова новая организация получила название - Педагогическое бюро по делам средней и низшей русской школы заграницей[6].

7 июня 1923 г. при Педагогическом бюро создана программная комиссия для решения вопросов о типе школ, учебном плане и учебных программах. В связи с общей политической обстановкой запланированный на 1924 г. II педагогический съезд решили отложить, а летом собрать расширенное пленарное собрание бюро[7]. К тому же программная комиссия не успевала завершить работу по изменению учебных программ по определенным предметам, и Педагогическое бюро просило руководителей предметных секций ускорить свою работу[8].

Однако на пленуме Педагогического бюро (14-16 июля 1924 г., Прага), заслушаны лишь доклады об изменении программ по родному языку (С.И. Карцевский), литературе (А.П. Петров), математике (В.А. Ригана) и физике (А.И. Данилевский). Педагогический съезд решили созвать в рождественские дни 1924 г. в Праге[9].

В преддверии съезда продолжила работу и программная комиссия. 15 ноября 1924 г. Педагогическое бюро обратилось к бывшему законоучителю Полтавско-Петровского кадетского корпуса протоиерею Сергею Четверикову с просьбой составить программу по Закону Божию[10].

19 ноября протоиерей Сергей дал письменное согласие составить программу и поставил перед Педагогическим бюро следующие вопросы:

1. Чем вызвана необходимость составления программы по Закону Божию, когда таковая уже существует? Почему существующая признаётся неудовлетворительной?

2. К какому сроку необходимо представить программу?

3. Нужно ли составить только программу, или же необходимо присоединить к ней объяснительную записку, а, может быть, коснуться и метода преподавания и всей вообще постановки религиозно-воспитательного дела в гимназии?

4. Можно ли получить необходимые справочные пособия, например, существующую программу Закона Божия, некоторые учебники, особенно старших классов, начиная с IV, а также литературу по вопросу о преподавании и постановке Закона Божия в средней школе?[11]

6 февраля 1925 г. протоиерей Сергий переслал доклад по Закону Божию в бюро. «Я бы мог, конечно, представить Вам простой перечень отделов Закона Божия по классам, как это сделано в присланных Вами мне программах, но мне казалось это малоцелесообразным», - уточнял он в сопроводительном письме[12].

Доклад назывался «О задачах и средствах религиозного воспитания и образования в русской средней школе» и состоял из 24 положений. Приведём основные тезисы доклада.

Русская средняя школа, неразрывно связанная с русским обществом и русскою семьёю, должна поддерживать то дело религиозного воспитания и образования, которому полагается начало в христианской семье и которое составляет необходимую основу разумного и светлого общего образования. Сосредоточением религиозной жизни школы должен быть храм (постоянный или временный), и школа должна заботиться о привитии детям привычки и любви к посещению храма. Продолжительность школьного богослужения должна быть приспособлена к возрасту и силам учащихся. В тех средних школах, где имеются интернаты, утренняя и вечерняя молитва должна совершаться сообща, но каждому учащемуся должна быть предоставлена возможность иметь и свою личную, особую молитву, соответственно вынесенной им из семьи привычке и его личной потребности. Для этого школьный храм не должен запираться в течение всего школьного дня.

Закон Божий в средней школе является с одной стороны предметом учебным, а с другой - предметом воспитательным. Как учебный предмет Закон Божий должен дать учащимся знания ясные, отчётливые, сознательные и прочные. К учащимся должны предъявляться не менее серьёзные и строгие учебные требования, как и по другим предметам.

Оценка познаний учащихся в приготовительном классе и двух младших классах не проводится, т.к. в этих классах дети обыкновенно с полною охотою и интересом, не нуждаясь ни в поощрительных, ни в порицательных мерах, изучают Закон Божий. Оценка познаний необходима лишь с III класса по следующим соображениям: при отсутствии оценки знаний по Закону Божию и при существовании таковой по другим предметам Закон Божий отодвигается на второй план, развивается безразличное отношение к знанию и незнанию, возникает неуверенность в своих познаниях, становится трудным следить за успехом занятий учащихся. Экзамены по Закону Божию должны проводится в IV и последнем классах, а в остальных классах по усмотрению педагогического совета.

Как предмет воспитательный Закон Божий должен укреплять в детях религиозное чувство, воспитывать любовь ко Христу-Спасителю, к православной и, в частности, к русской Церкви, и приучать к деятельному исполнению Христовых заповедей. Законоучитель не должен ограничиваться общением только со всею массою учащихся, но должен вникать в личную жизнь и духовные нужды учащихся, и приходить им на помощь в необходимых случаях. Полезно сохранять в школах старый добрый обычай русских кадетских корпусов - существование классного праздника.

Каждый вновь образующийся класс приобретает для себя по своему выбору икону того или иного святого, в честь которого устанавливается классный праздник. В день этого праздника или в ближайший воскресный день учащиеся приносят свою икону в храм, и там пред нею совершается молебен. Класс заботится об украшении своей иконы и зажигает пред нею лампаду, особенно на уроках Закона Божия. Кроме классного праздника должен существовать и общешкольный праздник, который, при существовании храма, должен совпадать с храмовым праздником.

Курс Закона Божия делится на три концентра, каждый из которых заключает в себе законченный круг знаний. Первый концентр охватывает курс приготовительного класса, второй четыре младших класса, третий - старшие классы.

Курс приготовительного класса включает краткое изложение священных событий Ветхого и Нового Завета, научение детей домашней молитве, первоначальные сведения по богослужению и краткое объяснение десяти заповедей и Символа Веры.

В I классе изучается Священная история Ветхого Завета, которая излагается не как политическая история еврейского народа, а как история подготовления человечества к явлению Спасителя мира, как история Царства Божия до Христа. Цель преподавания Закона Божия во II классе - запечатлеть в душах детей Божественный образ Христа-Спасителя, как воплотившегося Сына Божия, как исполнение всех ветхозаветных ожиданий, как свет Разума, как Солнце Правды, как совершеннейшую Любовь и Святость. Ознакомление с Божественным образом Христа-Спасителя должно совершаться, главным образом, по Евангелию.

В III классе объяснение богослужения заменяется пропедевтическим курсом истории христианской Церкви в жизнеописаниях святых. Изучая историю Церкви и особенно жития святых вслед за изучением жизни Христа-Спасителя, дети видят, как было воспринято Евангелие его первыми последователями и как оно осуществлялось ими в жизни. Курс объяснения богослужения распределяется между четырьмя младшими классами и изучается в связи с воскресным, праздничным и постовым богослужением: или во время дополнительных бесед накануне воскресных и праздничных дней, или во время уроков.

В IV классе изучается пространный христианский катехизис. Изучение катехизиса должно начинаться с заповедей десятословия, определяющих внешние поступки человека, и это изучение должно иллюстрироваться яркими, наглядными и увлекательными примерами из жизни святых и из житейского опыта. От заповедей десятословия необходимо перейти к изучению заповедей блаженства и молитвы Господней, определяющих внутреннюю духовную жизнь христианина, и в заключении перейти к изучению Символа Веры.

В V классе изучается общая история христианской Церкви. История Церкви включает повествование о духовном возрождении и новой жизни людей под влиянием Евангелия (святых мучеников и мучениц, подвижников и подвижниц) и знакомит с важнейшими произведениями древнехристианской письменности.

В VI классе изучается история русской Церкви. Особенно важно показать, было ли православие принято русским народом исключительно как внешняя обрядность, или же русские люди воспринимали православную веру и как новую духовную жизнь, как нравственный подвиг. Необходимо обратить внимание на характер русского благочестия, на жития русских подвижников, на русское монашество, русское старчество и странничество, на русскую духовную литературу, с которой следует знакомить учащихся в подлинниках, а не в изложении. Следует обратить внимание на связь русской Церкви с русским государством и выяснить, насколько такая связь и в чём именно была благотворна или неблаготворна для Церкви, для государства и для русского народа.

Православное вероучение и нравоучение преподаётся в VII и VIII классах. Курс изучается по первоисточнику - Священному Писанию Нового Завета, т.к. даже самые лучшие учебники вероучения и нравоучения передают учащимся истины христианской веры и нравственности в изложении составителя, подлинные же слова Спасителя и Апостолов до них не доходят. Многие оканчивают среднюю школу, никогда не прочитав полностью ни бесед Спасителя, ни посланий Апостолов. Чтение Нового Завета даст возможность учащимся ближе познакомится со Словом Божиим, воспринять христианские истины так, как они были высказаны Иисусом Христом и Апостолами, и убедиться, что Церковь исповедует и теперь тоже самое учение, которое было возвещено Спасителем и Его учениками.

Существует опасность, что, изучая христианское учение непосредственно по Новому Завету, учащиеся станут смотреть на Священное Писание, как на обыкновенный учебник, и книга потеряет для них аромат святости и благоговения, или, что они привыкнут толковать Евангельские слова произвольно и неправильно. Но от такой опасности должен уберечь законоучитель. При правильном отношении к делу учащиеся узнают из Евангелия и посланий Апостолов все те истины веры и нравственности, которые излагаются и в учебниках, правда, не в стройном и систематическом виде, но зато так, как они были сказаны Спасителем и записаны Апостолами. Важно не количество прочитанных и изученных мест из Нового Завета, а пробуждение в учащихся интереса и любви к чтению Священного Писания и то, чтобы они могли совершенно ясно и отчётливо представлять себе содержание прочитанного. Курс VII класса посвящается изучению бесед Спасителя по Евангелию, курс VIII класса - изучению посланий Апостолов[13].

Обсуждение доклада Сергия Четверикова состоялось 23-24 февраля и 18 марта 1925 г. на предварительном совещании по составлению программы по Закону Божиему. Помимо протоиерея Сергия в совещании приняли участие епископ Бельский Сергий, протоиерей Сергий Булгаков, законоучитель русской гимназии в Моравской Тржебове протоиерей Яков Ктитарев, председатель Педагогического бюро проф. В.В. Зеньковский, член президиума Педагогического бюро князь П.Д. Долгоруков и бывший преподаватель Виленской духовной семинарии В.К. Недельский[14].

Открывая совещание, Зеньковский назвал обстоятельства, которые заставляют педагогическую общественность выработать новую учебную программу по Закону Божию: принятые в русских эмигрантских школах программы отличаются крайним разнообразием, граничащим с хаотичностью и неразберихой; в некоторых русских школах на преподавание Закона Божия отводится гораздо меньшие число часов, чем предусмотрено в существующих программах; тяжёлые впечатления от революции и беженства почти до неузнаваемости изменили духовный облик учащихся. Сергий Булгаков предложил считать собрание «совещательной экспертизой». Решено, что решающей инстанцией в принятии тех изменений в программу по Закону Божию, которые внесёт съезд, будет высшая церковная власть[15].

Яков Ктитарев и Сергий Булгаков высказались за обязательность общешкольной молитвы. Протоиерей Сергий Булгаков говорил о том значении, какое, даже при казённом и формальном характере общей молитвы, имеет для души ежедневное погружение в благодатную атмосферу молитвы.

Возражения участников совещания вызвало и предложение Сергия Четверикова распределить объяснение богослужения между четырьмя младшими классами, а в III классе начать изучение истории христианской церкви и чтение жития святых. Протоиерей Яков, заявив, что Закон Божий - дисциплина, которая преподаётся в строго определённой последовательности и постепенности, предложил следующий компромисс: оставить в качестве содержательной основы для III класса объяснение богослужения, а жития святых изучать как дополнительный материал. Сергий Булгаков заметил, что предложенное нововведение трудно исполнить уже хотя бы потому, что отсутствуют соответствующие учебные пособия.

В результате согласились, что курс III класса должен начинаться изучением истории апостольской Церкви до мученической кончины апостолов Петра и Павла. Чтение же житий святых распределить по другим двум или трём классам, по усмотрению преподавателя. Знакомство с богослужением должно начинаться с I класса в целях установления более тесной и неразрывной связи между всеми составляющими курса Закона Божия.

После продолжительной дискуссии, совещание признало целесообразным распределить катехизис между IV и V классами.

Предложение Сергия Четверикова изучать вероучение и нравоучение в VII и VIII классах по Евангелию и посланию Апостолов вызвало возражения со стороны Якова Ктитарева. По его словам, обойтись без системы законоучителю невозможно. Выводам из Священного Писания законоучитель непременно должен предпослать систематический курс о нравственном законе, морали, цели жизни, эвдемонизме, свободе воли. Представления отца Сергия слишком идеалистичны, далеки от жизни. В жизни прежде всего ищут и требуют знания, если и склонны преклонятся, то лишь перед научным авторитетом. Законоучитель обязан быть энциклопедистом, человеком, способным говорить во имя разума, а потом уже на основании библейского текста. Тогда только нынешний скептический ум начинает внимательно прислушиваться и постепенно приходить к вере. Предполагаемые докладчиком беседы прекрасны, желательны и полезны, но именно лишь после такой подготовки почвы для них. Яков Ктитарев зачитал принятую в Тржебовской русской гимназии программу вероучения и нравоучения.

Сергий Булгаков поддержал докладчика в стремлении ввести в среднюю школу чтение Священного Писания или хотя бы его избранных мест. По его мнению, не считаться с умственными идеями нельзя, но если бы в школе достигалось хоть какое-либо знакомство со словом Божиим, это было бы гораздо более существенно. Наше незнакомство с Библией - великая беда. Пусть даже Писание не будет достаточно воспринято, но известное впечатление от него останется на всю жизнь. Это благодатное семя, посеянное в душе навсегда. Оно там хранится и сохраняется, а то, что усвоено только ради преходящего интереса, легко может быть забыто, когда отпадёт такой интерес.

Совещание согласилось с тем, что намерение Сергия Четверикова, заменить систематический курс изучением текстов Священного Писания, рассчитан лишь на «добронастроенных» людей, поэтому полезнее соединить чтение Писания с существующей программой курса вероучения и нравоучения.

Окончательное редактирование программы и объяснительной записки к ней поручили В.К. Недельскому. Постановили представить программу в окончательной редакции, так же как и протоколы совещания, на рассмотрение высшей церковной власти[16].

К июлю 1925 г. программная комиссия завершила работу по составлению программ по истории и законоведению (докладчик В.Н. Светозаров), географии и родиноведению (докладчик проф. Н.М. Могилянский), естествоведению (докладчик С.А. Егунова), Закону Божию (докладчик протоиерей Сергий Четвериков), французскому языку (докладчик А.В. Бринкен), латинскому языку (докладчик Ф.К. Фролов), философской пропедевтике (докладчик проф. В.В. Зеньковский), пению (докладчик С.П. Орлов), графической грамоте (по трудам покойного А.Н. Смирнова), чистописанию (докладчик С.М. Рыжков). Проф. И.М. Малинин по просьбе Педагогического бюро стал председателем программной комиссии[17].

На II съезде деятелей средней и низшей русской школы заграницей (5-12 июля 1925 г., Прага) присутствовали представители 40 организаций от 11 стран (Болгарии, Германии, Королевства сербов, хорватов и словенцев, Латвии, Литвы, Польши, Румынии, Финляндии, Франции, Чехословакии и Эстонии).

Председателем президиума съезда выбран проф. И.М. Малинин, товарищами председателя - В.Н. Светозаров, проф. Д.М. Сокольцов и В.В. Руднев, секретарём - А.Л. Бем. В состав президиума вошли К.А. Александров, А.В. Жекулина, К.И. Иванов, А.А. Ких, Е.П. Ковалевский, проф. И.И. Лаппо, А.И. Тыминский[18].

В работе комиссии по Закону Божиему, заседавшей 6, 7 и 9 июля, приняли участие епископ Бельский Сергий, протоиерей Пётр Беловидов (председатель комиссии), протоиерей Сергий Четвериков, В.К. Недельский (секретарь комиссии), графиня В.Н. Бобринская, М.А. Горчуков, князь П.Д. Долгоруков, проф. В.В. Зеньковский, проф. И.И. Лаппо, Н.Ф. Новожилов, А.П. Петров, В.Н. Светозаров и проф. Е.В. Спекторский[19].

7 июля на заседании комиссии протоиерей Пётр Беловидов напомнил о том, что до революции число недельных уроков по Закону Божию во всех классах гимназий, реальных училищ и других средних учебных заведениях оставалось одинаковым - по два в каждом классе. В эмиграции же при решении вопросов о количестве уроков сыграли большую роль разные случайные обстоятельства.

В.В. Зеньковский обратил внимание на то, что там, где школа вполне свободна в своей внутренней жизни, число уроков по Закону Божию может остаться прежним. Но там, где школьная жизнь связана требованиями местной власти, школьные деятели ищут возможности сократить число уроков по тем предметам, которые особо не влияют на отношения с национальными правительствами. Поэтому уступка по Закону Божию будет использована сейчас же. Зеньковский для того, чтобы сохранить Закон Божий как полноценный учебный предмет в школе, предложил принять следующие тезисы: необходимо сохранение прежнего количества уроков; где же перегруженность учащихся учебными предметами слишком высока, там сокращение допустимо с 16 до 14 недельных часов по классам, но если только такое сокращение коснётся и других предметов. В результате обсуждения комиссия приняла решение предоставить для Закона Божия 2 часа в неделю во всех классах школы (всего 16 часов в неделю); причём один из часов в VII и VIII классах отводился для бесед законоучителя с учащимися.

Балльную систему и экзамены по Закону Божию решено сохранить (или отменить) на равных условиях с остальными школьными предметами.

Проф. Зеньковский обстоятельно представил своё видение распределения учебного материала по классам. Зеньковский признал, что в I классе в своём своеобразном мессианско-подготовительном тоне Священная история не понимается учащимися, т.к. духовно-мессианский смысл заслоняется слишком подробной внешней историей еврейского народа. Достаточно было бы изложить отдельные священно-исторические эпизоды, уделив больше времени великим пророкам. Во II классе Новый Завет необходимо изучать непосредственно по Евангелию так, как дети учат и знают его у протоиерея Петра Беловидова. Чтобы избежать нежелательной сухости материала, Зеньковский предложил перенести изучение богослужения из III класса в VIII, включив изучение некоторых элементов богослужения в курсы I и II классов. В третьем же классе хорошо бы ввести освещение праздников в таком духе, как они были раскрыты в прекрасных историко-литургических очерках проф. М.Н. Скабаллановича[20]. В IV классе естественнее изучать вместо катехизиса историю Церкви. В V классе могла бы освещаться внутренняя жизнь Церкви - аскетизм и монашество (вплоть до Афона), о которых обычно ничего не говорится. Зеньковский советовал поменять местами курсы вероучения и нравоучения: в VI классе изучать этику - нравоучение, в VII классе изучать догматику - вероучение.

9 июля комиссия определила содержание курса Закона Божия по классам. Приготовительный класс - первоначальное наставление: научение молитв, краткая Священная история Ветхого и Нового Завета, краткие сведения о богослужении и объяснение Символа Веры и десяти заповедей (краткий катехизис).

I класс - краткий курс Священной истории Ветхого Завета в мессианском освещении; ознакомление с храмом Божиим и священными предметами при богослужении. II класс - земная жизнь Господа нашего Иисуса Христа (по Евангелию); объяснение важнейших моментов литургии; изучение тропарей двунадесятых праздников; беседы об особенностях богослужения страстной седмицы.

III класс - история распространения христианства при апостолах (по книге Деяний Святых Апостолов); знакомство с избранными житиями святых. Во втором полугодии - ознакомление со всенощным бдением и краткое систематическое повторение всего курса объяснения богослужения. Протоиерей Сергий Четвериков на вопрос председателя комиссии о необходимости включения в курс школы изучения житий святых пояснил, что жития святых - та же история Церкви. Воспитательная ценность такого изучения и благотворное влияние на душу учащегося очевидно. Зеньковский усилил аргументацию протоиерея Сергия, заявив, что жития святых - история в образах, история апостольства в Церкви. С точки зрения основания и распространения Церкви житийные повествования наиболее примыкают к Евангелию, как красноречивый пример осуществления евангельских заветов.

Проф. Зеньковский активно возражал против прохождения в IV классе катехизиса как самого скучного предмета для учеников в определённом возрасте. По его мнению, затруднительна для учащихся и вопросно-ответная форма изложения, тем более, что обычно требуется безусловная точность ответа. Однако комиссия всё-таки решила радикально не ломать устоявшийся порядок преподавания Закона Божия, допустив возможность лишь некоторого сокращения текстов, определённых для заучивания.

V класс - общая история Церкви с присоединением краткого обзора состояния Церкви на Западе после разделения; история славянских Церквей. VI класс - история русской Церкви.

Комиссии предстояло решить дилемму - оставить в VII и VIII классах курс вероучения и нравоучения или же вместо них рекомендовать чтение Нового Завета. Зеньковский упомянул учебник протоиерея Якова Ктитарева, где упомянуты вопросы, на которые не всегда можно найти ответы непосредственно в Священном Писании. Непонятно и то, куда отнести апологетику. Но изучение Священного Писания, по словам Зеньковского, настолько ценно само по себе, что он отдал бы предпочтение всё-таки изучению Нового Завета.

В.К. Недельский изложил мнение протоиерея Якова Ктитарева, участника подготовительного к съезду совещания, которое склонило совещание отдать предпочтение в курсах VII и VIII классов вероучению и нравоучению.

Протоиерей Пётр Беловидов, поддержав необходимость изучения в школе Священного Писания, заметил, что бояться, будто слово Божие слабее слова человеческого - нельзя. Сам отец Пётр уже пять лет практиковал чтение Нового Завета. О тех занятиях учащиеся говорили, что это - «настоящий Закон Божий».

Комиссия была готова остановиться и на компромиссной резолюции: предметом изучения в VII и VIII классах должно быть Священное Писание, но при невозможности надлежащей постановки, комиссия не возражает против прохождения обычных курсов вероучения и нравоучения. Но в итоге договорились, что в VII классе изучаются беседы Спасителя по Евангелию для ознакомления учащихся с основными истинами христианского вероучения и нравоучения, а в VIII классе изучаются избранные места из посланий Апостолов с той же целью, что и в VII классе.

11 июля общее собрание съезда утвердило резолюции, подготовленные комиссией по Закону Божию. Но преподавание катехизиса было перенесено на один из старших классов[21].

Протоиерей Сергий Четвериков в ноябре 1927 г. в предисловии к сборнику документов и материалов «К вопросу о религиозном воспитании и образовании заграничной русской молодёжи» всего лишь выразил надежду на то, что законоучители и руководители школ найдут в публикуемых протоколах программной комиссии по Закону Божию II педагогического съезда «не бесполезный материал для своей собственной деятельности»[22]. Разработанные комиссией программы носили рекомендательный характер, что было вполне объяснимо в непростых условиях существования беженской школы.

Когда протоиерей Пётр Беловидов представил принятые II педагогическим съездом постановления по Закону Божию председателю Архиерейского синода Русской православной церкви заграницей митрополиту Антонию (Храповицкому), митрополит Антоний высказал опасения, что прекрасные постановления комиссии почти не осуществимы, поскольку для их выполнения требуются талантливые законоучители-идеалисты, а «у нас нет даже соответствующих важности преподавания учебников»[23].

Конечно, развивал мысль митрополита Антония протоиерей Пётр Беловидов в письме от 18 августа 1925 г. Педагогическому бюро, создать или даже подыскать талантливых законоучителей-идеалистов никто не может, но найти добросовестных и способных работников возможно. Но законоучители немного сделают, если в руках учеников не окажутся хорошие учебники. Одно устное обучение без книги, по авторитетному мнению первоучителей славянских святых Кирилла и Мефодия, - писание на песке. Между тем заграницей переизданы учебники по Закону Божию, которые ещё до революции были признаны устаревшими. Такие учебники содержали немало неточностей.

Пётр Беловидов просил бюро содействовать изданию детского журнала религиозно-нравственного содержания и решить вопрос с изданием учебников по Закону Божию для всех классов средней школы. В частности был необходим учебник для VII и VIII классов, созданный применительно к новым программам (чтение Священного Писания для ознакомления учащихся по первоисточнику с основными истинами христианского вероучения и нравоучения)[24].

5 декабря 1925 г. Педагогическое бюро по просьбе Петра Беловидова приняло решение разослать в русские издательства циркулярное письмо. Выражалось пожелание считаться с мнением русских педагогов при издании или переиздании учебников по Закону Божию[25].

В 1927 г. в Таллинне издан учебник по Закону Божию для шестиклассных начальных училищ, составленный протоиереем Иоанном Богоявленским. В предисловии сообщалось, что священно-исторические повествования излагаются без сухости и сжатости с максимальным приближением к библейскому тексту для воздействия на ребёнка в воспитательном направлении.

Давались и методические указания. Например, при научении молитве преподавателю рекомендовалось заботиться не только о том, чтобы дети затвердили слова молитвы, но и о том, чтобы вызвать в сердце детей те молитвенные чувства, для которых слова молитвы служат выражением. Важно, чтобы объяснение молитв происходило в форме беседы с детьми о душевных их нуждах, которые находят в молитве естественное выражение[26].

В печати появились в целом положительные рецензии на учебник Иоанна Богоявленского. «Материал учебника изложен живым языком, - констатировал один из рецензентов - И. Никаноров, - всё лишнее, загромождающее только память, устранено, основная идея - искупление - проведена с надлежащей ясностью, дающей общую связь всему». Впрочем Никанорову не понравилось, что книга напечатана по новой орфографии. «Увы, книжка обезображена новым правописанием, - возмущался он. - Она развратит детский глаз и ухо. И при всех несомненных её достоинствах подавляющее большинство родителей не могут и не должны давать её в руки своим детям. Развращающих и денационализирующих влияний и без того достаточно»[27].

Протоиерей Сергий Четвериков привлекательною особенностью учебника считал литературность, ясность, простоту, доступность изложения, что, по его словам, не всегда встречалось в учебниках по Закону Божию. Но высказался и о недостатках книги. Связь тех или иных молитв с теми или иными священно-историческими рассказами указана не всегда удачно. Например, почему, спрашивал протоиерей Сергий, молитва «Пресвятая Троица, помилуй нас» должна изучаться в связи с историей грехопадения Давида и его раскаяния? Не с большим ли основанием её можно было бы изучать в связи с грехопадением прародителей. Или почему молитвы «Господи помилуй» и «Святый Боже» нужно изучать вместе с Синайским законодательством?[28]

Представитель Педагогического бюро в Эстонии М.И. Соболев сообщал в бюро, что учебник Иоанна Богоявленского получил одобрение архипастырей Православной церкви - митрополита Александра и архиепископа Евсевия. Соболев просил распространить информацию об учебнике через представителей бюро на местах и руководителей учебных заведений, а также опубликовать отзыв в журнале «Русская школа за рубежом» и в Бюллетене бюро[29].

В Харбине изданы учебники по Закону Божию, составленные протоиереем Н. Вознесенским для русских гимназий и реальных училищ: «Краткие сведения из истории христианской церкви» (для начальной школы), «Православно-христианское богослужение» (для III класса), «Катехизис» (для IV класса), «История христианской церкви» (для III или IV класса), «История русской церкви» (для V класса), «Христианская жизнь» (для VI класса), «Христианское мировоззрение» (для VII класса)[30].

На практике приходилось отстаивать не только число учебных часов по Закону Божию, но даже обязательность предмета в учебном плане. Пражская гимназия, учреждённая Земгором, воспринималась эмигрантами правых взглядов, как «эсеровская» (по данным на 1924 г. из 63 членов Пражского Земгора 29 - социалисты-революционеры)[31] и даже как «большевистская» (введена новая орфография). В конце 1923 г. родительское собрание тайным голосованием поддержало подготовленную родительским комитетом резолюцию, направленную против образовательной политики руководства гимназии. Требования комитета сводились к следующему: преподавание Закона Божия должно быть обязательным во всех классах; число недельных часов по Закону Божию необходимо увеличить до трёх; законоучитель обязан оставаться в гимназии в течение всего учебного дня; гимназия должна быть подчинена особому Попечительному совету, в состав которого наряду с родителями, представителями Земгора и членами Педагогического совета избирались и «некоторые из выдающихся русских учёных», проживающих в Праге[32]. Примечательно, что первый за годы существования гимназии общешкольный молебен перед началом учебного года был отслужен по инициативе родителей 4 сентября 1933 г.[33]

Приспособить преподавание Закона Божия к новым жизненным реалиям и условиям беженского существования пытались русские эмигранты в Болгарии и Королевстве сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. - Югославия). Педагогическое совещание в Софии проходило незадолго до пленума Педагогического бюро (1-2 июля 1926 г., Прага). Пленум посвящён преподаванию национальных предметов в эмигрантской школе. Для организаторов пленума было важным выяснить настроения педагогов в странах пребывания русских беженцев. 6 февраля 1926 г. бюро постановило ассигновать 500 чешских крон для проведения педагогического совещания в Болгарии[34]. От Педагогического бюро делегирован В.С. Грабовый[35].

Совещание открылось 5 мая. 7 мая заслушан доклад законоучителя Софийской гимназии протопресвитера Георгия Шавельского «К постановке преподавания Закона Божия в русских среднеучебных заведениях». Напомнив, что сущность Закона Божия - не рассудочные истины, а истины веры, докладчик обратил внимание как на образовательные, так и на воспитательные задачи данного учебного курса. Закон Божий должен давать знания и одновременно воспитывать. Религиозное образование, не воодушевляющее ученика, - бессмысленно. Протопресвитер констатировал, что преподавание Закона Божия не достигало и не достигает требуемых образовательных и воспитательных задач. «Вспомните, - обращался отец Георгий к участникам совещания, - религиозно-нравственное состояние нашего образованного общества пред нашей катастрофой. Это общество, составленное из лиц, проучивших не только курсы Закона Божия в средних, но и богословия в высших учебных заведениях, в общем блистало религиозным невежеством, путалось в самых примитивных вопросах религиозного знания. Я мог бы доказать это множеством примеров. Думаю, что это всем известно. Не лучше достигалась и цель религиозного воспитания в средней школе. И повременная печать, и законоучительские съезды, и разные отчёты то и дело отмечали, в связи с вопросом о несовершенстве преподавания Закона Божия, поразительные по своей безнравственности в ученической жизни факты: часто повторявшиеся среди учащихся самоубийства, случаи участия учеников в тягчайших преступлениях, увлечение молодёжи отрицательною и безнравственною литературою»[36].

В связи с тем, что катехизис во многом непосилен для учащихся IV и V классов, а вероучение и нравоучение в VII и VIII классах почти буквально повторяли катехизические истины, докладчик предложил исключить из учебной программы катехизис как отдельный курс. Богослужение тоже рекомендовалось не преподавать обособленно. Сведения из упраздняемых отделов протопресвитер предложил увязать с другими отделами Закона Божия: например, учение о Боге как Творце и Промыслителе развить при рассказе о творении мира, учение о Боге-Спасителе включить в курс Священной истории Нового Завета[37].

Протоиерей Дмитрий Трухманов после выступления Георгия Шавельского заметил, что основой преподавания Закона Божия в школе должно быть изучение Евангелия: в II классе - в курсе истории Нового Завета, в III классе - при прохождении богослужения, в IV и V классах - при изучении катехизиса и истории Церкви. Курс VII класса он предложил отвести для объяснения Евангелия. Курс же нравоучения, изучаемый в VIII классе, - вывод из того же Евангелия. Протоирей Дмитрий настаивал на изучении в IV и V классах катехизиса, в котором, по его словам, вполне доступно раскрываются вероучительные и нравоучительные истины. Батюшка назвал катехизис митрополита Филарета - наиболее совершенным учебным пособием.

Докладчик, возражая Дмитрию Трухманову, пояснил, что он не призывает уничтожить прохождение катехизиса, а только предлагает рассматривать вероучительные истины при изучении Священной истории. Учебник же митрополита Филарета ещё на съезде законоучителей в России признан трудно усваиваемым учащимися[38].

Педагогическое совещание воздержалось от коренных изменений программ и учебников по Закону Божиему. Принято решение усилить на уроках чтение Евангелия и создать комиссию законоучителей для сокращения курсов Священной истории Ветхого Завета, катехизиса и богослужения[39].

На съезде-совещании представителей русских учебных заведений при Учебном совете Державной комиссии (29 апреля - 3 мая 1924 г., Белград) присутствовало 111 делегатов. Помимо руководителей и педагогов русских школ в Сербии в съезде приняли участие представители Педагогического бюро в Праге, Объединения русских учительских организаций заграницей (ОРУОЗ), Общества русских учёных в Королевстве СХС, Русской академической группы в Королевстве СХС, Общества преподавателей русских учебных заведений в Королевстве СХС, Общества деятелей русской демократической школы на Балканах[40].

30 апреля заслушан доклад проф. С.М. Кульбакина о типе средней школы и учебном плане. Особо докладчик остановился на вопросе преподавания Закона Божия. В кадетских корпусах Закон Божий изучается 14 часов, в девичьих институтах (с учётом приготовительного класса) - 16 часов. Комиссия установила для преподавания c I по VIII классы 11 часов (как в сербских гимназиях). В приготовительном классе по Закону Божию назначено 4 часа.

Проект комиссии вызвал возражения со стороны Архиерейского синода Русской православной церкви заграницей, Русского православного пастырского братства в память Иоанна Кронштадтского и одного Педагогического совета. Комиссия, нисколько не оспаривая значимость религиозного воспитания, сомневалась лишь в том, что увеличением числа часов можно усилить религиозно-нравственное воспитание, результативность которого зависит во многом от всего строя жизни школы, от настроения большинства воспитателей, их примера религиозной жизни, от личного примера и духовного облика законоучителя. Поскольку большинство эмигрантских школ - интернаты, у законоучителя есть возможность подойти к учащимся и оказать влияние на их душу. Богослужение, живое и проникновенное слово проповеди, исповедь, беседа, вызванная каким-нибудь важным событием в жизни школы и даже отдельных учащихся, могут воздействовать больше, чем уроки.

Наиболее умеренные требования выдвигались Архиерейским синодом, который предлагал отвести на преподавание Закона Божия 16 часов (учитывая приготовительный класс). Более того, синод одобрил установленные на историю Церкви (в том числе и русской) 3 часа и чтение Нового Завета, по существу расходясь с комиссией в вопросе преподавания катехизиса.

Комиссия не могла согласиться с предложением Братства в память Иоанна Кронштадтского и определить 20 учебных часов на преподавание Закона Божия. По мнению участников комиссии, можно научить большему при минимуме учебных часов, применяя правильную методику.

Поскольку краткая история Ветхого Завета проходится в приготовительном классе, в I первом классе курс истории Ветхого Завета сокращён на один час. Считая, что преподавание катехизиса в младших классах не даёт никаких результатов, вместо катехизиса в IV классе изучается история Церкви. Отсутствие катехизиса восполняется изучением курсов вероучения и нравоучения в VII и VIII классах. Элементарное объяснение молитвы Господней, Символа Веры, десяти заповедей и заповедей блаженства даётся в младших классах. Вместо двух часов на историю русской Церкви отведён один час в V классе. В VI классе читается Новый Завет[41].

Доклад проф. И.М. Малинина «Общие соображения по вопросу о возможности и формах воспитывающего влияния школы на учащихся» заслушан 1 мая. Малинин, понимая всю сложность положения, в очередной раз объяснял решение комиссии сократить часы на преподавание Закона Божия. По его словам, проще всего увеличить число уроков по Закону Божию или заменить недостающий религиозный порыв обязательным посещением церкви. Но печальный опыт прошлого показал, что количественное и внешнее не создают живости и проникновенности духовной жизни. Многое зависит от личности законоучителя. Комиссия включила в программу чтение Евангелия под руководством законоучителя. Нет другого материала, могущего столь же непосредственно влиять на религиозное чувство как Евангелие. Недостатки постановки религиозного воспитания в школе компенсируются всеобщим и несомненным подъёмом религиозного чувства в эмиграции и в России. Духовная атмосфера, окружающая школу, должна неизбежно насытить и школьную жизнь[42].

Проф. Н.М. Малахов доложил «Доклад предметной комиссии законоучителей Крымского кадетского корпуса по Закону Божию». Закон Божий предлагалось уровнять с другими учебными дисциплинами, избавив от того фальшивого почёта, которым он наделён в школе. Необходимо увеличить число часов на преподавание Закона Божия, повысить требования по предмету, ставить отметки с такой же строгостью, как и по другим дисциплинам. В религиозном воспитании важно использование таких воспитательных средств как благоговейная обстановка богослужения, обязательное посещение храма, прислуживание в церкви, беседы на религиозно-нравственные темы, собеседования законоучителя с детьми.

Адамович, возражая Малинину, уточнил, что в кадетских корпусах и других учебных заведениях ведётся воспитательная работа. В Русском кадетском корпусе при поступлении все учащиеся получают Евангелие. На уроках Закона Божия кадеты читают избранные места Священного Писания.

Законоучитель Харьковского девичьего института протоиерей Григорий Прозоров выразил удивление, почему разгрузка программ начинается с Закона Божия. Священник не мог понять, как примирить предполагаемое сокращение часов на преподавание Закона Божия с рекомендуемым проф. Малининым систематическим чтением Священного Писания. По его мнению, надо дать больше уроков для преподавания Закона Божия в V, VI и VII классах и оставить всё в прежнем виде, или, по крайней мере, так, как указывает Архиерейский синод. Уроки Закона Божия должны быть как бы богослужением. Молитву надо преподавать как тайну. Законоучитель должен привить душе учащегося богобоязненность, религиозное благоговение и радостное смирение. Другие методы преподавания ведут к рационализму. Протоиерей Григорий не согласился с утверждением преподавателя гимназии в Поновиче В.Н. Кулакова о параличе Церкви в России за последнее время. Паралича Церкви не было и нет. Церковь дала много мучеников. Церковь ожила.

По мнению проф. Малинина в вопросе воспитания необходимо опираться на более простое национальное чувство, а не только на религиозное сознание. Закон Божий следует рассматривать как учебный предмет. Каждый учебный предмет затрагивает определённую сторону человека. Не всякий человек одинаково чувствует Бога. Закон Божий, затрагивая чувство веры, должен вызывать ощущение близости Бога.

Проф. Кульбакин заметил, что в школе нет религиозного порыва. Уроки Закона Божия представляют собою богословские фельетоны. «Мы умоляем Вас создать религиозное настроение, - обращался к законоучителям проф. А.Д. Билимович, - кричите с крестом в руках, вдохновляйте детей, но не заставляйте их заучивать то, чего они не понимают»[43].

Председатель предметной комиссии по Закону Божию преосвященный Гавриил доложил мнение Архиерейского синода о недопустимости сокращения курса Священной истории Ветхого Завета, о необходимости преподавания катехизиса в IV и V классах (2 часа в IV классе, 1 час в V классе), о чтении Священного Писания не в VI классе, а в VII и VIII классах, и о предоставлении для преподавания Закона Божия 16 часов в неделю[44].

По докладу предметной комиссии съезд постановил:

1. На преподавание Закона Божия предоставить в приготовительном классе 2 часа в неделю, в I классе - 2 часа, во II классе - 2 часа, в III классе - 2 часа, в IV классе - 2 часа, в V классе - 2 часа, в VI классе - 2 часа, в VII классе - 1 час и в VIII классе - 1 час., всего 16 часов, а без приготовительного класса 14 часов. (Съезд согласился с распределением часов, предложенным Архиерейским синодом).

2. Преподавание катехизиса перенести в два последних класса.

3. Включить в учебный план чтение Священного Писания Нового Завета, поручив Учебному совету распределение учебных часов.

4. Объяснительную записку 1915 г. о преподавании Закона Божия в кадетских корпусах принять за руководство при изучении Закона Божия в русских беженских школах.

5. Просить Учебный совет координировать с высшей церковной властью контроль над преподаванием Закона Божия и утверждение законоучителей[45].

11-12 мая 1924 г. Учебный совет Державной комиссии рассмотрел проект учебного плана для русских учебных заведений, составленный комиссией по подготовке съезда-совещания, и «суждения по сему поводу съезда-совещания». Проф. С.М. Кульбакин сообщил, что по решению съезда на преподавание Закона Божия в приготовительном классе назначено 2 часа, а не 4 часа, как планировала комиссия, и что теперь такое распределение часов поддерживается и комиссией. Учебный совет постановил предоставить 2 часа на преподавание Закона Божия в приготовительном классе.

Между комиссией Учебного совета и съездом возникли расхождения относительно числа недельных часов по Закону Божию в I, V и VI классах. Учебный совет постановил определить на преподавание Закона Божия с I по VIII классы 13 часов: по 2 часа с I по IV классы, 1 час в V классе, 2 часа в VI классе и по 1 часу в VII и VIII классах. В IV классе решено ввести изучение общей истории Церкви, в V классе - историю русской Церкви, в VI - догматическое богословие (катехизис), в VII - нравственное богословие (катехизис), в VIII - чтение Священного Писания Нового Завета[46].

Согласно учебному плану, утверждённому Учебным советом в заседаниях 11-12 и 16 мая, для Закона Божия в школах отводилось 15 часов (с приготовительным классом) [47].

В октябре 1924 г. министр народного просвещения утвердил программу I класса для всех русских школ[48]. 24 декабря Учебный совет рассмотрел отношение от 7 сентября временно исполняющего обязанности председателя Архиерейского синода Русской православной церкви заграницей архиепископа Феофана Быстрова с суждениями о принятой Учебным советом программе по Закону Божию и отношение от 18 ноября председателя Архиерейского собора Русской православной церкви заграницей митрополита Антония Храповицкого. Митрополит Антоний просил оставить прежнее число уроков на преподавание Закона Божия (по 2 часа с I по VI классы и по 1 часу в VII и VIII классах), предоставить распределение учебного материала Архиерейскому синоду и сохранить в 1924/25 учебном году преподавание Закона Божия по старому учебному плану.

Учебный совет постановил сообщить митрополиту Антонию, что в 1924/25 учебном году согласно распоряжению Министерства народного просвещения новый учебный план введён для I класса всех русских школ. Вместе с тем ни число учебных часов, ни программа по Закону Божию в I классе не изменены. Только в IV классе женских учебных заведений катехизис заменён историей Церкви; изучение катехизиса перенесено на VI и VII классы. Такое решение принято комиссией по Закону Божию съезда-совещания преподавателей русских учебных заведений и было основано на введённой в 1915 г. с согласия Святейшего синода программе по Закону Божию для кадетских корпусов. Вопрос о дальнейшем порядке введения нового учебного плана в действие будет рассмотрен особой комиссией при Министерстве народного просвещения. Проекты комиссии до представления их министру на утверждение будут переданы на заключение Учебному совету. Программы же по Закону Божию будут своевременно переданы Архиерейскому синоду. Митрополиту Антонию сообщалось, что Учебный совет всегда рекомендовал вести преподавание Закона Божия только по учебникам, одобренным высшей церковной властью.

Исполняя поручение съезда-совещания о возможном участии Высшего церковного управления в назначении законоучителей в русские учебные заведения, Учебный совет постановил согласно действующим в Королевстве СХС законам, а также узаконениям бывшей Российской империи, представлять законоучителей на утверждение Министерства народного просвещения по благословению управляющего русскими православными общинами в Сербии[49].

24 мая 1925 г. преосвященный Тихон Берлинский в воскресной проповеди на тему христианского воспитания детей в семье сказал: «Вот Вам возлюбленные пример. В Сербии существует при русских общественных организациях как бы русское Министерство народного просвещения, которое постановило упразднить преподавание Закона Божия в русских школах. В России большевики преследуют преподавание Закона Божия, арестовывают и родителей, и учителей. И всё же родители и воспитатели под страхом ареста, а иной раз и жизни, обучают своих детей Закону Божию. А вот в Сербии русские люди, не рискующие ничем, сами по своей воле изгоняют из школы преподавание Закона Божия. Правда, что до IV или V класса они ещё кое-как преподают его, видимо, полагая, что малые дети не поймут, а вот из старших классов Закон Божий совершенно изгнан и дети, православные дети, лишены его. И эти люди берут на себя смелость руководить воспитанием молодого поколения»[50].

5 июня 1925 г. Учебный совет постановил поместить в берлинских газетах опровержение той части проповеди преосвященного Тихона, где говорилось о постановке преподавания Закона Божия в старших классах русских учебных заведений. Тогда же принято решение путём личных переговоров представителей Учебного совета с митрополитом Антонием выяснить расхождения по вопросу преподавания Закона Божия в школе[51].

9 ноября заместитель председателя Учебного совета проф. А.П. Доброклонский докладывал о посещении им митрополита Антония. В результате переговоров достигнуто следующее соглашение:

1. Кандидаты на должность законоучителей могут быть выставляемы Учебным советом, соответствующими учебными заведениями или Духовной властью.

2. Кандидаты, определённые Учебным советом или соответствующим учебным заведением, могут быть представлены к утверждению Министерством народного просвещения в должности законоучителя лишь с согласия Духовной власти.

3. Учебный совет, обсудив квалификацию кандидата, представляет кандидатуру на утверждение Министерства.

4. Освобождение законоучителей от занимаемой должности может происходить только при условии подачи ими письменного мотивированного прошения или заявления о том в Учебный совет или соответствующее учебное заведение.

5. Духовная власть осуществляет надзор за преподаванием Закона Божия в русских учебных заведениях и сообщает свои заключения в Учебный совет[52].

27 ноября 1925 г. Учебный совет, заслушав предложения Министерства народного просвещения от 13 ноября, утвердил программы для русских учебных заведений в Королевстве СХС и правила перехода на новый учебный план и программы[53].

25 октября 1926 г. Учебным советом одобрена инструкция для священника-законоучителя в русской школе. Законоучитель в школе исполнял функции преподавателя, воспитателя и священнослужителя. Как преподаватель и воспитатель законоучитель выполнял те же обязанности и наделялся такими же правами. Во внеурочное время, особенно в воскресные дни и в дни великих церковных праздников, законоучителю рекомендовалось вести с учащимися беседы религиозно-нравственного содержания, в чём прежде всего нуждались учащиеся VIII класса, где не изучался Закон Божий. Законоучитель был и духовником для учащихся, исповедуя их в дни, установленные по соглашению с руководством школы. Как священнослужитель законоучитель исполнял должность настоятеля домового храма школы. Как преподаватель законоучитель подчинялся школьному начальству, как священнослужитель - епархиальной власти, которая контролировала его преподавательскую деятельность с точки зрения соответствия православной вере и морали[54].

В 1927 г. число недельных часов по Закону Божию в русских средних учебных заведениях увеличено с 11 до 12[55]. 30 января 1928 г. Учебный совет дополнил список праздничных дней, в которые не проводились учебные занятия в эмигрантских школах, 27 сентября - праздником Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня[56].

26 мая 1930 г. Учебный совет откликнулся на просьбу приходского совета Русской православной церкви оказать содействие в праздновании дня святого князя Владимира 28 июля. Учебный совет рекомендовал педагогическим советам русских средних учебных заведений перед отпуском учащихся на каникулы прочитать лекции как о самом историческом периоде от Крещения Руси до монголо-татарского нашествия, так и об отражении данной эпохи в русской литературе («Слово о полку Игореве», былины Алексея Толстого), искусстве (киевские храмы), музыке («Руслан и Людмила», «Князь Игорь», «Рогнеда»)[57].

Несмотря на то, что законоучителя в учебные заведения назначались с согласия управляющего русскими православными общинами в Югославии митрополита Антония, решение по той или иной кандидатуре принималось в Учебном совете и утверждалось в Министерстве народного просвещения. 26 января 1931 г. Учебный совет отклонил просьбу митрополита Антония о временном допущении священника Владислава Неклюдова к исполнению обязанностей законоучителя Белградского детского дома. Закон о народных школах от 5 декабря 1929 г. запрещал освобождать преподавателей основных школ от должности в течение учебного года. К тому же, по мнению участников совета, преподавание протоиерея Петра Беловидова приносило детям Белградского детского дома «чрезвычайную пользу»[58]. 30 марта 1931 г. Учебный совет в порядке исключения, т.к. согласно положению оплата труда законоучителя русской основной школы производилась за счёт местной русской церковной общины, учитывая заслуги законоучителя Белградского детского дома, назначил протоиерею Петру Беловидову с 1 марта того же года вознаграждение в размере 550 динар в месяц[59].

Воспользовавшись предполагаемой с 1931/32 учебного года отменой преподавания законоведения в старших классах, Архиерейский синод Русской православной церкви заграницей обратился в Державную комиссию, Министерство народного просвещения и Синод Сербской православной церкви с просьбой предоставить часы упраздняемого законоведения на преподавание Закона Божия[60]. 18 мая 1931 г. Учебный совет постановил ходатайствовать перед Министерством народного просвещения о введении в VIII класс русских средних школ одного недельного часа Закона Божия за счёт упраздняемого урока по государственному и общественному устройству. Знакомить же учащихся с основами законоведения предлагалось на уроках истории по учебнику проф. Е.В. Спекторского[61].

С 1932/33 учебного года в русских учебных заведениях введено следующее распределение уроков по Закону Божию: с I по VI классы - 2 недельных часа, в VII и VIII классах - 1 недельный час. Причём час в VI классе прибавлен за счёт часа русского языка, но с переносом этого часа в V класс. В V классе добавлен час за счёт истории. Закон Божий изучался по программе сербских школ с добавлением в курсы II и V классов сюжетов из истории Русской православной церкви и Сербской православной церкви.

Новый учебный план и программа по Закону Божию с 1932/33 учебного года вводились в I, V, VI, VII и VIII классах и с 1933/34 учебного года - в II, III и IV классах. В IV классе изучался катехизис[62]. Согласно постановлению Учебного совета от 12 декабря 1932 г. в школы Державной комиссии разослан циркуляр Министерства народного просвещения от 1 ноября 1932 г. о вероисповедных правилах для учащихся. В частности ученикам русских школ православного вероисповедания предписывалось читать соборно молитвы перед началом первого урока и по окончании занятий, посещать церковные службы и причащаться[63].

С 1939/40 учебного года учащиеся русских средних учебных заведений занимались по единому учебному плану и программам, разработанным в соответствии с учебным планом и программами сербских государственных школ. 28 декабря 1938 г. опубликована новая программа по Закону Божию. В I классе изучался Ветхий Завет, во II классе - Новый Завет, в III классе - катехизис, в IV классе - богослужение, в V классе - история Церкви, в VI классе - история сербской Церкви, в VII классе - основное богословие, в VIII классе - моральное богословие. Во всех классах Закон Божий проходился по программе сербских гимназий с дополнением в курсы II и V классов сюжетов из истории Русской православной церкви и Сербской православной церкви[64].

Несмотря на то, что различное правовое и материальное положение русских беженских учебных заведений не способствовало выработке единого стандарта образования и согласованных критериев учебно-воспитательной работы, накоплен значительный опыт проведения духовно-нравственного воспитания в школе, который в определённой степени может найти применение и в современной образовательной практике.

Шевченко Валерий Анатольевич, кандидат исторических наук



[1] Русская школа за рубежом. 1923. № 2-3. С. 14-17.

[2] Бюллетень Педагогического бюро по делам средней и низшей русской школы заграницей. 1923. № 1. С. 23-24 (далее: Бюллетень Педагогического бюро...).

[3] ГА РФ. Ф. Р-5785. Оп. 2. Д. 4. Л. 178-179.

[4] Бюллетень Педагогического бюро... 1923. № 1. С. 24.

[5] Русская школа за рубежом. 1923. № 2-3. С. 7-8; Бюллетень Педагогического бюро... 1923. № 1. С. 16.

[6] ГА РФ. Ф. Р-5785. Оп. 2. Д. 4. Л. 300-301.

[7] Бюллетень Педагогического бюро... 1924. № 4. С. 3.

[8] ГА РФ. Ф. Р-5785. Оп. 1. Д. 1. Л. 32-32 об.

[9] Пленарное собрание Педагогического бюро по делам средней и низшей русской школы заграницей. Прага. 14-16 июля 1924 г. Прага, 1924. С. 6-7.

[10] ГА РФ. Ф. Р-5785. Оп. 1. Д. 30. Л. 219.

[11] Там же. Д. 12. Л. 227-228.

[12] Там же. Л. 147.

[13] К вопросу о религиозном воспитании и образовании заграничной русской молодёжи. Париж, 1928. С. 11-18 (далее: К вопросу о религиозном воспитании и образовании...); Русская школа за рубежом. Исторический опыт 20-х гг.: сборник документов. М., 1995. С. 108-111 (далее: Русская школа за рубежом... М., 1995).

[14] К вопросу о религиозном воспитании и образовании... С. 6.

[15] ГА РФ. Ф. Р-5785. Оп. 2. Д. 41. Л. 2-3, 5.

[16] К вопросу о религиозном воспитании и образовании... С. 19-24.

[17] Бюллетень Педагогического бюро... 1925. № 9. С. 8.

[18] Там же. С. 33-34.

[19] К вопросу о религиозном воспитании и образовании... С. 7.

[20] См. Скабалланович М.Н. Христианские праздники. Кн. 1- 6. Киев, 1915-1916.

[21] К вопросу о религиозном воспитании и образовании... С. 36-59.

[22] Там же. С. 9.

[23] ГА РФ. Ф. Р-5785. Оп. 1. Д. 14. Л. 74.

[24] Там же.  Л. 73-74.

[25] ГА РФ. Ф. Р-5785. Оп. 1. Д. 2. Л. 42 об.; Бюллетень Педагогического бюро...1926. № 10. С. 8.

[26] Закон Божий для начальных школ с 61 рисунком и картой Палестины / Сост. протоиерей Иоанн Богоявленский. Таллинн (Ревель), 1927. С. 9-10.

[27] ГА РФ. Ф. Р-5785. Оп. 2. Д. 70. Л. 8.

[28] Вопросы религиозного воспитания и образования. Вып. 1. Париж, 1927. С. 108-109.

[29] ГА РФ. Ф. Р-5785. Оп. 1. Д. 18. Л. 10.

[30] Там же. Д. 25. Л. 103.

[31] Сабенникова И.В. Российская эмиграция (1917-1939): сравнительно-типологическое исследование. Тверь, 2002. С. 193.

[32] ГА РФ. Ф. Р-6792. Оп. 2. Д. 24. Л. 2.

[33] Дневник. 1933. 15 сентября.

[34] ГА РФ. Ф. Р-5785. Оп. 1. Д. 2. Л. 37.

[35] Бюллетень Педагогического бюро...1927. № 11. С. 4.

[36] ГА РФ. Ф. Р-5766. Оп. 1. Д. 24. Л. 19-20; Д. 64. Л. 70-71.

[37] Там же. Д. 24. Л. 18-25; Д. 64. Л. 69-76.

[38] Там же. Д. 64. Л. 6-6 об.

[39] Там же. Л. 6 об-7.

[40] Съезд-совещание представителей русских учебных заведений при Учебном совете Державной комиссии Королевства СХС по делам русских беженцев в Белграде, 29 апреля - 3 мая 1924 г. Прага, 1924. С. 6 (далее: Съезд-совещание представителей русских учебных заведений при Учебном совете Державной комиссии...) С. 4-10; Бюллетень Педагогического бюро...1924. № 5. С. 53-54.

 

[41] Съезд-совещание представителей русских учебных заведений при Учебном совете Державной комиссии...С. 25-39; Бюллетень Педагогического бюро...1924. № 5. С. 69-83; ГА РФ. Ф. Р-6792. Оп. 2. Д. 24. Л. 330-344.

[42] Съезд-совещание представителей русских учебных заведений при Учебном совете Державной комиссии...С. 39-47; Бюллетень Педагогического бюро...1924. № 5. С. 83-91; ГА РФ. Ф. Р-6792. Оп. 2. Д. 24. Л. 345-356.

[43] ГА РФ. Ф. Р-5772. Оп. 1. Д. 110. Л. 110; Ф. Р-5785. Оп. 1. Д. 11. Л. 317 об.-318; Ф. Р-5900. Оп. 1. Д. 10. Л. 4 об.-5; Ф. Р-6792. Оп. 2. Д. 24. Л. 469-470.

[44] ГА РФ. Ф. Р-6792. Оп. 2. Д. 24. Л. 476 об.

[45] Съезд-совещание представителей русских учебных заведений при Учебном совете Державной комиссии...С. 16-18; Бюллетень Педагогического бюро...1924. № 5. С. 60-62.

[46] ГА РФ. Ф. Р-6792. Оп. 2. Д. 24. Л. 26-31 об; Ф. Р-5771. Оп. 1. Д. 4. Л. 59-65.

[47] Съезд-совещание представителей русских учебных заведений при Учебном совете Державной комиссии...С. 76; Бюллетень Педагогического бюро...1924. № 5. С. 120.

[48] Отчёт о деятельности представительства Всероссийского союза городов в Королевстве сербов, хорватов и словенцев за 1924 г. [Белград], [1925]. С. 1.

[49] ГА РФ. Ф. Р-5771. Оп. 1. Д. 4. Л. 1-1 об.

[50] Там же. Д. 18. Л. 215.

[51] ГА РФ. Ф. Р-6792. Оп. 2. Д. 13. Л. 38 об.-39; Ф. Р-5771. Оп. 1. Д. 3. Л. 45 об-46.

[52]Там же. Ф. Р-5771. Оп. 1. Д. 3. Л. 8.

[53] Там же. Ф. Р-6792. Оп. 2. Д. 13. Л. 143.

[54] Там же. Д. 21. Л. 6-6 об.

[55] Там же. Д. 18. Л. 242 об.

[56] Там же. Л. 207 об.

[57] ГА РФ. Ф. Р-6792. Оп. 2. Д. 18. Л. 116.

[58] Там же. Д. 19. Л. 39-39 об.

[59] Там же. Д. 18. Л. 5-5 об.

[60] Миленковиh Т. Школованье деце емиграната из Русиjе у Jугославиjи. 1919-1941. Београд, 2004. С. 253.

[61] ГА РФ. Ф. Р-6792. Оп. 2. Д. 18. Л. 1.

[62] Там же. Д. 21. Л. 35-35 об.

[63] Там же. Д. 940. Л. 175-176 об.

[64] Программы русских средних учебных заведений в Королевстве Югославии. 1939 год. Белград, 1939. С. 2-5.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

2. Re: Закон Божий в школе

Лучше бы учили ЦСЯ. И учили на нем молиться.

Lucia / 05.09.2015

1. Исторический опыт - дело серьёзное

Подробное изложение событий, несомненно, является достоинством исторического исследования, и можно было бы присоединиться к оптимистичному выводу автора о том, что описанный в его материале опыт «может найти применение и в современной образовательной практике», если бы не оценка этого опыта самим проф. В.В. Зеньковским, обнародованная в этюде «О Церкви и школе», включённом в первый выпуск сборника «Вопросы религиозного воспитания и образования», изданного возглавляемым им Религиозно-Педагогическим Кабинетом. Суть проблемы, сохраняющейся и в нынешней светской школе, нетрудно выявить из следующего его фрагмента: «Если педагогическая мысль пребывала до сих пор на позиции полуотрицания религии, то это неизбежно создавало и в тех школах, где оставалось преподавание Закона Божия, глубочайший и педагогически весьма опасный дуализм. Я так отчётливо вижу это, когда оглядываюсь на свои гимназические годы, когда я впал на несколько лет в неверие. У нас было очень хорошее преподавание Закона Божьего, мы все обязательно ходили в церковь, и в первые годы своей гимназической жизни я оставался верен тому религиозному одушевлению, которое было у меня с детства. Когда на 15-м году жизни я утерял веру, то причины этого, как мне это ясно теперь, лежали в той глубокой двойственности, которая духовно окружала меня в школе, хотя и не сознавал её. Официально школа была верна религии, но, по существу, всё то, что шло в душу от школы и благодаря ей, уводило душу на пути внерелигиозного миропонимания. Не школа создавала этот дуализм, пронизывающий всю духовную жизнь нового времени, но для детей школа была сильнейшим проводником этого дуализма и этим, конечно, совершенно подтачивала сами корни религиозной жизни. То, что сделала со мной школа в несколько лет, то мне пришлось долго залечивать, и я отчётливо сознаю, что именно в школьный период совершенно невыносим и пагубен разрыв Церкви и школы, религии и современности. <…> Вся ненормальность религиозного воспитания до последнего времени заключалась в том, что оно соединялось в школе с тем внерелигиозным, а зачастую и откровенно антирелигиозным жизнепониманием, которым проникнута новейшая культура» (В.В.Зеньковский. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. Изд. Свято-Владимирского Братства, М., 1993. С. 159-160).

C. Гальперин / 05.09.2015
Валерий Шевченко:
Все статьи автора
"Основы православной культуры"
Школа готовит сектантов?
О вредоносности «Основ религиозных культур» и «Основ светской этики»
09.10.2019
Опять набившая оскомину толерантность...
В Санкт-Петербурге обсудили проблемы преподавания в школах «Основ религиозных культур и светской этики»
08.10.2019
Все статьи темы