Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О феномене бумажной иконы

Виктор  Кутковой, Русская народная линия

03.10.2014

По учению святых Отцов, каждая икона - свята, а значит, благодатна, потому что мистически связывает нас с тем, кто на ней изображен. Но святыни обладают одним свойством: быть неповторимыми, то есть включать в себя то, что греки обозначали термином χαρακτήρ. Тираж святыням противопоказан, ибо они перестанут быть сакральными. Икона как предмет неминуемо имеет свой «характир».

Сразу уточним: смысл этого греческого слова подразумевается здесь в качестве единства черт, указующего на неповторимость предмета, хотя в словарях можно найти значения, на первый взгляд прямо противоположные нашему[1]. Тем не менее здесь нет особых противоречий. Это первое. Второе. Говоря о «неповторимости», мы имеем в виду вовсе не древнюю традицию писать иконы на один сюжет отличными друг от друга, хотя данный фактор, несомненно, свидетельствует в пользу довода, о котором пойдет речь ниже.

Для наших дальнейших рассуждений необходимо обратить внимание именно на уникальность иконы-предмета как святыни[2]. Может ли быть «поточный метод производства» святынь?

Против типографского и фотографического производства сакральных образов активно выступал Л.А. Успенский, считая бумажную икону подделкой. Известный богослов писал: «Грань между допустимым и недопустимым в веществе пролегает там, где материя теряет свою подлинность и характер, начиная выдавать себя за нечто иное, чем она есть, то есть также создавая иллюзию»[3]. Однако христианам давно известно: всякая иллюзия есть ложь. Может ли икона включать в себя обман? Разумеется, нет. Вопрос о репродукциях для автора знаменитого трактата «Богословие иконы Православной Церкви» был крайне важным. В статье, написанной совместно со своей женой, он заявил однозначно: «Цветная фотография есть подделка под живопись, под подлинные краски <...> она есть обман»[4]. И лишь в крайнем случае, когда нет никакой возможности иметь настоящую икону, Успенские считали допустимым применять в молитвенной практике репродукцию, это лучше, нежели обходиться вообще без образа. И здесь их нельзя упрекнуть в субъективности. Продажа печатных бумажных репродукций была запрещена еще Патриархом Иоакимом[5]; да и святитель Григорий Богослов учил: «...все посвящаемое Богу должно быть естественно и безыскусственно»[6].

Неужели технический прогресс снял эту проблему? Вряд ли...[7] Дело в том, что с философской стороны бумажная икона теряет свой «характир», ибо типографский станок позволяет тиражировать ее до бесконечности. Неповторимость остается свойственной оригиналу, но не механической копии. Полнота Церкви не терпит клонов. Вспомним: в природе каждая снежинка отличается одна от другой, чем возводит нашу мысль к неограниченным творческим возможностям Создателя. А коль узаконивается тираж образов для храма, то становится весьма и весьма спорным вопрос об иконе как святыне.

Общеизвестно, что икона пишется духовным опытом изографа в синергии со Святым Духом. Признавая икону типографского производства за полноценный сакральный образ, тем самым мы утверждаем абсурд: станок или принтер наделяются «духовным опытом» и вступают в синергию с Богом. Можно возразить: духовным опытом создан первоначальный образ-оригинал... Однако полагать подобное относительно бумажной копии - наивно. Духовный опыт не может быть ретранслирован принтером. Почему речь и идет о святыне. Ведь не зря же, как говорилось выше, в средневековье не писали двух абсолютно одинаковых икон, даже притом, что следовало создать «точный список». «Точность» заключалась в передаче самых общих иконографических черт (что это именно «Милующая», а не «Путеводительница» и не «Млекопитательница», например).

В нашем случае имеет определенный интерес следующее обстоятельство: термин «копия» (а вместе с ним и понятие), согласно М. Фасмеру, вошло в русский язык (по предположению П.Я. Черныха, из голландского[8]) только с 1705 года, и образовано оно от лат. cōpia - «список, копия, размножение»[9]. Авторитетный академический словник приводит, правда, две более ранние даты применения: 1638 и 1695 годы[10]. Как бы там ни было, но история русского языка подтверждает: значение «размножение», то есть идентичное повторение вещи, до позднего средневековья не характерно для русского образа мышления и связано с западной ментальностью. Не случайно же слово «копия» поначалу применялось лишь в канцелярском обиходе. И возникновение заведений типа салона мадам Тюссо - явление того же порядка: абсолютное повторение, только не вещи, а внешнего человека. О копиях-подделках и говорить нечего. Так почему картины-подделки обычно осуждаются и не имеют высокой ценности, а иконы-подделки, выполненные для храмов с помощью современной техники (а, значит, имеющие еще меньшую ценность), некоторыми церковными писателями приветствуются и считаются соответствующими «историческому опыту церковной жизни»? Вот и выходит: Богу посвящается бесценное не в том смысле, что оно выше всякой потенциально возможной цены, а потому, что ниже любой самой малой стоимости.

Мы отнюдь не призываем к сакрализации материала доски и красок. Не может быть речи ни о какой подмене первообраза образом. Надо потерять здравый рассудок, чтобы заменить τiμητiκή πρoσκὺνησiς (почитательное поклонение) на λᾱτρεία (служение Богу, богопочитание). Но и действие Святого Духа через икону Церковь не считает обыденным явлением. Потому образ для нее всегда - святыня, то есть, согласно словарю, «то, что посвящено Богу, освящено, святое»[11]. Этим икона и отличается от мирской картины. Ведь и Голгофский Крест почитается именно святыней, отчего и разошелся на кусочки по всему миру. Но не ради же поклонения веществу дерева! Однако хорошо известно: почитание креста VII Вселенским собором приравнено к почитанию иконы. Поэтому мы не ведем речи ни о какой иконолатрии. И просим в ней нас не подозревать. Иконолатрия есть хрестоматийное выпадение из полноты кафолической Православной Церкви.

Повторяем: нельзя снять или тем более отменить вопрос о святыне. В чем будет уникальность этих сакральных святынь, если они размножены на ксероксе? Церковь никогда не приветствовала лжи подделок. По мысли преподобного Иоанна Дамаскина, благодать и есть изгнательница лжи[12]. Догмат иконопочитания говорит вовсе не о «фальшивках», бытование коих в VIII веке трудно представить. В тексте догмата говорится о святых иконах, то есть подлинниках, которые «сделаны из красок или (мозаических) плиточек или из какого-либо другого вещества»[13]. А следом идут слова «только бы сделаны были приличным образом»[14]. Надо ли считать, что неважно о чем идет речь: о подлинниках или нет? Если «неважно», то возникает закономерный вопрос: пафос Собора, заключенный в призыве о благоговейном отношении иконописца к своему делу, допустимо перенаправить в том числе и к множительной технике? Или следует считать изографом рабочего, трудящегося за типографским станком? Тогда почему у такого «изографа» все иконы абсолютно одинаковы?

Позволим себе провести некую параллель с деньгами, а они-то были в ходу во времена всех Вселенских Соборов. На деньгах тогда чеканились именно изображения святых, Божией Матери и даже Спасителя, то есть налицо тиражное воспроизведение образов первообразов. Дадим слово Кантакузину, разъяснявшему смысл иконопочитания для иудея: «Еще понятней, что мы поклоняемся иконам не как божествам, тебе будет из следующего. О денежных знаках ведь и сам ты, уж конечно, знаешь, - что на одних из них отчеканены образы Христа, на других - Его Матери или кого-нибудь из святых. Но нас мало, а вернее сказать, никак не занимает их почитание. Ибо не для почитания прообразов было придумано делать их отпечатки на серебре или на золоте. Мы их наносим как своего рода знак достоинства монеты, а кроме того, чтобы показать, что монета принадлежит христианам. Поэтому, и на землю их при случае бросая, предавая огню и переплавке, истирая, разламывая, а при сделках и торговых операциях предавая в руки нечестивых, мы не смущаемся»[15] (курсив во всей цитате мой. - В.К.).

Так же та или иная икона в случае тиража делается обычной иллюстрацией из альбома о средневековой иконописи. Хотя не стоит бросать, стирать, рвать, предавать в руки нечестивых и репродукции. От того пользы для спасения души не будет. Но по причине помещения на репродукциях первообразов они требуют τῖμή - почитания; но не τiμητiκή πρoσκὺνησiς, которое провозгласил VII Вселенский собор[16] и которое в философском аспекте остается для открыток весьма проблематично. С утверждением в полных правах бумажной иконы вопрос об иконописце как церковнослужителе сам собой снимается. Место иконописца занимает типографский станок, эксплуатирующий только наследие прошлого и перечеркивающий будущее церковной культуры. В наше время все активней начинают печатать дешевые иконы для православных предприимчивые китайцы. Рынок же! Как быть в этом случае? Они тоже иконописцы? В последнее время приходится наблюдать как компьютерные технологии внедряются в производство церковных икон, когда выдающиеся памятники средневековья обезображиваются «своим видением» сакрального образа[17]. Чем это не постмодернизм?

Руководствуясь подобной логикой, пора ставить вопрос о замене хора музыкальным проигрывателем, который будет обходиться для прихода дешевле и заодно даст послушать выдающиеся хоровые коллективы из столиц. Ведь по признанию даже сторонника бумажной продукции для моленных целей, «Сказанное об иконе относится и к иным сферам выразительности - к музыке, слову...»[18]. Полемически заостряя, позволительно спросить: а не захочется ли кому-нибудь после проигрывателя заменить священника неким суперсовременным андроидом, не отступающим от «канонов» или, напротив, служащим «понятно для народа»? И чем кончится подобный процесс? Заменой Бога?!

Часто можно видеть увеличенные типографские иконы на иконостасах в недавно открытых храмах, но там они пребывают лишь в качестве паллиатива, да и те наклеены на жесткую основу. Рано или поздно, но бумажные образы будут в церквах заменены на настоящие, написанные красками.

В данном ряду напрасно, на наш взгляд, некоторые ретивые авторы поднимают шум о наличии на обложках православных книг тех или иных репродукций икон[19]. Раздаются призывы в священноначалию даже запретить их. Повторим: если у иконы нет «характира», то это не моленная икона, а ре-продукция. Быть же репродукции на обложке книги вполне уместно. С точки зрения морали, естественно, следует относиться с должным уважением к подобным изображениям, но запрещать их на обложках книг, разрешенных Церковью к продаже в храмах - просто бессмысленно. И даже вредно. Существует реальная угроза наделения изображения магическими значениями. И не меньше существует реальная угроза насмерть «задушить в своих объятиях» догмат иконопочитания. Ведь моралисты, кроме запретительных мер, не выдвинули ничего другого. И если следовать их неконструктивному желанию, то мы по факту получим книги, оформленные протестантами или последователями Иоанна Грамматика.

Нужно ли это Церкви?

 

Сноски:

[1] И.Х. Дворецкий приводит следующие значения нашего термина: 1) отпечаток; 2) печать, клеймо; 3) изображение, начертание; 4) очертание, форма; 5) отличительная черта, особенность, своеобразие, характер; 6) примета, признак (Дворецкий И.Х. Древнегреческо-русский словарь. В 2 т. Т. 2. М., 1958. С. 1675). У А.Д. Вейсмана χαρακτήρ - это черта, знак, примета; особенность, отличительное свойство чего-либо (Вейсман А.Д. Греческо-русский словарь. Ст. 1338). Противоположны ли по смыслу термины «печать, клеймо», «отпечаток» - «отличительным свойствам чего-либо»? На наш взгляд, они семантически не противостоят друг другу. На Руси, например, в средние века скрепление грамоты печатью было не просто юридическим актом удостоверения документа, как это сложилось на Западе (хотя момент удостоверения весьма красноречив и свидетельствует первым делом о достоверности отпечатка, его принадлежности определенной личности и меньше всего в пользу тиража отпечатков). Для такого тонкого знатока греческого языка, каким был академик С.С. Аверинцев, образ печати - τύπος, чеканки - χαρακτήρ (Аверинцев Сергей. Греческая семантика понятия образа в Священном Писании (прежде всего в Новом Завете), а также в молитвенных, богословских, литургических текстах // Православная община. М., 2000. N 55. С. 51). Чеканка же, будучи произведением искусства, свидетельствует не о тираже, а об «отличительных свойствах», доведенных рукотворным трудом до рельефного состояния. Произведение искусства - вещь штучная. Впрочем, с точки зрения Аверинцева, этимология слов «τύπος» и «χαρακτήρ» не так уж далека, но все-таки несколько иная. Печать для русича - это не только символ личности, но и знак ответственности перед Богом. Небесные покровители, изображенные на печатях, выступали здесь свидетелями, покровителями и поручителями договоров, зафиксированных на грамотах. Сама грамота становилась иногда священным предметом. Тем не менее средневековым людям и в голову не могло прийти, чтобы молиться на оттиснутые отпечатки упомянутых «вышних» покровителей, при том, что такие отпечатки вполне можно считать образами первообразов. Апостол Павел в Послании к евреям пишет: «ὂς ὢν ἀπαύγασμα τῆς δόξης καὶ χαρακτήρ τῆς ὑποστάσεως αὐτοῦ» - дословно: «Который сущий излучение славы и отпечаток сущности Его»; в Синодальном переводе звучит: «Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его» (Евр 1:3). Как видим, Апостол говорит вовсе не о «тираже» отпечатка. Отличительной чертой «образа Ипостаси» Спасителя является его особая уникальность, переходящая в сакральное.

 

[2] Возражение «икона не самоценна - самоценен Первообраз» не выдерживает критики. Первообраз не самоценен, а почитаем. Приводим любопытную цитату Феодора Студита: «...честь изображения переходит к первообразу. Если же она переходит к первообразу, то не разное, но одно и то же бывает почитание и поклонение, как один и тот же первообраз, которому воздается поклонение и в изображении» (Письмо преподобного Феодора Студита своему духовному отцу Платону // Феодор Студит, преподобный. Великое оглашение. Ч. II. М., 2001. С. 307.). Да, существует в Церкви иерархия, в том числе иерархия почитания святых, но нет «прейскуранта ценности» святых. Если отрицать святыню как предмет, то возникает несколько вопросов. Зачем сегодня привозить в российские храмы святыни с Афона? В таком случае разве не достаточно было бы привезти лишь их фотографии? Зачем прикреплять к иконам мощи изображенных на них святых? Стоит ли бережно хранить святыни, в том числе и иконы? Ответы очевидны...

 

[3] Успенский Л.А. Богословие иконы Православной Церкви. Париж, 1989. С. 443. Прим. 78.

 

[4] Успенская Л., Успенский Л. О материалах в церковном искусстве // Журнал Московской Патриархии. М., 1988. N 11. С. 21.

 

[5] Патриарх Иоаким 15 октября 1675 года издает свою грамоту, в которой говорится прямо: «...многие торговые люди, резав на досках, печатают на бумаге листы икон святых

 

изображения <...> издревле заповедано и утверждено писати на досках, а не на листах, велено». Грамота запрещала на будущее как печатать, так и торговать подобного рода

 

продукцией, в противном случае «быти от Великих Государей в жестоком наказании», сами листы истреблять, а сверх того штрафовать на «большую пеню» (Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедицией имп. Академии Наук. Т. IV. СПб., 1833. С. 254-255).

 

[6] Григорий Богослов, святитель. Слово 18, сказанное в похвалу отцу и в утешение матери Нонне в присутствии св. Василия, к которому обращено вступление в слово // Творения иже во святых отца нашего Григория Богослова, архиепископа Константинопольского. Изд. 3. М., 1889. С. 89.

 

[7] Иногда приходится сталкиваться с мнением, что позиция Л.А. Успенского «не соответствует реальному опыту Церкви». Ладно бы, коль такое заявляли люди, малограмотные в богословии, но говорят и весьма «продвинутые». Неужели мнения патриарха Иоакима и святителя Григория Богослова для этих авторов тоже не соответствует «реальному опыту Церкви»? Тогда подобные критики просто обязаны привести в качестве примера «реальный опыт» почитательного поклонения бумажным иконам: по меньшей мере, назвать праздники, отмечаемые всей полнотой Церкви в честь типографских икон. Мы же подобных праздников пока не знаем.

 

[8] Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. В 2 т. 3-е изд., стереотип. М., 1999. Т. 1. С. 427.

 

[9] Фасмер Макс. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. Т. 2. М., 1986. С. 318.

 

[10] Словарь русского языка XI-XVII веков. Вып. 7. М., 1980. С. 297.

 

[11] Словарь русского языка XI-XVII веков. Вып. 23. М., 1996. С. 217.

 

[12] Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры. М., 2003. С. 8.

 

[13] Деяния Вселенских Соборов. Т. 7. Собор Никейский Второй, Вселенский Седьмой. Казань, 1891. С. 285.

 

[14] Там же.

 

[15] Кантакузин Иоанн. Диалог с евреем Ксеном. Слово 2 // Кантакузин Иоанн. Сочинения / Перев. Г.М. Прохорова. СПб., 1997. С. 102.

 

[16] О «почитании» и о «почитательном поклонении» см. нашу статью: О поклонении иконе и ее почитании // Икона в русской словесности и культуре: Сб. ст. / Сост. В.В. Лепахин. М., 2012. С. 197-212; а также главу «Еще раз о поклонении иконе и ее почитании» в нашей монографии: Философские основы восточнохристианской иконы. Проблемы морфемики и семантики образа. Великий Новгород, 2012. С. 90-100.

 

[17] Такая выставка прошла в Великом Новгороде в рамках XIII Никитских чтений, где была продемонстрирована компьютерная «версия» византийской иконы XII столетия, оригинал которой получил название «Владимирская» и стал палладиумом нашей страны. Зрители увидели «правильные» компьютерные изображения Спаса из монастыря святой Екатерины на Синае (VI век), русского «Спаса Златые Власы» (XIII век) и др. Причем занимаются этим не графоманы, на прошлой неделе переступившие порог храма, а люди давно воцерковленные.

 

[18] Гаврюшин Н.К. Вехи русской иконологии // Русское богословие. Очерки и портреты. Нижний Новгород, 2011. С. 70.

 

[19] См. статью, наделавшую в последнее время много шума в церковной среде: Немыченков В.И. Иконопочитание истинное и ложное // http://www.radonezh.ru/ analytic/17933.html. Можно согласиться с автором в тех пунктах, когда репродукции находят применение на вещах, могущих быть невольно поругаемыми после их использования (яичная скорлупа, винные бутылки и т.п.). Но книги православных авторов к таковым явно не относятся. Если кто-то и надругается над книгой, календарем, журналом, газетой, то дело здесь не в печатном изделии, а в негодяе, который позволяет себе кощунства и в храмах. Не запрещать же из-за таких варваров строительство храмов! Печатная продукция у православных, как правило, сопровождается предупредительной надписью о должном отношении читателей к перечисленным изделиям. Зачем создавать проблему на ровном месте? Само собой разумеется, мы против репродуцирования священных изображений на мирской одежде, о чем уже писали не один раз. Здравый смысл должен торжествовать. В противном же случае, мы получим своеобразное иконоборчество под маской благочестия. Этого нам сейчас только и не хватало...

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 27

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

27. Савва : автору
2015-12-08 в 21:35

Жаль, что своевременно не уделил должного внимания данной статье, нынче же изыскав время, и при необходимой потребности возражу автору в доступной мере.

[7] Иногда приходится сталкиваться с мнением, что позиция Л.А. Успенского «не соответствует реальному опыту Церкви». Ладно бы, коль такое заявляли люди, малограмотные в богословии, но говорят и весьма «продвинутые». Неужели мнения патриарха Иоакима и святителя Григория Богослова для этих авторов тоже не соответствует «реальному опыту Церкви»? Тогда подобные критики просто обязаны привести в качестве примера «реальный опыт» почитательного поклонения бумажным иконам: по меньшей мере, назвать праздники, отмечаемые всей полнотой Церкви в честь типографских икон. Мы же подобных праздников пока не знаем.

У нас так же отсутствуют праздники в честь и деревянных и фарфоровых, золотых и серебряных икон. Не в ту сторону заглянул автор, потому и увидел вещество и материалы, в то время как следовало видеть изображенную Личность. Или почитательное поклонение следует признать лишь отданное писанным Иконам?

Позицию Успенского не удостою даже внимания, о ее несоответствии реальному опыту Церкви сказали другие, и я с ними согласен. Остановлюсь на позиции Патриарха Иоакима.

«издревле заповедано и утверждено писати на досках, а не на листах, велено».

Вероятно Патриарх запамятовал что первые Иконы, от Первого Иконописца, Церковь получила вовсе не на досках, и Нерукотворный Образ, так же Плат Вероники. Кроме того, Патриарх ссылается на собственную грамоту. А вот Михаил Яблоков ссылался на Соборное решение, из догмата VII Вселенского Собора "об иконопочитании" и процитировал - "честные и святые иконы, написанные красками и из дробных камений и из другого способного к тому вещества устрояемые". Как видно никаких оснований у Патриарха, соответственно и у автора, представлять грамоту как значимое и обязательное.

Теперь о копиях. Приходится повторяться.
«Без сомнения, — пишет преподобный Феодор Студит, — образ (χαρακτήρ), начертанный по подобию на различных веществах остается одним и тем же; но он не мог бы оставаться неизменным на различных веществах, как только при том условии, что не имеет с ними ничего общего, но лишь мысленно соединяется с теми [веществами], на которых он находится».

Следует подчеркнуть несколько моментов. Во-первых, это различные вещества, а не одни доски, и не имеет с ними ничего общего, ни с досками, ни с красками, ни с прочими драгоценными камнями. Во-вторых, Начертанный остается одним и Тем же. Тут условие. Поскольку лишь мысленно соединен с материалами, веществами, на которых изображен, Начертанный сохраняет свою неизменность, вне зависимости от разности веществ и материалов. Другими словами, образ (χαρακτήρ) не страдает от этого.

Если прибегнуть к искусствоведческой терминологии, то под этим χαρατήρ преподобного Феодора имеется в виду не "что иное, как иконографический тип (схема) изображения, например, Вседержитель, Не рыдай Мене Мати, Добрый Пастырь, Благое молчание, а изложенная концепция является по сути дела философско-эстетическим обоснованием каноничности религиозного искусства. Действительно, если «подобие», и, соответственно, её χαραίήρ — величины неизменные, то и все многочисленные изображения этой вещи в различных материалах должны быть каноничны, то есть должны предельно сохранять один и тот же иконографический тип.

То есть, при сохранении одного и того же иконографического типа многочисленные изображения, другими словами копии, даже на или в различных материалах каноничны. Более того.

Отсюда и распространенная в поздневизантийский период работа живописцев по образцам и лицевым иконописным подлинникам, в которых содержались прориси всех подлежащих изображению сюжетов. Наличие пририсей говорит, скорее всего, не против копий. Не поощряли индивидуального видения художником, и свободы творческой мысли особо не допускали. Была тенденция как раз наоборот, не давать много воли умельцам, а добиваться более точного копирования.

Таким образом, одно и то же «подобие» или один мысленно существующий визуальный образ, содержится и в самом Христе и в его изображении, то есть «можно видеть: в Христе пребывающее в нем его изображение, а в изображении — Христа, созерцаемого как первообраз». Поэтому, когда Христос был доступен зрению, в нем по мере возможности созерцался и его образ, так как он «по природе» присутствует в Христе. «Ибо где первообраз, там очевидно, присутствует и [его] образ. Они один в другом и соединены друг с другом». Потом этот «видимый образ» был перенесен на любое подходящее для этой цели вещество, то есть был воссоздан с помощью искусства.

Как видно из цитаты «на любое подходящее для этой цели вещество», а не только на доски. Умения человеческие прогрессировали, технологии получения результата, при сохранении необходимых предписаний, вовсе не влияют на изображение, и не умаляю ее достоинства. Время потраченное и дороговизна, или дешевизна, не характеризующий признак образа. Отсюда вывод, гнушающийся любого изображения Христа, типографического, фотографического, или просто карандашного, гнушается безусловно Самого Бога таким образом изображенного.
26. Савва : Ответ на 16., Иоанна:
2015-12-08 в 19:34

Икона в переводе с греческого - не только изображение, образ, но и подобие. Где это Вы такое вычитали? Поделитесь открытием.Открытием новой ереси.



PS.
Для знатоков греческого изумленно вопрошающих.

Даже этимологически, подчеркивает Патриарх Никифор, образ, изображение (ετκων) происходит от глагола ετκω — быть сходным, походить, «то есть ετκων означает подобие (ομοίωμα)». При этом речь идет о подобии внешнему облику предмета, а не его сущности.

Теперь всё.
25. Савва : Ответ на 14., Иоанна: окончание
2015-12-08 в 19:27

Икона ... - не только изображение, образ, но и подобие.



Обращаю, особо, внимание на понятие «подобие», значение и контекст употребления.

1.
Дальнейшее углубление теории образа мы находим у крупнейшего мыслителя VIII–IX вв Феодора Студита (759–826 гг). В работах, посвященных защите религиозных изображений, он развивает многие из положений Дамаскина и отцов VII Вселенского собора, дополняя их новой аргументацией, делает акцент на целой ряде новых положений. При этом его рассуждения касаются и теории образа в целом, и живописных изображений, и концепции иконы в частности.

Под первообразом (πρωίιότυπον, άρχίτυπον) он имеет в виду «то самое, о чем говорится, что оно описуемо»; а образ — это некое «описание» первообраза, его отпечаток, отражение в чем-либо, которое «должно во всем соответствовать первообразу», то есть это нечто вторичное, производное.

«Внешний вид, насколько он имеет место в первообразе, называется его подобием и вследствие этого одно не отделяется от другого, за исключением только различия сущности». Подобие это не материально, оно является как бы идеальным образом внешнего вида архетипа и может быть воплощено в различных материалах. Однако в любых материальных воплощениях оно остается одним и тем же и получает наименование χαρακτήρ (отпечаток, клеймо).

Преподобный Феодор подчеркивает, что «первообраз находится в изображении не по существу», но «по подобию». Изображение и архетип имеют «одно подобие» и одно «наименование», но различные сущности. При этом под «сущностью изображения» Феодор имеет в виду вещество, из которого изготовлено изображение, под сущностью человека — его человеческую природу, а под «сущностью» Христа — его богочеловеческое начало.

2.
Существенный вклад в защиту религиозного изобразительного искусства и разработку теории образа внес известный единомышленник Феодора Студита историк и богослов Константинопольский Патриарх (с 806 по 815 гг) Никифор (умер в 829 г.).

Изображение же и изобразимость он относит исключительно к сфере деятельности художника. Он различает изображения двух видов — словесные (из букв и слов составляемые писателями) и изобразительные, начертываемые художниками «ради подобия путём подражания образцу».

«Изображение представляет телесный вид изображаемого, его облик и форму, оттиск и подобие». Изображение имеет сходство с первообразом, «оно есть и называется изображением архетипа, отдельно от него, существует само по себе и обладает некоторым бытием. Изображение (произведение изобразительного искусства) — это всегда подобие чего-то реально существующего.

В центре теории живописного образа (εικων) Никифора стоит проблема соотношения образа и архетипа. «Изображение, — определяет он, — есть подобие первообразу, через сходство запечатлевающее в себе внешний вид (το eTfios) изображаемого, и отличающееся от него только материей при различии сущностей; или: оно есть подражание и отображение первообраза, отличающееся от него по сущности и по материалу; или: оно есть произведение искусства, созданное в подражание первообразу, и отличающееся от него по сущности и по материалу. Если бы изображение ничем не отличалось от первообраза, то оно было бы уже не изображением, а [самим] первообразом. Итак, изображение, подобие, рельеф возможны только в отношении к действительно существующему».

В чем видит Никифор общность, или, вернее, связь между изображением и оригиналом? Он усматривает её, прежде всего в том, что определяется известной философской категорией отношения (σχέ-ais). Изображение (и образ) принадлежит, по его мнению, к разряду предметов «соотносительных», то есть таких, главной чертой которых является соотнесенность с другим предметом, а не самодовлеющее бытие.

«Соотносительным (ία §е npos τι) называется то, что в своем бытии определяется относительно другого. Соответственно и понятия изображения, образа подразумевают, что речь идет об изображении какого-либо архетипа. Никто не назовет образом предмет, если он не изображает никакой первообраз.

Даже чисто символические изображения (литые изображения золотых херувимов), к которым иконопочитатели относились с большой осторожностью, но принимали, как учрежденные самим Богом, — даже эти изображения воспринимались ими только как соотносительные, то есть имеющие реально существующий, хотя и недоступный чувственному восприятию, первообраз.

Сущность изобразительного отношения составляет подобие образа архетипу. «Подобие, являясь посредствующим отношением, связывает крайние [члены], именно — того, кто подобен, с тем, кому подобен; объединяет и соединяет их по [внешнему] виду, хотя по природе они остаются различными». Суть подобия заключается, по Никифору, в том, что отличаясь по сущности от образа, архетип составляет его содержание.

На этом завершаю ответ на ваш вопрос. Считаю его полным, т.е. достаточным. Впредь касательно живописного образа (εικων) можете смело употреблять понятие «подобие», не в кавычках, конечно, наравне с другими, такими как образ и изображение, в значении о котором пришлось так много сказать.
24. Савва : Ответ на 16., Иоанна:
2015-12-08 в 15:11

Икона в переводе с греческого - не только изображение, образ, но и подобие. Где это Вы такое вычитали? Поделитесь открытием.Открытием новой ереси.



Приношу свои извинения, что оставил без внимания ваш вопрос. Вероятно, мне следует признать что "подобие" в описанном случае не есть перевод, собственно, но быстрее всего толкование или значение. Но я не посягал на перевод, и это обобщение, пусть и собственное, не достойно уже потому быть названной ересью, за это вам следует извиняться. И вот почему.

В зависимости от перевода Библии имеются расхождения в самом тексте, например –
И рече Бог: сотворим человека по образу нашему и по подобию,…
и
И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему,…

Так вот, как видно в одном переводе опущено повторение «нашему». По какой причине? Не берусь комментировать, но факт.

Некоторые отцы Церкви указывают на синонимичность слов «образ» и «подобие» в Священном Писании, например, святитель Филарет Дроздов в своем Толковании на книгу Бытия замечает:

"образ и подобие Божие не нужно изъяснять как две различные между собой вещи: потому что в слове Божием часто употребляется одно из этих слов в том же значении, как и оба вместе" (Филарет (Дроздов), митр. Записки, руководствующие к основательному разумению книги Бытия, заключающие в себе и перевод сея книги на русское наречие. Ч. 1. - М.: изд-во Моск. общества любителей дух. просвеще*ния, 1867. - С. 21).

Однако, только в первой главе книги Бытия эти термины употребляются параллельно (Быт.1:26), что дает основание для смыслового различия этих слов. Господь изъявляет Свою волю о сотворении человека «по образу и подобию» (26 стих): "И речé Бóгъ: сотвори́мъ человѣ́ка по о́бразу Нáшему и по подóбiю", - но, далее в слове о самом творении (27 стих) указывается на творение лишь «по образу»: "И сотвори́ Бóгъ человѣ́ка, по о́бразу Бóжiю сотвори́ егó: мýжа и женý сотвори́ и́хъ".

Свт. Григорий Нисский:
«Почему не осуществлено предполагаемое, почему не сказано: "И сотвори Бог человека по образу Божию, и по подобию? …Неужели Творец изменил Свое намерение? …Нет. Священное Писание не говорит ни того, что Творец изнемог, ни того, что намерение осталось неисполненным. По какой причине тогда умолчано - "по подобию"? Причина та, что "по образу" мы имеем по сотворению, а "по подобию" приобретаем по своей воле.

Другими словами, разница есть лишь в том, что одно дано, другое приобретается.

И хотя в Септуагинте это различие "по образу" ("κατ᾿ εἰκόνα") и "по подобию" ("καθ᾿ ὁμοίωσιν") глубже, нежели в масоретской редакции Библии, образ, согласно греческому тексту, — есть нечто реализованное, подобие же — нечто заданное, к реализации.

"В действительности "по подобию" как возможность, потенциально, является тем же самым, что и "по образу", - утверждает свт. Василий Великий, - а практикованием добродетелей, творением добра, евангельской жизнью достигается реальное подобие Божие".

В отличии от образа, подобие есть и дар Божий, и вместе плод усилий самого человека:
"От днíй же Иоáнна крести́теля досéлѣ цáрствiе небéсное нýдится {съ нýждею воспрiéмлется}, и нýждницы восхищáютъ é" (Мф.11:12).

Слово "подобие" в толковом словаре русского языка имеет и значение "иметь одинаковые признаки". Признаками именуются и характерные черты, которые делают, или приближают, копию к исходнику, или как еще мы говорим к первому образу.

Силясь придать изображаемому те характерные черты, которые ему присущи, мы успеваем в этом лишь в меру доступную нам. В виду этого можем спокойно называть подобием то, что нам удалось. И даже если мы в процессе не сильно и преуспели, нами изображенное есть изображение (икона), образ, и подобие, вкладывая по праву одинаковое значение в каждый из перечисленных терминов.

Теперь вопрос, где вычитали значение "ересь", и насколько правильно усвоили правомерность употребления?

Вопрос риторический.
23. М.Яблоков : Ответ на 22., РодЕлена:
2014-10-07 в 17:27

Где почитать-то об этом, Михаил?


Я не знаю, Лена )
22. РодЕлена : Ответ на 21., М.Яблоков:
2014-10-07 в 17:00

Я бы не предавал этому большого значения. Это больше к суеверию ведет, чем к твердой православной вере. Путь чудес очень опасный...



Ничего опасного - это передача святыми нам - настроения Бога. Краткое мироточение,а тем более кровоточение - предупреждение о ГНЕВЕ Его, длительное - о смене гнева на милость. Милостливо и излечение, даруемое от мироточивых икон. Где почитать-то об этом, Михаил?
21. М.Яблоков : Ответ на 20., РодЕлена:
2014-10-07 в 07:29

Я бы не предавал этому большого значения. Это больше к суеверию ведет, чем к твердой православной вере. Путь чудес очень опасный...
20. РодЕлена : Ответ на 17., М.Яблоков:
2014-10-06 в 23:15

Да, репродукции мироточат и даже кровоточат.Только не всегда это от Бога.Вот как? Дьявол может распоряжаться иконами и творить чудеса? Не думаю.Да, это может быть такое искушение. На Афоне никто не экзальтирует по поводу мироточения икон, а служат специальный молебен. После которого, если мироточение продолжается, то оно принимается как чудо от Бога, если прекращается, то искушение от диавола.



В России тоже не экзальтируют по такому поводу, ибо мироточение и кровоточение может быть тревожным предупреждением и вовсе не добрым знаком. Почему и кем решено, что краткое мироточение - или кровоточение иконы - от дьявола и только длительное - от Бога. Краткое обычно - предупреждение, длительное - лечит. Где об этом можно почитать в церковном учении?
19. электрик : 15. РодЕлена :
2014-10-06 в 22:05

"Вот как? Дьявол может распоряжаться иконами и творить чудеса? Не думаю."

Ложные чудеса.
Православные люди об этом знают.
18. электрик : 10. М.Яблоков :
2014-10-06 в 21:58

"Только не всегда это от Бога."

Да,это верно.
17. М.Яблоков : Ответ на 15., РодЕлена:
2014-10-06 в 20:24

Да, репродукции мироточат и даже кровоточат.Только не всегда это от Бога.Вот как?
Дьявол может распоряжаться иконами и творить чудеса? Не думаю.


Да, это может быть такое искушение. На Афоне никто не экзальтирует по поводу мироточения икон, а служат специальный молебен. После которого, если мироточение продолжается, то оно принимается как чудо от Бога, если прекращается, то искушение от диавола.
16. Иоанна : Ответ на 14., Иоанна:
2014-10-06 в 20:15

Икона в переводе с греческого - не только изображение, образ, но и подобие. Где это Вы такое вычитали? Поделитесь открытием.



Открытием новой ереси.
15. РодЕлена : Ответ на 10., М.Яблоков:
2014-10-06 в 19:39

Да, репродукции мироточат и даже кровоточат.Только не всегда это от Бога.


Вот как? Дьявол может распоряжаться иконами и творить чудеса? Не думаю.
14. Иоанна : Ответ на 3., Савва:
2014-10-06 в 17:43

Икона в переводе с греческого - не только изображение, образ, но и подобие.



Где это Вы такое вычитали? Поделитесь открытием.
13. Иоанна : Ответ на 12., Lucia:
2014-10-06 в 17:38

Уж лучше молиться перед бумажной копией древней иконы, чем перед новоделом.Академические иконы 19 века также не являются хорошим примером.


В статье не говорится о том, что перед бумажной копией иконы нельзя молиться. И о предпочтении новодела тоже ничего нет. Думаю, статья просто не понята.
12. з : Re: О феномене бумажной иконы
2014-10-06 в 10:21

Уж лучше молиться перед бумажной копией древней иконы, чем перед новоделом.
Академические иконы 19 века также не являются хорошим примером.
11. з : Ответ на 3., Савва:
2014-10-06 в 10:18

Своеобразное иконоборчество под маской благочестия. Ничто не ново под луной.



Абсолютно точно.
10. М.Яблоков : Ответ на 6., РодЕлена:
2014-10-06 в 09:50

Да, репродукции мироточат и даже кровоточат.


Только не всегда это от Бога.
9. М.Яблоков : Re: О феномене бумажной иконы
2014-10-06 в 09:49

Существует иконописный канон, икона должна ему соответствовать - вот единственное требование. А каким образом икона произведена - не имеет никакого значения. Вот цитата из догмата VII Вселенского Собора "об иконопочитании": "честные и святые иконы, написанные красками и из дробных камений и из другого способного к тому вещества устрояемые".
8. Савва : Ответ на 5., электрик:
2014-10-06 в 00:28

Подсказка:

Дворецкий -
В качестве сотрудника Издательства иностранной литературы упоминается в мемуарах Олега Волкова «Погружение во тьму»: «У меня в ИЛе появился влиятельный покровитель, возглавлявший ведущий отдел издательства, — образованнейший эрудит и благожелательный человек Иосиф Ханаанович Дворецкий.

Аверинцев -
Панихиду по академику Аверинцеву совершил священник Георгий Кочетков в сослужении игумена Иннокентия (Павлова), католика восточного обряда Панихида по скончавшемуся 21 февраля в Вене академику Сергею Сергеевичу Аверинцеву была отслужена 28 февраля священником Георгием Кочетковым в часовне возглавляемого им Свято-Филаретовского православно-христианского института (СФПХИ). В своем слове по окончании панихиды отец Георгий отметил, что часовня СФПХИ выбрана для поминальной службы не случайно: будучи одним из основателей Института, Сергей Аверинцев в этом месте «трудился во славу Божию, исполнял церковное послушание».

Вейсман -
В 1865—1866 гг. по стипендии Министерства народного просвещения стажировался в Берлине (главным образом на лекциях и в семинарах Морица Хаупта), где готовил магистерскую диссертацию о Ювенале. По возвращении поступил на службу в только что открытый Историко-филологический институт в Петербурге, директором которого был его учитель И. Б. Штейнман.

Успенский -
На путях к единству?
Примечания Мейендорф, Шмеман, Флоровский, Булгаков, Лосский.
7. Савва : Ответ на 5., электрик:
2014-10-05 в 23:45

Статья не о том. А о чем?



Есть версия?
6. РодЕлена : Re: О феномене бумажной иконы
2014-10-05 в 22:45

Да, репродукции мироточат и даже кровоточат. Это, конечно, невыгодно иконописному бизнесу, но это так.
5. электрик : Re: О феномене бумажной иконы
2014-10-05 в 19:12

Это вопрос отношения к святыне. Если есть благоговение - оно есть и к бумажной иконе,то есть к Первообразу. Статья не о том. А о чем?
4. Фёдор : Re: О феномене бумажной иконы
2014-10-05 в 18:22

БУМАЖНЫЕ ИКОНЫ МИРОТОЧАТ!!!! - Значит для Бога это НАСТОЯЩИЕ ИКОНЫ!!!!
Надо быть СЛЕПЫМ, чтобы это не замечать!!!
3. Савва : горе от ума
2014-10-05 в 01:31

Икона в переводе с греческого - не только изображение, образ, но и подобие. А слово образ и подобие характерные признаки. Нет никакого криминала в слове копия.

Совсем не хочется комментировать. Дам пример, да заградятся уста на погибель свою дерзающие суесловить. Вторгающиеся в пределы действия Благодати, своим умишком, вторгаются в пределы Действия Духа Святаго, со всеми вытекающими из этого последствиями.

В 2003 году я фотографировал 3 кровоточащие Иконы в подмосковном г.Клин. Напечатанные фотографические копии замироточили, и закровоточили в тех же местах что и первообразы, т.е. сфотографированные Иконы. В 2004 году по случаю прибытия кровоточивой Иконы Спасителя из Оренбургской Епархии напечатано в типографии литографии на офсетной бумаге, которые были (малая часть) приложены к первообразу. Одна из этих копий закровоточила дублируя первообраз. В 2003 году в Церковной лавке был приобретен крест деревянный с наклеенным изображением (метод шелкографии) Распятия Иисуса Христа. В 2004 году Крест замироточил, а на Изнесение Честных Древ кровь пошла из мест где были раны у Самого Господа, буквально - из под тернового венца, из ребра, в местах пригвождения.

Из 3 клинских Икон-копий выбрали одну, к ней присоединили копию Оренбургской, и Распятие и с благословения Правящего Тираспольского Юстиниана отданы на исследование в Главный Экспертно-Криминалистический Центр МВД России.

Результаты - кровь настоящая, человеческая, резус, группа, генотип крови и полная цепочка ДНК.

Своеобразное иконоборчество под маской благочестия. Ничто не ново под луной.
2. Иоанна : автору
2014-10-04 в 23:57

Спаси Бог, Виктор Семенович, за ответ профессионала на волнующий многих вопрос. Прекрасная статья. Поклон Вам из солнечной Софии!
1. з : Re: О феномене бумажной иконы
2014-10-04 в 16:09

Икона позволяет нам иметь перед глазами образ Тех, к кому мы обращаемся.
При чем здесь хор? Ведь церковное пение - не музыкальная пауза, а молитва.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме