Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Пение концертов не должно быть допускаемо в православных храмах

Виктор  Аскоченский, Русская народная линия

Консервативная классика
Проблемы церковной жизни / 09.04.2014


 

 

 В. Е. Маковский. Придворные певчие. 1870.

Ниже мы впервые переиздаем одну из статей русского православного мыслителя, церковного историка, публициста, писателя, журналиста, издателя, поэта, искусствоведа, церковного композитора и дирижера  В.И.Аскоченского (1813-1879).

Публикацию (приближенную к современной орфографии) специально для Русской Народной Линии (по изданию: Аскоченский В.И. [Без подп.] Заметки любителя церковного пения // Домашняя беседа для народного чтения.- 1864.- Вып. 47.- С.950-952) подготовил профессор А. Д. Каплин.

Название и примечания в квадратных скобках  - составителя.

+   +   +

Заметки любителя церковного пения

Нельзя и сказать, как неприятен показался мне когда-то указ 1826 года, воспрещающий пение концертов в храме Божием! Мне думалось в ту пору, что им положительно нарушается торжественность и благолепие церковного богослужения, а наши певческие хоры низводятся на степень простых певцов, обязанных строго держаться обиходной буквы и не позволять себе свободного излияния религиозных чувств. Мысль эта путешествовала со мною по всей России, и я без ума был рад, когда встречал хоры, которые, вопреки указу, распевали во время литургий, вместо причастных, сантиментальные концерты Бортнянского[1]   или крикливые оперетки Дехтярева [2]   или наконец композиции Львова со всеми аксессуарами театральной вокализации. Много нужно было времени, чтоб отрезвиться от такого странного опьянения; далеко глубже надо было вникнуть в характер единственно потребного Церкви православной пения, чтобы понять свое жалкое заблуждение и убедиться, что неприятно подействовавший на меня указ был плодом того глубоко прочувствованного правила, чтопети Богу нужно разумно.

Более десяти лет не слышал я в церкви концертов, и убеждение, что так оно и должно быть укрепилось во мне тверже и глубже. Не доставало еще одного доказательства, как пишется в старинных логиках, - ababsurdo. Представилось и такое доказательство: в день Покрова Пресвятыя Богородицы, в одной из столичных церквей, сборный хор, вместо причастна, запел концерт Бортнянского: Восхвалю имя Бога моего. С детства знакомые звуки приятно защекотали мое ухо, шевельнулось даже в груди какое-то ласкающее чувство, при исполнении первого мелодического отдела этой прекрасной композиции; но когда хор хватил: и возвеличу Его во хвалении,- очарование исчезло, и я с негодованием ушел в алтарь, чтоб быть подальше от этого рева басов, крика теноров и альтов и визготни дискантов. Несоответственность пения тому, что в эти великие минуты совершалось во святая святых; неуместное развлечение, предложенное певцами благочестивым прихожанам; не-русская мелодия, святотатственно внесенная в храм Божий- все это легло на душу мою самою неприятною изгарью, и думы, одна другой раздражительнее, волновали меня до тех пор, пока отдернулась церковная завеса и прекратился гомон разыгравшегося хора.

Нет, теперь еще более убедился я, что пение концертов, какого бы они ни были достоинства, не может и не должно быть допускаемо в православных храмах. Они не собирают в себя внимательного слушателя, а рассеивают его; они не возвышают молитвенного чувства, а парализуют, оземленяют, убивают его,- и не будь после этого строгого возглашения диакона: со страхом Божиим и верою приступите, - человек вышел бы из церкви, как из филармонической залы, если еще не хуже того...

Более чем странною кажется мне после этого статья: О влиянии юго-западных церковных братств на церковное пение в России, помещенная в «Православном Собеседнике» за текущий год, в сентябрьской книжке. Автор, как заметно, хорошо изучил дело, но как сторонник вычурного пения, занесенного к  нам с запада, он во что бы то ни стало хочет доказать, что наша церковная музыка с того только времени получила свое изящество, когда «гармонический строй открыл простор для свободного полета южнорусской мелодии». Он вне себя от удовольствия, это «сами музыкальные учители южно-руссов, латиняне, слушая их пение, приходили в благоговейный восторг, и торжественно признавались, что у греков гораздо святее и превосходнее чествуется Бог нежели даже у римлян». Странно, как это автору не пришла в эту пору на память басенка Крылова: «Кукушка и петух». Он тотчас понял бы тогда,

За что так, не боясь греха,

Кукушка хвалит петуха:

За то, что хвалит он кукушку.

Почтенный любитель итальянского пения до того наконец зарапортовался, что всех, не соглашающихся с его мнением, пожаловал в раскольники. Опровергнуть его доводы стоило бы не большего труда, но я на этот раз не пишу диссертации, а напомню им же самим приведенные слова препод. Максима Исповедника: «сладость божественных песнопений служит образом сладости божественных благ, возбуждающей душу к чистой и блаженной любви к Богу и внушающей сильнейшее отвращение ко греху». От того-то никак нельзя согласиться с автором, что лишь бы было истинное понимание пения, лишь бы не услаждало оно одного внешнего слуха, а то будь, изволите видеть, оно одноголосное или многогласное, демественное или итальянское,- различия в существе дела никакого не будет». Нет, почтенный муж, с таким убеждением немудрено, вместо храма Божия, забежать и в оперу, так как и оперное пение не услаждает одного внешнего слуха,- но возбуждает ли оно душу к чистой и блаженной любви к Богу, внушает ли сильнейшее отвращение к греху,- это еще вопрос. Согласитесь, что композиции Рачинских, Березовских, Галуппи[3], Сартиев, Дехтеревых и даже Бортнянских и Львовых не далеко ушли от сочинений Беллини, Мейербееров, Верди, но крайней мере, по характеру своему, и, следовательно, приписывать им силу, вдохновляющую чистейшие помыслы, у чересчур уж решительно и отважно.

+   +   +

Августа...дня 186...года.

Не то, так другое. Сегодня на всенощной, сначала до конца, дразнил меня какой-то бас, находившийся, как заметно, в подпитии. Во время ектении, он, после каждого Господи помилуй, тянул нижнюю октаву ровно до следующего возглашения диакона. Хорошо, еще, что и диакон-то непозволительно торопился, выговаривая ектению в продолжение пения хора, так что предстоящие могли слышать только окончания его возглашения, и сами догадываться, о чем следует молиться, а то я и не знаю, что делал бы безобразник-октавист.

Все, серьезно составленные хоры, непременно имеют одного или двух басов, имеющих на своей ответственности нижнюю октаву. В известных местах хорового пения эти голоса, действительно, производят эффект и способствуют полноте гармонии, но только тогда, когда они не своевольничают и не обращают рычанья в собственную потеху и в удовольствие ротозеев.

По моему, дирижеры хоров должны строго смотреть за этим и не позволять октавистам тянуть свою ноту долго по окончании пения целым хором. Это всякий раз напоминает мне ту гоголевскую дудку, которая в шарманке Ноздрева никак не хотела уняться и продолжала выть, независимо от своих товарищей. А согласитесь, что представление подобного рода сравнений весьма неприлично в храме Божием, и тот, кто наводит на него, грешит и за себя и за других.

А вот и еще в высшей степени неприятная вещь, - это неправильное произношение слов певцами. В петербургском почтамтском хоре есть какой-то бас самого терзательного свойства и, к удивлению, составляющий, как видно, замечательную единицу. Бог бы с ним, если б он пел, как мать-природа его одарила, - но невыносимо слышать, когда он коверкает слова, и вместо, например: Тебе поем, Тебе благословим, произносит: «тебе пеем, тебе блегеслевем». До сих пор мерещится мне, как он в известном задостойнике Турчанинова: Рождество твое нетленно явися, хватил: Бег из беке твеею», - я не мог долее оставаться в церкви и ушел, от души негодуя на безобразника-певца. Чего регент-то смотрит? думал я. Или у него вместо уха одни только уши!..

Примечания

[1]  Бортнянский Дмитрий Степанович(1751-1825) - композитор, один из основателей классической российской музыкальной традиции. Воспитанник, а затем управляющий Придворной певческой капеллой в С.-Петербурге.

[2]  Дегтярев (Дехтерев) Степан Аникиевич (1766-1813) - композитор.

[3]  Галуппи (Galuppi) Бальдассаре (1706 -1786) - итальянский композитор. В 1765-1768, в период царствования Екатерины II, Галуппи был приглашен работать придворным капельмейстером и сочинителем музыки в Петербурге. Галуппи стал первым иностранцем, написавшим музыку на текст православного богослужения, и ввёл в него неизвестную ранее форму «концерта». За время службы в России композитор написал несколько кантат, духовных концертов и серенад.

 

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. Александр Бутов : автор комм №2: "Дух церковности покинул православный клирос."
2014-04-12 в 00:22

Есть такая замечательная святотеческая мудрость, проверенная тысячелетним опытом: что мы замечаем в других, то есть и в нас.
Да к тому же, любая (публичная-непубличная, мягкая-жесткая и пр.) критика священноначалия со стороны мiрянина неминуемо скажется, как минимум, на этом мiрянине, а то и на его окружении, если он/она не покается.
Как сказал один батюшка (http://goo.gl/OJCq5h): "Пост прошел из рук вон плохо!"
2. Рогов : Re: Пение концертов не должно быть допускаемо в православных храмах
2014-04-09 в 23:43

К сожалению, обсуждение данного вопроса на РНЛ реальной пользы не принесёт. Как не принёс пользы указ 1826 года. Указ связан с ревностной деятельностью свт. Филарета Московского по очищению церковного пения от мирских пошлостей. И что? Всё то, с чем святитель и синод боролись ныне звучит на патриарших службах. Дух церковности покинул православный клирос. Регенты уже не руководствуются этим самым духом. Главный критерий - вкусовщина. В церкви отсутствует певческая цензура, ведь если восстановить критический подход к формированию певческого репертуара, начинать придётся с себя. Расстаться с театральностью современного православного богослужения священноначалие не захочет. А наш голос услышан не будет. Священноначалие вообще не замечает существующей проблемы, робкие голоса заинтересованных мирян и священнослужителей тонут в общем потоке. Гораздо больше внимания теперь уделяется обязательному служению пассии, ничего не имеющей общего с постной триодью.
1. Владимир Успенский : Re: Пение концертов не должно быть допускаемо в православных храмах
2014-04-09 в 19:52

Высказывание В.И Аскоченского за 1864 год написано как будто бы сегодня. Проблема особой выразительности церковного пения,
его молитвенности и строгого соответствия пения тому, что совершается во святая святых, эта проблема весьма актуальна и сегодня. Острая нехватка квалифицированных певчих, регентов, разностильность в подборке служебного репертуара, несоблюдение порой даже формальных требований к церковному пению - это лишь малая часть проблем нынешнего клироса. Увеличение количества действующих храмов требует и большего числа подготовленных певчих, регентов. На уровне местных епархий с их малыми возможностями проблема эта не решается. Узким местом в певческой практике является проблема СЛЕДОВАНИЯ ОПРЕДЕЛЁННОЙ СТИЛИСТИКЕ ИЛИ ТРАДИЦИИ в отборе певческого материала, для чего должно регенту очень хорошо знать и историю церковного пения, и местные традиции, и многое другое...Тема качества церковного пения, поднятая на РНЛ не случайна, и надеюсь получит своё развитие и продолжение.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме