Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Удушающая изгарь» о Г.С. Сковороде

Виктор  Аскоченский, Русская народная линия

Консервативная классика / 09.11.2013


С одной стороны обмолвка, а с другой недомолвка …

 Ко дню памяти странствующего философа, поэта, баснописца Григория Саввича Сковороды (22 ноября/3 декабря) 1722 - 29 октября/9 ноября 1794) мы впервые переиздаём статью о нем русского православного мыслителя, церковного историка, публициста, писателя, журналиста, издателя, поэта, искусствоведа, церковного композитора и дирижера В.И. Аскоченского (1813-1879).

Публикацию (приближенную к современной орфографии) специально для Русской Народной Линии (Печатается по единственному изданию: Аскоченский В.И. [Без подп.] С одной стороны обмолвка, а с другой недомолвка // Домашняя беседа для народного чтения.- 1863.- Вып. 3.- С.75-76) подготовил профессор А. Д. Каплин. Название и примечание - составителя. Постраничная сноска заменена концевой.

+ + +

 

 

С истинным наслаждением читали мы в «Основе» [1] биографию нашего украинского философа Григория Савича Сковороды, еще прежде довольно ознакомившись с подробностями его страннической жизни и характером миссионерской его деятельности. Недовольный педантизмом своих современников и упорно отстранявший себя во всю жизнь свою от представителей тогдашней учености, Сковорода явился у нас, на Руси, тем, чем были на Западе Бёмы, Гельмонты, Пордечи, Сведенборги, и другие мыслители, известные под именем феософов. Собственно говоря, мы видим на Сковороде поразительный образчик того, к чему может привести самого глубокомысленного испытателя таин природы намеренное уклонение от учения Церкви и своенравное убеждение в непогрешимости своих философских выводов. Нас неоднократно поражала эта непроглядная тьма умствований Сковороды, облегавших черною тучею его впечатлительную душу; болезненно сжималось сердце, когда мы видели этот самородный ум влающимся всяким ветром учения, без твердой основы, без определенной цели, вдруг ярко озаряющий и верхнее и дольнее, и в то же мгновение погружающийся в густой мрак, - с признаками раздражительного самолюбия и тайного поклонения самому себе, которое просвечивалось даже сквозь красно-подобранные слова о смирении. «Мир меня ловил, но не поймал»,- эта эпитафия, сочиненная Сковородою себе самому, всегда возбуждала в нас неприятное чувство какою-то резко выдающейся нотой, в роде той, какою попотчивала Чичикова ноздревская шарманка.

Но ни с чем нельзя сравнить того неприятного чувства, которое произвело в нас известие, сообщенное жизнеописателем Сковороды Коваленским о том, что будто бы «он перед смертию отказался было совершить некоторые обряды, положенные Церковию, и что потом, представляя себе совесть слабых, исполнил все по уставу» [i]. Спрашиваем, не Коваленского, которого давно уже нет на свете, а автора биографии г. Ореста Халявского и главное - редакцию «Основы», - что это за обряды, положенные Церковию, для напутствования умирающих? Елеосвящение что ли? Или, может быть, принесение покаяния и причащение Телу и Крови Господней? Но разве это обряды только, а не действительные и не вседействующие таинства? Опять, - если Сковорода и в самом деле отказывался, перед своею кончиною, исполнить долг православного христианина, и если исполнил его потом для того только, чтоб не смутить «совести слабых», - то разве это служит к чести его? Разве биограф не бросил самую мрачную тень на уважаемую личность нашего народного мыслителя? Нет, как угодно, а, не имея задней мысли, мы не поместили бы этого факта, если бы он имел даже историческую достоверность. По нашему так: передавая такое или другое извещение о более замечательной личности, непременно надо иметь ввиду, - какое действие произведет оно на читателя и, главное, не бросит ли какой-либо тени на тот или другой предмет, к которому по своему относилась выставляемая личность. Удерживаясь от осуждения Сковороды, мы не можем не упрекнуть г. Халявского и редакцию «Основы», за то, что они не выбросили из биографии украинского философа эту удушающую изгарь.

Примечание

[1] Халявский Орест [псевд. Г. Данилевского]. Сковорода, украинский писатель XVIII века // Основа.- 1862.- Август.- С. 1-39; Сентябрь-октябрь.- С. 39-86.



[i] Основа. 1862 г. Сентябрь, стр. 61.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме