Памяти Николая Ивановича Греча

Ниже ко дню памяти  издателя, публициста, писателя, филолога Н.И. Греча (3 (16) августа 1787 - 12 (25) января 1867) мы впервые переиздаём письмо русского православного мыслителя, церковного историка, публициста, писателя, журналиста, издателя, поэта, музыковеда В.И. Аскоченского (1813-1879).

Публикацию (приближенную к современной орфографии) специально для Русской Народной Линии (по изданию: Аскоченский В.И. [без подп.] Погребение Николая Ивановича Греча. (Из письма к брату). // Домашняя беседа.- 1867.- Вып. 5.- С.171-172)  подготовил профессор А. Д. Каплин. Общее название дано составителем. Постраничные авторские сноски заменены концевыми.

+   +   +

Погребение Николая Ивановича Греча

Из письма к брату

Помнишь ли ты «Учебную книгу Российской словесности», которая служила для нас самым высшим и недосягаемого совершенства руководством, при изучении истории и теории того языка, который теперь у нынешних писателей представляет по большой части вавилонскую смесь?[i] Не знаю, как ты, а я всегда вспоминаю с глубокою благодарностию, и как глаз свой берегу ту самую книгу, которая познакомила меня со всеми родами нашей литературы, с Ломоносовым, Державиным, Карамзиным, Озеровым, Капнистом, Крыловым, Дмитриевым, Измайловым и с другими многочисленными и приснопамятными деятелями русского слова, ныне так легкомысленно осмеиваемыми неблагодарным потомством... Помнишь ли, в каком величии представлялся нам автор этой книги, так честно и добросовестно изучивший всю тогдашнюю литературу? Имя Греча было для нас символом тех познаний, к которым неутомимо стремились мы, незамечаемые никем воспитанники старых семинарий. И этого-то Греча судил мне Бог узнать близко, встретить в нем непритворное, искреннее участие к моему убогому деланию и слышать благодарность за радение языку русскому. К сожалению, кабинетные занятия мои не дали мне возможность часто видеться с ним; но и те не многие часы, которыми дарил он меня, останутся навсегда в благодарной моей памяти...

Наконец, этот Нестор нашей литературы кончил земное свое странствование. 12-го января, в 5  ¼ часов по полуночи, он почил от трудов и неприятностей последних дней своей многолетней жизни [ii]. Грех было бы не отдать последнего долга честному труженику русской науки, не сказав ему христианского «прости», в надежде жизни будущей,- и я (17 числа) поспешил отправиться в Петропавловскую церковь, где стоял прах его, в ожидании последнего путешествия к могиле. В числе лиц посетителей я увидел много лиц почетнейших, но, к удивлению, почти никто из литераторов, учившихся по его грамматике, и, как видно, не научившихся благодарности. Времени, до начала обряда погребения, оставалось еще довольно, и я незаметно погрузился в думы болезненно-грустные и печальные. Не то сжимало сердце мое скорбию, что предо мною стоял гроб искренне любимого и уважаемого человека: умереть надобно же когда-нибудь, а жизнь его перешла уже тот предел, за которым начинается труд и болезнь; не мысль о бренности и суете земной жизни человека занимала меня в эту минуту, а то, что Николай Иванович, сослуживший службу русскому, православному народу, и, без сомнения, почитаемый от него принадлежащим к нашей Церкви, принесен в лютеранскую кирху, и что не возгласят над ним наше до глубины души трогающее со святыми упокой, наше торжественное вечная память, что не соберется вокруг гроба его сонм пастырей Церкви и не запоет: покой, Господи, душу усопшаго раба Твоего. Вот что смущало меня и наполняло сердце мое скорбию! Ведь он - наш, славянин, чех по происхождению, и православный по вере своих предков: как же это могло случиться, что он оставил то стадо, к которому принадлежал, тот крест, которым осеняли себя его деды, ту Церковь, веяние которой слышится еще в имени и отчестве его? И пробудились во мне исторические воспоминания о той борьбе, какую испытала древле-православная Чехия с католицизмом, и которая стоила Гусу жизни на костре, - и понятно стало мне отпадение сынов Православия в лютеранизм, заслонивший собою в то время Церковь восточную, безсильно протягивавшую посинелые от оков руки свои к отрываемым от неё детям... Не раз говорил я об этом с покойным Николаем Ивановичем: но, сознавая всю справедливость слов моих, он упорно стоял на своем, и уверял, что ему поздно уже оставлять исповедание, в котором родился. Странное заблуждение не его одного, а многих и многих подобных ему! Как будто для поворота с кривого пути на прямой может быть только одна минута в жизни! Как будто  ошибка, которую мы разделяем, может оправдываться тем, что она сделана не нами и притом давно!...

И повезли нашего Николая Ивановича на Волково кладбище, где положат его и где будет лежать он до той минуты, когда труда архангела возбудит всех нас, лежащих в земле, и повелит явиться на страшный суд...

Есть сказание, что некоему благочестивому человеку, посещавшему безразлично все иноверческие церкви, явился ангел и предложил такой вопрос: «по какому обряду ты желал бы быть погребенным? - По восточному, отвечал он.- Ну, так помни же это, - сказал ангел и скрылся от него. В сем сказаньи тайна скрыта; впрочем и тебе, и мне, и всякому православному христианину она понятна.

   



[i] Много раз разсуждали мы об этом с покойным Николаем Ивановичем. Особенно возмущало его неправильное употребление глаголов стать и встать, сплошь и рядом встречающееся в наших газетах и журналах: «он встал на колени; он встал на якорь; он встал около меня» и проч. Ну, есть ли в этом логический смысл? Стать и встать - две вещи совершенно розные. Чтобы стать, надо сначала идти и остановиться; а чтобы встать, надобно прежде лечь или сесть. Так, кажется? Вообще, редкие, весьма редкие из наших борзописцев знают твердо русскую грамоту.

[ii]  Николай Иванович скончался на 81 году от рождения.

 

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Виктор Аскоченский:
«Незаб­венный Петр Могила...»
Ко дню памяти святителя († 31 декабря 1646/13 января 1647). Статья 5
16.01.2019
«Незаб­венный Петр Могила...»
Ко дню памяти святителя († 31 декабря 1646/13 января 1647). Статья 4
15.01.2019
«Незаб­венный Петр Могила...»
Ко дню памяти святителя († 31 декабря 1646/13 января 1647). Статья 3
14.01.2019
«Незаб­венный Петр Могила...»
Ко дню памяти святителя († 31 декабря 1646/13 января 1647). Статья 2
13.01.2019
«Незаб­венный Петр Могила...»
Ко дню памяти святителя († 31 декабря 1646/13 января 1647). Статья 1
11.01.2019
Все статьи автора
"Консервативная классика"
«Церковь одна»
А.С. Хомяков и Н.В. Гоголь о единстве Церкви
04.07.2019
Каков идеал политической жизни России?
К 200-летию со дня рождения выдающегося русского мыслителя, общественного деятеля, славянофила Юрия Фёдоровича Самарина
04.05.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.09.1841 - 18[5].03.1919). Часть 3
18.03.2019
Все статьи темы